Previous Entry Share Next Entry
Федор Курицын и его памфлет. Часть 1.
sagitfaizov

Сагит Фаизов

Федор Курицын и его памфлет
 
     «Лаодикийское послание» - не единственный текст из литературно-публицистического наследия лидера новгородско-московской ереси Федора Курицына, который дошел до наших дней. Второй его полемический текст – известная не только специалистам «Повесть о Басарге», которая находится в тесной сюжетно-смысловой связи со «Сказанием о Дракуле», произведении, предположительно признаваемом за Федором Курицыным, но оцениваемом как отдаленный от полемических и политических баталий своего времени литературно-фольклорный феномен[i].
«Повесть о Басарге», датируемая концом XV – началом XVI в., вошла в ряд памятников древнерусской литературы, хотя по жанровой принадлежности ее относят к сказкам, а происхождение возводится к европейским или восточным источникам со стандартным сюжетом, в котором некий простолюдин разгадывает загадки правителя и оказывается победителем в интеллектуальном противостоянии с обладателем власти[ii]. Более чем вероятно, что Федор Курицын опирался на какое-то фольклорное произведение с расхожим сюжетом, но, видимо, он сам соединил исходный текст с такими микросюжетами, как беседа императора Нерона, философа Сенеки и трех римских рыцарей из рассказа, вошедшего в «Романскую всемирную хронику» (XIII в.), низложение фараона из рассказа арабского историка Ибн-Абдулхакана (ум. 871), разгадка загадочного поведения щуки мальчиком, севшим на царский престол, - из татарской сказки, царское угощение из чаш с сопутствующим изречением угощаемых – из «Александрии», действие-цитата «конь на рати познаваетца, а милый друг у беды помогает» из сборника  нравоучений «Пчела» (источниковые микросюжеты отмечены М.О. Скрипилем)[iii].
     Политический памфлет инкорпорирован в сказочный по сюжету и характерному
стилю текст двумя способами: развернутым метафорическим намеком на наблюдаемые автором события и средствами мистико-символической и энигматической математики.
     Метафорическая составляющая включает в себя имена героев и персонажей повести, сюжетные коллизии и иные действия, выразившиеся в занятии царского престола отроком, вызволении патриарха из заточения, венчании отрока на царство, сватовства к царевне и бракосочетания, завещании процарствовавшего в течение многих десятилетий главного героя об оставлении на царстве брата его Кирьяка Дмитриевича, а «старейшиной» при нем дяди Василия Кудрявца. Очевидно, что перечисленные события, за исключением вызволения патриарха из заточения и сватовства с бракосочетанием, находятся в большом сходстве с венчанием сына Ивана Ивановича (Ивана Молодого) и Елены Стефановны Дмитрия Ивановича (Дмитрия Молодого) на великое княжение в 1498 г. Сюжет с вызволением патриарха, не имевший аналогии в действительности, включен в повествование, по моему предположению, для усиления идеи высокого благочестия, свойственного, как полагал автор повести, великому князю Дмитрию Ивановичу. Сватовство и бракосочетание - удвоение сюжета с венчанием на царство. Действие с передачей царского престола Кирьяку Дмитриевичу является ложной аллюзией: под именем Кирьяка Дмитриевича и под двумя другими именами скрывается тот же Дмитрий Иванович. Именем Василий Кудрявец обозначен второй наследник великокняжеского престола Василий Иванович. Метафорические смыслы перечисленных коллизий, действий и отдельных их элементов будут охарактеризованы ниже, в ходе анализа числовой и вербальной энигматики повести.
 
