Previous Entry Share Next Entry
Лолита и множественность
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Лолита и множественность
или цветная карта диссоциативного расстройства идентичности



«Как только мы понимаем, что текст — не просто нечто номинативное, каковым его считали до сих пор, становится видно, как мало можно пока о нем сказать. Исповедь ли это? Если да, то — Гумберта ли исповедь? Совершилось ли преступление? Если да, то — какое (или какие)? Такие   вопросы, как «Г у м б е р т   л и   н а п и с а л   т е к с т ?», предшествуют таким, как «подлинно ли раскаяние Гумберта?»»*   Дж. В. Наринс

«Лолита» В. Набокова, несмотря на очень большой интерес к нему со стороны литературоведов, остается – в результате множества аналитических экскурсов - «чрезвычайно сложным текстом, богатым на каламбуры, литературные аллюзии, элементы пародии и перекрёстные ссылки» [1], то есть текстом, которому более или менее повезло в понимании его литературной родословной, толковании стилистических и иных новшеств автора. Но до сих пор о смысловом содержании романа, его архитектонике, его сюжете и, соответственно, о художественных задачах, которые ставил перед собой автор, известно меньше, чем наполовину [2].  Второй сюжет произведения, наличие трех пластов его смыслов, его публицистическая составляющая не обозначены даже как исследовательские задачи (за исключением цитируемого выше тезиса Наринса о возможности денонсации «авторства» Гумберта), остаются незамеченными некоторые межтекстовые связи первостепенного значения.
Основная причина, обусловившая возникновение такой ситуации, заключается в отсутствии у исследователей инструментария дешифровки скрытых смыслов произведения. Исследователи допускают, что Набоков в «Лолите» шифровал некие смыслы, но предполагаемый, и распознаваемый, инструментарий набоковских шифровок – «каламбуры, литературные аллюзии, элементы пародии и перекрестные ссылки». На самом деле он намного богаче и сложнее.

Диссоциативное расстройство идентичности.

Вопрос о том, чем болел Гумберт Гумберт, - важнейший для раскодировки сюжетной и иных существенных качеств романа. У Гумберта в открытом тексте какое-то устойчивое психическое расстройство. По предположению М. Проффера, - шизофрения [3]. На шизофреника он, действительно, похож. Но не шизофреник. У него диссоциативное расстройство идентичности, иначе эта болезнь называется состояние множественности личности. Носители этого редкого заболевания попеременно воображают себя различными персонами, значительно отличающимися друг от друга, и в большинстве случаев не помнят о своих соседствующих воплощениях. В «Лолите» соседствующие персоны помнят друг друга, и каждая персона переживает одну и ту же историю «со своей стороны». Предшествующая «Лолите» диссоциативная «странная» история – Джекила и Хайда, описанная Стивенсоном. Из последующих «диссоциативных историй» в искусстве приметен фильм «Идентификация» (2003, режиссер-постановщик Джеймс Мэнгольд).

Ключевой маркер специфического расстройства автора записок о Лолите, которым является отнюдь не Гумберт, - спектральные цвета, воплощенные в радуге и в тексте, и три основных цвета, зеленый, красный, синий, смешение которых порождает остальные цвета и оттенки, так же как больная фантазия множественной личности порождает другие личности. Носитель заболевания – драматург Вивиан Дамор-Блок, с которой вполне здоровый автор, В. В. Набоков, отождествляет себя [4], Гумберт Гумберт – лишь одно из «ее» воплощений.

Текст романа о цветовой составляющей диссоциативной природы персонажей.

