Previous Entry Share Next Entry
Символика изображений региональных эмблем на Большой государственной печати Ивана Грозного
sagitfaizov



Сагит Фаизов       

Символика изображений региональных эмблем на Большой государственной печати Ивана Грозного

Топография региональных эмблем Большой государственной печати XVI в. и выбор изображений-символов для них целиком подчинены задачам репрезентации Иваном Грозным величия своего государства, успехов и перспектив внешней политики государства и собственного величия при помощи средств математико-графического символизирования. В статье о ливонских эмблемах Большой печати я описал, каким образом числа и рисунки (а в случае с четырьмя верхними региональными эмблемами лицевой стороны печати и названия регионов) были использованы Грозным для аппрезентации на локальных участках печати его внешнеполитических и карательных акций и намерений (сн.1). В предлагаемом кратком экскурсе рассматривается символическая целостность всех региональных эмблем Большой государственной печати и коррелятивная связь суммарных числовых значений региональных эмблем с суммарными значениями четырех верхних эмблем лицевой стороны и независимыми от них числовыми значениями, связанными с образно-метафорическим кодом печати в целом.
Основной методологический тезис поиска символической целостности изображений: каждое изображение заключает в себе то или иное число, закодированное в первой букве изображений (или первых буквах – если изображений больше одного), а вся совокупность чисел знаменует тот или иной прообразовательный смысл. Второй методологический тезис предполагает симметричность числовых значений изображений пространственно оппозиционных эмблем (аналогично смысловой оппозиционности внутри пар четырех верхних региональных эмблем лицевой стороны и восьми региональных эмблем нижних уровней двух сторон печати).
Лицевая сторона печати. Ведущий региональный знак здесь (после московского на груди орла) – казанский псевдодракон, расположенный правее эмблемы с изображением Голгофы. Число дракона – 8. Оно получается на основе контаминации слов дракон и аспид глухой – дракон, «глухой» к истинной вере (сн. 2) (д – 4, а – 1, г – 3, сумма числовых значений букв - 8). Оппозицию псевдодракону составляет новгородская эмблема с медведем, собакой и двумя рыбами, соответственно на новгородской эмблеме нужно учитывать числовые значения живых существ: медведя (40 = 4), собаки (200 = 2), двух рыб (100 + 100 = 200 = 2). Сумма всех значений – 8. Ниже дракона и новгородской эмблемы следуют астраханская собака (2) и псковская собака (2). Далее следуют «тверской» медведь (40 = 4) и «смоленское» место(сн. 3) (40 = 4). Еще ниже: пермская и югорская собаки (2 и 2). И наконец последние эмблемы: черниговская сабля (2) и нижегородский сохатый (олень) (сн. 4) (2). Сумма чисел 6 эмблем каждой половины равна 20, то есть 2, а сумма чисел всех эмблем равна 40, то есть 4, самому счастливому для Грозного знаку среди чисел, знаменовавшему взятие им Казани и покорение Казанского «царства».

Оборотная сторона печати. Ведущий региональный знак на этой стороне – полоцкие (гедиминовские) «колюмны» (колонны) (20 = 2). Оппозицию «колюмнам» составляет рязанский конь (20 = 2). Ниже «колюмнов» и коня следуют ярославская рыба и ростовская птица. Ярославская рыба должна прочитываться по названию своей породы, на это указывает совокупно с ней белоозерская рыба, расположенная ступенью ниже. Две рыбы различаются между собой: белоозерская – явная стерлядь, ярославская – плотва (80 = 8). Ростовская птица не требует идентификации по виду в силу своей исключительности (скорее всего, это голубь). Ее числовое значение то же, что у плотвы: (80 = 8). На следующей ступени располагаются удорская собака (200 = 2) и упоминавшаяся белоозерская стерлядь (200 = 2). Далее следуют кондийский сохатый (олень) (200 = 2) и обдорская собака (200 = 2). На следующей ступени располагаются печать рижского архиепископа и сибирская стрела (200 = 2). «Печать арфибископа рижскаго» сочинена, по всей вероятности, самим Грозным. Периметр знака образуют три кольца, перенесенные на псевдоэмблему из личного знака магистра Ливонского ордена Иоганна Фрейтага Лорингофена (1483-1494) (сн. 5), оппонента деда Грозного великого князя Ивана III, и разорванный этими кольцами равнобедренный треугольник.