Энигматические смыслы имен

Борзосмысл и Добросмысл. Под этими именами во второй половине повести выступает главный герой – разумный отрок. Имя Борзосмысл ему присваивается народом при провозглашении его царем, имя Добросмысл у него фиксируется рассказчиком – автором повести после освобождения разумным отроком купцов из темниц и трехдневного угощения освобожденных. Семантическое содержание имен комментариев не требует, Борзосмысл в переводе на современный язык означает «быстрый умом». Числовые смыслы здесь выразительны. Сумма числовых значений букв первого имени (без нулей, далее сокращение десятиречных и более значений чисел не будет оговариваться) равна 33, второго имени – 30. Различаются эти два имени формантами «Борзо» и «Добро», числовое значение букв первого форманта равно 22, второго – 19. Разница в суммарных значениях между именами равна 3. Число 3, наиболее благополучная цифра мистико-символической математики, объединяет два имени и подтверждает их положительное семантически выраженное содержание. Микросюжет с трехдневным угощением купцов перед трансформацией Борзосмысла в Добросмысла имеет две смысловые функции: с одной стороны, он подсказывает, что убавление числовых значений имени на три единицы не имеет никакого значения и является формальным показателем, если человек делает добрые дела, с другой – он компенсирует убавление суммы значений второго имени на те же три единицы и ставит знак равенства между Борзосмыслом и Добросмыслом. Знаменательные динамические метаморфозы, связывающие два имени главного героя, находятся в особом смысловом сопряжении с именем оппонента разумного отрока Несмеяна Гордяича. Три тройки двух имен образуют число 9, которое обеспечивает референтную связь образа отрока со словом «орден», скрывающимся за словом "недра" (о связи этих слов друг с другом и образом чаши см. во фрагменте "Чаша Грааля").
Несмеян Гордяич. Семантические смыслы в этом случае также не требуют комментариев. Числовые смыслы в сочетании с двумя буквами «я» заключают в себе красноречивую символику. Совокупная сумма числовых значений букв двух имен равна 61, сумма значений отдельных цифр этого числа равна 7, столь же богатому положительной символикой числу мистико-символической математики, как и 3. Однако благополучной семерке здесь противостоят две «я» - буква, не имеющая числового значения, но способная выступать и выступающей здесь в качестве местоимения «я», подчеркивающего семантику отчества царя. Противостояние «я» числу 61 спрятано в рассматриваемом случае не только в местоименной функции «я». Если правильно написать отчество царя (Гордеич), а за «я» в имени увидеть фонему «йа», в которой числовое значение имеет только «а» (1), то совокупное числовое значение рассматриваемого имени-отчества будет равно 67. На правильность и необходимость этой процедуры указывают 67 лет царского правления Добросмысла, упоминающиеся в конце повести. Разница между двумя значениями имени-отчества равна 6, сумма значений двух цифр, составляющих 67, равна 13, числу, имеющему неблагополучную символику.  Возрастание числового значения имени-отчества (двух имен), таким образом, не привносит положительного смысла в антропоним даже в том случае, если оно равно двум 3. Числовая метафора, примененная автором, подсказывает: если носитель имени делает добрые дела, число три и стоящая за ним Единосущная Троица, трижды упоминаемая в повести, остается с ним независимо от формальных показателей его имени; если же добрых дел нет и человека одолевает гордость, то прибавление даже двух троиц в его имени ничего не меняет. Числа 67 и 13 позволяют – в дополнение к сюжетным аллюзиям – видеть за образами Несмеяна Гордяича и разумного отрока великого князя Ивана III и его внука Дмитрия Ивановича. Если суммирование 6 и 7 порождает 13, то сумма 5 и 8 тоже равна 13, но возраст Ивана III ко дню венчания Дмитрия Ивановича – 58 лет. Число 13 в то же время связано и с персоной внука: тринадцати равна сумма числовых значений имени Кирьяк, которое, как будет показано ниже, является третьим именем разумного отрока – Дмитрия Ивановича. В придуманном автором повести обозначении срока царского правления разумного отрока скрыто и указание на возраст Дмитрия Ивановича. Разумный отрок правил несколько больше указанного выше срока: 67 лет и 5 месяцев. Второй (месячный) компонент срока правления – указание на возраст Дмитрия Ивановича на день венчания - 14 лет (1 + 4 = 5).
