Previous Entry Share Next Entry
Конфессиональные права и конфессиональная деятельность мусульманки вне мечети
sagitfaizov


Сагит Фаизов

Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование.

Создано при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, грант 2006-2008 гг.

Глава 1    Доминирующие идейные установки относительно прав, статуса и социального комфорта мусульманок в конфессиональных СМИ

Конфессиональные права и конфессиональная деятельность мусульманки вне мечети

    Обсуждение и осмысление конфессиональных прав и конфессиональной деятельности мусульманок шло параллельно с их повседневной конфессиональной деятельностью, которая в одно и то же время была множественным процессом реализации ранее выношенных идей и стимулятором новых. Насыщенность религиозно мотивированной, публично артикулированной и имевшей коллективную форму практики оставалась в относительно невысокой во всех регионах, сравнительно большая интенсивность наблюдается в Дагестане, Татарстане и Саратове. Публичная деятельность мусульманок Северного Кавказа преимущественно была направлена на упрочение мира и утверждение миротворческих ценностей (организации: «Горянка», «Женский диалог», «Лига защиты матери ребенка», «Союз женщин Дагестана» и др.). Сугубо конфессиональная публичная деятельность женщин здесь продолжала оставаться малозаметной, за исключением Дагестана, где возникшее в 1994 г. объединение «Муслимат» к началу 21 в. приобрело большую известность своей разнообразной деятельностью просветительского характера. Его основательница Хадижат Шихалиева в интервью газете «Ас-салам» по поводу 10-летия объединения среди наиболее важных успехов организации отметила учреждение женского медресе и открытие в Махачкале специализированного филиала Буйнакского исламского университета и Школы духовной красоты, создание региональных отделений «Муслимат» по всей республике (1). В мае 2007 г. «Муслимат» провела конференцию «Роль женщины и семьи в морально-нравственном оздоровлении общества», в которой участвовали ученые, деятели культуры, активистки организации (2).
    По инициативе Духовного управления мусульман Нижнего Поволжья в Саратове состоялись форум женщин-мусульманок Саратовской области (июль 2004 г.) (3) и конференция «Роль женщины в исламе» (май 2006 г.), призвавшие объединить усилия женщин всех конфессий «в деле духовного возрождения» и для воспитания детей в духе единобожия, любви к своей родине, почтения к родителям (3).
        В Казани хроника конфессиональной жизни последовательно зафиксировала, помимо широко известной и успешно завершившейся борьбы мусульманок за право фотографироваться на паспорт в платках (2002-2003 гг.), открытие женского мусульманского клуба (июль 2004 г.), женского отделения Российского исламского университета (октябрь 2004 г.), кампанию Союза мусульманок против непристойных изображений на рекламных щитах, имевшую результатом снятие 70 щитов (2003 г.), и инициативу того же союза по улучшению санитарного состояния города Казани (2005 г.). 24 мая 2007 г. Союз провел в Казани конференцию «Просвещенная женщина – жемчужина исламского наследия». Самыми крупными событиями этих лет стали проведение Первого объединенного съезда мусульманок Татарстана, в работе которого участвовали 300 делегаток из всех районов республики и 10 регионов России (декабрь 2005 г.) (4) и Форум женщин тюркского мира с участием 300 делегаток из более чем 40 регионов России и из-за рубежа (13-14 сентября 2007 г.) (5).
    Положительные оценки результатов работы съезда 2005 г., ставшего заметным рубежом в процессе консолидации мусульманок республики и наметившего формы и методы более эффективного участия женщин в улучшении нравственного состояния общества и воспитании подрастающего поколения, перемежались в СМИ с критическими оценками. Критический «разбор» итогов съезда, в частности, был представлен в аналитическом репортаже Анастасии Ежовой («Женский джамаат - не параллельная реальность»), размещенном на сайте «ислам.ру» (6).
  Указав на ряд злободневных проблем политического свойства, автор упрекнула съезд в том, что «мероприятие было отмечено значительной степенью неадекватности российским реалиям, а также львиной долей местечковой ограниченности». Рабочим языком съезда являлся исключительно татарский «что придавало мероприятию привкус маргинальности, диаспорной замкнутости и оторванности от российской многонациональной уммы». Впечатление региональной обособленности съезда было усилено тем обстоятельством, что делегаткам от Москвы Г. Якуповой, председателю фонда «Хадиджа», и Э. Гайнутдиновой, представительнице Духовного управления мусульман Европейской части России, не дали слова, хотя возможность выступления им была обещана. «Речи участников съезда были посвящены, главным образом, теме материнства и воспитания детей в духе Ислама. В то же время ряд выступлений был посвящен скорее проблематике этнокультурной, нежели исламской». Доминирование материнской тематики на заседаниях заставило журналистку призвать «отказаться от стереотипов, что единственное предназначение исламской женщины – это готовка и вытирание носа малышам». Но и либеральный феминизм, по ее мнению, в какой бы то ни было форме для мусульман абсолютно неприемлем. Размежевание с феминизмом стало одной из немногих точек идейной и эмоциональной солидарности автора репортажа (мусульманки) с делегатками казанского съезда.