Вершины треугольника как бы замыкают линии видимых частей колец (полуколец), и суммарная фигура, полученная сочетанием колец и треугольника выглядит как три скрещенные рукояти древнеегипетского и коптского христианского креста crus (crux) ansata. На щитке псевдоэмблемы автор замысла изобразил реплику знака рижского архиепископа – скрещенные крестообразный меч и посох, но угол скрещения атрибутов резко отличается от принятого в архиепископской традиции, атрибуты выглядят упавшими друг на друга - вроде сплющенной буквы х в горизонтальном положении. В нижней половине щитка изображена реплика с лилии – знака соборного капитула (capitul) Рижского архиепископства, напоминающую (на печати) шапку скомороха или европейского шута. Нижняя часть самой лилии грубо искажена: две линии соединяют цветок с каким-то птицеобразным предметом (вместо традиционных перевернутой лилии или «веретена»). Благодаря непонятным на первый взгляд элементам нижней части совокупное изображение лилии приобретает сходство с крылатым древнеегипетским иероглифом Хемфта, знаком египетского покровителя звездного неба (еще одна изобразительная аллюзия мотива лилии требует отдельного



рассмотрения). Ожидаемое, оппозиционное числовому выражению стрелы, число 2 обозначено, на мой взгляд, словом капитул (capitul), находящимся в аппрезентационной связке с лилией. Это слово дважды указывает на двойку: первая буква русского написания имеет числовое значение 20 (равное 2), первая буква латинского написания совпадает с русской буквой с (200 = 2). Не исключено также, что на двойку указывают два «с» подразумеваемых латинских названий «сapitul» и «crus» («crux»). Примечательно совпадение фамилии Фрейтаг (пятница) и пятого места «рижской» эмблемы среди региональных эмблем левой половины печати. Совпадение не было случайным: так Иван Грозный подсказывал, кому принадлежат три кольца эмблемы и какая половина печати