День и ночь. За метафорами дня и ночи ответов разумного отрока скрываются две гендерные пары: Дмитрий Иванович и Елена Стефановна, Иван III и Софья. Первая пара подчеркнуто едина: словосочетание "день с нощию" употребляется только в первом ответе отрока, в контексте которого первая пара и обозначена. Числовая аппрезентация персон несложна. Если первую пару обозначить словами "Дмитрий с Еленой" (по аналогии с ключевым словосочетанием ответа), то совокупные числовые значения первых букв трех слов метафоры и именного сочетания  будут идентичными (вследствие числового равенства "н" и "Е" - "пятерица") и равными 11. В силу того, что "Н" равен "Е", Елена так же может быть отождествлена с ночью, как Дмитрий с днем. Число 11 не только маркирует и объединяет Дмитрия Ивановича и Елену Стефановну. Оно находится в референтной связке с образом креста, который присутствует в ответе разумного отрока: солнце в течение суток ходит по небосводу крестообразно (днем с востока на запад, ночью - с севера на юг, ответ отрока отражает крестообразность хождения солнца в течение года). Годичный "маршрут" солнца - с четырьмя точками летнего и зимнего солнцестояний – совпадает с линиями дроби-звезды, соединяющими ее противостоящие "угловые" числа, сумма которых равна 11, о чем подробнее будет сказано ниже.
     День и ночь второго ответа отрока не объединены в словосочетание, поэтому связь имен Иван и Софья в энигматическом поле чисел следует рассматривать лишь по первым буквам имен. Сумма числовых значений первых букв этих имен равна 10, то же число обозначает долю убывающей и прибывающей в мире в течение суток воды. Очевидно, что ротация воды символизирует неустойчивость пары Иван и Софья в ее решениях: то, что "дали" ночью, "взяли" днем. 300 и 30 купцов, томящихся в темнице, впервые и единственный раз численно упоминающихся в ответе отрока на вторую загадку, находятся в референтной связке с 3 тремя поклонами «равно до земли» дня второго ответа. Поклоны зафиксированы автором только в этот день. Выражение «равно до земли» скрывает в себе указание на число 6 буквы «зело», которое в лестнице чисел предшествует числу буквы «земля» со значением 7. Число купцов при преобразовании тоже равно 6 (3 + 3). Три поклона требуют умножения числа 6 буквы «зело» на 3, результат равен 18, числу которым в «Лаодикийском послании» обозначено слово «наука». Число купцов указывает на слово «мудрость» того же послания и на то, что «мудрость» заперта царем (великим князем) в темницу. Аппрезентируемый смысл здесь тот, что наука обращается к тому, у кого мудрость в темнице. Число купцов, взятое как 33 и в сопряжении с относящимся к купцам фразеосочетанием «терпят глад, и скорбь и наготу» (три дополнения), ведет к результату 99, который трансформируется в 18 и в конечном итоге в 9. Тот же результат получится, если число купцов взять как 6 (6 × 3 = 18→9). Таким образом автор повести показывает равенство значений слов «недра» и «орден», скрывающегося за «недрами», первый из которых наделен суммарным значением своих букв, равным 8, а второй – значением 1. В аппрезентации это означает, что члены ордена (сторонники Федора Курицына) сидят в темнице. Кто из супружеской пары "день", а кто "ночь", автор указывает при помощи малозаметной вербально-числовой энигматики в ответе отрока: "То, царю, днем десятая часть в миру убывает - солнцем воды усыхает из моря и из рек и из озер; а нощию десятая часть в мир прибывает - ино та часть воды исполняется, занеже солнцу зашедшу и несияющу". Во фразе отрока заметно несколько нарочитое присутствие однообразно выстроенных компонентов обстоятельства места после упоминания "дневного" солнца: "из моря и из рек и из озер", -  и столь же нарочитое присутствие двухчастного форманта "зашедшу и несияющу", относящегося к "ночному" солнцу. В однородных элементах, сопрягающихся с солнцем, допустимо видеть скрытые числа 3 и 2. При умножении 3 на 10 (десятой части) получается число 30, аналогичное действие с числом "ночного" солнца дает результат, равный 20. Так автор дает понять, что ночью воды прибывает на 10 единиц меньше, чем декларируется в формальной конструкции ответа, но в силу того, что вода в целом обозначена 10 единицами, то ночью вода не только не прибывает, а убывает на 10 единиц. Если учесть, что венчание Дмитрия Ивановича было предпринято его дедом в противовес интригам великой княгини Софьи, а фактическое низложение внука произошло под ее влиянием, образ дня автор связывает с Иваном III, а образ ночи - с Софьей Палеолог.


