Previous Entry Share Next Entry
"Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет". 2-я часть
sagitfaizov


Сагит Фаизов

"Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет". 2-я часть



И (8) Сирїа (4), и (8) Миндиа (3).
Фразеосочетание, в котором обладатель обращения "сир" ("sire" - "Ваше величество" {франц.}; слово "обладатель" - "иа" {в правильном написании "ия" - татарск.}) говорит по татарски: "Пребывайте в благополучии невредимо" - ""Имин" диа" (правильное написание "дия"; дважды подряд написание "иа" вместо "ия" - ироническое звукоподражание). Объект иронической аппрезентации конструкции - взятие под стражу Дмитрия Ивановича и Елены Стефановны по "доброжелательному" - "иминному" указу Ивана III. Пары чисел 84 и 83, читаемые как ретроинскрипция: 38 и 48, вероятно, являются средством репрезентации дат 1380 и 1480 и указывают на мотивацию возникновения литературного и летописного сюжета, маркируемого как "ДоН".
и (8) Ефрат (6) реку (3). Конструкция с тремя объектами аппрезентации. Первый объект скрыт за фразой от первого лица "Ефрат реку", которая при развернутом чтении выглядит как "(Я) Ефросин совет реку". Имя Ефросин, псевдоним Ф.В. Курицына[1], представлено в форманте "Ефр" и конечном числовом значении форманта "осин" (4), которое совпадает с числовым значением форманта "ат" (4). Слово "совет" заключено в форманте "рат" ("Rat" - "совет" {немецк.}). Второй объект имеет географическую природу и скрыт, собственно, за "Ефрат-рекой", которая в изложении автора "летописи" отождествляется с рекой Тросна, притоком Оки, и имеет те координаты, которые автор репрезентовал в конструкции "а (1) в (2) долготу (31→4), а (1) в (2) ширину (26→8)". Именно у истоков Тросны располагается д. Ефратово, о которой и напоминает Ф.В. Курицын. Исследователей, писавших о битве на Ведроше, всегда озадачивало то обстоятельство, что в окрестностях гг. Дорогобужа и Ельни нет реки Тросны, которую летописи упоминают в связи с решающей битвой 1500 г. (Ее в конечном итоге заменили рекой Росна[2].) Реку Тросна, однако, Курицын не забыл: он напомнил о ней в самом начале текста в форманте "три (3) сны (7)". Помимо созвучия этот формант с Тросной объединяет тождество конечных числовых значений, равных в обоих случаях единице. Но единице равно и конечное числовое значение слова "ведро". Эти обстоятельства позволяют предполагать, что "Ведроша" как в рассматриваемом тексте, так и в других текстах присутствует как элемент энигматического инструментария текста. Более чем вероятно, что летописные рассказы о битве на "реке Ведроше" включают в себя и иные маркеры энигматического свойства. В проекции на донскую смысловую линию «три сны» и Тросна связаны с названием реки Тихая Сосна, близкой к Непрядве. В словосочетании «три сны» формант «ри» (9) находится в коррелятивной связи с формантом «Со» (9), а буква «т» подсказывает первую букву второго элемента названия – «Тихая». Соответственно, в донском пласте смыслов первые слова фрагмента читаются: «По потопb Тихой Сосны», где формант “по потопb” обозначает долготу координат реки и, похоже, вводит в контекст “снов” темы воды и реки (греческое «potamos» - «река»).
Вавилонь (1) - то, что "рек" Ефросин. При помощи этой двухчастной лексемы автор напоминает о "Лаодикийском послании", противопоставляя его "нулевой" духовности своего оппонента (оппонентов). Лексема состоит из трех частей: "Вав", "и", "лонь". Очевидная ее особенность состоит в присутствии мягкого знака (ерь) после "н". Эта особенность в сочетании с восьмеркой "и", занимающей срединное место в лексеме, подсказывает необходимость ротации в форманте "лонь", что имеет своим результатом слово "ноль". Ротация относительно "вав" состоит в условной смене русских букв "в" на латинские "в", что приведет к "баб", слову из арабского и татарского языков со значениями "врата", "глава (текста)", "тема", "смысл", под которым  подразумевается "послание". Дополнительная маркировка "послания" дана в числовых значениях лексемы "Вавилонь": 28 →10→1 (в программном тексте Ф.В. Курицына 10 строк). Конечное чтение лексемы: "Лаодикийское послание" и ноль".
Замена двух русских букв "в" на латинский графический аналог в лексеме "Вавилонь" дает иное выразительное сопряжение нол(я)  с другими другими буквами-числами. Поскольку "б" не имеет числового значения, ноль вступает в отрицательную коррелятивную связь с числом 9, образованным сложением числовых значений "а" и "и". Конечное чтение "Вавилона" в этом пласте "Баби(й) ноль".
Кородуна (4), Асирая (4). В основном значении заимствованные у Г. Амартола (в "Хронике" Кордуена и Ассирия) эти два искаженные именования прочитываются в связке как ироническая стихотворная реплика в адрес Ивана III и Софьи Палеолог: "Корона сирая, коро дура я" ("коро" - "исключительно" {татарск.}; правильное написание "коры", но произносится близко к "коро"). Указания автора к такому чтению: подсказка к ротации дана в двух четверках форманта "ду" с суммарным числовым значением 8 (в исходной "Кордуене" "ну" занимает срединное место); он же и перемещается на место "и" лексемы "асирая"; поглощение лишнего "а" предусмотрено формантом "уна" ("una" - "один" {лат.}), после которого следует вторая (поглощаемая) буква "а"; удвоение форманта "коро" подсказывается собственным числовым значением "коро", равным 8, в сопряжении с двумя четверками (восьмеркой) конечных значений лексем "кородуна" и "асирая". Рассматриваемая конструкция продолжает "речение" Ефросина, который заявляет о политической несостоятельности смены наследника великокняжеского престола и короны в ситуации выдвижения будущего Василия III на роль наследника и опалы Дмитрия Ивановича. Читаемая отдельно "кородуна" репрезентует дату 1504 г. апреля день 4-й (или 1504 г. августа день 7-й). Маркером даты выступает в данном случае формант "кор", прочитываемый как ретроинскрипция: "рок" ("год" - укр. или польск.). Числа даты даны также в обратном порядке: 1 ("а"), 5 ("н"), 4 ("у"), 4 ("д"), 7 ("0"). Второй вариант чтения (августовский) обусловлен тем, что две четверки допустимо соединить в восьмерке (порядковый номер августа по европейскому календарю). При первом варианте чтения семерка приобретает факультативный статус. К какому-либо известному событию привязать дату затруднительно. Известно, что весной 1504 г. Иосиф Волоцкий направил письмо архимандриту Андроникова монастыря Митрофану с просьбой повлиять на великого князя Ивана III, чтобы тот ускорил расследование дела о еретиках[3].