является доминирующей (сн. 6). Самую нижнюю ступень печати занимают эмблема г. Кеси (с надписью «печать города Реνале» - на печати 1583 г., но на печати 1578 г. указан г. Кесь {сн. 7}) и «печать магистра Лифлянския земли». Обе являются пародийными репликами – на герб г. Кеси и герб предпоследнего магистра Ливонии Вильгельма Фюрстенберга. На эмблеме г. Кеси изображен не традиционный воин, наблюдаемый на известных вариантах гербов города, а человек в простонародной рубахе, в нелепом большом колпаке и с щитом в левой руке, развернутом к зрителю тыльной стороной (в правой руке у него сабля), то есть изображен «мужик». Псевдогерб Фюрстенберга автор замысла наделил щитком в виде шкуры убитого животного и изобразил на нем пять полос: центральная имеет некоторое сходство с «поясом» на личном знаке Фюрстенберга, но более узкая, а другие три являются небрежно выполненными линиями (все эти полосы вероятное напоминание о русско-эстонской легенде, по которой дед Ивана Грозного основал Иван-город на клочке земли, намеренном при помощи узких ремешков, на которые могла быть использована только одна лошадиная шкура (сн. 8)). Корона над щитком сдвинута влево, а картуши справа и слева от него асимметричны и представляют собой графический кавардак из всякого рода орнаментов, используемых в европейской геральдике. Словами, в которых заключены аппрезентируемые числовые значения двух эмблем являются «мужик» (40 = 4) и «магистр» (40 = 4), который тоже «мужик» (сн. 9). Для адресатов печати, которые не сумели понять, что столь нелепый герб, как у Фюрстенберга, может иметь только «мужик», Иван Грозный оставил подсказку: в верхней области псевдогерба изображены три шестиконечные звезды, но под ногами у кесьского «мужика» шесть зубцов крепостной стены, «разделенные» его ногами на три пары, зубцы расположены дугообразно; также, по дуге, расположены звезды на «гербе» магистра, только они наверху, корона с подвешенным к ней мешком или шапкой и торчащими наверху двумя плюмажами является имитацией поставленного на голову двойника кесьского «мужика». Сумма всех чисел, закодированных в эмблемах правой половины, равна 20. Сумма чисел левой половины тоже 20. Общая сумма равна числу 40, которое при десятикратном сокращении трансформируется в число 4. То есть обе стороны печати Грозного имеют равное символическое числовое значение. Сумма двух четверок образует 8, второе число, «обеспечившее» царю победу над Казанским царством.     Произвольные комбинации чисел. Важнейшие или особо отмеченные автором замысла суммарные значения чисел печати вступают между собой в связи, которые условно можно назвать произвольными, но которые связаны с хронологией, сопровождавшей изготовление печати, и биографией царя. Дважды в произвольных комбинациях прочитывается число 47. В первом случае оно получается, если сложить 30 (общее количество эмблем печати), 9 (сумма численных значений именований четырех верхних регионов лицевой стороны печати {153}) и 8 (указанное выше суммарное выражение чисел всех региональных эмблем периметра печати). Во втором случае оно возникает как результат вычитания первой половины числа, закодированного в форманте «арфи» слова «арфибископ» из второй его половины. Этот формант особо отмечен автором замысла. Как известно, Иван Грозный был человеком образованным. Поэтому он прекрасно знал, как пишется по-русски слово «архиепископ». Прописывая вместо просторечного «бискуп» «бископ», он показывает, что правила транслитерации ему известны. Сложенные в виде лежачей буквы «х» крестообразный меч и посох на щитке псевдоэмблемы архиепископа являются второй подсказкой нарочитости замены «х» на «ф» в слове «арфибископ». (Тот же знак подсказывает первую букву слова «Хемфта».) При такой замене форманту «арфи» соответствует числовой ряд 1158 с суммарным значением чисел 15 (знак течения времени и неизбежного наступления предполагаемых, прообразуемых событий {сн. 10}). Событие, к которому относится в данном случае число 15 – завоевание Риги Россией (предположение-прообразование закодировано наложением вятской стрелы на псевдоэмблему архиепископа при сквозном «обозрении» печати) (сн. 11). Второе энигматическое значение ряда 1158 указано выше. Вычитание из 58 числа 11 имеет результатом 47. Если прибавить 47 к 1530 – году рождения царя, получится 1577 – год изготовления первого варианта печати (с указанием г. Кесь), когда царю было 47 лет. Скорее всего, 47 указывает на полное число лет возраста царя, и таким образом создание печати (завершение работы над ней) последовало после 25 августа 1577 г. (Кесь была взята 5 сентября {сн. 12}.)
