Previous Entry Share Next Entry
Бледный огонь: дедушка Крылов по-французски
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Бледный огонь: дедушка Крылов по-французски*



В 1825 г. в Париже увидел свет двухтомник басен «из коллекции» Ивана Андреевича Крылова, изданный на трех языках – русском, французском и итальянском. Издание сопровождалось предисловием Пьера Эдуарда Лемонте, писателя, члена французской Академии. В том же году в журнале «Московский телеграф» появилась пространная реплика А. С. Пушкина по поводу парижского издания басен Крылова. Пушкин, в частности, писал: «Любители нашей словесности были обрадованы предприятием графа Орлова, хотя  и  догадывались,  что  способ  перевода,  столь  блестящий и столь недостаточный, нанесет несколько вреда басням неподражаемого  нашего  поэта. Многие с большим нетерпением ожидали предисловия г-на Лемонте; оно в самом деле очень замечательно, хотя и не совсем удовлетворительно. Вообще там, где автор должен был необходимо писать понаслышке,  суждения  его  могут  иногда показаться ошибочными;  напротив  того,  собственные  догадки  и  заключения удивительно правильны. Жаль, что сей знаменитый писатель едва коснулся  до таких предметов, о коих мнения его должны быть весьма любопытны» [1]. Пьеру Лемонте очень трудно было написать «совсем удовлетворительное» предисловие: русского языка он не знал, переводы басен на французский были сделаны по прозаическому подстрочнику множеством авторов, Крылов очень любил Лафонтена, подражал ему и ряд  произведений русского баснописца воспринимались им самим и его читателями как переложения лафонтеновских сочинений. И все же Лемонте писал о Крылове как оригинальном  авторе, наделенном большим дарованием: «Ни один народ не имеет баснописца, который бы превзошел сего писателя в новости рассказа и изобретения» (Лемонте имеет ввиду ситуацию первой четверти XIX в.) [2].

Этот эпизод истории русской литературы и фигура Ивана Андреевича Крылова выведены в рассказе о Дюке Конмале, земблянском переводчике Шекспира и других английских авторов. Проекция на Крылова в образе Конмаля совмещена с проекцией на Дюси, Жана Франсуа Дюси (1733-1816), французского драматурга и поэта, театрального деятеля, академика, который, в частности, переделывал пьесы Шекспира с тем, чтобы они были понятны французской публике (и русской публике тоже, в России в начале XIX в. Шекспир был известен преимущественно в обработках французского драматурга) [3].


Конмаль – Крылов.

«Мужчина крупный, неповоротливый  и напрочь  лишенный  страстей, помимо страсти  к  поэзии,  он редко  покидал  свой  хорошо  протопленный  замок  с пятьюдесятью  тысячами коронованных книг,  -- известно,  что однажды  он два года провалялся  в  постели…» «Пятьдесят тысяч коронованных книг»: с 1810 по 1841 г. Крылов служил в Императорской публичной библиотеке, но избранный уже в 1811 г. членом Российской Академии, работал преимущественно дома. На склоне лет его леность и неряшливость стали сюжетами анекдотов. Не был женат [4]. «Мужчина крупный, неповоротливый» - те же качества были свойственны Жану Франсуа Дюси.

«До эпохи мистера  Кэмпбелла английский язык в  Зембле не преподавался. Конмаль овладел  им совершенно самостоятельно (в основном – заучивая словарь наизусть) совсем еще молодым человеком, в 1880-ом году,  когда перед ним, казалось,  открывалась не преисподняя  словесности,  но  мирная военная карьера», - реминисценция отзыва Лемонте о русском баснописце, что тот только понимал по-французски, но не говорил на этом языке (Крылов по-французски говорил, знал несколько других языков, но изучал их, действительно, больше по словарям).

«Маститый Дюк славился  благородством  своих  творений,  и  мало  кто  набирался  духу осведомиться  об их  точности.  Я сам так и не осмелился их проверить» - о чрезвычайно высоком авторитете И. А. Крылова как в русском обществе, так и при дворе. Он заслужил, в частности, чин статского советника, в 1841 г. стал ординарным академиком Академии Наук, при выходе в отставку в 1841 же году ему, «не в пример другим», была назначена пенсия в размере полного содержания в библиотеке, и он получал 11700 рублей ассигнациями в год. Имя «Дюк» относится преимущественно к Дюси, применительно к Крылову оно читается как «Duce» и подразумевает, что положение «дедушки Крылова» в обществе могло поспорить с положением герцога.

«Конмаль» («Conmal») - начало русской загадки: «Конь мал, за морем бывал, спереди шильце сзади-вильце, на груди белое полотенце» (о ласточке), - припоминание басни Крылова «Мот и ласточка» [5], басни Лафонтена «Кот, ласточка и кролик».