    Одно из важнейших конфессиональных прав женщин – право посещения мечети наравне с мужчинами. Признававшееся в исламском мире в эпоху первых халифов и позже оно в течение тысячелетия пребывало в забвении и лишь в начале 20 в. стало восстанавливаться в практике российских мусульман. Вновь подзабытое в советской России (СССР) оно стало возвращаться в обиход со второй половины 1980-х гг., но превратилось в норму конфессиональной жизни преимущественно в общинах больших городов России. В мусульманских СМИ это право упоминалось и обсуждалось крайне редко. В частности, в дагестанских изданиях не было прямого столкновения мнений, но различие в подходах к ней различных авторов ощущалось. Доминировало же то мнение, что мечеть – место молитвенных собраний мужчин. (Ахмед Абдурашитов: «Сегодня большинство наших братьев молятся дома, где велено молиться женщинам» {7}). Кораническая экзегетика и хадисы дают достаточное основание для подтверждения права женщин участвовать в коллективных богослужениях. Об этом в 2007 г. на страницах журнала «Минарет» напомнил упоминавшийся выше имам-хатыб Рустам Батыр, ответивший не называемым оппонентам цитатой хадиса: «Не запрещайте рабыням Божьим мечети Божьи». Когда в 7 в. возводилась Соборная мечеть Медины, напомнил он, для женщин был сооружен отдельный вход в нее. «Что же касается того, что женщинам не предписано (но дозволено. – С.Ф..) участие в пятничной коллективной службе, то это только в знак особой любви Бога к ним и Его желание позволить матерям быть неотлучно со своими детьми» (8).
    В начале 21 в. многие мусульманки стран Западной Европы, Америки и Африки посещение мечети стали рассматривать как миссию, которая позволяет им не только читать намаз и слушать проповедь имама, но руководить намазом, если женщина готова к этой роли, и произносить проповедь с минбара. В мировых СМИ эта проблематика прозвучала как сенсация после известной акции Амины Вадуд (2005 г.), но в российских мусульманских СМИ опыт А. Вадуд и ее сторонниц игнорировался. Тем не менее компетентный в мировом информационном потоке сайт «ислам.ру» посчитал необходимым приблизиться к когнитивному освоению намеченной А.Вадуд тенденции и предложил посетителям сайта материалы, рассказывающие об аналогичных, но более лояльных к традиции практиках мусульманок зарубежных стран. В мае 2005 г. сайт опубликовал аналитический репортаж Игаля Шлейфера из «Christian Science Monitor» о сформировавшемся в Турции новом общественном институте «ваизов», мусульманских проповедниц, «появление которых наделало много шума».
      «Нас считают революционерками в религиозных кругах, поскольку мы ратуем за перемены», - цитирует Шлейфер одну из «ваизов» Зулейху Шекер. За последние годы женщины Турции добились существенных изменений в правилах, принятых в местных религиозных кругах. Мусульманкам впервые было поручено возглавлять делегации паломников, отправлявшихся в Мекку. Подготовленные Дианетом – правительственным органом, осуществляющим наблюдение над мечетями и занимающимся подготовкой религиозных кадров, женщины-проповедники должны работать в исламских учебных заведениях, организациях и общинах, преподавать мусульманские науки и помогать имамам местных мечетей.
      Все эти изменения являются проявлением того процесса, когда женщины стремятся «к получению более качественного религиозного образования». Шлейфер ссылается также на мнение академиков и исламских интеллектуалов, что сами изменения, в свою очередь, стимулируются возникновением новой прослойки женщин, образованных в религиозном плане, которые начинают требовать предоставления им больших прав в соответствии с нормами их религии. В новом перспективном процессе задействована и другая категория женщин. «Бакет Туркмен, социолог из Университета «Галатасарай» в Стамбуле, изучавшая роль женщины в контексте турецкого мусульманского общества и его культуры, утверждает, что для многих представительниц прекрасного пола, происходящих из «традиционной» среды, где они обычно имели весьма ограниченные возможности, получение религиозного образования становится ключом к независимости».
    Для понимания границ компетенции «ваизов» важно, что З. Шекер, закончившая университет по специальности «теология», не возглавляет молитв и не читает проповедей в мечетях (9).