«Более прелестной нимфетки никогда не снилось зелёно-красно-синему Приапу», - Гумберт о себе, ложном генераторе личностей, и о Лолите в начале совместной жизни с семьей Гейз. Синий цвет, оставаясь цветом Гумберта, закрепляется за обеими Гейз: у Шарлотты синие (аквамариновые) глаза и синий седан, у Лолиты – синие штаны (джинсы?). Зеленый цвет, оставаясь цветом Гумберта, закрепляется за Чарли (он в зеленой клетчатой рубашке) и Моной (зеленая кепка Поэта, клетчатые же штаны, у Лолиты клетчатое платьице, у Куильти клетчатый пиджак). Красный цвет, оставаясь цветом Гумберта, закрепляется за шестью охотниками в спектакле по пьесе Клэра Куильти (красные кепки) и самим Клэром Куильти (красный автомобиль «Як» - «YAK») [5].
Черные купальники матери и дочери – отражение того технологического правила, что черный цвет (чернил) получают благодаря смешению зеленого и красного красителей. Черный цвет относительно спектра есть отсутствие цвета, белый – избыточное присутствие (смесь трех основных цветов), вместе с серым это так называемые ахроматические цвета. Кем-то забытые темные очки, искажающие цветовую палитру мира, в эпизоде неудавшейся близости юных Гумберта и Аннабель, символизируют прекращение «цветной» жизни Аннабель, что и произойдет спустя три месяца. Та же символика у темных очков Гумберта, за которыми он вернулся к машине, прежде чем решиться утопить Шарлотту (не решился, но спустя некоторое время после купания в Очковом озере она погибла). «Светлокожий» вдовец Гумберт  («Lolita. A Confession of the Light-Skinned Widower») – вдовец «белокожий», или «белый», или позитивное отрицание радуги. Но он же «черный»: «Она вошла в мою страну, в лиловую и чёрную Гумбрию, с неосторожным любопытством». Черные купальники Шарлотты и Лолиты – символ господства будущего вдовца над ними обеими.
У Лолиты преимущественный цвет – розовый, она «дымчато-розовая», «долорозовая» и пр., порождение синего и красного цветов, принадлежащих Гумберту (определение «дымчато-розовая», то есть розовая с фиолетовым оттенком, подчеркивает спектральное происхождение ее «розовой» природы; сам Гумберт маркирован, благодаря его халату, - производным, в дополнение к основным, фиолетовым цветом).
Когда в сюжете возникает «Пондерозовая сосна» (в английском тексте без «сосны»: «Ponderosa Lodge»), название гостиницы, Набоков, благодаря ее инкорпорации в текст, напоминает об особой роли желтого цвета в творчестве художников (у них основные цвета красный, желтый, синий) и старом цветовом регламенте англичан, которые до возникновения цветового учения Максвелла также включали желтый цвет в число основных: пондерозовая сосна в обиходе называется «желтой». Формант «rosa» в «ponderosa (pine)», не имеющий семантической связи с розовым цветом, связывает название гостиницы с «розовой» Лолитой благодаря своему звучанию и маркирует ее «измену» (в силу поверья об одном из смыслов желтого цвета).
«Детская» радуга спектакля «Дама, любившая молнию» находится в оппозиции к ложной радуге спектакля «Привал зачарованных охотников», в которой присутствуют всего два цвета, зеленый и  красный, способные образовать вместе лишь черный цвет; носительница синего цвета, способного «оплодотворить» два других цвета и родить радугу, ушла из спектакля. Сюжет (об охотниках) и название спектакля актуализируют мнемоническую фразу «каждый охотник желает знать, где сидит фазан» и дополнительно маркируют присутствие и отсутствие радуги в скрытой символике представления. Удаление синего цвета из спектакля, вероятно, обусловлено нежеланием Гумберта (и Куильти, см. об их сходстве ниже) бередить детскую рану: его (их) мама была убита молнией, на пикнике, когда после дождя и молний появилась радуга; на такую последовательность событий указывают название пьесы с удавшейся радугой (написанная Куильти в соавторстве с Дамор-Блок) и то обстоятельство, что радуга возникает в третьем действии. Дама, любившая молнию, - мать Гумберта, для которого радуга – символ смерти (в радуге нет отдельной полосы розового цвета, поэтому Гумберт отождествляет Лолиту с жизнью, поэтому после последней встречи с ней он выезжает на встречную полосу на дороге). В клинической картине множественности личности Вивиан Дамор-Блок больная Вивиан пытается избавиться от Гумберта и с помощью другого своего «я», Клэра Куильти, инициирует постановку спектакля по ранее написанной пьесе о молнии, радуге и смерти. Отсюда характерный обмен репликами между Гумбертом и Лолитой после спектакля в Уэйсе: ««Вивиан — очень интересная дама. Я почти уверен, что мы ее видели вчера, когда обедали в Ананасе». «Иногда ты просто отвратительно туп», - сказала Лолита. - «Во-первых, Вивиан — автор; авторша — это Клэр; во-вторых, ей сорок лет, она замужем, и у нее негритянская кровь». «А я-то думал» - продолжал я, нежно подшучивая над ней, - «я-то думал, что Куильти твоя бывшая пассия — помнишь, о нем говорилось в милом Рамздэле, в те дни, когда ты любила меня?»» М. Проффер полагал, будто Губерт «дал маху, поверив Лолите, что Клэр — женщина». Но Гумберт хорошо знал кто есть кто и чего они хотят, к теме об авторах пьесы он обращается «желая переменить разговор — переменить прицел судьбы», Лолиту он называет «моя ультрафиолетовая душка», ультрафиолетовая – та, которая находится вне спектра радуги, за фиолетовой полосой (памятный загар 12-летней Лолиты – ультрафиолетовый, сам Гумберт - фиолетовый.

