Previous Entry Share Next Entry
Частушки Верхазовки
sagitfaizov
Из книги Сагит Фаизов Краткий очерк истории и записи устного народного творчества села Верхазовка. Казань, 2006 (на татарском языке). В названии книги на татарском языке указано второе наименование Верхазовки: Илмин. Частушки переведены на русский язык без литературной обработки (подстрочник)


Дедушка Давыт в речку нырял,
Дедушка Давыт колеса искал*.
XIX в.
* Две строчки самой старой частушки из тех, которые удалось записать, другие две строчки найти не удалось, но известно, что в частушке нашел отражение тот случай, когда некие молодые люди сняли колеса с телеги деда Даута и бросили в речку.

Магди Али читает книгу,
У него, ведь, много книг.
У дома жестянчика Халила
Их главный штаб*.
1930-е гг.
* Образец антирелигиозной частушки, под «книгой», которую читал Али, подразумевается бого-словская литература; упоминаемый жестянчик Халил был мастером по изготовлению ведер.

Там засунули бумажку,
Тут засунули бумажку,
Колхознику даже пена* не достается,
Что за срам**.

* В татарском тексте указана пена с кипящего масла – «турта».
** Образец критики колхозной действительности, когда колхозникам не выдавали какого-либо воз-награждения за труд, а учет труда имел лишь формальное значение – на засунутой куда-то «бумажке».

Сват, сват, дружок,
В середине кружок.
Внизу глина, сверху мед,
Сват, смотри, не ошибись!

Когда в Ясиноват уезжали,
Меня с собой не взяли.
Уехали, чтобы гамаши носить,
Почему же гамаши не носите?

Уезжают под Донбасс,
Возвращаются с деньгами,
А в кузнице убивают
Ясиноватских вшей.

Хасан Сафронов рисуется,
Ходит в гамашах.
А его единственная вошь
Заблудилась возле кузницы Харраза*.

* В куплетах донбасско-ясиноватской тематики, сложенных в 1925-1940 гг., отразилось ироническое отношение оставшихся в селе верхазовцев к тем, кто уехал на Донбасс на заработки или насовсем; кузница Харраза Хосаинова располагалась на восточном конце села.


Изогнуты, как дуга,
Брови Х-дии.
Во рту у нее два зуба,
Будто камни в банной печи*.
1920-1935 гг.
* Образец высмеивания в частушке отдельных недостатков в облике того или иного человека, чаще всего фигурантами таких куплетов становились чудаковатые по своему характеру люди; о Х-дии мне пришлось слышать и другие частушки; сохранились также положительные отзывы о ней.

Тракторист, тракторист, бедненький,
Лицо его в саже.
Идет в столовую,
Положив в карман ложку*.
1938-1940 гг.
* В куплете изображен мой дядя Саит.

Салман построил сарай,
А затем снял с крыши сарая солому
И покрыл ею свой дом*.

* Здесь сообщается о бригадире овощеводческой бригады Салмане Ахметжанове. Сарай, видимо, был колхозный, но частушка не вполне справедлива, так как собственный дом Салман-абзий использовал как производственное помещение, в нем вязали маты из камыша (по воспоминаниям моей матери).

Дед Амир свою козу
Пинал, привязав, весь день.
Да рога ей отпилил
За то, что она Зубайду* бодала.

* Зубайда – супруга Амира-бабая.

Путя, Путя, Путяшка*,
Открой з… солнцу!
Была у тебя единственная лошадка,
И ту ты продал чувашу!

* Путя, Путяшка – прозвище.

Ап-чхи, бревно,
Сяпай вечером женится –
Нет у него ни одной ложки муки,
Нет шерсти для одеяла*.

* Последняя строка имеет и другой, озорной вариант.

Дали в помощнику Хасяну*
Айнетдина**
Так они до октября
Крахмал собирали***.
Вторая пол. 1940-х гг.
* Бригадир (?) овощеводческой бригады Хасан Абсалямов.
** Сафа Айнетдинов.
*** Речь идет о том, что под предлогом накопления крахмала в картофеле Х. Абсалямов и С. Ай-нетдинов затянули уборку картофеля.

Тринадцать девушек пообедали:
Пятнадцать ковшов обеда долой –
Дела пошли само собой!
1945-1953 гг.


Пиксай-бабай магазин
Привел однажды в порядок:
Кончик ножа для нарезания меда
Слизал совсем.

Пиксай-бабай в лавке
Народу угождал:
Взвешивая сахар,
На весы пальцем нажимал.

У Пиксая-бабая три дочери,
Все ходят в валенках.
Пиксай-бабай, не зазнавайся,
Знай меру перед людьми.

У Пиксая-бабая товарищи –
По всему селу мужики.
Вчера он лавку закрыл,
Гуляют-выпивают они.

Дядя Мохаммад*, почему
Твое лицо вдвое шире обычного?

* Мохаммад – имя деда по прозвищу Пиксай, фамилия его – Шамсетдин; в цикле частушек о нем отразилось добродушно-ироническое отношение односельчан к его работе в магазине.

«Хруст», «хруст» - свою шубу
С хрустом надеваешь.
Нареченную тебе
Любишь, несмотря на старость.

Я была бабушка Фаттах*,
Узорчатые сапожки надевала.
Прошла жизнь, все прошло –
Надела я ботинки.

* Строка имеет подразумеваемый противоположный смысл: «Я была девушка Фаттах».


Ялтыр-ялтыр* – сверкает
Крыша дома Персиянов.
Вы во дворце Персиянов,
А мы птенцы соловья**.

* Ялтыр-ялтыр – идиоматическое словосочетание, обозначающее сверканье чего-либо.
** Хвалебная частушка, адресованная семейству Персиянов (прозвище), сложенная, видимо, по по-воду новоселья.


Елка, елка, мы тебя
Ждали с нетерпением весь год.
И хотя ждали тебя весь год,
По дороге показали тебе кузькину мать*.
1950-е гг.
* В куплете нашел отражение тот случай, когда елку (сосну), которую везли из Дергачей в Верхазовку на санях, по небрежности высмеиваемых здесь возчиков обглодала лошадь (идущей следом повозки).

Сломалась оглобля, что делать?
Лошади начали всхрапывать.
Хорошо бы до вечера
Добраться нам до Сафаровки.
1950-е гг.

Бригадир наш очень удался,
Но в одном у него непорядок:
Работает рядом с шестью девушками,
И никак не женится*.

* Речь идет о Марсе-абзий Забирове.
Частушки Верхазовки

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account