    Другой близкий к опыту А. Вадуд новаторский прорыв, артикулированный сайтом в перепечатке статьи Деборы Хоран из The Chicago Tribune, связан с именем и деятельностью гражданки Канады Ингрид Мэтсон, первой женщины- президента крупнейшей исламской ассоциации Северной Америки. У нее нет намерения стать имамом для мужчин, как это сделала Амина Вадуд. Нормы ислама однозначно запрещают такую практику, полагает И. Мэтсон. Консервативно мыслящие единоверцы могли бы быть довольными Мэтсон, но ее восхождение к идее об отсутствии предписаний, запрещающих мусульманке быть муфтием и выносить богословско-правовые   заключения (фетвы) затрагивает еще более важную область мужского доминирования в конфессиональной жизни, нежели руководство намазом и чтение пятничных проповедей.
     Ближайшие коллеги Мэтсон из Совета по фетвам ничего не имеют против использования ее авторитетного мнения при решении спорных правовых ситуаций. Ахмад аль-Хаттаб, действующий генеральный секретарь организации: «Если она захочет принять участие в обсуждении, то это будет только приветствоваться. Решения по вопросам религии в любом случае принимаются по общему согласию». (По меньшей мере, спорное положение, поскольку коллективное вынесение фетв решительно расходится с многовековой традицией.)
    Помимо сообщений о новаторских трансформациях, объединяющих в себе ломку процедур и пересмотр канонических воззрений, в информационном поле сайта «ислам.ру» продуцировались также материалы, рассказывающие о текущей конфессиональной жизни зарубежных мусульманок. Типичный образец такого материала – краткий очерк Тони Калласс из Western Cоurier о сообществе студенток-мусульманок США. Сообщество объединяет студенток нескольких университетов и рассматривается его членами как насущно необходимый институт коммуникации. В числе целевых приоритетов организации находятся также благотворительная деятельность и «построение мостов между людьми различных конфессий для того, чтобы мусульмане и немусульмане могли сообща служить всему обществу» (10).
    Несмотря на меньшую в сравнении со многими другими странами насыщенность конфессиональной жизни российских мусульманок, здесь к началу текущего столетия сформировались отдельные интеллектуальные ячейки, способные к осуществлению качественного анализа интересующих их проблем и выдвижению актуальных инициатив.     Доклад председателя исламского образовательного женского фонда «Хадиджа» Гузелии Якуповой на семинаре «Мусульманское просветительство в современной России», проходившем в московской резиденции Совета муфтиев России 29-30 апреля 2005 г., и статья журналистки Айши Галины Бабич «Женское исламское движение в России. Шаг первый», представленные на сайте «ислам.ру» в 2006 г., - убедительные свидетельства наличия некоего интеллектуального и практического потенциала в складывающемся женском движении.
    Г. Якупова указывает на две тенденции в положении российских женщин всех конфессий: пропагандируемое СМИ «освобождение» есть не что иное, как ловко замаскированное угнетение слабого пола, когда после изнурительного трудового дня женщины возвращаются к своим домашним обязанностям, но существует и другая крайность – полный отказ от образования и участия в общественной жизни. В связи с этим она задается отнюдь не риторическим вопросом: каким образом ислам предлагает решить «женский вопрос» в современном обществе?
   И отвечает: «Ислам предлагает решение «золотой середины», которое идеально соответствует свойствам женской природы. Он ясно дает понять, что главная (хотя и не единственная) сфера деятельности женщины - это ее семья, а именно - воспитание детей и обязанности перед мужем». Роль жены и матери – самая почетная в исламе. Но из этого не следует, что для женщины образование не обязательно, хотя мужчины боятся высокообразованных и мыслящих женщин. У невежественных женщин и дети будут невежественными. Знания нужны не только в семье. Многие мусульманки древности блестяще проявили себя в самых различных науках. Сегодняшние женщины могли бы использовать свои знания для религиозного просвещения. Стремление к знаниям, по мнению Якуповой, это даже не право, а обязанность каждого мусульманина, будь то мужчина или женщина. (Юридического обоснования этого права докладчица не приводит.)
    Но в дополнение к семье нужен другой базовый институт воспитания и образования. «Для мусульманской общины России настал момент, когда необходимо задуматься над созданием дошкольных и общеобразовательных учреждений для наших детей». По мысли докладчицы, конфессиональная школа должна давать детям полноценное светское базовое образование и вместе с тем углубленные знания и представления по мусульманской истории, культуре, арабскому языку и исламских традициях. Это нелегкая задача, но с ее решением мусульмане получат возможность водить своих детей в специальные учебные заведения, и «на нашей земле вырастит могучее и сильное дерево знаний» (11).