Имя брата разумного отрока. Оно имеет наиболее сложную семантическую энигматику среди имен. В «Кирьяк» спрятано греческое слово «кир» (господин) и имя Яков, в котором объединены ветхозаветный Яков (Иаков) и новозаветный апостол Яков (Иаков). Вместе с тем, «Кирьяк» заключает в себе татарское слово «кирäк» («нужно», «нужный»), задействованное в нескольких контекстах, на которые указывает слово «Кирьяк». Для прочтения смысла, связанного с именем ветхозаветного Якова, требуется восстановить числовое значение слова «Кирьяк». Сумма числовых значений отдельных букв этого слова (без нулей) и без учета фонемы «йа» равна 13, а с включением в поле чтения фонемы «йа» (а = 1) - по аналогии с именем «Несмеян» -  равна 14, но ровно столько лет в повести и отроку: на это число указывают наличие у отрока двух имен, равенство «первичных» возрастов отрока и его суженой - царевны (им по 7 лет), то обстоятельство, что  7-летняя царевна для размышления над ответом на предложение отрока о замужестве просит 7 дней, и число 14, обобщающее числовые значения слов «ходит» и «отходит» (употреблено дважды), звучащие в  эпизоде угощения купца, его сына и раба царским медом. Таким образом, две семерки трижды вступают в повести в парное сопряжение и все сопряжения связаны с персоной отрока, при этом последнее сопряжение указывает на время, имеет временной параметр. Глаголы «ходит» и «отходит», заключающие в себе число 14, видимо, также имеют одним из своих энигматических смыслов время (течение времени, цикличность времени, цикличность возраста, символика часов). Кирьяк, таким образом, – тот же Борзосмысл и Добросмысл. Числовые значения этих имен и «первичный» возраст отрока подсказывают, к каким речениям Ветхого Завета нужно обращаться в связи с именем ветхозаветного Иакова: это речения 30-33 главы 25 (2 + 5 = 7) книги Бытие. В этих речениях повествуется о покупке Иаковом права первородства у старшего брата Исава: «И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. (От сего дано ему прозвание: Едом.). Но Иаков сказал [Исаву]: продай мне теперь же свое  первородство. Исав сказал: вот, я умираю, что мне в этом первородстве? Иаков сказал  [ему]: поклянись мне теперь же. Он поклялся ему и продал [Исав] первородство свое Иакову». Речения, к которым отсылает автор повести читателя, находятся в очевидном сходстве с ситуацией 1498 г., когда младший наследник престола получил себе право старшего. Примечательно также, что имя Исав при обратном чтении совпадает с первыми четырьмя буквами имени Василий. На это обстоятельство, полагая его символическим, указывает сам автор повести во второй загадке царя Несмеяна Гордяича о том, что в мире днем на десятую (10) часть убавляется, а ночью на десятую (10) часть прибавляется (ответ отрока: вода); правильный ответ отрока сопровождается разъяснением обратных процессов, происходящих в воде и с водой днем и ночью (то есть намеком на ротацию, обращенным к царю - василевсу). Татарское слово «кирäк» подтверждает на рассматриваемой линии энигматики правильность обращения читателя к 30-33 речениям 25 главы книги Бытие и подчеркивает метафизическое противостояние желаний двух братьев: Исав нуждается в пище, Иаков нуждается в переходе к нему права первородства.
К нужным речениям апостола Иакова читателя направляет сумма числовых значений слов «кир» и «Яков». Каждое из этих слов имеет значение 11, отсылающее к речению 11 (главы 11 в Послании нет). Номер главы закодирован в букве «я» имени Яков, прочитываемой как фонема «йа» с числовым значением 1. В речении 11 первой главы апостол Иаков написал: «Восходит солнце, настает зной, и зноем иссушает траву, цвет ее опадает,  исчезает красота вида ее; так увядает и богатый в путях своих». Слова апостола находятся в референтной связке с ответами отрока на первую и вторую загадки царя: «Солнце проидет в круг небесный от востока и до запада единым днем…», «То, царю, днем десятая часть в миру убывает – солнцем воды усыхает из моря и из рек и из озер». Сумма значений двух слов приводит читателя к 22 речению послания, которое находится в референтной связи уже с наблюдаемыми автором событиями, опалой великого князя Ивана III на Дмитрия Ивановича, венчанного ранее в великокняжеское достоинство, и его мать Елену Стефановну:  «Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя». Здесь тоже слово «кирäк» подчеркивает нужность следования своему слову. Самостоятельная подразумеваемая семантика слова «кирäк» указывает на «нужность» Добросмысла – Дмитрия-внука как великого князя. В сюжетной канве повести упрек Ивану III в отступлении им от своего решения передать великокняжеский престол внуку репрезентован в трижды произнесенной разумным отроком и адресованной царю фразе «Царево деяние не ходит вспять» (в первом и третьем произнесении: «Царево слово не отходит вспять») - в эпизодах, когда царь угощал Димитрия Басаргу, его сына и раба медом из золотых чаш, а гости отказывались возвращать царю золотые чаши.



