Муса Джалиль В дни испытаний. 2 часть
sagitfaizov
Публикуется 2-я часть очерка Мусы Джалиля «В дни испытаний», увидевшего свет 18 и 20 апреля, 1-я и 2-я части, 1933 г. на страницах общесоюзной татарской газеты «Коммунист», издававшейся в Москве. Очерк был написан в селе Верхазовка (Илмин) Дергачевского района Нижне-Волжского края, куда молодой сотрудник газеты М. Джалиль был направлен во главе выездной редакции многотиражки, издававшейся для колхозников четырех татарских (мишерских) сел и выходцев из этих сел, живущих в других местах в районе. До сих пор этот очерк не переиздавался (в таком состоянии находится почти вся газетная публицистика поэта) и остается, по существу, неизвестным. Но он очень важен для понимания личностных и творческих характеристик Джалиля, так как в нем – неизвестный Джалиль.

Транслитерация с латинско-татарского алфавита, перевод, комментарии и примечания Сагита Фаизова.


Муса Джалиль

В дни испытаний






Вор, враг колхоза
В колхозном амбаре лежит колхозное семенное зерно. Эти семена через 3 месяца без сомнения превратятся в большое колхозное богатство. Поэтому колхозники его по очереди днем и ночью охраняют.
Однажды колхозника А. (в газете фамилия указана в полной форме) поставили в караул. В его руке ружье. Он караулит семенное зерно.
Среди ночи кто-то осторожно, остерегаясь, подходит к двери амбара. Караульный А. В страхе отступает назад.
Что такое?
Просверлили пол амбара. К дырочке приставили мешок. Из дырочки потихонечку зерно в мешок сыплется*.
Кто это сделал?
Это караульный колхозник А. сделал. Завхоз, поймавший вора на месте, задает ему вопрос:

- Зачем ты это сделал?
- Завтра ает (праздник рамадан. - С.Ф.), “ради аета” для детей взял.





“Ради аета” колхозник ворует семена. Чьи семена он ворует? Не колхозные ли семена, не колхозников ли семена, не свои ли семена ворует? Он сегодня “ради аета” через дырочку один мешок возьмет. Не узнали, значит завтра еще один мешок возьмет.
Колхозники же, поверив в него, посчитав за своего, за товарища, дали ему ружье и целый амбар с семенами ему доверили. Но “колхозник” А. “ради аета” эти семена ворует. Простят ли колхозники этого человека “ради аета”.  Возможно ли, чтобы простили. Если каждое посеянное зерно работает на укрепление социализма, его рост, на подъем и движение вперед придавленных колхозников, а не посеянное ослабляет победу, – могут ли колхозники снисходительно смотреть на таких воров?**  
Эти воры, сверляшие пол амбара, не справляют ли они новые праздники на стороне классового врага?
Не только из амбара, но и при перевозке воруют. В одной поездке из одной загрузки 38 килограммов, из другой 27 килограммов не хватило. В 6 и 5 бригадах не хватило 8 и 11 килограммов, в 1-й бригаде глава обоза в одной из поездок был пойман с 8 с половиной килограммами. Так с килограммами, а затем и с центнерами эти воры работают.

В прошлом году сколько было тех, кто воровал снопы, и они в сокращении доходов колхоза сыграли такую же вредительскую роль, как и “холодные ноги”.

Нет места лентяям
Х. А. (в газете фамилия и имя указаны в полной форме)*** из 3-й бригады постоянно не выполняет порученную ему работу. То и дело уклоняется. «Нечего есть», - говорит. А в прошлом году в самую горячую пору ходил без всякого дела, трудодней у него вышло совсем мало****. В этом году его назначили на орошение. Но он и от орошения уклонился. В конце концов, недавно, самовольно ушел в совхоз, колхоз бросил.
В 4-й бригаде Б.М. (в газете фамилия и имя указаны в полной форме) так же отворачивается от всякой работы, ходит положив хвост на хребет (последние слова переведены здесь с буквальной точностью. – С.Ф.; Джалиль уподобляет персону быку, способному поднимать хвост). Только с одной работой, поручаемой бригадиром, он соглашается. С поездками за семенами. Видимо, если в карман там не течет, то по капельке капает.
Таких сейчас немного. Но они вредители, приземлившиеся на колхозный урожай, по мере увеличения их числа дыхание колхоза затрудняется.
Если тех лентяев, на кого можно показать пальцем, немного, то опаздывающих на работу или сильно задерживающихся немало.
5 апреля 2-я бригада впервые вышла на сверхранний сев. Поскольку другие бригады в этот день не сеяли, из них тоже должны были люди подойти. Рассчитывали собрать 45 человек, чтобы засеять 141 га.  Однако ожидания не оправдались. Из 45 на восходе солнца на работу вышли только десять. Еще двое подошли часам к 9. Затем в 11-12 часов подошли еще 8 человек. В общем, собираясь кое-как, по одному, работали 20 человек, не засеяли и половины запланированного. Так обстоит дело с дисциплиной.

Колхозная же!
О колхозной скотине:
- Это наша скотина, общая сила, наши товарищи! – думающих так колхозников очень много. На собрании эти слова говорили от чистого сердца.
Однако есть и такие, которые ведут себя противоположно этим словам.
Вот колхозник 4-й бригады возвращается в колхоз с двумя верблюдами в упряжке. Верблюд, идущий позади, отвязывается и остается на дороге. Колхозник 10-15 километров проехал, ничего не заметив. Лишь, когда домой вернулся, заметили пропажу верблюда, на лошадях за ним поехали, вернули.
В стенной газете 3-й бригады известие:
“Пастух Батраев очень плохо воспринимает скотину.  Верблюд у нас один есть, давно болеет. Батраев даже не смотрел в его сторону. А не так давно сел на больного верблюда и поехал к фельдшеру”.
Есть в колхозе такие, кто приводит коня к хромоте, верблюду ногу ломает (2 и 4 бригады).
28 марта на смотре нашли, что сеялка 2-й бригады в плохом состоянии. Лед и снег налипли на его ящики.
Вот такие картинки:
- Колхозная же!.. – и смотрят сквозь пальцы, - картинки эти о нанесении ущерба колхозному имуществу. Это один из моментов, ослабивших колхоз.

Должен быть хороший хозяин, должно быть хорошее руководство
Одна из основных причин того, что колхоз “Кызыл маяк” прошлый хозяйственный год провел тяжело – мягкотелость колхозного руководства, неспособность партийной ячейки обеспечить руководство по-большевистски. Частая смена руководства в последние годы. В прошлом году руководство организацией труда, борьбой против ослабления колхоза, хозяйством оказалось плохим. Добавим к приведенным выше фактам следующие:

Продукция колхоза, размещенная там-сям, портилась и в конечном итоге рассеялась. Таким образом 320 центнеров продукции пропало.
117 кобыл колхоза остались в прошлом году без случки. А отчиталось правление о 100% выполнении случки (на самом деле было 15 процентов).
Нет борьбы с забоем коров. Среди самих членов правления есть такие, кто зарезал корову. Не видно мер против тех, кто спекулирует мясом забитых коров (покупает корову, забивает, продает, еще покупает).
Есть такие факты, что правление предоставляет лошадь тем, кто, купив корову, забивает ее и продает подороже на стороне и или покупает на стороне корову для забоя и продажи.
Никаких мер не было в прошлом году против тех, кто своевольно уходил на заработки*****. Вернувшись они включались в работу.
Никаких наказаний - на основе решений государства о прогулах - не было против тех, кто нарушал производственную дисциплину.

С воровством борьба идет. Однако если с 8 и 11 кило отправляют в милицию, как положено, то по 27 и 37 килограммам не проверяли, за них никто не ответил.
Представители партийная ячейки в бригадах, со своей стороны, не исполняют роли руководителей-организаторов. Например, когда 2-я бригада впервые вышла на сверхраннюю посевную, представитель партии вообще не появился на работе.
В этот день сверхранняя посевная была на грани остановки. Из 45 вышли 20 человек. Большинство опоздало. Семена вовремя не подвозили. Прошли одну полосу, а потом сидели, ждали, когда подвезут. Пока сидели, можно было, самое малое, засеять 7-8 гектаров. Этот случай сократил работу на 30 процентов. Если работу по-большевистски жестко не контролировать, такой результат и будет.

Решения государства - оружие в работе
Таким образом, приведенные выше факты показали, что в хромоте колхоза «Кызыл маяк» виноваты не объективные обстоятельства, а внутренние причины. На последнем собрании «кызылмаяковцев» все колхозники продемонстрировали полное согласие с решениями правительства и удовлетворение.
Решения правительства дают в руки колхозников великое оружие.

Вот нам об отходничестве: «Обязать правления колхозов исключать из колхозов тех колхозников, которые самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами, бросают свое колхозное хозяйство, и лишать права на колхозные доходы тех летунов - колхозников, которые к севу самовольно уходят из колхоза, а потом к уборке и молотьбе возвращаются в колхозы, чтобы расхищать колхозное добро»******.
Вот вам о борьбе с прогулами: «…Если колхозник уклоняется от выхода на работу, в первом случае налагается штраф в размере 5 рабочих дней, а если и второй на работу не выйдет, то исключить из колхоза».

Вот вам о сохранении колхозного добра: «Считать колхозное имущество священным и неприкосновенным». «Покушающихся на колхозную собственность лишать свободы на срок от 5 до 10 лет, а в случае злого умысла - расстрелять». *******

Вот эти решения помогут искоренить всё, что препятствовало росту и укреплению колхоза. Они – самое сильное оружие в руках колхозника.
Приведенные выше факты показывают, что несмотря на безграничность и обширность хозяйства, потенциала и природных условий весну встречали в безрадостном виде из-за неумения поставить руководство и хозяйствование по-большевистски.
Колхозники и сами это хорошо понимают. Они на собрании говорят о возможности подъема всего дела и внесения в него новых красок при условии концентрации сил на основе решений государства.

Обновленное недавно колхозное руководство с большой энергией взялось за организацию социалистического соревнования, и хотя готовность к весне была плохой, вышли теперь на посевную в большом единении и с большей силой.  Колхозники с энтузиазмом отдаются работе. Поэтому сверхсрочную посевную закончили в сравнении с прошлым годом на 25 дней раньше. Сейчас посев семян расширяется в горячем темпе.
Есть такие ударники как Абузяров Махмут, Алимов Халим,Митяев Тагир, Мараева Карима, давно уже хорошо работающие, получающие подарки. Они сейчас расширяют социалистическое соревнование, число таких колхозников изо дня в день растет.
“Кызыл маяк” перед великим испытанием. Есть все необходимые условия для того, чтобы “Кызыл маяк” стал рентабельным (доходным), крепким колхозом по организованности и хозяйствованию, и зажиточной жизни крестьян. Нужно только лишь по-большевистски хозяйствовать, без лени, с жизнеутверждающим настроением работать, работать.

Для этого нужно крепко помнить нижеследующие слова нашего вождя товарища Сталина.

“Стало быть, у вас есть все для того, чтобы развернуть колхозное строительство и добиться полного освобождения от старых пут. От вас требуется только одно – трудиться честно, делить колхозные доходы по труду, беречь колхозное добро, беречь тракторы и машины, установить хороший уход за конем, выполнять задания вашего рабоче-крестьянского государства, укреплять колхозы и вышибать вон из колхозов пробравшихся туда кулаков и подкулачников»********.


Примечания и сноски.