Месопотамиа (5), Аравиа (5) старbйшая (8). Скабрезные выпады в адрес Ивана III и Софьи с выразительной энигматикой, обозначенной, в частности, в конечных числовых значениях слов. С Месопотамией отождествляется Иван III,  "Аравиа старbйшая" - Софья (под определением "старейшая" автор подразумевает ее возраст относительно возраста Елены Стефановны, которая долгое время была сожительницей великого князя). Дважды представленный формант "иа" (8 + 1 = 9) числовым значением "девять" маркирует распутство пары (аппрезентация обусловлена словосочетанием "дев ять", присутствующим в "девять"). Энигматика распутства представлена также в вербальной структуре слов с участием двух заимствований из татарского языка, из числовых элементов в данном дискурсе следует отметить букву "в" с числовым значением "два" (которое, в частности, подсказывает, что Софья старейшая из двух). Для понимания «Месопатамии» важно также, что 63 и 66 градусы долготы по широте 53 градуса на атласе Меркатора фиксируют междуречье Оки и Дона («Mesopotamia» - междуречье {греческ.})
Елимаисъ (4). Искаженный до неузнавемости прецедент переноса именования ("Элимаида") из "Хроники" Г. Амартола. Представляет собой ретроинскрипцию, целиком построенную из татарских слов. Комментировать затруднительно вследствие крайней скабрезности.
Индиа (8), Радия (5), Силная (1). Конструкция, построенная с использованием татарской лексики и приема ретроинскрипции. В структуре всего фрагмента - начальные слова ответа великого князя Ефросину (с ироническим подтекстом). Для правильного прочтения конструкции важно отобразить ряд числовых значений букв первых двух слов: 854811148. В нем представлено энигматическое "коромысло" 4811148 с осевым числом 1 и исходным рядом букв "диаради". Предшествущий выделенному ряду букв формант "ин" находится в очевидной коррелятивной связи с обоими формантами "ди", что обусловливает существование форманта "инди". Совпадение числового значения "ин" (13) с суммарным числовым  значением букв первых двух слов (13) и следующее из этого обстоятельства сложение этих чисел приводит к результату 26→8, который является маркером ротации-инскрипции внутри букв "коромысла" (до форманта "ди", который уже вошел в "инди"). В итоге возникает новая конструкция: "инди идара", с подключением "силная" - "инди идара силная". Первые два слова конструкции татарские: "инди" (в правильном написании "инде") - "же" (частица), "идара" - "управление" (в данном контексте подразумевает власть). Окончательный вариант чтения: "Власть же сильная".
Колїа (5), Комагини (2), θиникїа (7) вся (4). Продолжение предшествующей конструкции. Первое слово читается с приращением первого слога второго слова: "Колїако". Подсказка к приращению заключена в сохранении конечного числового значения изменяемого слова: и  "Колї", и "Колїако" имеют один и тот же показатель, равный пяти. Полученный формант - лингвистическая шутка автора, в пласте смыслов представляющая собой издевку над "ответом" оппонента (оппонентов). Дальнейшее чтение трансформации не требует, под "магини" подразумевается Софья Палеолог, известная своим пристрастием к магии, под "θиникїа" - "Русиа" (написание на месте последней буквы именно "а" диктуется концовкой замещаемого именования, оба слова имеют одно и тоже конечное числовое значение, равное 7). Вид восстановленной конструкции в целом: "Власть же сильная, колїако магини Русиа вся".