Медицинские маркеры диссоциативных перевоплощений.

«Поторопитесь!», крикнула она, когда я стал чересчур старательно складывать своё крупное тело, чтобы влезть в машину (всё ещё отчаянно придумывая, как бы спастись), - эпизод из поездки в город с Шарлоттой и Лолитой за подарками «для приятельницы подруги». Чересчур старательно Гумберт может складывать только то тело, к которому он непривычен (непривычна).
«Но тут она заметила мои собранные в пучок приближающиеся губы и покладисто сказала: «О'кэй». Схожий рот у Куильти: «Дегенеративный рот в виде розового бутончика». Выпячивают губы Шарлотта и Лолита.
«Не сомневаюсь, что доктор Биянка Шварцман вознаградила бы меня целым мешком австрийских шиллингов, ежели бы я прибавил этот либидосон к её либидосье», - комментарий Гумберта к его сну с «озерным» сюжетом. Биянка Шварцман – «белая» и «черная» («bianca» итальянского языка – «белая»), сам Гумберт тоже «белый» и «черный», он (она) припоминает одну из своих ипостасей.
Во сне с «озерным» сюжетом Гумберт скачет вокруг озера, раздвинув ноги при отсутствии лошади, у него женская соматическая позиция – припоминание одной из «своих» женских  ипостасей.
После неудачи с утоплением Шарлотты последняя, на берегу, замечает относительно часов Гумберта: «Уотерпруф» («водонепроницаемые»). В конце романа Лолита на вопрос Гумберта об имени ее соблазнителя и похитителя отвечает: «Уотерпруф», - но она, объединяя Гумберта и Куильти в слове «уотерпруф», ничего не знает о нереализованном намерении Гумберта утопить ее мать (остаточная, дрейфующая в подсознании фракция памяти носителя множества личностей). Вместе с тем, «уотерпруф» - возможная подсказка относительно того, что действительная мать Вивиан Дамор-Блок находилась в воде в момент удара молнии (такие случаи, со смертельным исходом, бывают) [6]. И, соответственно, это воспоминание – основная причина того, почему Гумберт не смог решиться утопить Шарлотту (отравить или застрелить смог бы) [7].