Помимо указанных чисел 30, 9, 8 и 1158 в произвольных комбинациях участвует, на мой взгляд, числовой ряд 154135, образуемый цифровыми значениями букв слова «Реνале» второго варианта печати. Сумма чисел этого ряда равна 19. Если прибавить это число к дате начала Ливонской войны – 1558 – то получится 1577, то есть автор замысла символов печати вторично указывает дату создания печати и вместе с тем напоминает о главном событийном контексте ее рождения. Этот же ряд продлевает событийный контекст в глубину времени к XI в. Если суммировать полные числовые значения букв слова «Реνале» (100 + 5 + 400 + 1 + 30 + 5), то получится число 541, тождественное группе чисел 541 цифрового ряда образованного простым последовательным сопряжением чисел. Сумма этих чисел равна 1082 – году, когда митрополит киевский Иоанн II в «Послании к черноризцу Якову» жаловался, что в пограничных областях Руси многие еще не знают причастия (cн. 13). Это напоминание Ивана Грозного явственно перекликается со смыслами, закодированными в псевдоэмблеме рижского архиепископа (прежде всего в «упавших» мече и посохе): если 500 лет назад не было истинной веры в бывших пограничных областях (в Ливонии), то нет ее и ныне. Начало Ливонской войны в ряде 154135 припоминается дважды, и в этом припоминании опять участвуют число 19 и возраст Ивана Грозного. Вторично число 19 образуется при вычитании из 154 (первые три цифры ряда) 135 (вторая совокупность трех цифр). Сумма двух чисел 19, полученных, как видим, автономными действиями, равна 38 – возрасту царя в 1558 г. (сн. 14).
Другие достопримечательности печати. Изображения эмблем, похоже, образуют символические совокупности чисел не только на основе числовых значений именований их составляющих, но и на основе количества однородных составляющих. Наибольшее количество однородных изображений приходится на собак – 8 (без учета собаки, находящейся в контаминации с казанским псевдодраконом). На втором месте находятся рыбы – 4. Олени, медведи и стрелы изображены дважды. Очевидно, что собаки и рыбы отмечены личными численными знаками Грозного, и это позволяет предполагать уподобление царем себя этим представителям животного мира и полный или частичный перенос им на себя связанных с этими существами символических представлений. Образ собаки, как известно, был использован царем в качестве одного из главных символов опричнины, и персонально окрашенная актуализация этого символа в печати подсказывает, что и после отмены «страшной» мистерии Грозный продолжал считать себя главным опричником. В то же время Грозный, вероятно, относит к себе семантику булгаро-татарской геральдической собаки (как царь Казанский, великий князь «Болгарский» и потомок темника Мамая по линии Глинских). Рыбы, вероятно, должны были символизировать покровительство Господа главе Русского государства, но эта линия репрезентируемых смыслов представлена в большом количестве других связанных с числом символов печати, а также вне энигматического пласта выразительных средств. Олени, медведи и стрелы, маркирующие в данном случае число 2, повторенное трижды, аппрезентуют число 3, доминирующий символ печати в области мистической математики. Таким образом, однородные изображения региональных эмблем воплощают в себе три важнейших числовых символа печати: 3 – 4 – 8. Вместе они составляют четвертый и конечный числовой символ – 15.
С числовыми «знамениями» печати связана, пожалуй еще одна малоприметная особенность важнейшей знаковой разработки Грозного, имеющая преимущественно вербальное воплощение. Левее стрел, которые служат ключом к сквозному «обозрению» печати находятся на лицевой стороне знака сохатый олень, на оборотной стороне знака – «печать» магистра (при «обозрении» насквозь они окажутся рядом). Примечательно, что на одном и том же месте на двух сторонах знака соседствуют слова «земли печать». Если учесть, что черниговская сабля при сквозном «видении» отменяет «печать» магистра, есть основание для прочтения слов «земли печать» в трансполяции ко всему знаку. Обе эмблемы на седьмом месте в топографии печати по системе, предложенной самим автором замысла (в случае с «печатью рижского архиепископа»), но число 7 в христианской мистико-математической символике напоминает о семи днях творения мира, то есть «всей земли».
И всего неба. К небосводу зрителя отсылают пять особо отмеченных атрибутов региональных эмблем: собака, рыба, медведь {или медведица}, сохатый и стрела – созвездия Гончих Псов (30 звезд), Рыбы, Большой Медведицы, Малой Медведицы (Большая и Малая Медведицы у восточных славян отождествлялись с медведем и сохатым, но как распределялись производные от животных именования, остается невыясненным), Стрельца (в древности и, возможно, в течение всего средневековья - Перуна) (сн. 15).



