Previous Entry Share Next Entry
Пнинакотека: отдел шляп Бонапарта и Александра
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Пнинакотека: отдел шляп Бонапарта и Александра*






«Хоть Мюрат разодевался,
Хоть пером на шляпе тряс…»


Наталья Смоленская «Тарутинские припевки». 1996.



«Переходил через границу завоевателем, все покорялось, теперь едет покоряться кондуктору**. Пора поделиться секретом. Профессор Пнин ошибся поездом. Он об этом не знал, как не знал и  кондуктор,  уже пролагавший по  поезду путь к  вагону Пнина. Наполеон начал войну с Россией потому, что он не мог не приехать в Дрезден, не мог не отуманиться почестями, не мог не надеть польского мундира, не поддаться предприимчивому впечатлению июньского утра, не мог воздержаться от вспышки гнева в присутствии Куракина и потом Балашева. Все это, впрочем,  не  меняет  того  обстоятельства,  что Пнин ошибся поездом. Александр отказывался от всех переговоров потому, что он лично чувствовал себя оскорбленным. Барклай де Толли старался наилучшим образом управлять армией для того, чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца. Ростов поскакал в атаку на французов потому, что он не мог удержаться от желания проскакаться по ровному полю. И так точно, вследствие своих личных свойств, привычек, условий и целей, действовали все те неперечислимые лица, участники этой войны. Они боялись, тщеславились, радовались, негодовали, рассуждали, полагая, что они знают то, что они делают, и что делают для себя, а все были непроизвольными орудиями истории и производили скрытую от них, но понятную для нас работу. Такова неизменная судьба всех практических деятелей, и тем не свободнее, чем выше они стоят в людской иерархии. Как следует нам диагностировать этот  прискорбный  случай?  Пнин, это стоит подчеркнуть особо, вовсе не был типичным образчиком  благонамеренной немецкой  пошлости  прошлого  века, der zerstreute Professor. Напротив, он был, возможно, чересчур осторожен, слишком усерден в выискивании дьявольских ловушек,   слишком  бдителен,   ибо  опасался,  что окружающий  беспорядок (непредсказуемая  Америка!)  подтолкнет его к совершению   какого-нибудь дурацкого  промаха. Это мир, окружавший его, был рассеян, и это его, Пнина, задачей было - привести  мир в порядок. Жизнь его проходила в постоянной войне с неодушевленными  предметами,   которые  не  желали  служить или распадались на части, или нападали на него,  или же злонамеренно  пропадали, едва  попадая  в  сферу  его  бытия. «Die erste Colonne marschiert туда-то и туда-то, die zweite Colonne marschiert туда-то и туда-то» и т. д. И все эти колонны на бумаге приходили в назначенное время в свое место и уничтожали неприятеля. Все было, как и во всех диспозициях, прекрасно придумано, и, как и по всем диспозициям, ни одна колонна не пришла в свое время и на свое место.  И он все еще не знал, что ошибся поездом. Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. Когда  кондуктор добрался  до его вагона, прилежный  Пнин  с  натугой  вникал в плод последнего усилия  Бетти, начинавшийся  словами: "Если  мы  рассмотрим  духовный климат,  в котором мы живем, мы не сможем не заметить..." Стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Кондуктору, седовласому, с отеческим  выражением человеку в оправленных сталью очках, низковато сидящих на его простом практичном носу, и с кусочком грязного  пластыря  на большом  пальце, оставалось управиться только с тремя вагонами, прежде чем он достигнет последнего, в котором катил Пнин. А Пнин, между тем, предавался удовлетворению  особой, пнинианской потребности. Он пребывал в состоянии пнинианского затруднения***. Вошел кондуктор; он не стал будить солдата; он заверил женщин, что даст им  знать о приближении их станции; и вот  он уже  качал головой над билетом Пнина. Известие казаков, подтвержденное посланными разъездами, доказало окончательную зрелость события. Натянутая струна соскочила, и зашипели часы, и заиграли куранты. Несмотря на всю свою мнимую власть, на свой ум, опытность, знание людей, Кутузов, приняв во внимание записку Бенигсена, посылавшего лично донесения государю, выражаемое всеми генералами одно и то же желание, предполагаемое им желание государя и сведение казаков, уже не мог удержать неизбежного движения и отдал приказание на то, что он считал бесполезным и вредным, - благословил совершившийся факт****».


*Продолжение темы «Пнин». Предшествующие ст-и: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел черепов и космических шлемов // www.proza.ru/2015/12/15/578; Он же Пнинакотека: отдел английских тропических шляп // http://www.proza.ru/2015/12/16/2247; см. также в ЖЖ sagitfaizov

**Кондуктор – чин, с которого началась военная карьера Михаила Илларионовича Кутузова. Предложение о кондукторе – единственное, перемещенное сюда (и в текст 1-й главы романа «Пнин») из черновиков романа «Война и мир» Л. Н. Толстого (см. черновик: feb-web.ru/feb/tolstoy/critics/ln1/ln1-325-.htm). В черновиках оно находится в контексте рассказа о старом князе Болконском и представляет собой, вероятно, отзыв князя о Наполеоне и Кутузове. Чин кондуктора Кутузов получил в 12 лет по протекции отца, что является предметом иронии князя. Другие цитируемые фрагменты романа «Война и мир» извлечены из следующих опубликованных глав произведения: т. 3, ч. 2, гл. 1; т. 4, ч. 2, гл. 1; т. 4, ч. 2, гл. 3; т. 4, ч. 2, гл. 4. Все фрагменты романа «Пнин» (в переводе Сергея Ильина, перевод издания 1993 г. {lib.ru/NABOKOW/Pnin.txt}) - из первой главы.

***Далее рассказывается о первой, второй и третьей, иронически подчеркнутой, сторонах пнинианского затруднения. «Третья сторона» затруднения, она же «лишняя», – намек на треуголку Наполеона, которая преимущественно была двууголкой («бикорн»). Треугольные, к 1812 г. двуугольные, по количеству загибов полей, шляпы носили также генералы и офицерский состав русской армии. Плюмаж шляп упоминается в эпизоде вечернего приема у Пнина: «Пнин внес  коктейли: "Орнитолог  сказал бы не «петушьи», а «фламинговые хвосты»", - лукаво сострил он» (в предшествующем предложении упоминается мигрень миссис Гаген – превентивная отсылка к семантическому полю «голова»; треуголки в первой половине XIX в. носили и женщины; острота Пнина связана с игрой слов вокруг «кок» - «cock» с подключением «flam»).  Предшествующее «пнинианскому» затруднение «зенонианское» - Зенона Элейского (его   «апория» и вообще греческая «апория» означает «нет выхода», Пнин не сможет выйти из поезда в Кремоне). См. о шляпах: https://ru.wikipedia.org/wiki/Двууголка; www.liveinternet.ru/users/astrahanka/post134109208/
****Благословение Кутузова на сражение, при Тарутине, относится к октябрю (1812 г.), поездка Пнина в Кремон состоялась в октябре (1950 г.), по поводу вероятного срыва своей лекции Пнин заявляет: «Катастрофа!», - с победы русской армии у Тарутино 6 октября, по ст. ст., начинается катастрофическое отступление армии Наполеона из России. Расстояние между двумя октябрями равно 138 годам, конечное значение числа 138 равно 3, что находится в коррелятивной связи с тремя вагонами и треуголкой.

Иллюстрация-заставка: дизайнерская разработка С. Фаизова; исходные изображения, автографа и бабочки, находятся в общественном достоянии.

Продолжение следует.

Опубликована 18 декабря 2015 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account