Когда в связи с предпринятой Шейдом трансформацией слова  «mountain»  («гора»)  в «fountain»  («фонтан», «ключ») Набоков припоминает случай исправления в газетном отчете о коронации русского царя «вороны» («crow») в «корову» («cow») вместо должной «короны» («crown»), он, выстроив ряды фонетически родственных слов двух языков, напоминает о звукописном мастерстве Крылова, автора рассказа о простодушной вороне, которая «каркнула во все воронье горло» - «оро-арк-оро-ор» (это уже цитата из Аверинцева [6]); но «mountain» и «fountain», которые сами по себе связаны опечаткой, в сопряжении с двумя другими опечатками актуализируют имена философа Мишеля де Монтеня и поэта Жана де Лафонтена и подчеркивают имплицитное присутствие в крыловских баснях референтных связей с запросами общественной мысли и настроений своего времени, связей в духе скептицизма Монтеня.
  
«Шейд рассказывал,  что однажды  он опросил аудиторию из трехсот студентов, и только  трое  знали,  как  выглядит  цикада.  Невежественные  первопоселенцы окрестили  ее  "саранчой",  которая,  разумеется,  есть  не  что  иное,  как кузнечик,  и  ту же нелепую  ошибку совершали  многие поколения переводчиков Лафонтеновой  "La  Cigale  et  la  Fourmi"». Цикада, кузнечик и саранча – различающиеся насекомые. Набоков иронизирует над Крыловым, который заставил стрекозу петь, и над Лафонтеном, который совершил похожую ошибку: у цикад стрекочут, или поют, мужские особи (есть исключения, вряд ли известные в XVII в.), а он подослал к муравьихе цикаду-самку. У Шейда «другая цикада, сбросив свою оболочку, ликующе запоет» - по-мужски.



Лафонтен же, в отличие от Крылова, ошибся дважды: цикада никак не могла общаться с хозяйствующей муравьихой: муравьиха муравейника является «царицей», сидит глубоко в муравейнике и выводит там потомство (иногда «цариц» бывает несколько, но они все затворницы); цикада может проникнуть к «царице» только в умерщвленном виде. В. Набоков о «незыблемости» лафонтеновской муравьихи в комментариях исследователей: «Всегдашний спутник cigale, муравей, вот-вот забальзамируется в янтаре». В комментариях С. Аверинцева к сюжету «цикада – кузнечик – стрекоза – муравей - муравьиха» отмечается монструозный характер поступка крыловского муравья, поскольку в крыловской диспозиции разговор о предстоящем зимнем существовании стрекозы это разговор между мужчиной и женщиной; у Лафонтена же соблюдается гендерное равновесие, женщина объясняется с женщиной [7]. По Набокову, монстр сидит в деталях – энтомологических и иных (этот дискурс пространно разработан им в «Даре», применительно к Чернышевскому).




Конмаль – Дюси.

По-французски «Дюси» пишется как «Ducis», подразумеваемое чтение этой фамилии на латинский манер приводит к «le duc» - «герцог»; имя и титул Конмаля в английском тексте – «Duke» («Duke of «Aros»).

Видимое за «Конмаль» словосочетание «конь мал» во второй проекции подразумевает шахматного коня и вместе с ним букву «Г» - графический формат хода коня. В трагедии «Ричард  III» Ричард говорит:
«Ведь буква «Г», согласно предсказанью,
Должна детей Эдуарда умертвить».

В сражении возле Босворта  Ричард был убит, граф Ричмонд становится королем Генрихом VII и женится на Елизавете Йоркской, что означало завершение войны Алой и Белой Розы (герцогство «Aros», чье название - анаграмма слова «Роза», призвано напомнить, как заканчивается пьеса Шекспира). Но и «мал конь», если за ним видеть силуэт большого коня, может напомнить о том же, поскольку Ричард именно под Босвортом восклицал: «Коня, коня, королевство за коня!» [8].

«И  вскоре угас под  великолепной  росписью спальных плафонов, воспроизводящей животных Альтамиры». Альтамира – пещера на севере Испании, каменная поверхность которой с большим мастерством расписана художниками эпохи позднего палеолита. То есть расписана гениальными дикарями, здесь Набоков напоминает об известном отзыве Вольтера о пьесе «Гамлет»: «Может показаться, что это произведение написал пьяный дикарь» (Дюси во французской Академии занимал 33-е кресло, до него в этом кресле сидел Вольтер). Относительно одной из групп изображений Альтамиры применяется термин «плафон».

«Ни  Шейд, ни я так и не сумели установить, откуда именно долетали к нам эти  звенящие  звуки, - какое из  пяти  семейств, обитавших  за дорогой  на нижних уступах нашего  лесистого холма, через  вечер на  другой развлекалось метанием  подков», - начало комментария, следующего после рассказа о Конмале. И подковы – тоже о Конмале, или о Дюси: атолл с названием Дюси (англ. Ducie) возвышается над водой в южной части Тихого океана, он подковообразный [9].


