Previous Entry Share Next Entry
Ху на грамоте Василия II
sagitfaizov
Сагит Фаизов

«Ху» на грамоте Василия II


1450-й год. На просторах Руси продолжает полыхать начавшаяся в 1425 г. «феодальная» война. Великий князь Василий II заключил еще один договор с Михаилом Андреевичем (в мировой истории нет другой такой войны по количеству договоров в расчете на количество титулованных участников и количество сражений) [1]. Дьяк Шимонов записал [2], что князья по-прежнему преисполнены наилучших намерений относительно друг друга и так же, как это было в далеком 1434 году, когда Василий Васильевич был еще юношей, а Михаил Андреевич был совсем дитя, заверил грамоту (в рассматриваемом случае – приписку к грамоте) своим росчерком на уйгурский манер (который до сих пор никто не может прочитать [3]). В то же время остается незамеченной не свойственная русскому письму графема или лигатура, которая сопровождает будто бы уйгурский росчерк дьяка в обеих грамотах. Во второй, 1450 г., она прописана трижды: в конце последней строки основного текста грамоты, с правой стороны «уйгурского» росчерка, в нижней части того же росчерка – как его завершение. В первых двух случаях она расположена перпендикулярно направлению основных строк грамоты, в последнем – параллельно линии основных строк (но, если считать росчерк «уйгурским», тоже перпендикулярно).




На мой взгляд, трижды прописанная в одном месте графема является лигатурой двух арабских букв «ха» и «вав»; образуемое ими слово «Ху» (произносится также как «Хуа») является местоимением «Он»  арабского языка и использовалось, в частности, в турецкой и крымско-татарской дипломатике для именования Аллаха в начале официальных посланий (наблюдается также и в русской дипломатике, - например, в мохаббат-наме царя Михаила Федоровича к крымскому принцу Ислам-Гирею 1620 г.) [4]. Первая буква лигатуры в целях маскировки записи прописана не полностью (чаще всего она изображается двумя или одной завитушкой, развернутой в противоположную от «вав» сторону, то есть вправо), у третьей лигатуры она уходит в псевдоуйгурскую запись.


Присутствие «Ху» в тексте подкрепляется числовыми показателями. Буква «ха» наделена числовым значением 5 и является 27-й буквой арабского алфавита, буква «вав» имеет числовое значение 6 и является 26 буквой арабского алфавита [5]. Сумма 5 и 6 равна 11, или 2; сумма 27 и 26 равна 53, или 8. В приписке псевдоуйгурской записи предшествует текст: «А коли, гне, выхода в Орду не дати, и тоб(е), гне, и оу мене не взити». В нем 16 слов, конечное числовое значение количества слов – 7. Лексема «дати» записана так, что буква «т» по своей графике должна читаться как «с» (а глагол – «даси»). Если читать сомнительный глагол как «дати», конечное числовое значение всех букв русскоязычной приписки будет 8 [6]. Если читать его как «даси», конечное числовое значение всех букв будет равно 7. Сама вероятность перемены буквы со значением 3 («т») на букву со значением 2 («с») маркирует то обстоятельство, что два из трех «Ху» размещены в приписке, а одно – в конце основного текста. Сумма конечных числовых значений трех «Ху» равна 6, два показателя конечных числовых значений всех букв приписки (8 и 7) в сумме составят 15, или 6. Восьмерка, образуемая порядковыми номерами букв «ха» и «вав», находится в коррелятивной связи с первым конечным числовым значением всех букв приписки. Частица «не» в словосочетании «мене не» выносная и записана строго над «ен» местоимения «мене»: зеркально соотносящиеся (и отрицающие друг друга) четыре буквы наделены совокупным числовым значением 20, или 2; отрицание друг друга двумя «ен» указывает на избыток «Ху» в «грамоте». 1 июля 1450 г., которым датируется «документ», это понедельник, второй день христианской недели.


На этом я завершаю свой обзор десяти «грамот XV в. с дьяческими монограммами», которые были упомянуты в апреле прошлого года в статье Грязнова, А. Л. Все они, включая и одиннадцатую [7], оказались поздними, XVIII в., мистификациями. В силу этого обстоятельства даже те две грамоты, которые могут содержать татарскую лексику в записях, выполненных проуйгурской графикой («уйгурские» записи – основной объект внимания Грязнова), интересны лишь как феномены мифотворчества Нового времени [8].