  Публицистический заряд, заложенный автором Ф.В. Курицыным и поздним его соавтором-редактором в сюжет о «странах и землях» Сима «взрывается» с наибольшей силой в первом фрагменте рассказа ПВЛ о сыновьях Ноя, в сюжетах о Хаме и Фете он продолжает действовать преимущественно в дискурсе обличения плотского порока Ивана III. Поэтому выводы относительно того, что произошло весной и летом 1500 г. в ходе русско-литовской войны и где было решающее сражение 1500 г. и было ли оно вообще, автор этих строк считает целесообразным отложить до обнаружения текстов, уточняющих взгляд современников событий на действительный ход событий. Достаточно ясно выражена позиция авторов по поводу сюжета, известного как "Куликовская битва". Реальность битвы, по их мнению, равна нолю, а сам сюжет возник как аппликация либо событий 1500 г., либо их описания в летописях. Вне текста ПВЛ аппликативное происхождение "Задонщины" и "Сказания о Мамаевом побоище" подсказывается, в частности, сходством сценариев двух битв: в обоих случаях судьбу сражения решает засадный полк русской стороны. В целом же вне ПВЛ и находится основной массив отрицательных денотаций куликовской истории. Из этого массива здесь отмечу тот контржест, который прямо связан с рассказом ПВЛ о сыновьях Ноя: "Пойдем, брате, тамо в полунощную страну – жребия Афетова, сына Ноева, от него же родися русь православная. Взыдем на горы Киевския и посмотрим по всей земли Руской. И оттоля на восточную страну – жребий Симова, сына Ноева, от него же родися хиновя – поганые татаровя, бусормановя" («Задонщина»). Великий князь Дмитрий Иванович, находясь в Москве или Коломне, приглашает своих подданных идти в «полунощную страну» - г. Киев (то есть на юг), а оттуда – на восток в жребий Симов (но автор «Задонщины» знает, что последовавшая после совещания битва состоялась на юго-западной окраине Рязанского княжества[4]). По ПВЛ же «жребий Симов» и есть Русь, а 66-я долгота отсылает читателя в пределы Рязанского княжества.