На втором варианте печати особое место занимает появившееся на месте топонима Кесь искаженное именование Ревеля (Реваля, будущего Таллинна) - «Реνале». О числовой программе этого топонима говорилось выше. Однако появление в середине слова греческой буквы ν и в конце слова русской буквы е, видимо, обусловлено, не только их числовыми значениями. Подмена топонима, указывавшего на только что завоеванную Кесь, произошла после утраты города. К 1583 г., под которым известен второй вариант печати, Реваль не была завоевана; напротив, перспектива ее «взятия» в обозреваемое время исчезла. По сути, новая надпись на псевдогербе Кеси констатирует утрату города.
Не являлась ли «Реνале» констатацией утраты также и всех завоеваний в Ливонии? К 1583 г. уже было заключено десятилетнее перемирие с Речью Посполитой, по которому республика получила под свой протекторат и сюзеренитет бóльшую часть бывшей Ливонии и г. Полоцк. Печать 1583 г. была изготовлена ввиду заключения Плюсского перемирного договора со Швецией, и к Швеции переходили северные территории ордена, включая Нарву, а также Ивангород, Корела, Ям и Копорье (16). Поэтому есть основание для положительного ответа на поставленный вопрос. Основной путеводитель к ответу – единственная нерусская буква никогда не существовавшего города Реνале. Буква ν в ее графическом исполнении на печати представляет собой контаминацию с латинской v (вэ). Для понимания того, что именно написал над головой кесьского «мужика» Иван Грозный, уместно дать сочиненный царем псевдотопоним на латинице: revale. И на латыни, хотя и вульгарной: re vale – повторное «прощай». Царь использует здесь начало известной формулы, которой древние римляне завершали свои письма: «Vale et me ama» = «Прощай и люби меня». Повторно он прощается с Ливонией после своего деда, которому тоже не удалось утвердиться западнее Наровы.