Диалог Гумберта с незнакомцем на веранде гостиницы «Привал Зачарованных Охотников»:
«Как же ты ее достал?»
«Простите?»
«Говорю: дождь перестал».
«Да, кажется.
«Я где-то видал эту девочку».
«Она моя дочь».
«Врешь — не дочь».
«Простите?»
«Я говорю: роскошная ночь. Где ее мать?»
«Умерла».
Проффер полагает, что здесь Гумберт разговаривает с Куильти [8]. Похоже на то. Но эхообразные реплики Куильти, перескакивающие с темы Лолиты, которую ведет Куильти, на тему дождя и ночи, делают разговор двух незнакомцев похожим на монолог аутичной персоны. И в самом деле это разговор Гумберта с самим собой, - с Куильти, которого нет. Другой способ репрезентации Куильти как воображаемой личности, использованный Набоковым в конце «диалога»: «Он чиркнул спичкой, но оттого, что он был пьян, или оттого, что пьян был ветер, пламя осветило не его, а какого-то глубокого старца (одного из тех, кто проводит остаток жизни в таких старых гостиницах) и его белую качалку. Никто ничего не сказал, и темнота вернулась на прежнее место. Затем я услышал, как гостиничный старожил раскашлялся и с могильной гулкостью отхаркнулся». Белая качалка – качалка цвета Гумберта, сама по себе она - символ амбивалентности состояний диссоциативной личности.
О Гумбертсоне, оказавшемся в одной постели с Гумбертом и Ритой: «Полгода спустя Рита написала тамошнему доктору. Тот ответил, что «Джек Гумбертсон» — как незнакомца безвкусно прозвали — всё ещё не вошёл в сношение со своим прошлым. О, Мнемозина, сладчайшая и задорнейшая из муз!» Формула «не вошел в сношение со своим прошлым» описывает ситуацию, переживавшуюся Гумбертом или Лолитой перед их первой близостью (см. предшествующий абзац).
«Желая разорвать сеть судьбы…» - Гумберт «о себе» (у отдельной личности – «нить судьбы») Тогда же, в «Каштановых Коттеджах», сеть судьбы входит в сопряжение с пистолетом «в клетку»: «Желая разорвать сеть судьбы, которая, как я смутно чувствовал, опутывала меня, я решил (несмотря на нескрываемую досаду Лолиты) провести лишнюю ночь в "Каштановых Коттеджах". Окончательно уже проснувшись в четыре часа утра, я удостоверился, что девочка еще спит (раскрыв рот, как будто скучно дивясь нелепой до странности жизни, которую мы все построили кое-как для нее) и что драгоценное содержание "луизетты" в сохранности. Там, уютно закутанный в белый шерстяной шарф, лежал карманный пистолет: калибр - ноль тридцать два, вместимость - восемь патронов, длина - около одной девятой роста Лолиты, рукоятка - ореховая в клетку, стальная отделка - сплошь вороненая» [9]. Почему пистолет уютно укутан в белый шарф и почему его длина измеряется ростом Лолиты? Потому что клетки на его ореховой рукояти (у ореха мощная корневая система) – не родившиеся дети Гумберта и Лолиты. На коробку-колыбель перенесено имя Луизы, домработницы дома Гейз. И пр., и пр.
В кризисный день супружества: «Руки в боки, я постоял в совершенной неподвижности и полном самообладании, созерцая с порога изнасилованный столик: ящик был выдвинут, из замочной скважины висел, зацепившись бородкой, подошедший наконец ключ, другие разнородные домашние отмычки лежали на столешнице», - отсылка к символике ряда картин и рисунков Сальвадора Дали, когда Дали посредством мотива выдвинутого ящика обозначает разрушение и тревогу, вызванную вмешательством другого в субъектную неприкосновенность носителя экзистенции.

Нейроны, дендриты и аксоны.

Психопатологическая симптоматика диссоциативного расстройства идентичности – не единичный естественнонаучный сквозной мотив романа (она же образует каркас архитектоники произведения). Второй естественнонаучный мотив – микроструктура головного мозга и всей нервной системы человека, микроструктура, повреждение которой обуславливает наблюдаемую извне патологию в поведении человека (вероятный патогенез. Основные словоформы видимого текста, за которыми скрываются мельчайшие элементы структуры мозга: «клетчатый», «клетка» (нейроны, нейрон), солнечные «блики», пробивающиеся сквозь листву деревьев, «дремучий лес» (дендриты и аксоны), «носок» Лолиты (аксон).

Отдельные образцы словоформ в контексте.