    А.-Г. Бабич в своей статье суммировала впечатления от состоявшейся в мае 2006 г. в Саратове конференции «Роль женщины в Исламе» и в профиле темы, предваряя рассказ о конференции, дала отдельные оценки состоянию женского исламского движения в России. Она отметила, что последние годы в России, как и во всем мире, ознаменованы ростом мусульманской активности, в том числе и женской. «Мусульманка, - по ее формулировке, - не ограничивает себя решением семейно-бытовых проблем – она выносит на обсуждение проблемы общечеловеческие», ее цель – «сознательное и постоянное строительство согласованной модели миропонимания». Она выходит в свет с покрытой головой, чтобы не только быть примером целомудрия и скромности для окружающих, но чтобы сделать хиджаб доступным для понимания, а свое присутствие в социальной жизни россиян довести до уровня обыденного явления.      В контексте таких мотиваций женское мусульманское сообщество России не просто готово к объединению, но становится открытым современному обществу. «Оно организовывает встречи, выступает с предложениями, проводит конференции, поднимая задачи как внутренние - связанные с ростом исламского самосознания, так и внешние – напрямую отражающие политическую, экономическую, межнациональную и межконфессиональную ситуацию в стране». При обсуждении положения женщин в исламе настало время перейти от оправданий к реальным примерам, полагает Бабич. Стереотип об «угнетенном положении мусульманки» (видимо, в семье. – С.Ф.) начал изживать себя. Ему противопоставлен образ активной, образованной и заинтересованной в будущем страны женщины.       Вопросы семьи и брака, стоявшие в повестке дня саратовской конференции, не ограничиваются правами и обязанностями сторон. Мусульманки готовы обсуждать проблемы планирования семьи, демографический кризис и даже способы контрацепции. Инициатива при заключении брака, по объяснениям одной из старших участниц, может исходить от девушки, не только от потенциального жениха. Проблема хиджаба, многократно обсуждавшаяся на всех встречах, была решена здесь, по словам Бабич, просто: «Трудность ношения хиджаба преодолевается иманом (верой. – С.Ф.)».
      Несмотря на многообразие конкретных проблем, общий вывод участниц конференции сводился к постулату о необходимости получения знаний. Как в области вероучения, шариатского права, коранических наук, так и в различных областях областях профессиональной деятельности. (Вопрос о том, должны ли мусульманки изучать вероучение, шариат и коранические науки на профессиональном уровне, автором не ставится.)
   «В целом, - заключает А.-Г. Бабич, - первые женские исламские конференции в нашей стране – это признак начавшегося объединения мусульманок в единое общероссийское движение. Движение не только за права женщин, но также за реализацию их возможностей, за воплощение их желания вырастить здоровое, глубоко нравственное, гармоничное и прогрессивное поколение. И в этом желании едины женщины России всех конфессий» (12).
    Саратовская конференция, несмотря на интенсивность полемики, оставила открытым вопрос о вхождении мусульманки в социальное и культурное пространство. Одна из намеченных линий предусматривала, что мусульманки должны создавать собственное объединение, постепенно расширяя его рамки. Акцент в движении по этой линии был сделан на внутреннею коммуникативность. По смыслу второй линии, последовательницы Ислама смело должны вливаться в российскую среду, посещая разнообразные мероприятия, участвуя в общественной жизни и становясь образцом толерантности, своеобразным мостом межкультурного взаимодействия. 11 октября 2006 г. сайт «ислам.ру» познакомил свою аудиторию с одной из форм такой коммуникативности. Созданный российской мусульманкой интернет-форум в течение года привлек в число своих участников более 500 человек, христианок, иудеек и мусульманок – из многих стран мира. На базе форума возник клуб реального общения «Салям». Господствующий стиль и принцип общения на форуме - толерантность, в клубе дружелюбная терпимость сочетается с практикой взаимной помощи и благотворительными инициативами (13).
    Основным направлением конфессиональной деятельности мусульманок в изучаемое время оставалось просвещение, складывавшееся из трех поднаправлений: получение знаний (на курсах, в школах с этническим компонентом обучения, в медресе и высших учебных заведениях конфессионального профиля), преподавательская деятельность в тех же заведениях и организационно-спонсорская деятельность. Реальное участие женщин в преподавательской деятельности продолжало осмысливаться как участие в процессе «получения знаний». Право и потенциальная интеллектуальная способность женщин к продуцированию новых знаний в области исламских научных дисциплин, исследовательской деятельности в сакральном познавательном поле, их способность к участию в иджтихаде еще не стали предметом обсуждения в публикациях российских авторов.