*История с похищением зерна посредством сверления отверстия в полу амбара сохраняется и сейчас в исторической памяти Верхазовки-Илмина. Устная, слышанная мной история подсказывает, что амбар находился в здании действующей сегодня и действовавшей в первые десятилетия XX века мечети. Укажи Джалиль, где находился амбар, и в его рассказ вошла бы особенная коллизия, очень важная и для тех, кто читал его тогда, и для тех кто моделирует то время в основных и второстепенных его чертах.
**Невозможно понять и почувствовать эти слова автора, забыв или проигнорировав важнейшую составляющую советской реальности апреля 1933 г. – голод 1932-1933 гг., который наиболее сильно проявился в Украине и на Северном Кавказе, но Поволжье тоже находилось в зоне голода.  См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Голод_в_СССР_(1932—1933)
***Речь идет о человеке из авторитетного в Верхазовке рода, все члены этого рода работящие;  вероятно, Х. А. отец или дед моего товарища в Орошаемовской школе (в совхозе Алтатинский), ныне пенсионера, очень симпатичного человека. Н.А. Ивницкий о том, какие доходы были у крестьян в начале 1930-х годов и почему они не хотели работать: "Кроме резкого дисбаланса закупочных цен и цен, по которым государство снабжало крестьян, существовал огромный разрыв между заготовительными и рыночными ценами. Государство «брало» хлеб по 80 коп. за пуд, т.е. около 5 коп. за кг, в это же время на рынке он стоил от 1 до 6 руб. Весной же 1930 г. его цена за пуд повысилась до 8–12 руб., 15–17 руб. Директивные хлебозаготовительные цены на 1931 г. составили 5–12 руб. за центнер, или 5–12 коп. за кг. При незначительном повышении государственных закупочных цен цены рынка росли с молниеносной быстротой, особенно в наиболее голодные 1932 и 1933 годы. Осенью 1930 г. на рынках Средней Волги пуд хлеба стоил 18–20 руб., летом 1932 г. в Удмуртии его цена возросла до 70–80 руб. В 1933 г. в Москве 1 кг муки стоил 17 руб. Низкие заготовительные цены, невысокие нормы отоваривания и высокие коммерческие цены на товары, которые крестьяне получали за сданную продукцию, подрывали стимулы к сельскому труду, были причиной растущего социального напряжения и срывов государственных заготовок". См.: http://www.bibliotekar.ru/golodomor/23.htm   (Ивницкий, Николай Алексеевич    
Голод 1932-1933 годов в СССР : Украина, Казахстан, Северный Кавказ, Поволжье, Центрально-Черноземная область, Западная Сибирь, Урал. Москва, 2009).
****В оригинальном тексте трудодни обозначены как “эш көне” («трудовой день»), хотя советская терминология обширно используется в очерке в русскоязычной форме. Но и в татарском варианте Джалиль использует слово “трудодень” только один раз (в русском – ни разу), хотя оно очень просилось в его рассказ о “холодных ногах” (работающих на стороне) в первой части очерка. Не использует, поскольку оно очень мешает его сюжетной версии о получении отходниками доли урожая без работы в колхозе (никакой отходник ничего получить из общественного амбара не мог, не имея трудодней, в комментариях к 1-й части очерка я отмечал, что у отходника, не имеющего трудодней, был только один способ получить долю урожая - через сговор с руководством колхоза, но такие случаи Джалиль не упоминает, как не упоминает и их вероятность).
*****Напомню, что в прошлом году закон запрещал руководству колхоза препятствовать уходу колхозника на работу в стороне под страхом уголовного преследования руководства (см. первую часть очерка, комментарии).
******Здесь Джалиль цитирует Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 17 марта 1933 года “О ПОРЯДКЕ ОТХОДНИЧЕСТВА ИЗ КОЛХОЗОВ””. В этом же документе: “Отменить Постановление ЦИК и СНК Союза ССР от 30 июня 1931 г. об отходничестве”.
*******Цитируется смягченная редакция известного, отмеченного особой жестокостью закона (указа) “о трех колосках”, второе народное название которого  “указ 7-8” (т. е. от 7 авг. 1932). В фильме “Место встречи изменить нельзя” слова вора ““указ 7-8” шьёшь, начальник?”, обращенные к Жеглову, - об этом законе. См. https://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_о_трёх_колосках.
******** Из речи Сталина на первом съезде колхозников-ударников  19 февраля 1933 г. (grachev62.narod.ru/stalin/t13/t13_39.htm).


Иллюстрации.
Казимир Малевич Скачет красная конница. 1932
By Kazimir Malevich - http://www.rusmuseum.ru/ru/exhibitions/virtual/red/135.html, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3481221
Фрагмент очерка. Фото С.Ф.

См. татарский текст очерка в моей транслитерации (с латинско-татарского алфавита) по адресу
https://ok.ru/profile/559973415668/statuses/67106001423348 (1-я часть);

https://ok.ru/profile/559973415668/statuses/67105514621940 (2-я часть).

18 июля 2017



 

Лица Верхазовки. Второе десятилетие XXI века
sagitfaizov
Лица Верхазовки. Небольшой альбом, в нем фотографии, привезенные из последней моей поездки на родину в мае нынешнего, 2017, года.




Сёстры Азизовы. Справа Тәнзилә-апа Әхмәт кызы - Танзиля Ахматовна - Айнетдинова (Азизова), слева Тәскирә-апа Әхмәт кызы - Таскиря Ахматовна - Муратова (Азизова). Тәнзилә-апа - мой первая учительница русского языка. Соответственно, я знаю ее с 1962 года. Фотосъемка 9 мая. На митинге, посвященном Дню Победы.





Ильдар Исмаил олы - Ильдар Исмаилович - Абжалимов. Его отец - мой друг детства и сосед, первый человек, показавший мне картины Левитана (в учебнике литературы), он был несколько старше меня. Старший брат Исмаила Фягим был другом моего покойного дяди Фягима. Среди моих бумаг есть газетная заметка об избрании деда Ильдара Искандера Абдуловича в депутаты Верхазовского сельского совета  в декабре 1950 г., упоминаются и другие депутаты. Снимок является результатом объединения двух фотографий: заката, снятого на дороге Дергачи - Верхазовка 8 мая, и портрета Ильдара, снятого на торжественном обеде 9 мая в Верхазовке.




Рәстәм-абый Әхәт олы Зәбиров - Рустам Ахатович Забиров - ветеран труда. Портрет его отца Ахата Зияховича Забирова можно видеть в альбоме "Лица фронтовиков Верхазовки" в ЖЖ sagitfaizov Представленный здесь снимок является визуализацией, его ландшафтная часть - Комсомольская улица села, на которой первый дом поставил мой отец - в 1959 году. Дома давно уже нет, место нашего двора на снимке обозначено высоким деревом слева от Рәстәм-абый.





Рәис-абзий Фәизов - Раис Фаизов - из большого рода верхазовских Фаизовых, ветеран труда, слева; справа - Ильдус Багапов, певец и композитор. Ильдус-эфенди поет песню "Киек казлар" - "Дикие гуси". Несколько строк из нее: "Улетают гуси в теплые края - Сбившись в свои стаи - Улетают гуси, а мы, близкие друзья,- Стосковавшись, пришли, чтобы увидеть друг друга - Летят гуси в небесах..." Снимок является визуализацией, объединяющей кадры-скриншоты телесюжета, снятого мной 9 мая на торжественном обеде. Изображение летящих гусей из https://commons.wikimedia.org%2Fwiki%2FFile%3AHeading_home_%282192745880%29.jpg%3B&st.name=text



Дамир-абзий Юсуп олы Азизов - Дамир Юсупович Азизов, ветеран труда, мой двоюродный дядя. В доме его родителей в 1933 г. жил Муса Джалиль, нынешний дом Дамира-абзий и его супруги Рәйсә-апа стоит на том же месте, где находился прежний дом Азизовых. Отец Дамира-абзий Юсуп-җизни, первый директор верхазовской государственной школы, встречал Джалиля в Дергачах в первый день приезда поэта в Дергачевский район. Мать Дамира-абзий Джамиля-абыстай, родная сестра моей бабушки Джамалии, стала прообразом Биби Джамили, героини поэмы Джалиля "Директор и солнце". Снимок сделан на колхозном мехтоке Верхазовки 10 мая.



Вәлит Искәндәр олы Ильясов - Валит Искандерович Ильясов, ветеран труда, последний директор совхоза "Алтатинский", поэт, певец, композитор. Мой двоюродный брат и друг детства. Родился и сформировался как личность в Верхазовке. Снимок (скриншот) сделан в его доме в поселке Садовка близ Орошаемово Дергачевского района 9 мая.



Роза-апа Абдулхалим кызы Рахматуллина`һәм аның олы Раиф Рәшит олы Рахматуллин (һәм мин). Роза Абдулхалимовна Рахматуллина, моя родная тетя, и ее сын Раиф Рашитович Рахматуллин, мой двоюродный брат, фермер (и я). Приезжая в Верхазовку я обычно останавливаюсь у них. У Розы-апа четверо сыновей, но в Верхазовке ныне живет только Раиф - с супругой Лидией. Снимок сделан 10 мая во дворе дома Раифа и Лидии.

Альбом опубликован 15 июля 2017.

Муса Джалиль В дни испытаний. 1 часть
sagitfaizov
Публикуется очерк Мусы Джалиля «В дни испытаний», увидевший свет 18 и 20 апреля, 1-я и 2-я части, 1933 г. на страницах общесоюзной татарской газеты «Коммунист», издававшейся в Москве. Очерк был написан в селе Верхазовка (Илмин) Дергачевского района Нижне-Волжского края, куда молодой сотрудник газеты М. Джалиль был направлен во главе выездной редакции многотиражки, издававшейся для колхозников четырех татарских (мишерских) сел района и выходцев из этих сел, живущих в других местах в районе. До сих пор этот очерк не переиздавался (в таком состоянии находится почти вся газетная публицистика поэта) и остается, по существу, неизвестным. Но он очень важен для понимания личностных и творческих характеристик Джалиля, так как в нем – неизвестный Джалиль.

Сегодня репрезентуется первая часть очерка, опубликованная 18 апреля. Транслитерация с латинско-татарского алфавита, перевод, комментарии и примечания - Сагита Фаизова.



Муса Джалиль

В дни испытаний







На разрушенной дороге

Сафа-агай* выругался.                                                                                                                                         
- Снег тоже, ведь, не подождал хотя бы малость! Тает и тает. Зачем снег будет ждать. Такое у него дело, Весна пришла, значит, нужно таять. А растает, дорога испортится. Дорогу вода зальет. Откроется черная земля. На дороге умножатся рытвины.
Колхозник Сафа-агай по этой порченой, покрытой ямами, черной дороге тащится на санях, везет семенное зерно из района. Район от колхоза в 35 километрах. На санях 30 пудов семян. И хотя в сани запряжены 3 лошади, тащат они груз из последних сил. Так как кое-где черная земля простирается на сотни саженей. А на черной земле хоть пустые сани, хоть телега вполне потянут на 40 пудов груза.
Скотинка вызывает жалость. Она похудела, устала, изработалась. – Да вот вчера в первой бригаде две лошади заболели и слегли, как не заболеть? Какая лошадь выдержит такие нагрузки? – говорит Сафа-агай.
3 лошади сдохли, как начали из района семена возить. А теперь еще две лошади заболели.
Итак в колхозе кормление лошадей накануне весны было так себе или хуже, чем так себе. Перевозка груза по весенней разбитой дороге их совсем обессилила.
Сафа-агай и с ним караван из 10-15 повозок с семенами говорят обо всем этом с горечью.

Своих семян нет, возить - мешков нет
Этот караван – колхоза «Кызыл маяк» Дергачевского района Нижне-Волжского края**.
По-большевистски работающий колхоз хорошо помнит об изложенных ниже правилах, которые следует соблюдать при дележе собранного урожая осенью: вначале выполнить задание государства по поставке зерна и вернуть государству ссуду, взятую в долг на семена. Затем отделить посевной фонд для будущей весны, определить общественный фонд, а затем разделить доход между колхозниками. Поскольку «Кызыл маяк» не выполнил государственного задания и не вернул долг по семенам, то сформировать фонды не удалось, хотя и попытались.
Между колхозниками доход поделили. Однако задание по зерну не выполнили. А семенной фонд и другие фонды остались пустыми.
Заготовка семян – для весенней пахоты самый боевой участок. Но «кызылмаяковцы» не начинали этого дела по-настоящему, пока не почувствовали за воротником первые капли весеннего дождя.
Вот закапали капли. На полях снега решетчато просели. Посевной сезон начал стучаться в дверь. Вот тогда и начал колхоз заготавливать семена – впопыхах.
Председатель на последнем собрании перед тем, как выехать на поля:
- По проблеме заготовки семян и высказываться-то стыдно.
Один из колхозников выкрикнул:
- Не стыдись, давай говори!
- Мы сами заготовили лишь 3 процента от запланированного. Нам нужно было 2340 центнеров семян, а заготовили 81 центнер.  Поскольку мы, живя за счет ударников, выстригывая колоски (на поле. – С.Ф.), воруя снопы, сделав немереные запасы пшеницы, не сумели всё это раскопать. Не стали искать запрятанное по ямам зерно.

