Previous Entry Share Next Entry
Шесть отцов из Алтаты и академик Паллас
sagitfaizov
Шесть отцов из Алтаты и академик Паллас. К вопросу о происхождении названия села Алтата




Село Алтата находится в Дергачевском районе Саратовской области и расположено на берегу реки Алтата, восточного притока Большого Узеня. Дата основания села неизвестна. В материалах ревизии 1795 г. упоминается как место поселения 120 душ мужского пола, что позволяет предполагать относительно короткую его историю (узеньские степи во второй половине 18 в. и первой половине 19-го были районом интенсивной колонизации  мигрантами из областей к западу от Волги, и численность населения новых сёл росла довольно быстро).


Название села и речки может быть понято как контаминация двух татарских слов: "алты" ("шесть") и "ата" ("отец"), и именно так в 20 веке и сегодня жители Алтаты понимают название села. Общепринятое  - в селе - представление о его происхождении  находится в смысловой смычке с "шестью отцами" народной этимологии: когда-то, предположительно указывают 20-е годы XVIII века, село было основано "переселенцами из татарских сел Кикино, Кочкаровка, Мочалейка, Кобылкино, Телятино, Реше-
тино, относившихся к Пензенской провинции. Первыми жителями села были шесть отцов - глав семей: Алтынбай, Сайд, Сафар, Хобби, Башай, Арыслан. Отсюда и название села - Алтата («алты ата» - шесть отцов)". Здесь цитируется статья Артура Хабибуллина*, в которой, в частности, выказано полное доверие к легенде о шести отцах-основателях и к избранной народной памятью дате возникновения села (1820-е годы). Автор отмечает также: "Многое указывает на то, что татарские крестьяне при-
шли в затерявшееся в глубине заволжской степи место не по царскому указу, а по собственной инициативе, скорее всего - в качестве беглых тягловых людей". С фольклора трудно требовать аргументы, но как только фольклор санкционируется профессиональным историком как фактологическое свидетельство, справедливо спросить его об основаниях избранной им эвристической линии.

Вопрос первый: не смущает ли историка то обстоятельство, что в предании о шести отцах эти отцы коррелятивно связаны с шестью селами? Для мифического сознания такая связка - самое обычное дело, а для исторической памяти нет (слишком красиво получается - по одному отцу из каждого села, действительность редко предлагает такие образцы кооперации беглых крестьян). Похоже, алтатинские шесть и шесть то же самое, что 6 динаров башмачника от трех разбойников в сказке "Али-баба и сорок разбойников", пушкинские 33 богатыря и цитируемые саратовским краеведом Худяковым "не за три девять земель" ряда сказок.

Вопрос второй: как так получилось, что речка или река Алтата, имеющая длину 142 км, то есть крупное гидрогеографическое образование (краевед А.Ф. Леопольдов полагал даже, что Большой Узень приток Алтаты), получило свое название от села (что подразумевается алтатинской легендой), если обычная практика противоположная, гидроним переходит к ойкониму? Казуальное преимущество гидронима над ойконимом хорошо отражено в картографии, в отдельных  случаях почти гротескным образом. К примеру - в десятой карте "Атласа российского" 1745 г. , где на правом берегу Волги между Саратовом и Царицыным присутствуют названия 14 впадающих в Волгу рек и только два названия населенных пунктов, находящихся на берегу Волги (Дмитровка и Дубовка).

Третий: как понимать дефиницию "затерявшееся в глубине заволжской степи" место? Ведь речь идет о срединном месте Хейхата, великой степи. Народы, жившие здесь (до 1720 г. и позже) не чувствовали себя затерянными, жили себе (не забывая давать названия рекам, селениям, долинам и рощам или поддерживать доставшиеся от прежнего населения именования). В доказательство того, что "глубина" заволжской степи не была в первой половине 18 века и раньше "затерявшейся" (с подразумеваемой пустынностью и отсутствием носителей гео-пространственной ментальности), сошлюсь на академика Палласа, побывавшего в узеньских степях в 1773 г., за год до А.В. Суворова, см. снимок страницы его, Палласа,  "Путешествий".




Упомянутый ногайский народ - преимущественно кытай-кыпчаки, к началу 18 века прочно соединенные с башкирской народностью**. На следующей странице Паллас отмечает балбалы, виденные им в узенских степях. Но даже их трудно, в проекции на 18 век, назвать затерявшимися, башкиры и ногаи им наверняка поклонялись.

Четвертый вопрос: можно ли полагать именование "Алтата" исключительно контаминацией "шести отцов", если в тюркских языках в средние века "алты" могло обозначать, помимо "шесть", еще и "низ"  (см. "Древнетюркский словарь") и "перед" (родственность "алты" и "перед" отразилась в "алдынгы" современного татарского языка, см. также позицию "алд", "алт" в "Словаре народных географических терминов ( М., 1984) Э.М. Мурзаева); а "перед" ("алт", "алд") у средневековых тюрок мог иметь смысл "восток" (Рубрук и Н.И. Веселовский). Здесь следует упомянуть ошибку П.П. Семенова-Тянь-Шанского, указавшего в первом томе своего "Географическо-статистического словаря" второе название реки Алтата в форме "Алтача" (ошибка произошла из-за того, что составители "Российского атласа" 1800 г. использовали одну и ту же написанную курсивом графему как знак буквы "ч" и как знак буквы "т", например, в именованиях "Чиганак" и "Китоврас", чего сам Семенов-Тянь-Шанский или его помощники не заметили).
Мой ответ на поставленные вопросы: сегодня мы не знаем, какой смысл прячется в именовании "Алтата" (населенный пункты  "Altata" и  "Nuevo Altata" есть даже в Мексике, находятся на берегу Тихого океана и нет никакого основания думать, что тюрки не могли туда попасть). Полагать же, что название реки Алтата возникло в 18 веке - большая наивность.




Балбалы (два из нескольких), выставленные в Саратовском областном краеведческом музее. Демонстрируются без какой-либо атрибуции.


Сноски
*Хабибуллин, Артур Ахатович Алтата – село татарское, заволжское. Опубликована 20 января 2008 г. // http://altata.ucoz.ru/publ/2-1-0-3
**См. литературу о башкирах и ногаях в узеньских степях:
Асфандияров, А.З., Асфандиярова, К.М. История башкирских деревень Саратовских и Самарских областей Российской Федерации. Уфа, 2002.
Бычков, Юрий Иванович, Рашитов, Фрид Айниевич Башкиры на Камелике. Саратов, 2006.
Маннапов, Марсель Муритович К изучению родоплеменной структуры башкир Степного Заволжья // Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа. – Уфа, 2006. – С. 78-82.
Маннапов, Марсель Муритович К вопросу о расселении древнебашкирских племен в Степном Заволжье // Этнос, общество, цивилизация: I Кузеевские чтения. – Уфа, 2006.
Маннапов, Марсель Муритович К вопросу о межэтнических контактах и летних кочевках башкир и калмыков в XVII в. в Степном Заволжье // Известия Алтайского государственного университета. – Серия История, политология. – Барнаул, 2008. С. 156-159.
Умурзаков, Г.Х. Древние башкиры, некоторые вопросы истории. Уфа, 1991.

Автор текста и фотографий Сагит Фаизов.

Опубликована 27 октября 2017 г. 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account