Previous Entry Share Next Entry
Набоковские Машенька и Ниндзя Ганин
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Набоковские Машенька и Ниндзя Ганин



В «Машеньке», первом романе Владимира Набокова, наблюдается кодировка основных скрытых смыслов произведения при помощи японских лексем и письменности «хирагана», одной из трех систем японского письма, хотя, по меньшей мере, в двух случаях он обращается к системе «кандзи».

Путь кодировки.

Создавая планировку пансиона, в которой живут Ганин и другие персонажи, за исключением Людмилы, Набоков три комнаты располагает слева, другие три напротив слева, между двумя рядами комнат идет узкий коридор, который у столовой круто загибает вправо. Получившаяся схема своим прямым концом, началом коридора и прихожей, выходит к железной дороге, видной из комнат по обеим сторонам коридора, то есть железная дорога проходит перпендикулярно коридору. При этом Ганину мерещится, что поезда, с их грохотом, дымом и землетрясением, проходят через дом. Планировка пансиона, отмеченная подчеркнуто узким коридором и подчеркнуто тонкими стенами между комнатами, повторяет, в сочетании межкомнатных стен и коридора, рисунок двух знаков системы «хирагана» - «ма» и «ки» - и иероглифа «рука» системы «кандзи». Основной элемент всех трех знаков – вертикаль, пересеченная горизонтальными перекладинами (у «ма» и «ки» перекладин две, у иероглифа есть и третья перекладина, но она не пересекает вертикаль, а стыкуется с ней своей серединой, то есть обозначает, в проекции на план пансиона, стену между комнатами 1 и 6 и прихожей) [1]. Линия железной дороги, «проходящая сквозь дом», служит дополнительной подсказкой к распознаванию функции межкомнатных стен, в первой проекции, во-второй, сама по себе может прочитываться как основной элемент трех репрезентуемых знаков японской письменности – в силу того, что на картах двухколейная железная дорога изображается как длинная линия, пересеченная двумя короткими, трехколейная – с тремя поперечными короткими линиями [2].

Дополнительные указания на присутствие японского письма в кодировке: знаки «ма» и «ки» актуализированы в слове «макинтош», или в плаще, который носит Ганин, упоминанием этого макинтоша завершается роман; в разговоре с Подтягиным Ганин признается, что его настоящая фамилия не Ганин, но «фальшивая» фамилия персонажа образована второй половиной слова «хирагана», следовательно, «настоящая» - «Хирин»; Подтягин знакомит Ганина со своим одноклассником Куницыным – фамилия последнего призвана актуализировать стилистику «кунъёми» в чтении иероглифов «кандзи»; обрывок письма Людмилы, процитированный Набоковым, содержит четыре целых и почти в два раза больше  оборванных слов – напоминание о слоговой структуре «хираганы», «женского» письма японской культуры.  Общее указание на японскую кодировку дано в припоминании няни, которая ухаживала за Ганиным в усадьбе и которая любила «прибаутки, японские словечки, оставшиеся у нее от войны четвертого года»; сам Ганин в лучшие дни – «японские акробат». «Война четвертого года» находится в коррелятивной связи с японским обозначением апреля как «четвертого месяца» (комнаты в пансионе пронумерованы листками из апрельского календаря); иероглиф «месяц» (в «кандзи») имеет большое сходство с ящичками в столе, то есть связан с фотографией Машеньки, находящейся в одном из ящичков стола в комнате «1 апреля» [3].

Японские свечи*.

Какие смыслы высвечиваются японскими свечами, привнесенными Набоковым в комнаты русского пансионата в Берлине? Их несколько.
Читатель может догадываться, что старый русский поэт Антон Сергеич Подтягин, по существу, был обворован и убит Ганиным, поскольку паспорт Подтягина потерялся в автобусе, после того, как Ганин брал паспорт в руки и он оказался на сиденье, когда Подтягин платил за проезд, а отъезд Ганина во Францию, без визы, но не без паспорта, последовал на следующий день после пропажи подтягинского документа; возвратившись домой из консульства, вместе с Ганиным, поэт запер за собой дверь. Читатель может догадываться, но иероглиф «рука» в этой ситуации указывает на воровское действие в автобусе, а его числовое значение, равное 8 (и у его древнекитайского названия «шао» тоже 8) объединяет фамилии Ганин (конечное числовое значение 4) и Подтягин (конечное числовое значение 2), умножение 4 на 2 приводит к 8 [4], но потерпевший известен. Знак «ки» с его лексическим значением «может», относящимся к владельцу макинтоша, подтверждает верность подозрений Подтягина (и читателя). У знака «ма» лексическое значение «или» (ответ на подозрения Клары относительно того, мог Ганин взять деньги Алферова или нет),  конечное числовое лексемы «или» равно 1, то же значение у имени «Лев», принадлежащего владельцу макинтоша [5].