Районные организации могут обеспечить колхоз семенами на 47 процентов. Когда это стало известно, тогда и начали возить из района семена. Каждая бригада должна была вывезти свою долю в кратчайший срок.
Но дело не пошло. Были лошади. Были и сани. И по зимней дороге общими усилиями семена  можно было быстро перевезти.  Но не оказалось мешков, не хватало. То есть помногу семян не перевезешь, пришлось возить помалу.
Поэтому перевозка затянулась до весенней грязи. До сих пор из-за вконец плохих дорог в районе лежат 130 центнеров семян.

Потеря за потерей
Район может выделить колхозу 1100 центнеров семян. Это 47 процентов от того, что должны были засеять по плану. Значит, в этом году колхоз из 3382 га засеет лишь половину. Агроном же пояснил, что в семенах 15 процентов сора, соответственно, в каждых 100 центнерах засеянных семян 15 центнеров пропадут. Таким образом, к тем 50 процентам нужно добавить еще 15 процентов недостачи.

Если не есть, как работать!
На последнем пред выходом в поле собрании докладчик четко разъяснил, какие у посевной кампании обязательства и какая будет ударная работа.
- Поработаем, все вместе поработаем, от дела уклоняться не будем, - сказали колхозники. Как сказать иначе? На весенней посевной количество и качество работы придают новую жизнь всему колхозу – ясно, как день! Если на весенней посевной дело организовать по-большевистски твердо, полно и правильно, то можно обеспечить победы на весь год!
И в этот момент средних лет колхозник, с козлиной бородой, сероватыми глазами, встает и говорит, осторожно подбирая слова, как бы вытаскивая их из кармана:
- Работать-то работаем, да не покушав не поработаешь!!
Откуда это?
Оттуда: колхозное правление не заготовило фонд общественного питания во время весенне-полевых работ. Колхозникам есть нужно.
На докладчика сыплются вопросы:
- Есть питание-то? Будет какая еда?..
- Думаем, думаем, уважаемое собрание, но муки нет.
- Да… А как же работать-то? – говорит один.
Намекает он на то, чтобы кто-то ему еду приготовил, принес, иначе как работать!.. (1) Не покушав, нельзя работать, верно. Но и не поработав, можно ли есть? То, что общественный фонд не заготовлен и то, что питание колхозников на плохом уровне, разве не связано с качеством работ в прошлом году? (2)

И скотина голодная...
28 марта провели смотр готовности бригад к севу.  Из выводов комиссии по отдельным бригадам о состоянии животных:             «Очень плохое состояние дел с кормлением рабочей скотины во 2-й бригаде. Корм для скотины из района не доставлен»; «во 7-й бригаде нет сена. Кормят мякиной». Состояние дел с кормами во всех бригадах далеко от похвал. Концентратов нет. Сена не хватает во многих бригадах. Из-за волочения грузов по весенней грязи животные калечатся, худеют. Случается падеж лошадей.

Корова не для упряжи, для еды…
В этом же акте о 4-й бригаде: «Об использовании коров колхозников во время сева на легких работах (доставка воды, пищи или кормов) договор не заключен». Если перенести эти слова к практике, и во 2-й бригаде, и в 1-й, и в 3-й очень мало договоров. Облегчение нагрузки на рабочих животных, когда корова с легкой повозкой будет перевозить зерно, было бы новым шагом в выполнении планов. Ведь по плану посевной этого года на каждую лошадь приходится около 9 гектаров нагрузки. Срок небольшой, короткий. Поэтому коровы должны сыграть здесь решающую роль. Однако среди колхозников есть такие, которые не считают посевную «свои делом» и сегодняшнее «один раз покушать» предпочитают будущему высокому как гора урожаю.
- Я лучше зарежу и съем, чем отдам корову в упряжку!.. – говорят они. Только за март забили 10 голов коров. За год забили 75 коров. В прошлом году в колхозе было коров 285 голов. В этом насчитывается 211 голов.  Даже если приблизительно оценить вред этого дела, то, считая, что на корову, допустим, приходится 110 литров молока, получим потерянные 8140 литров молока и полтонны масла. А сколько телят не родится. Сколько пропало дохода для государства и из фонда питания колхозников, который служит улучшению их положения. (3)

Объективные условия
Как колхоз «Кызыл маяк» подошел к весеннему сезону видно из описанного выше. Если коротко: нет семенного фонда, заготовка семян идет плохо, семян не хватает, что есть – с сором; общественный фонд не заготовлен; скотина накормлена плохо; корм для рабочей скотины плохой. Распространяется забой коров.
В чем причины такого состояния дел? Или здесь есть то, что нельзя изменить, не зависящие от человеческих рук обстоятельства? Или в Дергачевском крае все колхозы такие?
На последний вопрос ответ короткий: возьмем для примера колхоз «Карл Маркс» этого же района (татарский колхоз). Он подготовился к севу на 100 процентов. Семена заготовил на 100 процентов, всё перевез. Его лошади не тащились с мучениями по раскисшей дороге за семенами. У себя колхоз заготовил 1350 центнеров семян. Корма для скотины заготовлены, скотина сыта. Фонд общественного питания заранее отделён. Общественное питание во время посевной отлажено. Коров не забивают.
- Если так, то, видимо, у этих двух колхозов разные условия существования? Разные по качеству земли, разный потенциал?
Посмотрим с этой стороны.
В Дергачевском районе 4 татарских колхоза. По показателям качества земли, тягловых мощностей и людских резервов характеристики следующие:
В колхозе «Карл Маркс» (Узень) 284 хозяйств колхозников, 182 рабочих животных, 2 двигателя. Хорошей земли 65 процентов.
В колхозе «Ленин юлы» (Алтата)  430 хозяйств колхозников, 156 голов рабочего скота, один трактор, один двигатель. Хорошей земли 40 процентов.
В колхозе «Прожектор» (Сафаровка) 256 хозяйств колхозников, 161 голова рабочего скота, один трактор, один двигатель, 2 локомобиля, хорошей земли 58 процентов.
В колхозе «Кызыл маяк» (Илмин) 497 хозяйств колхозников, 331 голова рабочего скота, один трактор, один двигатель, 2 локомобиля, хорошей земли 61 процент.
Эти цифры ясно показывают, на каком высоком уровне находится потенциал колхоза «Кызыл маяк». У него рабочего скота в два раза больше, чем у каждого из соседей. Хорошей земли больше, чем у двух колхозов, в сравнении с Узенем лишь немного уступает.
Есть трактор, 2 локомобиля, двигатель.
В «Кызыл маяк»е сенокосных машин 90. А в «Карл Маркс»е только 44. К тому же у «Кызыл маяк»а есть плотина, из которой можно орошать 800 гектаров земли. (4) Очень хорошую землю «кызылмаяковцы» орошают при помощи каналов.
А в других колхозах этого нет.

В чем же дело?
Дело не в объективных условиях. Дело в колхозном руководстве, в том, как дело поставлено, в незнании того, как организовать хозяйствование и руководить по-большевистски.
- Как же так получилось, что вы в прошлом году не заложили достаточно хлеба и кормов для скота? – спрашиваешь и получаешь такой ответ:
- Да сколько нас работало в прошлом году… Как весна пришла, все бросились – кто на завод, кто в совхоз. А когда зерновые поспели, вернулись делить урожай. Поделили урожай и ушли опять. Вот и работай тут…
В прошлом году весна тоже была тяжелой. Многие колхозники эти трудности по-большевистски твердо и в здоровой работе не смогли преодолеть. Без разрешения правления по своей воле ушли на сторону. В самую горячую пору весенних работ в некоторых бригадах вместо 40-50 осталось шесть-семь. К примеру, в первой бригаде рабочих животных насчитывалось 71 единица, а на работу вышли только 7 человек, управлялись с 71 головой скота.
Самовольно ушедшие вернулись к уборке урожая и его дележу. Некоторые через ругань взяли доход. Показали малость свою активность. Некоторые колоски собирали, стригли (колоски. – С.Ф.), снопы прятали. Наступила пахота, и они опять ушли, всё бросили. Поэтому ныне, когда шла сверхранняя посевная, колхозник Мотый-абзий***, приставив ладонь ко лбу, глядя на широкое засеваемое поле, высказался так:
- Эх, эти проклятые «холодные ноги», если бы они не ушли осенью от пахоты, разве мы так бы пахали. Мы по плану осенью должны были вспахать 1002 гектара пара, а мы только 500 гектаров вспахали. (5) Насколько мы вспахали осенью, настолько это было бы хорошо для урожая.
Один конюх говорит:                                                                                                                                          
- Мы ведь 1000 гектаров сена в копнах оставили гнить, к сожалению, не собирали. Некому было собирать.                                     Вот куда корма подевались. У колхоза и зерна мало, и корма для скота намного поубавилось, а пропустившие уборку «холодные ноги», вернувшись в осень, «поактивничав», умудряются себе заготовить на еду. Вот таким образом благодаря заготовке семян некоторые очень мало поработавшие убавляют зернохранилища у тех, кто хорошо работал.
Поэтому колхозники сейчас на них смотрят по-другому.
- Хватит, - сказал один колхозник, - хватит…  Накушались они; как работать – их нет, а как кушать – они, смотришь, во главе стола… Этот в карман положил, тот поджарил и съел, и мешками таскали… хватит, теперь поставим… теперь кто уйдет на сторону по своей только воле – ша! В колхозе ему не быть… (6)
Вот поэтому весной этого года, в горячую пору, когда на стороне числились около 106 человек, их стали считать выбывшими - без споров. Поэтому в договоре о социалистическом соревновании между 2-й бригадой и 3-й бригадой (и между другими тоже) такой пункт прописан: «Покончить с уходом из колхоза по своей воле, без разрешения. Никому согласия на отпуск не давать, пока идут полевые работы».
М. Джалиль


Примечания и сноски.

*Агай – уважительное обращение к старшим у казанских татар, у мишер “агай” не употребляется, они к старшим обращаются со словами “абый” или “абзий” (в 20 в. редко и в третьем лице вводили в речь "ага"). Верхазовское “агаеннар” (“старшие”) Джалиль в оригинальном тексте также передает на казанский манер – “ага-энеләр”, но смысл “ага-энеләр” другой – “старшие и младшие”. Здесь любопытно, что фамилия Мусы Джалиля в его паспорте была написана как мишерская: Залилов; Джалиль и Джалилов – казанская форма той же фамилии; в оригинале очерка встречаются правильно написанные мишерские слова. Сафа-агай, - вероятно, Сафа Айнетдинов, находился на различных руководящих должностях в колхозе “Кызыл маяк”. Пожалуй, именно его как бригадира С.Х. Гайнитдинова упоминает Рафаэль Мустафин в книге “Муса Джалиль. Жизнь и творчество : Довоен. Период” (Казань, 1986. С. 146). Сафа Айнетдинов упоминается в главке “Частушки Верхазовки” моей книги “Краткий очерк истории и записи устного народного творчества села Верхазовка”. Казань, 2006 (на татарском языке). Адрес перевода главки в сети: http://sagitfaizov.livejournal.com/5130.html
** Колхоз “Кызыл маяк” (“Красный маяк”) объединял жителей Верхазовка, в речевом обиходе жителей Верхазовки и татарского населения района село примущественно называли и называют “Илмин”. “Кызыл маяк”, учрежденный в Верхазовке (вначале без названия) позже включил в себя и другие небольшие населенные пункты.
***Известен Мотый, который вез Джалиля “по весенней дороге” (стихотворение); во второй части очерка иронически упоминается Мотый Батраев.