Сноски и примечания



[1] Псевдоним Ф.В. Курицына в конце "Повести о Дракуле". См. об этом: Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Опубликована 4 ноября 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com; ; Имя Ефросин принадлежит также первому составителю сборника с текстом «Задонщина», известному в литературоведческих трудах как монах Кирилло-Белозерского мн-ря (XV в.). Характерна приписка Ефросина в сборнике:  "В лето 6888 сентября 8 в среду был бой за Доном. В лето 6988 сентября 8 ино тому прешло лет 100" (указанные годы: 1380, 1480) (Цит. по: Сказания и повести о Куликовской битве. Ленинград, 1982. С. 308 {из комментариев Дмитриева Л.А.}). Если ко второй дате прибавить числовое значение "ино" (20), получится 1500-й год. Приписка находится в очевидной энигматической связке с ПВЛ (даже если буквы "и" и "о" в публикации являются замещениями "i" и "ω"). Как соотносится имя монаха с псевдонимом Ф.В. Курицына, сегодня сказать трудно; вероятность того, что за именем монаха Ефросина скрывается Ф.В. Курицын, очень велика.

[2] . В частности, С.М. Каштанов предлагает видеть в реке Росна (она же Расна) у Ельни р. Тросна. В районе Росны (Расны) "Экономическими примечаниями" вт. пол. XVIII в. фиксируется погост (или село) Ведроши (Каштанов С.М. Социально-политическая... С. 161-162). А.А. Зимин позже дал изложение событий и понимание их топонимической составляющей, опираясь на версию С.М. Каштанова, но решительно размежевался с ним в трактовке сообщения Погодинского летописца о том, что "князь Василей, сын великого князя Ивана, хотя великого княжения, и хотев его истравити на поле на Свинском, у Самьсова бору, и сам побежаша в Вязьму с воими и советники. А князь великий нача думати со княгинею Софиею, и возвратиша его, и даша ему великое княжение под собою, а князя Дмитрея поимаша, и с материею княгинею Еленою" (цитируется по А.А. Зимину). Если С.М. Каштанов полагал, что Василий хотел погубить отца на Свинском поле (перед битвой на Ведроше) и на этом поле состоялось какое-то столкновение войск отца и сына, а затем Василий был пленен, то, по мнению А.А. Зимина, последовавшее пожалование Василия великим княжением выглядит нелогичным, а "истравить" своего отца на Свинском поле он не мог, поскольку отца там не было (Зимин А.А. Россия... С. 185-186).  Cлучай поучительный: оба автора принимали инструментарий кодировки (видимые тексты летописей) за действительный текст. Помимо летописей в поле источников авторов находилась  "Хроника Быховца", но этот текст принадлежит к разряду очевидных мистификаций и имеет очень темное происхождение.

[3] Зимин А.А. Россия... С. 185-186.

[4] Образцы привязки Куликова поля к рязанскому пространству: "Мамай идеть съ всbм своим царством в мою землю Рязаньскую на менb и на тебb" (весть князя рязанского Олега), "Переbхавше за реку, внидоша в землю Рязаньскую" (о движении русских полков к Дону с переправой через Оку), "А кто поbхал с Доновьскаго побоища домов сквозb его отчину, Рязаньскую землю, боляре или слуги" (из "Пространной летописной повести": Сказания и повести… С. 17, 18, 23).

Иллюстрации
Казимир Малевич Англичанин в Москве. Источник копирования: kazmalevich.info
Василий Кандинский Казаки. Источник копирования: art.1september.ru
Пикассо Пабло Обнаженная на фоне бюста и зеленых листьев. Источник копирования: topnews.ru


Фаизов С.Ф. "Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет". 2-я часть
Опубликована 23 февраля 2012 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account