В день знакомства Гумберта с Шарлоттой и Лолитой: «Я заметил белый носок на полу. Недовольно крякнув, госпожа Гейз нагнулась за ним на ходу и бросила его в какой-то шкаф», -  первое упоминание носка (в родительном падеже это слово является буквальной ретроинскрипцией термина медико-биологического термина «аксон», действие относительно носка принадлежит родительнице); «axon» - слово древнегреческое, означает «ось».
Позже, в четверг: «Она была в клетчатой рубашке, синих ковбойских панталонах и полотняных тапочках. Каждым своим движением среди круглых солнечных бликов она дотрагивалась до самой тайной и чувствительной струны моей низменной плоти». Солнечные блики образованы пробивающимися сквозь листву деревьев солнечными лучами, мотив дерева («dеndron» - др.-греч., исходная форма медико-биологического термина «дендрит») соединен с мотивом подвижных, вибрирующих клеток. Рубашка Лолиты подсказывает, что круглые солнечные лучи следует проецировать на клетки (в которых присутствуют дендриты). Выше, в статье, были упомянуты иные клетчатые маркеры нейронного микрокосма. Биологическая клетка сама по себе связана с клинической картиной диссоциативного расстройства также как модель этого расстройства – в силу того, что клетка размножается делением и две новые клетки тождественны матрице (в случае диссоциативного расстройства сохраняется полная биологическая тождественность между базовой и новой личностью).
Звонок Лолите в лагерь: «Вот так здорово», проговорила она со смехом. «Когда свадьба? Погодите секундочку — тут у меня щенок — щенок занялся моим носком. Алло…», - второе упоминание носка, щенок тянет носок: напоминание о вытянутой форме аксонов, у жирафов, в частности, аксон в области шеи равен длине шеи (при менее чем микроскопическом поперечнике).
После свадьбы: «И когда путём жалких, жарких, наивно-похотливых ласок, она, эта женщина с царственными сосцами и тяжёлыми лядвиями, подготовляла меня к тому, чтобы я мог наконец выполнить свою еженочную обязанность, то я и тут ещё пытался напасть на пахучий след нимфетки, несясь с припадочным лаем сквозь подсед дремучего леса». Каждый нейрон может находиться в контакте с 20 тысячами других нейронов – при посредстве дендритов и аксона. Благодаря «подседу» Набоков напоминает о небольшой длине дендритов, «подседа»-подлеска, в сравнении с аксонами, вытянутыми «деревьями» (аксон завершается кроной) нейронного леса (в первую очередь, мозга). «Несясь с припадочным лаем» - вероятное указание на нарушение механизма связок между нейронами в мозгу психически больного человека (дендриты «отвечают» преимущественно за прием сигналов от соседних нейронов, аксоны – за отправление сигналов). За «царственными сосцами», возможно, скрываются синапсы – утолщения на месте соприкосновения двух нейронов, за «тяжелыми лядвиями» - стволы дендритов. Предшествующий рассказ Гумберта о том, как он при помощи вина и закусок возбуждал себя перед первым интимным контактом с Шарлоттой, – это рассказ о сложности важнейшего по своему функциональному назначению механизма возбуждения и торможения сигналов в иерархической структуре нейронов, помимо прочего [10].
После свадьбы: «Моей благоверной не могло и присниться, что однажды, воскресным утром, когда расстройство желудка (случившееся вследствие моих попыток улучшить её соуса) помешало мне пойти с нею в церковь, я изменил ей с одним из Лолитиных белых носочков», - третье упоминание носка; действие относительно носка вновь принадлежит родителю. Вторично упоминается белый цвет: в слове «аксон» в русском произношении и написании формант «ак» фонетически и графически соответствует татарскому слову «ак» («белый»), о чем Набоков и напоминает.
 После свадьбы: «Хотя лицо Гумберта и подёргивалось от невралгии, в её глазах оно соперничало с солнечным светом и лиственными тенями, зыблющимися на белом рефрижераторе», - во второй части предложения репрезентован один из многих в романе образов зыбкого, но совершенного мира нейронов. «Подергивание лица от невралгии» - допустимая степень дисфункции командной системы «обычных» нейронов и эффекторных клеток человеческого организма.

Круговорот персон.