  1. Странный комментарий. В целом проблему питания людей на поле М. Джалиль здесь не показывает в должной мере. Этой же весной руководство Дергачевского района приняло решение о “дифференцированном питании” на полевых работах (вероятно, и в других районах были приняты аналогичные решения). “Д. питание” означало, что не выполняющие дневную норму выработки колхозники получают пищи меньше, чем выполнившие. В Верхазовке ввести этот принцип в практику не удавалось, и выехавшая в село специальная комиссия приняла решение об исключении из ВКПб и из колхоза секретаря партийного комитета колхоза Исхака Мухамеджанова за провал работы по этой линии, учли также, что брат Мухамеджанова зарезал свою корову (было это решение, об исключении И.М., утверждено райкомом или нет, мне сегодня неизвестно) Источник: газета “Социалистическая стройка”, 1933, 13 мая. Приезд комиссии имел место тогда, когда Джалиль уже жил и работал в Верхазовке.

  2. “Качество работ в прошлом году” – понять, как работали в прошлом году, трудно без учета того, что в 1932 г. (и в 1933) многие регионы СССР, включая Поволжье, оказались во власти голода, который наиболее сильно проявился в Украине (“голодомор”) и на Северном Кавказе. См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Голод_в_СССР_(1932—1933).

  3. И здесь речь идет о сопротивлении крестьян спущенной сверху беззаконной директиве (которая, видимо, действовала также в 1932 г.). Директива предусматривала заключение с колхозниками договора о предоставлении крестьянами колхозу своей коровы, своего последнего богатства, для использования ее как тягловой силы. Колхозники не верили и не могли поверить ни в использование коровы, чужими людьми, без ущерба ее здоровью, ни в возмещение ущерба, если бы она пала (у колхозов не было денежных средств). Они не могли также понять, когда она будет пастись, кто будет возмещать ущерб от потери молока.

  4. “Казенный” пруд, устроенный при царизме. Из других источников видно, что канал от так называемого “жулаба” (желоба на опорах, по которому вода из пруда пересекала русло реки Красненькая), и который шел вдоль северной окраины Верхазовки в сторону сельца Ташмара, рыли в 1931-1933 гг. (г-та “Ялкын”, №№ 44, 45 за 1933 год, апрель). Мне однажды довелось видеть выпущенную большим тиражом открытку с фотографией работ на верхазовском канале. 800 га орошения, видимо, исчислены как площадь полей, куда может подаваться вода, то есть не по запасам воды, которые находились в зависимости от интенсивности дождей.

  5. Устав сельхозартели 1930 г., цитируемый Джалилем без ссылки в начале главки “Своих семян нет, возить - мешков нет”, предусматривал уход колхозников на предприятия и на отхожие промыслы. Колхозники-рабочие, возмещая свой уход, вносили в кассу колхоза единовременно 3 процента от годовой зарплаты, а занятые на промыслах – от 3 до 10 процентов заработка (видимо, постоянно). В том же 1930 году правительством было установлено, что колхоз не имеет права препятствовать уходу крестьян на заработки – под страхом уголовного преследования руководителя колхоза за такое деяние (чем и объясняются “самовольные” уходы колхозников в 1931 и 1932 гг.; М. Джалиль, конечно, знал об этой правовой ситуации). См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Колхоз; прим. 10. В марте 1933 г. ситуация изменится, см. следующее, 6-е, примечание. Незаконное получение какой-либо части урожая мало работавшим или не работавшим в колхозе членом артели возможно было лишь по сговору с руководством колхоза, - поскольку трудодни, позволявшие учитывать труд колхозников, были введены еще в 1930 г. (Постановление ЦИК и СНК СССР от 13 апреля 1930 года и постановление Колхозцентра СССР от 7 июня 1930 года). См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Трудодень

  6. “Поэтому колхозники сейчас на них смотрят по-другому”. “Сейчас” – после 17 марта 1933 г., о чем М. Джалиль умалчивает. В этот день было принято постановление ЦИК и СНК СССР “О порядке отходничества из колхозов”, которым устанавливалось “что колхозник, самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с “хозорганом” – предприятием, куда он устраивался на работу, покинувший колхоз, подлежит исключению из колхоза” (https://ru.wikipedia.org/wiki/Колхоз). М. Джалиль выехал из Москвы в Верхазовку 20 марта. См.: Муса Джалиль. Жизнь и творчество : Довоен. Период. Казань, 1986. С. 145. Р. Мустафин об очерке: “В другом материале “В дни испытаний”, опубликованном в газете “Коммунист”, резко критикуется обезличка в оценке и оплате труда, несвоевременный подвоз семян, частые простои в страдную пору (“страдная пора” – уборка. – С.Ф.; в очерке говорится о простоях на посевной). Характерны подзаголовки статьи (здесь явно не статья. – С.Ф.), показывающие круг затронутых проблем: “На разбитой дороге”, “Своих семян нет, а возить со стороны – нет мешков”, “Потери за потерями”,  “Нельзя работать голодным”, “Скот тоже голодный”. В корреспонденции названы имена конкретных виновников. А через некоторое время редакция сообщила о принятых мерах” (С. 149). Ни о каких мерах Джалиль вопросов не ставит. Он пишет о принятых – партией, государством, райкомом (безусловно) и колхозниками (что было с колхозниками?).

См. о поездке Мусы Джалиля в Верхазовку в главке из моей книги о Верхазовке*: sagitfaizov.livejournal.com/5521.html
* Фәиз, Сәит Фәрит улы Илмин тарихының сүрәте һәм авыз иҗаты. Казан, 2006; в сети представлен перевод книги на русский язык: Сагит Фаизов Краткий очерк истории и записи устного народного творчества села Верхазовка. (Перевод репрезентован в виде отдельных статей ЖЖ sagitfaizov). С публикуемым сегодня очерком я в период написания своей книги не был знаком.
См. татарский текст очерка (в моей транслитерации): https://ok.ru/profile/559973415668/statuses/67106001423348

Иллюстрация

Казимир Малевич Сложное предчувствие. 1931
By Kazimir Malevich - PaintingDb, Object 8038, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3718019

 14 июля 2017











 

Из крымских снимков в июне
sagitfaizov
Кутлакский пляж вечером 14 июня. Кутлак - татарское именование села Веселое, находящегося вблизи Судака. Вероятное значение слова "кутлак" - "счастливое", "удачное" (место). За спиной фотографа на горе располагаются развалины крепости Боспорского царства, известной в литературе как Кутлакская крепость. Предполагается, что на берегу моря под крепостью находился порт. За мысом, на дальнем плане, расположены Царская бухта и поселок Новый Свет.
Read more...Collapse )

Пейзажи Верхазовки и Орошаемова 9 мая 2017 года
sagitfaizov
Верхазовка и окрестности





Закат в степи, запечатлен с дороги Дергачи - Верхазовка 8 мая.





Задумчивая масть. Раннее утро 9 мая. Западная окраина Верхазовки.





Западная окраина Верхазовки, река Красненькая. Раннее утро 9 мая.





Река Красненькая, рассвет.





Сокол на рассвете над рекой. Западная "набережная".





Мостки и западный конец  Алгы урам ("Передней" улицы). Верхазовка.




Дом в переулке.



Ворота дома, которого нет. Редактированная версия снимка.





Те же ворота в символическом дискурсе.


Окрестности Орошаемово.





Половодье в Орошаемове. У западного конца орошаемовского вала вечером 9 мая..





Двенадцативоротный мост орошаемовского вала. Водопады.




Река Сафаровка и ее лебеди. Южная окраина поселка Садовый


Примечания. Верхазовка, второе название Илмин, - моя родина, где я окончил первые три класса школы. В Орошаемове, находящемся недалеко от родного села, я учился с пятого по восьмой класс (1964-1968 гг.) Упоминаемый поселок Садовый, бывшее второе отделение совхоза "Алтатинский", является своего рода предместьем села Орошаемово. Двенадцативоротный мост вместе с трехворотным - важнейшая инженерная конструкция орошаемовского противопаводкового, или лиманного, вала, первоначально построенного крестьянами села Алтата накануне Первой мировой войны, в 1911-1913 гг.; этот вал был дополнен вторым, уходившим от первого вала вдоль восточного берега реки Сафаровка-Красная-Горькая на север и достигавшим окрестностей села Алтата (этот вал удерживал воды так называемого нижнего лимана). Мосты и водоспуски основного вала были созданы тогда же, в советское время реконструрованы. Первоначальное строительство было почти фантастическим по объему работ: в октябре 1911 г. здесь были задействованы 1300 подвод и 4500 рабочих.
Чабан Мулдаш-ака из 1 отделения совхоза "Алтатинский", у которого я работал летом 1963 и 1964 годов, рассказывал мне о своем участии в реконструкции двенадцативоротного моста как давнем, но памятном событии, ему в начале 1960-х годов было около 50 лет. Валы и мосты очень популярны у специалистов по лиманному орошению: на них выращены пять кандидатских и полторы докторских диссертации, они упоминаются в ряде книг и статей (но найти в диссертациях и публикациях, когда мосты и водоспуски были созданы или реконструированы, не удалось: аграрники преимущественно и пространно пишут о пользе лиманного орошения*, успешном выращивании в лиманах, и орошаемовском лимане, который и породил топоним
"Орошаемый", кукурузы и сорго).
Изгиб реки Сафаровка на последнем снимке так же, как изгиб реки Красненькая на западном конце Верхазовки, является одним из немногих мест Заволжья, где село выходит к реке не дворами, а фасадами или боковыми сторонами домов.  С.Ф.

*То есть так и пишут, что оно полезно и перспективно (хотя здесь есть очень непростая проблема сохранения био-ботанической целостности степных рек и озер, включая прибрежные территории; если вода где-то удерживается, то куда-то она не доходит, например, в Арал, которого почти не стало, а в нашем случае воды недобирают Узени и Камыш-Самарские озера). Пишут также, что лиманные (и обычные пойменные) земли следует обрабатывать химикатами (в диссертациях, статьях и книгах специалистов по лиманам представлен большой ассортимент такого рода средств).

Фотографии Сагита Фаизова.

21 мая 2017.

Лица фронтовиков Верхазовки.
sagitfaizov
Лица фронтовиков Верхазовки. Немногое число из очень большого числа.





Сайфуллин Абдулхалим Саляхович. Мой дед. Абдулхалим бабаем Саләх олы Сәйфуллин. 1901 - 1942.






Забиров Ахать Зияхович. Әхәт-абзий Зиях олы Зәбиров. 1914 - 1941.






Шикур Умярович Мухамеджанов. Шикур-абзий Үмәр олы Мухамеджанов. 1926 - 1983.






Айнуллина (Айнулина) Жаухар Сабировна. Җәүһәр-апа Сабир кызы Айнуллина. 1921.






Мухаметжанов Ахметсафа Халилович. Әхмәтсафа-абзий Халил олы Мухаметжанов. 1916 - 1943.






Зайнулла Асфандиярович Мустафин. Зәйнулла-абзий Әсфәндияр олы Мустафин. 1923 - 1941.






Сафаров Ракип Алиевич. Рәкип-абзий Али олы Сафаров. 1908 - 1945.






Гафуров Сабир Махмутович. Сабир-абзий Мәхмут олы Гафуров. В 1943 г., когда он ушел на фронт, ему было 17 лет.






Хасянов Махмут Умярович. Мәхмут-абзий Үмәр олы Хасәнов. 1903 - 1970.





Алимов Искандер Хайбулович. Искәндәр-абзий Хайбулла олы Алимов. 1916 - 1941.






Воспоминания о грозовых годах. Композиция Сагита Фаизова. Использованы фрагменты декорации Сергея Судейкина к балету П.И. Чайковского "Лебединое озеро"*.

*By Судейкин - http://www.artsait.ru/art/s/sudeikin/art1.php, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=16305089


#фронтовикиверхазовки, #верхазовка, #илмин, #халкым минем, #сагитфаизов,

Источники фотоснимков-портретов: альбомы "Халкым минем", "Ушедшие в бессмертие" и
"Участники Великой Отечественной войны" группы "Верхазовка: вчера и сегодня" ОК по адресу https://ok.ru/verkhazovk
Редактирование и визуализация снимков: Сагит Фаизов.