Сноски и примечания

1.       «Муслимат – 10 лет» // Ас-салам. 2004. № 22. С. 10.

2.       Ас-салам. 2007. № 10. С. 10.


  1. Журналисты В. Силаева З. Исмаилова отметили следующие позиции идейной платформы форума 2004 г.: «Изначальное предназначение женщины – хранительницы очага – в современном мире оспаривается. Уже сотню лет мировой интернационал навязывает нам «новый порядок», в котором бездушное псевдоравноправие приравнено к феминизму и гомосексуализму. К счастью, не все согласны с тоталитарной одинаковостью. Всё чаще появляются объединения женщин на разных идеологических базах, но с общей целью – быть полезными обществу, не оставаться безучастными к бедам и радостям страны. На форуме обсуждались самые насущные проблемы современного общества, было видно желание поделиться мнением по бесконечному количеству тем. Но основное время уделялось возрождению веры, соблюдению законов ислама, политике развития национально-религиозных традиций, выработанных многими поколениями. Стереотип женщины-мусульманки - бесправной, неграмотной и забитой, - сегодня меняется. Женщина в Исламе занимает важное место, она рассматривается как драгоценность, требующая заботы и бережного отношения. Женщины имеют все  законные права и  свободу в рамках шариата. Такие права, как защита  жизни, чести, достоинства, имущества неприкосновенны, не ущемляются и не оспариваются» (В. Силаева З. Исмаилова Возврат к вере, чтобы сохранить себя // http://www.zeminfo.ru/news/). О конференции 2006 г., работа которой акцентировалась на самоидентификации мусульманки, см.: http://www.islam.ru/woman/step1/ (26.05.2006).

  2. Основной акцент в дискуссиях съезда был сделан на усилении роли женщины и семьи в воспитании подрастающего поколения, противодействии негативным явлениям в жизни общества/ Инициатива созыва съезда принадлежала Духовному управлению мусульман РТ (http://www.islamnews.ru/index)

  3. Форум был приурочен к 90-летию I Всероссийского съезда мусульманок. Участницы обсудили такие темы, как «Диалог культур», «Женщина-мусульманка ХХI века», «Современная женщина и семья», «Роль женщины в воспитании национального самосознания», «Молодежная политика и предпринимательство». Участницы форума высказались за ускоренную разработку федеральной целевой программы по национальной политике, формирование федеральной программы по «сохранению и социальной защите семьи, пропаганде семейных ценностей» и завершение разработки программы «Женщины России». Инициатором созыва форума выступила организация татарских женщин «Ак калфак», поддержали ее Исполком Всемирного конгресса татар, организации «Муслима», «Женщины Татарстана», «Союз мусульманок Татарстана» (http://www.islamnn.ru/modules)/

6.       http://www.islam.ru/woman/musrus/ (07.12.2005).

7.       Абдурашитов А. Коллективный намаз: роль и значение // Ас-салам. 2005. № 20. С.11. Характерно, например, что А. А Абдурашитов в приведенной статье и М. Саадуев в статье «Как вести себя в мечети?» обращаются только к мужчинам (Ас-салам. 2005. № 22. С. 10). В то же время С. аль Чиркави допускает посещение мечети женщинами, если есть отдельный вход для них и специальное место (Ас-салам. 2004. № 21. С. 10).

8.       Батыр Р. Указ. соч. С. 53.

9.    Шлейфер И. (Christian Science Monitor)

9.

http://www.islam.ru/woman/modern_muslima/ (17.05.2005).

10.    http://www.islam.ru/woman/sisterhood/ (10.03.2006)

11.    http://www.islam.ru/woman/jeprosum/

12.    http://www.islam.ru/woman/step1/ (26.05.2006)

13. Бахадори Н. (IslamNews): http://www.islam.ru/woman/golubushki/ (11.10.2006).

Фаизов Сагит Фяритович
Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. Ранее не публиковалось. Выше представлен второй параграф 1-й главы.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account