Резюме. Топография и рисунки региональных эмблем «печати земли» определялась сопряжением двух основных принципов рассматриваемого частного случая символизирования: репрезентацией узнаваемых символов,

местоположение и графические образы которых находились в аппрезентационной связи с важнейшими актами военно-политической и военно-полицейской деятельности царя,

а числовые значения изображений и отдельные надписи придавали эмблемам и аппрезентируемым акциям дополнительные смыслы сакрального, политического, межличностного и прогностического характера.

Рисунки эмблем, возникших до начала работы над Большой государственной печатью, вероятно, во всех таких случаях подвергались редактированию с целью получения нужных числовых значений, дополнительных или исключительно новых символических смыслов. Рисунки эмблем, созданных в процессе работы над печатью, и размещение эмблем на печати подчинялись тем же задачам, за исключением того, что дополнительные смыслы не могли возникнуть по определению. Есть основание предполагать, что выбор того или иного изображения для новых эмблем зависел как от числового значения изображения, так и от важных для автора замысла сопутствующих аппрезентационных задач (17).


Cноски и примечания

1. Ливонские эмблемы на Большой государственной печати Ивана Грозного (в ЖЖ). Гербы четырех регионов (Казанского и Астраханского царств, Великого Новгорода и Пскова), составляющие четко выраженную композиционную связку в верхней части государственного герба, связаны одним и тем же актуальным референтным смыслом: все они являлись объектами успешных военных походов царского войска в 1552, 1556, 1569-1570 гг.      Существование особенных связей на первых двух ступенях региональной иерархии подтверждается также скрытыми значениями чисел, закодированных в топографии печати и начальных буквах названий центров (столиц) регионов - по правилам популярной на Руси XVI в. мистико-символической математики (Кириллин В. М. Символика чисел в древнерусских сказаниях XVI в. // Естественно-научные представления Древней Руси. Москва. Наука. 1988. С. 76-140); при этом локальный показатель (четырех эмблем) находится в очевидной коррелятивной связи с общим показателем. Сумма цифр, обозначенных заглавными буквами названий первых четырех царств и земель, составляет 153 (К – 20, В и Н – 52, П – 80, А - 1).Число 153 по правилам мистической математики может рассматриваться как сочетание двух чисел 15 и 3, первое из них дублирует и подтверждает число и смыслы, закодированные количеством эмблем, второе воплощает ряд высших сакральных смыслов христианского вероучения и христианской истории. Общее количество эмблем на каждой стороне герба 15 (эмблема с Голгофой, российская, московская – на груди у двуглавого орла {на обратной стороне печати – единорог}, региональные). Число 15 – ключевое в системе мистико-символической математики, оно, в частности, в качестве индикта имело особое значение для исчисления циклов мировой истории (вся обозреваемая история состояла из 15 «великих индиктионов» по 532 года каждый) и на Руси имела название «Круга миротворного», соответственно печать Ивана Грозного с ее подчеркнутой градацией периферии и обращенными в будущее символами представляет собой «колесо истории», иконографический образ которого представляет собой аллюзию колес херувимов, или колес «галгал» («вихрь»), описанных пророком Иезекиилем в его пророчествах: «По виду их и по устроению их, казалось, будто колесо находилось в колесе» (Ветхий Завет, Кн. Пророка Иезекииля, 1, 16) и «ободья их у всех четырех вокруг полны были глаз» (1, 18). Печать же Ивана Грозного состоит из двух окружностей, внешней и внутренней – «колесо в колесе», поле между двумя окружностями - «на ободе» - «полно глаз». По толкованию преподобного Ефрема Сирина, чьи произведения читались на Руси начиная с XIII в., на книгу пророчеств Иезекииля, колесо в колесе это еще и «сила в силе, царство в царстве» (Pagez.ru), и вполне допустимо, что «глаза» колеса, если они подобны самим колесам, могут воплощать в себе земли и царства, вошедшие в большее царство или имеющие предопределение войти в него. Соответственно, все изображения на эмблемах – суть отражения мира, в данном случае будущего для пророка мира, в глазах одушевленного колеса, у которого один дух с херувимом и который вместе с херувимами сопровождает пребывающего в гневе на Израиль и Иерусалим Господа (1, 21; 10, 17; 10, 20; 10, 22).
2. Об «аспиде глухом» см.: Белова О.В. Славянский бестиарий. Москва, 2001. С. 59.
3. Об употреблении слова «место» применительно к трону (изображенному на печати) см.: Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 9 (М). Москва, 1982. С. 115 (цитата в словаре относится к 1604 г.).
4. О существовании словосочетания «сохатый олень» в старорусском языке и значениях слова «сохатый» см.: Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. СПб.-М., 1882. С. 284. Следует отметить также сходство изображенного животного с лосем. По мнению автора этих строк, автор замысла печати намеренно создавал на эмблеме контаминированный образ, соединяющий в себе признаки оленя и лося.
5. См. личный знак Иоганна Фрейтага фон Лорингофена: Федоров Д.Я. Монеты Прибалтики. Определитель монет. Таллин, 1960. С. 187.