5 мая 2017.

Виды и лица Орошаемово. Весна 1966 или 1967 года
sagitfaizov
Краеведческое. Ольге Сехчиной

Не славой были мы орошаемы -
Турмаком седым орошаемы.
Жужжал над нами жук - из “Онегина”,
Но любили мы больше - все же Ленина.
Взвивались кострами наши лозунги,
Песенки наши были - пеленги:
Семидесятой широты,
48-й с половиной долготы*.








Въездная, или "триумфальная" арка "Алтатинского" совхоза, "центральной усадьбой" которого было село Орошаемово (поселок Орошаемый, Орошаемск). Находилась к востоку от села, приблизительно в одном километре. Обозреваемая здесь дорога вела в Дергачи, если повернуть, проехав арку, влево, и на наше 1 отделение, или поселок Озерный (тогда никто и не знал, что наше бедное селение-"1-е отделение" - поселок Озерный), если повернуть направо. Вдалеке видна машина, едущая по дергачевскому большаку. Ныне дорога на Дергачи проходит совсем в другом месте, западнее бывшей "центральной усадьбы" и реки Сафаровка. Расписывал арку маляр Камалетдинов (возможно, он же автор проекта). Образ сварщика, не имя, соединившего сваркой жестяные листы щита, хорошо помню; щит получился, как видите неровный, но ровнее можно сделать только в заводских условиях. Про этого сварщика говорили, что он может приварить друг к другу две консервные банки. Приезжал к нам на поле, когда я работал штурвальным на комбайне (СК-4), летом 1966 и 1967 гг.





Саша Голубцов, мой друг, одноклассник и земляк, по первому отделению совхоза, у въездной, или "триумфальной" арки совхоза "Алтатинский".





Трехворотный мост с тремя затворами (воротами) для регулирования уровня воды в период весеннего разлива рек Сафаровка и Турмак. Примерно в двух километрах отсюда на запад, на другом конце вала, находится двенадцативоротный мост. Присутствующие в снимке персоны - Саша Голубцов с приятелем из Новоивановки.




Саша Голубцов с приятелем на валу у Трехворотного моста. На левом краю снимка, на северо-востоке, видна "триумфальная" арка совхоза "Алтатинский".





Половодье. Разлив рек Сафаровка и Турмак.





Вид на Орошаемово, или Орошаемый, Орошаемский, с юго-востока, от Трехворотного моста. Фотограф находится на валу, по которому идет дорога. Орошаемово - центральная усадьба крупнейшего в Дергачевском районе совхоза "Алтатинский", преимущественно целинного по происхождению и видам деятельности, но в 1936 г. он уже существовал (дата извлечена из очерка Ольги Сехчиной о селах Дергачевского района: https://ok.ru/ugolokr/topic/63432912221628). Официальное название села "поселок Орошаемый" - образец советского бюрократизма в топонимике. Населенный пункт не может быть орошаемым по определению; равно он не может быть "Удобряемым" или "Вспахиваемым". Правильное его название, если согласится с тем, что рядом с селом был или предполагалось устроить орошаемый сад, - Орошаемово; допустимый вариант - "Орошаемск".  Но "Орошаемый" еще и парадоксальное название, логический перевертыш, поскольку село ограждено от "орошения" его водами рек Сафаровка и Турмак  мощным трехкилометровым валом с 15 затворами и двумя мостами над ними, то есть на самом деле поселок, если это поселок, есть "антиорошаемый". Основное название села в языковом обиходе жтелей сел "Алтатинского" совхоза - "Центральный", иногда говорили "Центральное". Женская форма - "Центральная" - самая правильная - в устной речи никогда не употреблялась. Парадоксально и название совхоза: до реки Алтата и села Алтата с его колхозом имени Ленина, в советское время, от Орошаемово километров восемь.





Вид села Орошаемово с юго-востока.





Вид Орошаемово с юго-востока. Фрагмент снимка. Здесь хорошо виден дугообразный изгиб вала, замыкающий реку Сафаровку, которая тоже видна сквозь деревья, растущие за ближайшей к зрителю стороной дуги. Правее и ниже верхней, северной, части дуги находится старое и мелкое русло Сафаровки (не доступное для обозрения на этом снимке). Отсюда же, от северной части дуги вала, на север шел водоток, пересекавший центральную часть села и доставлявший воду к орошаемому саду. Водоток, или поливной канал, не сохранился. Налево, или к югу, на расстоянии одного километра находится место слияния рек Турмак и Сафаровка. Турмак течет из окрестностей Верхазовки, моего родного села.



Одинокое дерево у вала. За валом виднеются верхушки деревьев, растущих по берегу реки Сафаровка, она же Горькая, она же Красная (названия, прописанные на картах разного времени, Сафаровка - позднейшее из них). В той же стороне, куда смотрит объектив фотоаппарата, приблизительно в 5 километрах отсюда, на берегу Сафаровки располагается чабанская точка Мулдаш-аки, на которой я пас овец летом 1963 и 1964 гг.





Коллективный снимок во дворе школы с Сашей Голубцовым, на левом краю, и моей тенью. Видное на заднем плане новое , в своей фронтальной части двухэтажное, здание Орошаемовской, или Орошаемской, средней школы было построено в 1965 г. Мой пятый класс, 1964-1965-й учебный год, прошел в старом здании. В 1965 г. многое в нашей жизни поменялось. Приехали новые учителя, в школе теперь был спортзал с самым разным нужным оборудованием, образовался духовой оркестр, затем возник вокально-хореографический ансамбль, была фотолаборатория (которой я и заправлял). Был киноконцертный зал (за моей спиной на этой фотографии), совместившийся, по несчастью, со столовой интерната. Директорствовал в то время Равиль Сулейманович Арсланов, замечательный педагог, запускавший в орошаемовское небо небольшие ракеты, и они спускались на землю на собственных парашютиках. Учились в школе мальчики и девочки, юноши и девушки из многих сел района: помимо орошаемовских, выпускники начальных школ четырех отделений совхоза, новоивановской начальной школы, восьмилетней школы совхоза "2-я пятилетка", помню девушку из краснореченской школы, видимо, восьмилетней. Был еще Саша Урусов, приехавший к нам из Хабаровского края. Он завел у нас заразивший всех хоккей с мячом.



Обаятельный парнишка из интерната.






Сары. Из 4 отделения совхоза "Алтатинский", то есть из "Казачки". Очень динамичная личность. Год или два в  Орошаемово учился его старший брат Тюлеген, который, напротив, был выразительно меланхоличным. "Сары" - "светлый" или "белый", в казахском языке и в древнем половецком, что отразилось, например, в названии местности, позже - города ("Сары тау" - "Саратов"). "Сары тау" - "светлая" или "белая" гора (горы), белесые обнажения преимущественно крутого правого берега Волги-Идели в районе будущего Саратова.





Саша Атапин, мой старший друг в Орошаемово. Из совхоза "2-я пятилетка". Оказал на меня большое влияние своим скептическим рационализмом. На малом снимке он снимает меня фотоаппаратом "Любитель" на общешкольной линейке у нового Дома культуры (вероятно, весной 1968 г.).

*48 градусов 45 минут - долгота районного поселка Дергачи, Саратовская область. Стихотворение Сагита Фаизова. Фотоснимки его же.

20 апреля 2017.

Cтаршеклассники села Синенькие возвращаются из Волгограда на теплоходе "Дмитрий Фурманов". 1969 год
sagitfaizov
Лето 1969 г. Только что вышел в прокат фильм "Бриллиантовая рука". Рекламный плакат "Руки" украшал Саратовский речной вокзал. Синеньские старшеклассники, ровно как Семен Семеныч Горбунков, отправились в круиз. Прошедший без приключений и без аптеки с рекламой "kunakich"*. Траву для зайцев скосили до поездки. Снимки сделаны на палубе теплохода "Дмитрий Фурманов", колесного, сейчас ходит совсем другой "Дмитрий Фурманов",  на обратном пути в Синенькие.

* Вертикально исполненная надпись у двери стамбульско-бакинской аптеки, перед которой надо было сказать "черт подери!". Снизу вверх она читается "kunak ich", в переводе со слегка искаженного турецкого: "Кунак, выпей".





Группа молодых людей, окончивших 9-й класс, или свежий ветер на Волге. Справа налево: Сагит Фаизов, Татьяна Андреева, моя подруга в 9 классе, Сергей Юшков, ее одноклассник из 9 "а" (я учился в 9 "б"), Юрий Литвинцев, тоже из 9 "а", сын директора школы Литвинцевой Веры Васильевны.





Татьяна Андреева.





Валентина Землянухина, справа, с гитарой, и Татьяна Солдаткина.





Коллективное фото. Думаю, здесь присутствуют не только синеньские. Крайняя слева - Вера Васильевна Литвинцева. В освещенной солнцем группе располагается Людмила Кузьминская, она выше всех в "солнечной" группе . Влево от нее через три персоны стоит Татьяна Андреева, наполовину ее лицо закрыто тенью, она в черных очках.






Справа налево: Нина Петровна Краснова, учительница истории, Андреева, пионервожатая, старшая сестра Татьяны Андреевой, Вера Васильевна Литвинцева. Имя учительницы слева я помню ненадежно, она только в 1969 г. приехала в Синенькие, в старших классах не преподавала. На заднем плане - наклонившаяся в окно каюты, - пожалуй, Татьяна Андреева.




Вера Васильевна и другие руководители синеньской группы.





В центре - сидит - Людмила Кузьминская, моя подруга в 10 классе. Левее ее последовательно: Татьяна Андреева, Валентина Землянухина, Татьяна Солдаткина.






Людмила Кузьминская и Татьяна Андреева в каюте.


Фотоснимки: Сагит Фаизов.

19 апреля 2017 г.

Документы женского мусульманского движения 1906-1917 гг. 6 часть
sagitfaizov









Сагит Фаизов

Публикация, сборник документов в электронном формате, является дополнением к изданию: Фаизов, С. Ф. Движение мусульманок России за права женщин в 1917 г.: страницы истории. Нижний Новгород, 2005.


Заявление туркестанцев по женскому вопросу

Многоуважаемому президиуму Всеобщего московского съезда российских мусульман заявление от представителей 13 миллионов туркестанских мусульман извещение.

Мы, делегаты 13 миллионов мусульман Туркестана (одно слово неразборчиво), пребывая в согласии с исламским шариатом и великим Кораном,  выражаем свое несогласие с решением по вопросу о женщинах, принятым 9 мая 1917 года. Вот с некоторыми [пунктами], противоречащими шариату и ясному тексту  [Корана], мы не согласны, и разъясняем свои протест  и неудовлетворенность. На самом деле, равенство женщины с мужчиной в наследовании решительно противоречит тексту Корана “сыну долю, подобную доле двух дочерей”,  равенство женщины мужчине в вопросе о свидетельствовании также решительно противоречит тексту аята великого Корана: “И берите в свидетели двух из ваших мужчин, а если не будет двух мужчин, то мужчину и двух женщин”. Муса Бигиев допустил серьезную ошибку в этом вопросе, и его речь нельзя признать правильной. Так же и в вопросе развода. Шариатом запрещено, чтобы  женщины, [считая себя] в равенстве с мужчинами, сами могут полагать себя разведенными. И хадису         ?   это противоречит.  Однако “низложение” , то есть, когда женщина по своему побуждению и мужчина по своему согласию               осуществляют расставание, дозволено шариатом. По существу, если эта проблема рассматривается в рамках шариата, то она перестает быть проблемой.

И также по вопросу о покрывалах женщин мы, туркестанцы, объявляем свое несогласие, так как  это [решение] категорически противоречит следующему великому аяту:  “О пророк, скажи своим женам, дочерям и женщинам верующих, пусть они сближают на себе свои покрывала”*. (* Далее в протоколах отмечено, что заявление подписано теми же 15 персонами, которые подписали обращение по земельному вопросу.) С. 381-382.

Реплика против протеста  туркестанских мулл

Рафиков.