* Двенадцатая статья цикла «Бледный огонь». Предшествующие: Сагит Фаизов Бледный огонь: кориоида кариатид или помидор Паскаля // www.proza.ru/2016/01/14/1162; Он же Бледный огонь: в воображариуме земблянского короля // http://www.proza.ru/2016/01/16/2323; Он же Бледный огонь: Шекспир и венецианский купец // http://www.proza.ru/2016/01/22/900; Он же Бледный огонь: Нюй-ва в объятиях харит // http://www.proza.ru/2016/01/27/764; Он же Бледный огонь: Шейд на пути к Дао // http://www.proza.ru/2016/01/30/1073; Он же Бледный огонь: параллельные миры Хью Эверетта // https://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl; Он же Бледный огонь: конь в пальто и ботах // www.proza.ru/2016/02/07/1134; Он же Бледный огонь: Лаодикийское послание Набокова Али-бабе // http://www.proza.ru/2016/02/10/1432; Он же Бледный огонь: сарайский язык против Толкина // http://www.proza.ru/2016/02/12/2236; Он же Бледный огонь: конь Нэхэрра против Толкина // http://www.proza.ru/2016/02/22/2330; Он же Бледный огонь: Lear Month у кислых вод // www.proza.ru/2016/02/29/1532; см. также в ЖЖ «sagitfaizov».


Сноски и примечания.

1.       Александр Сергеевич Пушкин Критика и публицистика. Статьи и заметки. 1824-1836 // http://www.lib.ru/LITRA/PUSHKIN/p6.txt (издание 1959 г.). См. также:  Г. Геро Рецензия на парижское издание басен Крылова // krilov.velchel.ru/index.php?cnt=10&sub=3
2.       Г. Лемонт Предисловие к изданию басен Крылова с французскими и итальянскими переводами (окончание) // Сын Отечества. 1825. 14. С. 179 (начало в номере 13); в сети представлена электронная копия журнала.
3.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Дюси,_Жан_Франсуа; «Даже в начале XIX века произведения Шекспира перелагались на русский язык через французские классические адаптации Ж. Ф. Дюси» (world-shake.ru/ru/Encyclopaedia/3672.html). Первая постановка Шекспира на русской сцене – «Гамлет», переделанный Александром Сумароковым, позже переделками пьес английского драматурга занялась Екатерина II (Э. Брентон Шекспир – русский: http://magazines.russ.ru/voplit/2007/4/br20.html); см. также: http://www.w-shakespeare.ru/library/shekspir-i-russkaya-kultura13.html (о постановках пьес Шекспира в России).
4.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Крылов,_Иван_Андреевич
5.       Эту же басню Набоков вспомнил в романе «Король, дама, валет». См.: Сагит Фаизов Набоковские король, дама, валет и Ленин // http://www.proza.ru/2015/10/08/2265).
6.       Аверинцев, С. С. Связь времен // http://predanie.ru/averincev-sergey-sergeevich/book/216920-svyaz-vremen/#toc14 (часть IV).
7.       Там же: «У Крылова дама приходит к господину, и просьба «накорми и обогрей» звучит прямо–таки рискованно, а отказ монструозен. Довольно естественна реакция девочки из рассказа Саши Черного «Люся и дедушка Крылов»: «…Муравей, по–моему, безжалостный грубиян. Что же такое, что» стрекоза лето целое пропела»? И соловьи поют, — не поступать же им в шоферы на самом деле… Почему он стрекозу прогнал и еще танцевать ее заставляет? Я тоже танцую, дедушка… Ненавижу вашего муравья!…». Зато правила игры, в которую играет Крылов, требуют того, чего не было в классической басне». Аверинцев так и не решается признать, что «неклассическая» басня Крылова на самом деле является анекдотом, ведь, стрекоза просит накормить и обогреть ее «до вешних дней», то есть взять в содержанки, - и вовсе не адресована детям. (У Лафонтена цикада хлопочет о «зернышке» взаймы.)
8.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Ричард_III
9.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Дюси

Иллюстрации:
Георгий Нарбут (к басне Крылова). Источник копирования: http://www.sch1262.ru/krylov/deti_basni-strekoza_i_muravey.html
Густав Доре (к басне Лафонтена). Источник копирования: https://en.wikipedia.org/wiki/The_Ant_and_the_Grasshopper#/media/File:La_cigale_et_la_fourmi_illustration_dore.jpg


Цитаты из русского текста романа «Бледный огонь» приведены по опубликованному переводу С. Ильина и А. Глебовской.

Продолжение следует.

Опубликована 8 марта 2016 г. 3 марта 2016 г. была опубликована на "proza.ru".









 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account