Сноски и примечания.

1.       РГАДА. Ф.135. Отд. I. Рубр. II. Ед. хр. 38. Л. 1. В сети: http://rgada.info/index4.php?T1=&Sk=10&page=9
2.       Упоминается Грязновым, А.Л., вымышленный персонаж.
3.       Подражание греческой букве «кси».
4.       Cм. образцы крымскотатарских грамот и мохаббат-наме Михаила Федоровича в альбоме: Сагит Фаизов Тугра и Вселенная. Мохаббат-наме и шерт-наме крымских ханов и принцев в орнаментальном, сакральном и дипломатическом контекстах. Москва – Бахчисарай, 2002.
5.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит», «Арабское письмо». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского, современного русского алфавита и иных алфавитов не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
6.       Ряд чисел предложения с «дати»: 1 2738 355 26741 2 7144 55 4138 8 37  355  8  74 4555 55 27838.
7.       «Перемирная грамота», датируемая 1447 г. (РГАДА. Ф. 135. Отд. I. Рубр. II. Ед. хр. 32). В нижней части грамоты плохо сохранившаяся или затертая (смытая?) буква «кси» с финикийскими приращениями – аналогичная двум “кси”, изображенным на “договоре” Василия II с Юрьевичами, датируемом 1434 г. В имени дьяка та же буква «лемда». Сагит Фаизов Карта Пошехонья в завещании Софьи Витовтовны //  http://www.proza.ru/2015/01/07/1019  Договор о разболевшемся дьяке // http://www.proza.ru/2015/01/20/2000;  Он же Василий II, Иван, Михаил и их мамы // http://www.proza.ru/2015/01/09/1082; Он же Три карты великого князя Юрия Дмитриевича // http://www.proza.ru/2015/01/11/1564; см. также в ЖЖ sagitfaizov; Он же Судакская крепость и масоны в договоре Василия  II // http://sagitfaizov.livejournal.com/120439.html; Он же Уйгуро-масонская хронология в договоре Василия II // sagitfaizov.livejournal.com/120642.html; см. также на proza.ru; Он же Тетраграмматон на грамоте Василия II // http://www.proza.ru/2015/01/19/2304; Он же Бином Ньютона в духовной грамоте Вл. Андреевича // http://www.proza.ru/2015/01/21/2169; см. также в ЖЖ sagitfaizov
8.       Любопытные текстогенные явления, выявленные в «грамотах»: четыре географические карты, один силуэтный пейзаж, один шарж (на Исаака Ньютона и упоминание ученого), один силуэтный анималистический рисунок, масонские знаки, включая пентакль, буквы финикийского алфавита, краткое восточное богословие «Ху», мегакалендарный расчет (шутка), запись заболевания на арабском языке, татарские и персидские лексемы, довольно откровенный намек скабрезного характера.


Опубликована 23 января 2015 г.

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ                         ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
              Об архивном деле в Российской Федерации

Статья 24. Доступ к архивным документам
     1. Пользователь  архивными  документами  имеет  право свободно
искать  и  получать  для  изучения  архивные  документы.         (В
редакции Федерального закона от 27.07.2010 г. N 227-ФЗ)
     1-1. Доступ к архивным документам обеспечивается:
     1) путем  предоставления  пользователю  архивными  документами
справочно-поисковых  средств и информации об этих средствах,  в том
числе в форме электронного документа;
     2) путем  предоставления подлинников и (или) копий необходимых
ему документов, в том числе в форме электронных документов;
     3) путем    использования   информационно-телекоммуникационных
сетей общего пользования, в том числе сети Интернет, с возможностью
их копирования.
Статья 26. Использование архивных документов
     1. Пользователь     архивными    документами    имеет    право
использовать, передавать, распространять информацию, содержащуюся в
предоставленных  ему  архивных  документах,  а также копии архивных
документов для любых законных целей и любым законным способом.
 


 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account