Заявления, зачитанные Султаном Урынбаевым по женскому и земельному вопросам, не могут считаться заявленими от имени всех туркестанских мусульман, прошу расценивать их только как заявления подписавших их мулл.   Мы представители туркестанских татар, киргизов и узбекских рабочих выказываем презрение к заявлениям, зачитанным Султаном Урынбаевым. Это не голос всего туркестанского народа, а лишь голос мулл, подписавших их. (Под заявлением семь  подписей, но они неразборчивы и воспроизвести их невозможно.) С. 382-383.

Возвращение к женскому вопросу в конце заседания 10 мая

Насибулла Тухватуллин.

Когда нас выбирали, чтобы послать сюда, сказали: “За пределы шариата не выходить”. Здесь фронтовикам и имамам, говорящим, что нельзя достичь какой-либо цели, выходя за пределы шариата, кричат “долой”. (Председатель: “Говорите о женском вопросе.”)  Мы не согласны давать права вне шариата. Я три года воюю. Если я вернусь домой, и окажется, что жена с пузом… (Громкий смех в зале.) Нас выбрали и с фронта сюда направили несколько тысяч человек. А вы смеетесь, когда вам передают их слова. Какая может быть свобода, если нельзя говорить? Если дать столько прав мусульманским женщинам, ничего путного не получится. Не будет такого, чтобы, вернувшись домой, я склонил голову перед женой там, где шариат не указывает!*. С. 429. (* Сравните с высказыванием русского солдата по поводу предоставления женщинам избирательных прав: “Это значит, я теперь свою бабу и ударить не смей?” – на что женщины отвечали: “Нет, голубчик. Небось, сунься-ка. Дадим мы себя бить. Как бы не так. Теперь правов таких нет” (Цит. по: Стайтс, Ричард Женское освободительное движение в России: Феминизм, нигилизм и большевизм, 1860-1930. Москва, 2004.С. 402).

Заключительные выступления в последний день работы съезда

Ильгамия Туктарова.

Господа! Это был наш первый съезд. Поэтому мы приехали сюда с большими желаниями. Поздравляю от имени женщин. Мы приехали сюда с большими надеждами. Думали, возьмутся с нами рука об руку и пойдут так далее. И вот что получилось. Показали мужчинам, что готовы объединиться. И мы присоединились. И далее будем в союзе. Так должно было быть.  Наше бытие только таким представляется, чтобы вы нас считали людьми, что мужчины и женщины идут вперед в единстве.  Мы не предполагали, что среди мужчин будут такие, кто будет против нас. Особенно не ожидали этого от наших духовных наставников. Среди мулл было немало тех, кто был против нас. Поэтому с муллами нам не по пути, и детям нашим с ними будет не по пути. Мы пойдем вперед, взявшись рука об руку, только с теми, кто защищает нас. И дети наши с ними будут. (Аплодисменты.) С. 455.

Хасан Гата-хазрет.

Господа! Да будет известно вам, вот что следует принять во внимание: в облачные дни раб божий ощущает давление, чувствует себя болезненно, к такому роду принадлежит сословие ученых.  Я сам из категории ученых. Мы вынуждены считаться с нажимом с двух сторон: люди избравшие нас, дали нам наказ, напутствуя нас. В выборах участвуют женщины других наций, мусульманки пусть участвуют, вреда нет. Однако их нельзя уравнять с мужчинами во всех правах. Вот что писал Риза-хазрет* (* Ризаэтдин Фахретдинов.): «Женщины в 4 вопросах (наследования, свидетельствования, развода, имамата* {* То есть правомочности на предстояние во время общей молитвы.}) определены отдельно от мужчин». По этому поводу Муса-эфенди Бигиев целый час усердствовал (шум в зале), ничего не объяснил. С одной стороны, мы должны следовать шариату. С другой, должны следовать мнению пославших нас людей. Мы не можем предать наши убеждения. Наши решения такими были. (Свистят.) Уважаемое собрание! Посмотрите! Разные проблемы разрешены. (Народ горячится.) Последнее мое слово, сестры наши говорят: «Не будем участвовать». Поздравляем их с тем, что сами о себе могут позаботиться. (Некоторые кричат: «И сами вы не нужны, и поздравления ваши не нужны».) Хорошо, если в будущем это не вызовет осложнений. Поздравляю их с тем, что могут себя показать. Ученые – ваши братья. Это будущее докажет. И мы от вас не будем отделяться, иншалла. Поможем, если потребуется, каждой из вас. С. 457-458.  

Фатих Каримов.

…В один из дней на обсуждение была поставлена очень важная женская проблема. В связи с этим обнаружились пылкие страсти. Нельзя возмущаться, что, дескать, дали слишком широкие права. Я полагаю, что страсти по этому поводу следует оставить здесь. Наши женщины  наделены правами, но они издавна имели широкие права. Только до сих пор эти права валялись, покрытые пылью. Сегодня их подняли, очистили от пыли, и ни к чему заводить немыслимые дискуссии. Вот что нужно иметь в виду: нация – единое тело, женщины – его половина. Если половину тела охватит паралич, то оно не будет действовать. Поэтому, если женщинам, составляющим половину нации, не позволим пользоваться всеми правами, если паралич продолжится, то нация наша не сможет жить далее. Этот съезд дал основу для возрождения половины нации. Теперь наша нация станет целостной. (Аплодисменты.) С. 461.

Рахманкулов.

Товарищи! Съезд заканчивает свою работу. Так как я от социал-демократической партии, лишь одно слово скажу. (Выкрик из зала: разве им два слова не позволено сказать?) Вы помогли в рабочем и крестьянском вопросах. Но женский вопрос вы сузили. Мы,  социал-демократы, присоединяемся к лагерю женщин. Дайте им их права!

Султангали*.      (* Вероятно, Мирсаид Султангалиев (1892-1940), известный политический деятель, летом 1917 г. – секретарь-делопроизводитель Исполнительного комитета Всероссийского мусульманского совета.)

Мы собрались. Похлопали. И что в итоге? Аят «Просящего не отгоняй»* (* Сура 93, аят 10.) в самом начале не прочитали. Недавние грубые слова такое впечатление произвели, не прочитали, прав не дали.

Монасибов.

Многоуважаемые братья и сестры! Мы одиннадцатый день вместе. Разные ситуации пережили. Было, вероятно, такое, что я в своих выступлениях касался личности кого-либо. Когда вернемся домой, не должно вновь поднимать проблему женщин. Да будет благословенным съезд. С. 465.

Дибирдиев*. (* Вероятно, Юсуф Хаджи Дибирдиев (Дибердиев), предприниматель, публицист, поэт, автор брошюры «Дайте женщинам доступ на общественные намазы» (1916) )

(«Права женщин должны быть реализованы», - сказал он и произнес короткую речь по-русски. Однако стенографистки не записали ее.) С. 465-466.

Репрезентация фрагментов протоколов завершена. С.Ф.

Библиография

Актуальные проблемы истории государственности татарского народа: Материалы научной конференции, г. Казань, 25 апреля 2000 г. Казань, 2000.

Амирханов Р.У. Татарская  дореволюционная пресса в контесте «Восток-Запад» (на примере развития русской культуры). Казань, 2002.

Антология гендерной теории. Москва, 2000.

Биктимирова Т. Ә. Татар хатын-кызлары мәгърифәт юлында. Казан, 2001.

Брайдотти Р. Путем номадизма // Гендерные исследования. 2000. № 4.

Брайсон В. Политическая теория феминизма. Введение. Москва, 2001.

Бурнашева Заһидә Татар хатын-кызлары хәрәкәте тарихыннан. Казан, 1971.

Валидов Дж. Очерк истории образованности и литературы татар (до революции 1917 г.). Москва-Петроград, 1923. Вып. I

Галиуллина Г. Р. Женский вопрос в России: региональный аспект (1900-1917) / Автореферат дисс. канд. ист. наук. Казань, 1995.

Ганкевич В.Ю. На службе правде и просвещению: Краткий биографический очерк Исмаила Гаспринского (1851-1914). Симферополь, 2000.

Глотов С.А. Россия и Совет Европы: политико-правовые проблемы взаимодействия. Краснодар, 1998.

Давлетшин Т.Д.  Советский Татарстан: теория и практика ленинской национальной политики. Лондон-Мюнхен, 1974.

Диманштейн С.М. Революция и национальный вопрос. Т. 3. Москва, 1930.

Жеребкина И. «Прочти мое желание…» Постмодернизм. Психоанализ. Феминизм. Москва, 2000.

Значение и смысл Корана. В четырех томах. Москва, 2002.

Икбал, Мухаммад Реконструкция религиозной мысли в исламе. Москва, 2002.

Исак, Фарид Быть мусульманином. Москва, 2002.

Исхаков Д.М. Проблемы становления и трансформации татарской нации. Казань, 1997.

Исхакый, Гаяз Идел-Урал. Яр Чаллы, 1992.

Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика). Москва, 2001.

Ислам в России и Средней  Азии: Восточный сборник «Лотос» № 1. Москва, 1993.

История персидской литературы XIX-XX веков. Москва, 1999.

Коран. Перевод И.Ю. Крачковского. Москва, 1990.

Крылова Н.Л. Русские женщины в Африке. Проблемы адаптации. Москва, 1996.

Крымскотатарская литература. Сборник произведений фольклора и литературы VIII-XX вв. Симферополь, 2002.

Материалы и документы по истории общественно-политического движения среди татар (1905-1917 гг.). Казань, 1992.

Махмутова А.Х. Лишь тебе, народ, служение! (История татарского просветительства в судьбах династии Нигматуллиных-Буби). Казань, 2003.

Махмутова А.Х. Феномен Мухлисы Буби // Татарские новости. 2004. № 9.

Международные акты о правах человека. Сб. док. Мосвка, 2000.

Мусин Ф.М. Гаяз Исхаки. Казан, 1998.

Мухетдинов Д.В. Из прошлого религиозного мусульманского образования на Нижегородчине в XVIII – начале XX вв. Нижний Новгород, 2004.

Очерки истории татарской общественной мысли. Казань, 2000.

Репина Л.П. Гендерная история сегодня: проблемы и перспективы // Адам и Ева. 2001. № 1. С. 7-19.

Соколова И.Н. О проблеме освобождения арабской женщины (на материале сборника Мелек Хифни Насиф «ан-Нисайат») // Ученые записки ЛГУ. Серия востоковедческих наук. Вып. 32. Востоковедение. Ленинград, 1990. С. 119-125.

Стайтс, Ричард Женское освободительное движение в России: Феминизм, нигилизм и большевизм, 1860-1930. Москва, 2004.

Степанянц М.Т. Образ женщины в религиозном сознании: прошлое, настоящее, будущее // Общественные науки. 1993. № 4. С. 177-183. 

Тоган, Заки Валиди Воспоминания. Борьба мусульман Туркестана и других восточных тюрок за национальное существование и культуру. Москва, 1997.

Тухватуллина Л.И. Проблема человека в трудах татарских богословов: конец XIX - начало XX веков. Казань, 2003.

Фаизов С.Ф. Женщина и Коран. О запретах, которых нет // Голос Крыма. 2004. 18 июня.

Фаизов С.Ф. Рец. на кн.: Махмутова А.Х. Лишь тебе, народ, служенье! (История татарского просветительства в судьбах династии Нигматуллиных-Буби). Казань, 2003 // Отечественные архивы. 2004. № 5. С. 135-136.

Фаизов С.Ф. Документы Всероссийского мусульманского национального совета о сопротивлении консерваторов феминистическому движению российских мусульманок в регионах в 1917 г. // Отечественные архивы. 2004. № 6. С. 67 –70.

Хабутдинов А. Органы национальной автономии тюрко-татар мусульман Внутренней России и Сибири в 1917-1918 гг. Вологда, 2001.

Аль-Хашими, Мухаммад Али Личность мусульманки согласно Корана и Сунны. Уфа, 2003.

Юсупов М. Х. Галимджан Баруди. Казан, 2003.

Cevdet Ş. Tatar Kadınlıgı // Gök Kitab. Vd. 1335. S. 120.