Псевдодвойников Гумберта следует искать не только среди окружающих его лиц. Он сам себе двойник – вследствие способности носителя заболевания множественной личности выходить из какой-либо своей диссоциативно генерированной личности и возвращаться в нее (теряя какие-то прежние качества и обретая новые). Гумберт теряет себя и восстанавливает вновь, по меньшей мере, один раз: тот, кто готов любить не нимфетку Лолиту и любил Риту, не тот, кто любил нимфетку Лолиту. Лолита тоже не одна: нимфетка Лолита и вышедшая замуж Лолита – разные воплощения одной и той же личности, и поэтому ее имя читается по-русски как анаграмма «та ли Ло?», а в английской редакции Гумберт произносит два варианта инонаписания ее имени: Lo. Lee. Ta. и Lo. Li. Ta. Допущение большего, чем две, количества Лолит в воспоминании о Гастоне: «Однажды, около Рождества, после того, что я его не видел недели две, он спросил меня: «Et toutes vos fillettes, elles vont bien?» — откуда мне стало ясно, что он умножил мою единственную Лолиту на число костюмных категорий, мельком замеченных его потупленным мрачным взглядом в течение целого ряда её появлений, то в узких синих штанах, то в юбке, то в трусиках, то в стёганом халатике, то в пижаме». Клэр Куильти, который страстно добивался Лолиты и добился ее, не тот Клэр Куильти, который объявил Гумберту II, что он «не получил никакого удовольствия от вашей Долли. Как ни грустно, но я, знаете ли, импотент». Наиболее выразительное обозначение круговорота персон в персонах: «Он был наг под халатом, от него мерзко несло козлом, и я задыхался, когда он перекатывался через меня. Я перекатывался через него. Мы перекатывались через меня. Они перекатывались через него. Мы перекатывались через себя».

Погода в начале июня 1947 г.

Предваряя записи своего дневника за июнь 1947 г., Гумберт Гумберт особо отмечает: «Мои замечания насчёт погоды читатель может проверить в номерах местной газеты за 1947 год». 8 июня Гумберт записал: «Воскресенье. Зыбь жары всё ещё с нами; благодатнейшая неделя!» Регион Новая Англия, где он находится, соприкасается с Нью-Йорком, погода в этом городе не намного отличается от погоды в Новой Англии (если Гумберт в штате Род-Айленд, то и вовсе не отличается); в Нью-Йорке же 8 июня 1947 г. погода была очень холодной – 56 градусов по Фаренгейту (50 градусов по Фаренгейту – 10 градусов по Цельсию), в целом начало июня в нью-йоркском регионе третий год подряд было холодное [11]. Резкое отличие действительной погоды от настоящей, к которой отсылает читателя Набоков, - один из маркеров вымышленного, или клинического, происхождения записей псевдоГумберта.

Затмения.

Ту же цель автор преследует, заставляя Гумберта игнорировать затмения (при том, что всякие разные достопримечательности, увиденные им и Лолитой, Гумберт зафиксировал). Он, и Лолита, не заметили солнечного затмения 12 ноября 1947 г., хотя были в то время в западных районах США, где оно хорошо наблюдалось. Не замеченными остались и лунные затмения 1949 г.: 13 апреля и 6 октября. Загадочное название улицы Thayer в г. Бердслей, которое, скорее всего, актуализирует буквы русского алфавита «т» и «р» и напоминает при посредстве числовых значений этих букв (3 и 1) о дате 13 апреля (Гумберт и Лолита 13 апреля 1949 г. находились в Бердслее) [12]. С этой датой коррелятивно связаны также числовые значения последних букв имен Гумберт, Шарлотта, Лолита и Рита: 13, 31, 31, 31. При этом ряд 31, конечное значение 4, допустимо рассматривать как обозначение апреля, 4-го месяца года [13]. В предложении: «К тому времени, когда весна подкрасила улицу Тэера жёлтыми, зелёными и розовыми мазками, Лолита уже бесповоротно влюбилась в театр», - относящемся к апрелю, желтый и зеленый мазки «радужные» и в известной мнемонической фразе к ним относятся слова «желает знать».

Прототипы Вивиан и ее воплощений.

Луи Виве, носивший в себе шесть различных личностей, у каждой из которых были собственные патерны мышечных сокращений и индивидуальные воспоминания. Случай был описан в 1888 г. Фамилия Виве отразилась в имени «Вивиан».
Клара Нортон Фаулер, носившая в себе две личности, кроме собственной. Случай был описан в 1906 г. Имя Клара отразилось в имени «Клэр» (Куильти).
Дорис Фишер, у нее было пять личностей. Случай был описан в 1915 г. Вероятно, имя Дорис повлияло на возникновение имени Долорес в романе (по фонетическому родству).
Вероятный прототип: Крис Костнер-Сайзмор. Случай был описан в 1954 г. в книге «Три лица Евы», вызвавшей большой резонанс в обществе. Роман Набокова увидит свет в следующем году. Мотив Адама и Евы не раз актуализируется в «Лолите» [14]**.