Прозвище купца, отца Добросмысла. Басарга – так же, как «Кирäк», имя (формально глагол неопределенного наклонения) татарского происхождения. Его основные смыслы: нажимать, становиться. Автор, видимо, вкладывал в это слово несколько энигматированных смыслов. Будучи родственным слову «басма», которым, в частности, именовалась особого рода печать хана Золотой Орды и которую великий князь должен был целовать в знак признания своей вассальной зависимости (в недавнем прошлом), «басарга» должна была напоминать читателю и, вероятно, великому князю Ивану III о неуместности излишней горделивости, того качества, которое автором было обозначено при помощи отчества царя Несмеяна. Вместе с тем, «басарга» призывала сторонников автора повести к «нажиму» на великого князя и к тому, чтобы дружнее «стать» на путь сопротивления произволу великого князя. Число 9 (трижды 3), закодированное в сумме числовых значений букв слова, придавало сугубо положительный смысл его иносказаниям. Неизвестный автор грамматического сборника XVII в. писал по поводу букв, обозначающих 9: «Девятирицы же девять чинове небесных чинов-сил прообразуют»[iv]. У автора повести оно находится в референтной связке с словом "недра", куда герои прячут чаши, не желая возвращать их царю. Совпадение девятки Басарги с девяткой первых четырех букв имени Ефросин, которые позволяют соединить имя Ефросин с 9 строкой "Лаодикийского послания" (об этом ниже), позволяют предположить, что за образом Димитрия Басарги скрывается сам Федор Курицын.


[i] Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетий: (Очерки социально-политической истории). Москва, 1982. С. 216.
[ii] Текст повести в редакции, опубликованной в издании: «Изборник» (сборник произведений литературы древней Руси. Москва, 1969. С. 446-453. См. также в Сети: http://www.infoliolib.info/rlit/drl/basarga.html.
[iii] Скрипиль М. О. Повесть о Басарге // История русской литературы. В 10 тт.
М.-Л., 1945.  Т. II. Ч. 1. С. 340—345 // http://feb-web.ru/feb/irl/il0/il2/il2-3402.htm
[iv] РГБ. Отдел рукописей. Ф. 256. Ед. хр. 2. Л. 65.

Иллюстрации
Печать Ордена восточных тамлиеров. Источник копирования: http://prioratos.blogspot.com/2011/07/blog-post_09.html
Александр Невский. Картина П. Корина. Источник копирования: http://www.mitropolitfound.ru/mitr/index.php?option=com_content&view=category&id=20&layout=blog&Itemid=39&limitstart=462

Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Опубликована 4 ноября 2011 г.



Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account