Daulet S. The First All Muslim Congress of Russia, Moscow, 1-11 May 1917 // Central Asian Survey. 1989.Vol. 8. № 1. Pp. 21-47.

Faizov S.F., Afferica J. Muslim Women and First All-Russian Muslim Congress // Lives and Voices. Sources in European Women,s history / Comp. L. Caprio, M.E. Wisner. Boston-New York. 2001. P. 437-440.

Fisher A.W. The Crimean Tatars. Stanford-California. 1978.

Hablemitoglu Ş., Hablemitoglu N. Şefika Gaspıralı ve Rusy,ada Türk Kadın Hareketi (1893-1920). Ankara, 1998.

Kırımal E. Der Nationale Kampf der Krimturken. Emsdetten-Westfalen, 1952.

Kırımer C.S. Bazı Hatıralar. Istanbul, 1993.

Kırımlı H. Kırım Tatarlarında Milli Kimlik ve Milli Hareketler (1905-1916). Ankara, 1996.

Rorlich A.-A. The Volga Tatars – A Profile in National Resilience. Stanford, 1986.

Taymas A.B. Rus Ihtilalinden Hatıralar Istanbul, 1968.

Tonguç F. Kırım Kadınlıgı // Kırım Mecmuası. 1918. № 3. S.54-58.


Основной источник: Бөтен Русия мөселманларының 1917 елда, 1-11 майда Мәскәүдә булган гомуми съездының  протоколлары. Петроград, 1918.

Примечание составителя: публикуемый сборник "Документы..." состоит из 6 частей. Ранее сборник был вывешен на азербайджанском гендерном сайте, длительное время не действовавшем, как приложение к изданию "Движение мусульманок России...", нынешний азербайджанский адрес публикации http://www.gender-az.org/index.shtml?id_main=43).

Иллюстрация-заставка: Дом Асадуллаева (портал) в Москве, в котором состоялись заседания Всеобщего всероссийского мусульманского съезда в мае 1917 г. Сведения о фотографии: Автор: Ерней - собственная работа, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=5967117 (в аннотации к снимку по указанному адресу портал дома назван "ворота", что ошибочно).

Фаизов Сагит Фяритович, составитель, переводчик

Комментарии ко всем текстам моего журнала заблокированы мной же в связи с появлением пункта о субсидиарной ответственности блогера и комментатора в новом соглашении администрации ЖЖ и блогера. С.Ф.

13 апреля 2017 г.      


Документы женского мусульманского движения 1906-1917 гг. 5 часть
sagitfaizov









Сагит Фаизов

Публикация, сборник документов в электронном формате, является дополнением к изданию: Фаизов, С. Ф. Движение мусульманок России за права женщин в 1917 г.: страницы истории. Нижний Новгород, 2005.

Амина Мухитдинова.

  Уважаемые господа! Когда мы сюда приехали и когда женский вопрос был включен в повестку дня, мы не думали, что последует такая тяжба и торговля. Мы предавались размышлениям о разном: как достичь красивой жизни, как вместе с мужьями в дни святой свободы взяться за работу. И все эти наши мысли,    оказывается, лишь мечта. Мы, оказывается, полностью заблуждались, вынашивая такие свои мысли. Когда начали обсуждать женский вопрос, почти все выступавшие мужчины предложили придерживаться при взгляде на эту проблему точки зрения шариата. Однако шариат по-разному можно толковать. При обсуждении проблемы многоженства сторонники применения шариата сами высказывали отличающиеся друг от друга толкования. Их мысли по данной проблеме не соответствуют друг другу. Во-вторых, на проблему следует смотреть и с исторической точки зрения. Многоженство встречалось не только в исламе. В древности оно встречалось у всех, ныне прогрессивных, европейских народов. Например: у англо-саксонских народов и других. Это у них в течение долгого времени определяло их образ жизни. И с развитием культуры прекратилось. И у древних наших арабских племен существовало. Брали помногу жен, и не было никакого ограничения. К времени появления пророка нашего у арабов не было никакого наставления в практике многоженства. Однако пророк наш изложил решение об ограничении, выказав огромное уважение к женщине и чтобы эту практику ввести в какие-то рамки. Для арабов это, конечно, создало большие трудности. Так же, как и вам представляется трудным вместо четырех жен ограничиться одной. (Аплодисменты.) И поскольку вера арабов в ислам была совершенной, они согласились вместо многих жен иметь четыре. К сожалению, вы на аналогичное не согласны. Если многоженство до сих пор имело место, ныне оно невозможно. Мы ведь ныне должны поступать по совести. В любой стране эти обычаи исчезали со сменой эпох. И у вас нет другого выбора, кроме как отменить оставшиеся от старины обычаи.

Поднимался тут и вопрос о наследовании. «Они не знают Корана», - говорят, и заявили: «При рассмотрении любого желаемого вопроса пинают шариат». Однако такие мысли - и высказывания в защиту таких мыслей – я считаю унижением для себя. И для всех мусульманских женщин.

  Если коснуться вопроса наследования. Хорошо известно, как жили женщины в давнем арабском мире. Когда рождалась девочка, они считали это унизительным событием и закапывали девочек в землю. Они не имели права наследования. Хорошо известно, как жили женщины в давнем арабском мире. Пророк наш, заботившийся о женщинах, счел своим святым долгом дать им такие права.  Для детей женского и мужского пола назначил их отдельные доли. И до наших дней мусульманки дожили в согласии с таким установлением. В раннее время женщинам не давалось ни копейки, мужчины соглашались признать за ними право наследования. Сейчас вы затрудняетесь разрешить проблему наследования. Говорят: в нашем Коране есть на это известные правила.  Однако, господа! Ни в коем случае нельзя забывать: некоторые из правил Корана устарели. На них нужно смотреть как на исторические реликвии. Например: в Коране сказано: проворовавшемуся отсекайте руки*. (* Сура 5, аят 38: «Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха. Поистине, Аллах – великий, мудрый»; комментарий Аль- Маудуди (XX в.): «Правоведы придерживаются разных мнений относительно того, за кражи чего именно это наказание не следует применять. Так, Абу Ханифа (VIII в., основатель ханифитского масхаба. – С.Ф.) делает исключение для кражи фруктов, овощей, мяса, вареной пищи, зерна на поле, предметов развлекательного назначения и музыкальных инструментов, а также для животных на вольном выпасе и общественных средств. Такие кражи караются иначе» // Значение и смысл Корана… Т. I. С. 385.) Но в жизни вы это делаете? Сейчас этого нет. Коли так, то я не понимаю вашей позиции в вопросе наследования. (Некоторые лица в зале поднимают шум, другие аплодируют.) Я скажу: мы здесь не совершаем преступления. Напоследок скажу: мы рассчитываем в единстве нашем заложить кирпич в основание здания - будущего объединения всех мусульман мира. Если же нет, если скажете: не позволим вам кирпич заложить, то вы вправе вести дискуссию как полагаете нужным. (Бурные аплодисменты.) С. 345-347. Здесь и далее указываются страницы издания: Бөтен Русия мөселманларының 1917 елда, 1-11 майда Мәскәүдә булган гомуми съездының  протоколлары. Петроград, 1918

Зия Янгалычев.

  (В то время, как он идет к трибуне, кое-кто кричит: «Долой».) В процессе обсуждения женского вопроса возникла большая неловкость. Я это осознаю хорошо; женский вопрос – очень трудный. И самый важный из всех общественных вопросов. Однако, не разрешив его, уйти нельзя. Конечно, надо разрешить. Когда вернемся домой, люди, отправлявшие нас, спросят: «Были у нас большие вопросы, из всех - женский вопрос, ну, что ты сообщишь по этому поводу?”. Если мы вслепую что-нибудь скажем, спросят: «А как это с точки зрения шариата?”. К сожалению, мы в распрях по вопросу далеко не ушли. Когда я поднялся на трибуну, кричали «долой». Мусульмане! Мы здесь собрались, чтобы обменяться идеями. Мы пришли не для упражнений в распрях. Каждое слово имеет свой смысл. Из смыслов и противоречий рождается истина. Нет такой вероятности, что в будущем наши женщины не получат права. И этот вопрос следует изучить также с точки зрения закона. Мы вправе до Учредительного собрания решить, давать ли женщинам политические права. И с точки зрения шариата в этом никакого препятствия нет. В казанской резолюции мусульманок я не нашел ничего противоречащего ясно изложенным правилам Корана. Если такое рассуждение утвердим, неплохо будет. Прошу - в единении – это принять. С. 347-348.

Гади Атласи.

  Уважаемые господа! Нет твари, более подвергающейся притеснениям, нежели мусульманская женщина. Эти притеснения достались нам, нашим женщинам из прошлого. В Индостане был обычай сжигать женщин на огне. Арабы, когда рождалась девочка, живой закапывали ее в землю. Так как рождение девочки считалось порочным. Если в Индостане мусульманских женщин сжигали в огне, то мы, татары, наших женщин без огня сжигаем в затворничестве. Наши женщины без огня горят в четырех стенах. Если арабы закапывали девочек заживо, то наши мужчины держат своих женщин в четырех стенах в вечных муках. У нас женщины лишены всех прав. Они у нас «бесплатные кухарки». У наших девушек и женщин есть определенная цена, татарские девушки оцениваются в тридцать рублей. И мы их покупатели. (Аплодисменты.) Хватит их покупать. Хватит их так притеснять. Хватит их держать за кухарок! (Аплодисменты.) У нас женщина не юридическое лицо, она у нас «товар»* (* Русское слово «товар» имеет тюркское происхождение.)  и только. Покупаем их как товар. Когда одна изнашивается, застрелим ее и вторую покупаем. (Аплодисменты.)

У любой нации женщина – товар. И у русских тоже – в качестве «товара». У них женщины хотя бы солнечный свет видят, а у нас и этого нет. Нет прозрачной атмосферы, ясного солнца, законного правосостояния. Естественно, все до единой татарские женщины не могут жить без прав. Причиной того, что в Крыму численность татар сокращается, является плохое положение женщин. Сегодня мы не должны торговаться. Давайте все же дадим. Мы сами были настоящими рабами прежней России. А женщины наши – рабынями рабов. И вот мы свободны, завоевали свободу. Ну и давайте их тоже сделаем свободными, дадим им свободу. (Аплодисменты.) Многоженство ограничено шариатом. «Если вы боитесь, что не будете справедливы». Пророк наш считает развод дозволенным. («Для Аллаха самое нежелательное из дозволенного - развод».) Поэтому я вам предлагаю: сестер наших сделаем свободными, дадим им «полные права», по всему кругу вопросов дадим! (Аплодисменты.) С. 348-349.

Салима-туташ Якубова.

  Господа! Некоторые из выступавших господ задали нам вопросы. Для чего нужны женщинам требуемые права? Естественно, если бы имели высокое положение, мы не занимались бы этим вопросом, обратившись к вам. Мы угнетаемы, потому что бесправны. Это бесправие ставит нас в унизительное положение. Как воздух нам нужно наделение правами, преодоление нынешнего положения. Мы нуждаемся [в удовлетворении претензий]. Через сорок лет эти проблемы не будут кого-либо волновать. Однако до тех пор женщины будут находиться в жалком состоянии. Один хазрет заявил: “Пусть девушкт не выходят замуж в качестве второй или иной жены”. Однако у нас встречается обычай выдавать девушку принудительно. Они не могут защищать свои права. Надо протянуть им руку помощи. Сейчас у нас свобода. Мы все стремимся воспользоваться этой свободой. Однако надо ясно понимать: чтобы воспользоваться этой святой свободой, вы должны быть едины с женщинами. Только при этом условии вы можете двигаться вперед. Вот на этих знаменах  ваших написано: «справедливость». В вашем отношении к нам есть справедливость?  Если нет, то отстранитесь от вывешенных здесь знамен. Вы боитесь дать нам право. Вы этим отнимаете право у нации. Ведь женщина – мать нации. Если вы матери нации не даете причитающихся прав, то этим вы нацию притесните. Получается, что вы не желаете развития нации. Ведь нация идет вперед лишь благодаря гражданам, воспитанным полноправными матерями. Если развитие нации, ее прогресс является идеалом для вас, то оно и для нас великий идеал. Если вы отвергнете наши резолюции, не дадите требуемых прав, мы их в любом случае возьмем! Мы не будем останавливаться, если вы скажете: «Не дадим»*. ( В подстрочник протоколов в формальной связке со словами «не дадим» вынесено примечание: Доклад Селимы-туташ, прочитанный на Казанском женском съезде, будет представлен в сборнике материалов этого съезда. – С.Ф.) До этого времени властвовало самодержавие Николая. Сейчас оно исчезло, не будучи в силах противостоять желаниям народа. И ваше самодержавие рухнет.  Мы обрушим ваше самодержавие, не дающее нам прав. Придет и на нашу улицу близкий уже праздник! (Аплодисменты.) С. 349-350.