Сноски и примечания.

*Дж. В. Наринс  «Лолита», нарративная структура и предисловие Джона Рея // http://mreadz.com/new/index.php?id=131186&pages=311
** Костнер-Сайзмор умерла 24 июля 2016 г., в день памяти святой мученицы, католической церкви, Христины (Кристины) Вольсинийской(это примечание написано 3 сентября 2016 г.).

1.       В кавычках фрагмент статьи Люксембурга, А.М.: Alexander M. Luxemburg.  The Mystery of Vladimir Nabokov's Sources: Some New Ideas on Lolita's Intertextual Links // http://www.connotations.uni-tuebingen.de/luxemburg01413.htm   Цит. по: https://ru.wikipedia.org/wiki/Лолита_(роман) См. отдельные литературоведческие труды: И.Л. Галинская, И.Л. К вопросу о генезисе романа В.В. Набокова «Лолита» // Современная филология: итоги и перспективы. Сб. науч. тр. - М.: Гос. ин-т рус. языка им. А.С. Пушкина. 2005, с. 237-255; в сети: http://ec-dejavu.ru/l/Lolita.html; Липовецкий, Марк Аллегория Другого: «Лолита» В. Набокова (Из: Липовецкий, М. Паралогии: Трансформации (пост)модернистского дискурса в русской культуре 1920-2000-х годов. - М.: НЛО, 2008, с. 180-218); в сети: ec-dejavu.ru/l-2/Lolita_Lipovetsky.html; Проффер, Карл Ключи к «Лолите» // http://www.litmir.co/br/?b=109475; Старк, В. Внутренняя хронология романа «Лолита» //http://mreadz.com/new/index.php?id=131186&pages=305
2.       Некоторое приближение к пониманию того, как сконструирована метапроза набоковской «Лолиты» обозначено у тех литературоведов, которые заметили и попытались описать феномен двойников и протеизма в сумме связей персонажей романа друг с другом – в сопряжении с дискурсом «ненадежного нарратора» (Дж. Бейдер, Н. Берберова, А. Жданова, Дж. В. Наринс, Я. Погребная).
3.       Проффер, Карл Ключи к «Лолите» // http://www.litmir.co/br/?b=109475
4.       Для читателей, подзабывших роман: этому персонажу Набоков передал свой псевдоним. Принято считать, что Вивиан Дамор-Блок – анаграмма антропонима «Владимир Набоков». Это ошибочное суждение. Хотя в «Вивиан Дамор-Блок» репрезентованы те же буквы, что в «Владимир Набоков», а Набоков уважал Александра Блока, систематизированная связь между буквами двух антропонимов отсутствует (противоположная, и обычная, связь в первой известной анаграмме: «Ptolemaios — Аро Melitos»). И все же антропоним носительницы заболевания множественной личности  является анаграммой, порядок прочтения: «Вивиан Дамор-Блок – Вивиан Морда-Блок – Вивиан Колбадром* – Вивиан Матрасдром** – Вивиан Матрацдром, то есть у Вивиан два прозвища: «Матрацдром» и  «Морда-Блок» (одно из значений слова «блок» во французском языке – «подмножество», следовательно, «морда-блок» - «множество масок одной личности»). Имя «Вивиан» происходит от латинского «vivus» - «живой». В английском тексте у Вивиан другая фамилия, поэтому с Vivian Darkbloom репрезентованы другие смыслы, один из которых – «темное цветение» - находится в коррелятивной связке с «подмножеством», продуцируемым Вивиан Дамор-Блок.
*Ретроинскрипция «Морда-Блок»
** Во французском «matras» – колба с длинным горлом (длина «колбы» Гумберта, использовавшейся в «матрацном» контексте, как известно, фут).
5.       А. П. Чехов об основных цветах: «Мы знаем, что в природе есть а, б, в, г, до, ре, ми, фа, соль, есть кривая, есть прямая, круг, квадрат, зеленый цвет, красный, синий…, знаем, что все это в известном сочетании дает мелодию или стихи, или картину…» (в письме А.С. Суворину от 3 ноября 1888 г. // Чехов, А.П. Собрание сочинений. Т. 11. Москва, 1963. С. 281 ).
6.       У лексемы «уотерпроф» есть и внетекстовая проекция.