Другие актуализации японской письменности.

«Утро к ней не шло: лицо было бледное, опухшее, и желтые волосы стояли дыбом», - о Людмиле в день разрыва Ганина с ней. Стоявшие дыбом волосы находятся в коррелятивной связи с неожиданным характером визита Ганина и графическим образом знака «nu» хираганы, двумя «вздыбленными» линиями над округлостью и завитком, лексический смысл знака – «неожиданный».

Неразличение фонем «ф» и «х» японцами позволяет читать «Алферов» как «Алхеров», и в этом случае первый слог фамилии прочитывается как татарский глагол «ал» («возьми»); в соответствии с таким чтением Ганин ставит стрелку будильника Алферова на 11 часов – вместо нужного Алферову времени половина восьмого, но вначале поставил на 10 (сумма числовых значений «ф» и «е» равна 10, аналогичный показатель у букв «х» и «е» - 11) [6].

Суммы номеров противостоящих друг другу комнат пансиона составят ряд 975. В хронологии Японии это год деревянной свиньи (актуализация этого года дополнительно подсказывается тем, что поэт Подтягин лицом похож на морскую свинку; последние слова романа «деревянная лавка» - в одном предложении с макинтошем [7]). Конечная проекция ряда 975 – написанный в 975 г. стихотворный «Дневник стрекозы» («Кагэро-никки) поэтессы Митицуна-но хаха [8].

Cноски и примечания.

* Японские свечи — технический индикатор в виде ряда свеч, применяемый в графиках, главным образом для отображения изменений биржевых котировок акций, цен на сырьё и т. д. В Японии первоначально при помощи «свеч» строили графики, отображавшие динамику цен на рынке риса. Лексема «рис» находится в коррелятивной связи с псевдонимом Набокова «Сирин».  В романе необходимость свеч подразумевается в эпизоде, с которого начинается произведение Сирина-Набокова, когда Ганин и Алферов оказались в темноте в остановившемся лифте. См. об индикаторах:  https://ru.wikipedia.org/wiki/Японские_свечи


1.       См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Японское_письмо
2.       Cм.: www.whitewater.ru › туризм
3.       О письменном столе в тексте: «Письменный стол покойника, дубовая   громада с   железной чернильницей  в  виде  жабы и с глубоким, как трюм, средним ящиком, оказался в первом номере, где жил Алферов». (Умывальник Клары, которая нравилась Ганину, тоже с ящичками.)
4.       Машенька должна приехать в 8 утра, две восьмерки связаны друг с другом, и эта связь бросает дополнительный свет на мотивацию бегства, или предательства, Ганина. «Три, четыре, пять, шесть, семь, восемь,--  повел  он пальцем по римским цифрам и замер, боком повернув голову, и одним глазом следя за секундной стрелкой», - отсчет Алферова ночью незадолго до приезда Машеньки. О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
5.       Русско-латинская кодировка: первые буквы фамилии-имени-отчества Подтягина образуют сочетание ПАС, к которому Ганин приделал латинское «porto» («ношу»), что находится в перекличке с латинским же «asportare» («уносить»), но припоминаемая Набоковым латинская фраза «omnia mea mecum porto» подразумевала ношение с собой сугубо духовных ценностей. «И  Клара с изумленьем заметила, что Ганин улыбается, - и его улыбку понять не могла» (у постели умирающего Подтягина).
6.       О фонемах «ф» и «х» в японской речи см.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Катакана
7.       Вряд ли можно сомневаться, что «деревянная лавка», над которой висит макинтош, противопоставлена здесь «love».
8.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Митицуна-но_хаха; Митицуна-но ха-ха считалась одной из трех красивейших женщин Японии, конечное числовое значение имени «Машенька» равно 9, сумме трех троек.

Опубликована 15 октября 2015 г.










 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account