6. Доминирование правой половины печати над левой обусловлено уподоблением печати колесу из пророчеств Иезекииля. Комментарий Е.Я. Шейниной к символике колеса: «Колесо, которое вращалось против солнца, означало колесо зла, а то, которое вращалось по солнцу, - колесо добра» (Шейнина Е.Я. Энциклопедия символов. Москва, 2002. С. 15).
7. Щербачев Ю.Н. Датский архив: Материалы по истории Древней России, хранящиеся в Копенгагене, 1326-1690. Москва, 1893. С. 111.
8. Петров А.В. Город Нарва, его прошлое и достопримечательности. С. 47-48 (http://www.rusarch.ru/petrov1.htm).
9. Красноречиво в этой связи письмо Ивана Грозного шведскому королю Иоанну, написанное в начале 1573 г.: «…Ты говоришь, что Шведская земля вотчина отца твоего; так дай нам знать, чей сын отец твой Густав и как деда твоего звали, и на королевстве был ли, и с которыми государями ему братство и дружба была, укажи нам это именно и грамоты пришли. То правда истинная, что ты мужичьего рода» (Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. III. Москва, 1960. С. 641).
10. О значениях числа 15 см.: Кириллин В. М. Символика чисел в древнерусских сказаниях XVI в. // Естественно-научные представления Древней Руси. Москва. Наука. 1988. С. 88.
11.См. ст-ю С.Ф. Фаизова: Ливонские эмблемы на Большой государственной печати Ивана Грозного (в ЖЖ).
12. Зимин А.А. В канун грозных потрясений. Москва, 1986. С 49.
13. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/46796
14. Ранее я писал о том, как Иван Грозный предугадал год смерти своего сына Дмитрия (Мистическая символика Ивана Грозного и прочтение ее Борисом Годуновым) и будущие, сбывшиеся через 200 лет завоевания России (Ливонские эмблемы Большой государственной печати Ивана Грозного). Цифровой ряд 154135 скрывает в себе еще один удивительный прогноз Грозного: если суммировать вторые и третьи числа двух половин ряда (а половины, как видим, задействованы в символообразующих действиях), то получим число 1918 – год, когда Латвия, Эстония и Литва объявили о своей независимости, то есть, помимо будущего (после смерти Грозного) завоевания Прибалтики, автор замысла Большой печати сумел угадать и год окончания сюзеренитета России над регионом.
15. Об астрономических представлениях восточных славян см.: Гусаков М. Астрономические представления славян: наброски к пониманию (http://www.ladoga-100.ru/published/QP/html/scripts/book.php?DB_KEY=TEFET0dBU0hPUA==&BookID=statya&PageID=Gusakov01); Знойко О.П. Созвездие Перуна. Киев, 1989 (http://www.tvoistroi.ru/text/perun.htm).
16. О договорах с Речью Посполитой и Швецией см.: Зимин А.А. В канун грозных потрясений. Предпосылки первой Крестьянской войны в России. Москва, 1986. С. 77-79.
17. Что хорошо видно, например, в случае с ярославской плотвой. Если бы автор замысла символов печати был озабочен лишь числовым значением изображения, он мог бы изобразить на эмблеме пескаря. Но он выбирает именно плотву. Он поступает так, потому что ему важно через ярославскую эмблему направить дополнительное послание князю Курбскому, чьи предки были ярославскими князьями и которого Грозный в первом своем письме обвинил в намерении «своим изменным обычаем быти Ярославскому владыце», то есть стать независимым ярославским князем (Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Москва, 1981. С. 13). Графико-геральдическое послание начинается с напоминания А. Курбскому о его отце, которого Грозный упоминал в том же письме и который здесь энигматически зафиксирован в числе 80 буквы п: князь Михаил Курбский (к = 20, м = 40, к = 20). Если бы Грозный избрал для эмблемы пескаря, напоминанием об отце «послание» бы и ограничилось. Но на эмблеме плотва, отсылающая Курбского и всех читателей первого послания к теме «плоти» этого послания, завершающей пространный обвинительный текст: «Прелюбодей же убо не плоти; ино яко же прелюбодей плотию, сице изменою. Тако же убо и ты со изменники участие свое полагаеши» = «Прелюбодей не плотью; ибо прелюбодей изменой то же, что прелюбодей плотью. Так ведь и ты сообщался с изменниками» (Переписка… С. 52, 162). Сопутствующие аппрезентации других региональных эмблем будут рассмотрены в отдельной статье. Сегодня могу лишь заметить, что примененная Иваном Грозным аппрезентационная система исключает присутствие в рисунках региональных эмблем волков, рысей, львов и «лютых зверей», не было также перемещения рыб с герба Нарвы на герб (эмблему) Великого Новгорода, на что указывал Дж. Линд (Линд Дж. Большая государственная печать Ивана IV и использованные в ней некоторые геральдические символы времен Ливонской войны // Архив русской истории. Вып. 5. 1994. С. 210).

Изображения

Большая государственная печать Ивана Грозного, лицевая сторона. Источник копирования: http://www.proshkolu.ru/user/lenagerczen2009/folder/18007/
Большая государственная печать Ивана Грозного, оборотная сторона. Источник копирования:
http://bspu.uni-altai.ru/Faculty/History/atlas/rus/ist_reg/index.html
Ливонские эмблемы Большой государственной печати http://www.nkj.ru/archive/articles/11696/
Знак Хемфта - в центре зодиакального круга. Источник копирования http://manly-p-hall.narod.ru/essay50.html
Видение пророка Иезекииля на реке Ховар. Икона. Из ризницы Соловецкого мн-ря. Вт. пол. XVI в. Источник изображения: liveinternet.ru
Дхармачакра, буддийское колесо бытия: Источник иображения: http://ru.wikipedia.org/

Фаизов С.Ф. Символика изображений региональных эмблем на Большой государственной печати Ивана Грозного.
Опубликована 19.07.2011 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account