7.       У Проффера: «Почему же здесь возникает слово «уотерпруф» и воспоминание об Очковом Озере? Вернувшись назад в 20-ю главу I части, в которой рассказывается о поездке Гумберта и Шарлотты на Очковое Озеро, мы можем проследить мотив наручных часов. Вспомним, что Гумберт уже почти решился утопить Шарлотту Гейз, будучи уверенным, что их никто не видит и он может совершить идеальное преступление. Однако у него не хватило духу убить ее. И сразу после этого он узнает, как ему «повезло», потому что Джоана Фарло в зарослях на берегу писала пейзаж и, оставаясь незамеченной, наблюдала за водными выкрутасами Гумберта. Джоана говорит: «Между прочим, я заметила кое-что, чего вы недосмотрели. Вы (обращаясь к Гумберту) забыли снять наручные часики, да, сэр, забыли». "Уотерпруф" (непромокаемые), тихо произнесла Шарлотта, сложив губы по-рыбьи». Это воспоминание, возникающее в памяти Гумберта, когда Лолита произносит «Куильти» (с особой слегка ироничной интонацией, которую он так тщательно описывает), служит своего рода фонетическим и биологическим эхом слова «уотерпруф», произнесенного Лолитиной матерью почти в точности таким же образом, «тихо» и выпячивая губы, с той ложно-изысканной утонченностью, присущей Шарлотте. Не удивительно, что это сходство заставляет Гумберта вздрогнуть. Жизненные узоры повторяются вновь» (Проффер, Карл Ключи к «Лолите» // http://www.litmir.co/br/?b=109475). Гумберт не вздрагивал, а, напротив, очень спокойно воспринял «Уоттерпруф», именно это слово, не «Куильти», которое Лолита не произносила. Проффер же: «В случае (вполне вероятном) если читатель так и не понял, какое имя называет Лолита, эхом отзывающееся в слове «уотерпруф», если читатель не видит складывающийся узор, если созревший плод не падает, Гумберт тут же дает такому недостаточно внимательному читателю еще несколько намеков — причем более прозрачных, — которые позволят даже тупицам угадать личину Куильти» (как реальной личности. – С. Ф.).
8.       Проффер, Карл Ключи к «Лолите» // http://www.litmir.co/br/?b=109475
9.       Пистолет заводского производства с описываемыми характеристиками обнаружить в справочниках не удалось ни среди «кольтов», ни среди «браунингов». Убить Куильти Гумберт не мог не только из-за отсутствия у него пистолета или буффонадной природы их столкновения в эпизоде «убийства». Поскольку Гумберт писал свои записки в течение 56 дней, то он никак не мог убить своего «соперника» после получения письма от Лолиты (наблюдение А. Долинина). См. об этом хронологическом «недоразумении» также у Dieter E. Zimmer A Chronology of Lolita // www.d-e-zimmer.de/LolitaUSA/LoChrono.htm
10.   Очевидно, что Гумберт и Шарлотта похожи друг на друга не только как модели клеток, но и на личностном уровне: у обоих высокий рост, оба обладают внешней привлекательностью, любят белый цвет, но не чуждаются черного, оба курят, владеют французским, Гумберт не может расстаться с синим седаном Шарлотты.

  1. О погоде 8 июня 1947 в Нью-Йорке: http://thestarryeye.typepad.com/weather/hurricanestropical-storms/ (Two days after the high reached 87, today was rainy (0.57") and chilly with a high of just 56 degrees, twenty-one degrees below average. This was the third year in a row in which the first week of June featured some very cool readings).

12.   О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
13.   В списке учеников класса Лолиты в первой школе фамилии начинаются с 13 различных букв – в английском тексте.
14.   См. об этом: https://ru.wikipedia.org/.../Диссоциативное_расстройство_идентичнос...


Опубликована 26 июля 2015 г.














































 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account