Председатель.

  Здесь для участия в прениях записались около восьмидесяти человек. Я говорил, что желающие выступить, вероятно, уже выступали на заседаниях женской секции. Поступило предложение прекратить прения. Принимаете ли это предложение?  Один человек пусть выскажется «за», другой – «против». (Шум.) С. 350.

Ильяс Алкин.

  Я не хотел выступать. Больше стало противников признания прав за женщинами. Пусть они выскажутся в полной мере. (Продолжается шум.) С.350.

Исмаил Госманов.

  Если хотите дожить с шариатом до Судного дня, разрешение проблемы должно довести до конца. Ранее мы говорили, что джадидизм нам вреден. (Выкрик из зала: «И сейчас вреден».) Ныне же он принят как нечто благоприятное. О многоженстве здесь [заявил] Каримулла-хазрет. (Шум.) Подождите, потерпите, я я только одно скажу. Шариат не дозволяет   брать жену, когда есть другая. (Шум в зале.) Священные аяты говорят: «А если вы боитесь, что не будете справедливы». И далее: «Никогда вы не в состоянии быть справедливыми между женами, хотя бы и хотели этого». Если эти два аята мы объединим, то явственно прозвучит указание, что более одной жены брать нельзя. (Аплодисменты.) С. 350-351.

Некто.

  Господа, мы думали, что не увидим здесь людей, которые были бы против прав женщин. Если в историческую, драгоценную минуту желаете жить счастливо, подумайте о том, чтобы дать женщинам права. Они в любом случае независимо от того, дадите вы или нет, возьмут желаемые права. С. 351.

Председатель.

  Поступило предложение прекратить прения. Ставлю его на голосование. Прошу поднять руки тех, кто за предложение. Заявление удовлетворено. (В это время Нур Ахмад Ишмиев обходит стол президиума и поднимается на трибуну.) С. 351.

Нур Ахмад Ишмиев. (Зал шумит, раздаются выкрики «долой», «долой».)

Председатель.

  Уважаемое собрание. Было принято решение не давать далее слова кому-либо. Однако этот хазрет, сказав, что у него чрезвычайно важное заявление, взял слово. Поэтому, раз у него нечто «чрезвычайное», я взял на себя грех дать ему слово. С. 351.

Н. Ишмиев.

  (В зале шум, крики: «Не нужно», «долой», «долой». Выступление начинается в обстановке шума.) Ради Аллаха, прошу вас, ради защиты прав женщин, позвольте мне сказать лишь одно слово. Вы подумайте, если бы в шариате Аллаха Всевышнего не допускалось многоженство, то в период войны солдаткам, оставшимся без мужей, было бы очень тяжело. (Крики «долой», «долой», свист, хазрет застыл на месте, затем вынужден оставить трибуну. В это время в обстановке шума [к столу президиума] выходит Ильгамия-туташ Туктарова.) С. 351-352.

Председатель.

  Сейчас Ильгамия-туташ снова прочтет резолюции Казанского съезда мусульманок. Принять или не принять – в вашей воле. (Шум в зале затихает.) С. 352.

Габидулла Ходжаев.

  Я предлагаю каждую резолюцию ставить на голосование отдельно. Важный не только в практическом, но и в духовном отношении вопрос остался без должного обсуждения. И хотя я подавал записку о своем желании выступить, из-за прекращения обсуждения не смог высказаться.Это проблема хиджаба. Я предлагаю провести обсуждение этой проблемы с ограниченным числом выступающих. (Ильгамия-туташ зачитывает резолюции Казанского съезда мусульманок.) С. 352.

Председатель.

  Тех, кто готов утвердить резолюцию, зачитанную Ильгамией-туташ, прошу поднять руки. (Резолюция принимается преобладающим большинством голосов.) С. 352.

Фатима-туташ Ахмедова. (Видимо, Кулахметова. – С.Ф.)

  Зачитывает по-татарски и по-русски ранее приведенную резолюцию секции по женскому вопросу в двух пунктах. С. 352.

Доктор Оруджев*. (* Ординатор клиники Московского университета.)

  Поскольку я подчиняюсь решению съезда (имеет в виду решение съезда о прекращении прений), я, к сожалению, не смогу выступить. Я хочу лишь внести одну поправку. Здесь во 2-м пункте заявлено: «Так как многоженство противоречит  гуманизму и справедливости, оно должно быть прекращено в скорейшем времени». Я здесь вставил бы такие слова: «противоречит Корану». Господа! Я скажу: «Мне не дали возможности высказаться. А то бы я из Корана сколько угодно аятов привел, чтобы эти свои слова подкрепить. Я не знаю, где бы Коран наставлял многоженству. В Коране после слов о многоженстве «и если вы боитесь, что не будете справедливы » говорится…» (В зале начинается шум.) Господа, я предлагаю поправку: «Многоженство должно быть уничтожено, так как  противоречит Корану, гуманизму и справедливости». С. 352-353.

Фахрислам Акиев.

  В первом пункте нет слов «пусть будет равенство и в семейном праве». Я прошу добавить эти слова. С. 353.

Ахмед Салихов.

  Я предлагаю такую поправку. В резолюции сказано: «Многоженство должно быть изжито на основе законов». Я против двух последних слов: «на основе законов». Эти слова вызывают очень большое сомнение. Когда, собственно? Любой будет думать: на собрании представителей страны, в парламенте. Таким образом, русский парламент должен будет заняться обычаями мусульман. По-моему, такое положение будет чрезвычайно противоестественным. Если будет сказано: «Многоженство должно быть изжито», - достаточно. Каким образом?  Есть разные пути: побуждение, моральное воздействие, возможно бойкотирование тех, кто женится. Но не через распри в русском парламенте. Думаю, можно и нужно выбросить два эти слова. С. 353.

Ф. Кулахметова.

  Очевидно, наши слова «посредством законов» порождают недопонимание. Я высказала эти слова, имея в виду не законы государства, а «шариатское судебное решение». Здесь  речь не о законе государства, а об издании «шариатского судебного решения». С. 353.

Махфуза-туташ Максудова.

  Я считаю, что следует оставить резолюцию секции: «Многоженство, противоречащее гуманизму и справедливости, должно быть изжито скорейшим образом». Я не могу понять тех, кто говорить, что светские учреждения будут вмешиваться  в наши религиозные дела. Если в Коране нет такого явления, как многоженство, если многоженство не предопределено Кораном и исламом, если это только некая традиция, то, значит, оно вне нашей религиозной жизни. Поэтому, думаю, многоженство должно быть изжито законным образом и безотлагательно, в скором времени, не только через парламент и через съезд представителей всей страны. С. 353-354.

Председатель.

  Ахмед-бек говорит: «Пусть с многоженством будет покончено» и все. Слов «законодательным путем» пусть не будет, говорит. Ставлю на голосование это предложение. (Принимается решение опустить слово «законодательный».) И теперь ставлю на голосование резолюцию целиком. Кто за принятие, прошу поднять руки! (Большинством голосов резолюция* (* См. ее в разделе «». ) принимается.) С. 354.

Всеобщий курултай мусульман России признал право женщин на равноправие. ( Бурные аплодисменты.) Теперь объявляется перерыв на один час. С. 354.

Заявления имамов

Масуд-хазрет Губайдуллин.

  Цель нашего заявления – ознакомить вас с точкой зрения имамов на женский вопрос. (Читает с листа письменно изложенное заявление. Прочитав, изъявляет желание что-то сказать.) Говорит: Основывясь на шариате, мы не против того, чтобы представить права женщинам. С. 372-373.

Председатель.

  Вам было дано право зачитать заявление. Прошу зачитать заявление полностью, включая подписи. (Губайдуллин начинает зачитывать подписи, однако очень торопливо и тихо, как будто не желая, чтобы его расслышали. Поэтому, чтобы собравшиеся ознакомились с подписями, чтение поручается Гаязу-эфенди Исхакову.)

Гаяз Исхаков.

  (Прочитав подписи.) Некоторые места ошибочно прочитал. очень плохо написано. (В зале смеются.) Всего 203 подписи, сказали. Не сумел я сосчитать. Вот и все.

Протест имамов против решения съезда по женскому вопросу

  (В точности.) Рассмотрев следующие пункты резолюции, предложенной Всеобщему мусульманскому съезду женской секцией по женскому вопросу на 10 (8) заседании: «Женщины должны быть равны с мужчинами в социальных и политических правах и многоженство, противоречащее справедливости и гуманизму, должно быть совершенно ликвидировано», - мы, нижеподписавшиеся имамы, решительно с ними не согласны и голосовали против. В связи с чем мы в этих двух вопросах не можем взять на себя ответственность. Когда вы не приняли во внимание поправку имамов, а мы, оберегая статус съезда и почитая съезд, не выказывали тогда протест и не покинули съезд, хотя имели право. Наше решение было следующее: «Помимо ограничений, налагаемых шариатом, в остальных социальных и политических правах женщины должны быть в равенстве с мужчинами» и злоупотреблениям в практике многоженства следует положить конец.

  Мы хотели бы, представив эти свои решения членам президиума Всеобщего мусульманского съезда и прочитав во внеочередном порядке на общем заседании, просить включить его в протокол*. С. 373-374.

(* Далее  на стр. 374-377 приведены 196 подписей имамов, на стр. 377-379 приведены три коротких заявления в поддержку протеста имамов, заверенные в совокупности 29 подписями.)

Отдельное заявление крымских мулл на съезде

  Многоуважаемому президиуму московского Всеобщего мусульманского собрания.

  Доводим до Вашего сведения, что не согласны с пунктами, принятыми 9 мая Всеобщим съездом большинством голосов, по вопросам о наследстве, свидетельстве, разводе и считаем нужным образовать совет ученых женщин для окончательного решения этих вопросов.

Полномочный представитель комиссии казыев Крымского шариатского суда казый Акмечетя Ибрагим Тарпи. Представитель: хатыйб и имам Хусаин-эфенди Ахмад Тарпи (виден, но плохо различается оттиск печати с подписью). С. 379.

Председатель.

  На трибуне – по женскому и земельному вопросам от имени туркестанских мулл. Пожалуйста. С. 379.

Туркестанский мулла Султан Урынбаев.

  …Второе: по женскому вопросу было принято решение, что должно быть равенство во всем. Мы разъясняем, что пункты о свидетельстве, наследовании, разводе, многоженстве противоречат шариату. Наше пожелание таково: воспользоваться достигнутой свободой, чтобы принять единое и перспективное с точки зрения шариата решение. (Крики из зала: «Долой». Иные свистят.) С. 381.

Председатель.

  Вам слово было дано для чтения заявления, не для изложения Ваших соображений.

([C. Урынбаев] читает.) См. далее шестую часть.

Из: Бөтен Русия мөселманларының 1917 елда, 1-11 майда Мәскәүдә булган гомуми съездының  протоколлары. Петроград, 1918

Иллюстрация-заставка: Дом Асадуллаева (портал) в Москве, в котором состоялись заседания Всеобщего всероссийского мусульманского съезда в мае 1917 г. Сведения о фотографии: Автор: Ерней - собственная работа, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=5967117 (в аннотации к снимку по указанному адресу портал дома назван "ворота", что ошибочно).

Фаизов Сагит Фяритович, составитель, переводчик.

13 апреля 2017 г.


?

Log in