Previous Entry Share Next Entry
В. Ерофеев Москва - Петушки: скрытый текст. Квадрат
sagitfaizov
Сагит Фаизов

В. Ерофеев Москва – Петушки: скрытое. Квадрат или Венедикт Ерофеев, Доменико Гирландайо, Андрей Рублев, Андрей Тарковский, Александр Солженицын, Казимир Малевич и Марина Цветаева в одной компании



Солженицын.

«Вот - справа, у окошка - сидят двое. Один такой тупой-тупой и в телогрейке. А другой такой умный-умный и в коверкотовом пальто. И пожалуйста - никого не стыдятся, наливают и пьют. Не выбегают в тамбур и не заламывают рук. Тупой-тупой выпьет, крякнет и говорит: "А! Хорошо пошла, курва!" А умный-умный выпьет и говорит: "Транс-цен-ден-тально!" И таким праздничным голосом! Тупой-тупой закусывает и говорит: "Заку-уска у нас сегодня - блеск! Закуска типа "я вас умоляю!" А умный-умный жует и говорит: "Да-а-а... Транс-цен-ден-тально!" Поразительно! Я вошел в вагон и сижу, страдаю от мысли, за кого меня приняли - мавра или не мавра? Плохо обо мне подумали, хорошо ли? А эти - пьют горячо и открыто, как венцы творения, пьют с сознанием собственного превосходства над миром... "Закуска типа "я вас умоляю"!" ...Я, похмеляясь утром, прячусь от неба и земли, потому что это интимнее всякой интимности!.. До работы пью прячусь. Во время работы пью - прячусь... а эти: "Транс-цен-ден-тально!»

«Умный-умный» спутник Венички, он же Адам, он же декабрист, - кинорежиссер Андрей Тарковский [1]. «Тупой-тупой» - писатель А. Солженицын, ранее он был отождествлен с «Кубанской» [2]. Конечное числовое значение лексемы «тупой» равно 4, то же конечное числовое значение у антропонима Александр Исаевич Солженицын, «тупой-тупой» - 8, то же конечное числовое значение у фамилии Солженицын [3] . Телогрейка – также признак Солженицына, известна его постановочная фотография «Шмон», на которой он в телогрейке [4], в телогрейке же его герой Иван Денисович. «А, хорошо пошла, курва» - пародия на будто бы простонародный стиль языка повести «Один день Ивана Денисовича».

В разговор компании, сложившейся вокруг Венички, включена отсылка к тексту этой же повести:
«Начитанный, чччччерт! - в восторге прервал его старый Митрич, а молодой, от чрезмерного внимания, вобрал в себя все волосы и заиндевел...» Молодой уподобляется рельсу и термометру, замеченным Иваном Денисовичем утром. В повести: «Они прошли мимо высокого дощaного зaплотa вкруг БУРa (БУР - бaрaк усиленного режимa) - кaменной внутрилaгерной тюрьмы; мимо колючки, охрaнявшей лaгерную пекaрню от зaключенных; мимо углa штaбного бaрaкa, где, толстой проволокою подхвaченный, висел нa столбе обындевевший рельс; мимо другого столбa, где в зaтишке, чтоб не покaзывaл слишком низко, весь обметaнный инеем, висел термометр. Шухов с нaдеждой покосился нa его молочно-белую трубочку: если б он покaзaл сорок один, не должны бы выгонять нa рaботу. Только никaк сегодня не нaтягивaло нa сорок». В. Ерофеев подкрепляет отсылку: «Да, да! Я очень люблю читать! В мире столько прекрасных книг! продолжал человек в жакетке. - Я, например, пью месяц, пью другой, потом возьму и прочитаю какую-нибудь книжку, и так хороша покажется мне эта книжка, и так дурен кажусь я сам себе, что я совсем расстраиваюсь и не могу читать, бросаю книжку и начинаю пить, пью месяц, пью другой, а потом…» Пьет человек в жакетке четыре месяца. Температура, которую высматривал Иван Денисович, - 40 градусов, но четверка запоев, зависимая от чтения «книжки», равна 40 градусам термометра – в силу факультативности нуля в вербально-числовой энигматике (у четырех месяцев есть и вторая проекция).

Книжку, в которой изображен Иван Денисович, написал человек, навсегда отправленный затем за границу, очень похожий этим на Александра Герцена, вынужденного оставить Россию, чтобы звонить в свой «Колокол» из-за моря.  Ерофеев: «Декабрист в коверкотовом пальто - и тот бросил своего Герцена, подсел к нам ближе и воздел к оратору мутные сырые глаза...»

Малевич и Цветаева.

«Я глянул назад - нет, там тоже нет ничего такого, что могло бы натолкнуть на мысль: двое, правда, наталкивают на мысль, но совсем не на ту. Очень странные люди эти двое: он и она. Они сидят по разным сторонам вагона, у противоположных окон, и явно незнакомы друг с другом. Но при всем том - до странности похожи: он в жакетке, и она - в жакетке; он в коричневом берете и при усах, и она - при усах и в коричневом берете...»

Он – художник Казимир Малевич, она поэтесса Марина Цветаева. Малевич изображен таким, каким он сам изобразил себя на одном из автопортретов, «итальянско-средневековом»: в красном берете и блузе, крой которой напоминает жакет, но основная проекция жакета – французский художник второй половины XIX в., блестящий мастер женских портретов Жаке, Гюстав Жан (буква «Г» имени Гюстав имеет числовое значение 3, то же значение у буквы «т» слова жакет; Жаке, вероятно, нужен Ерофееву для дополнительной маркировки темы живописи в сюжете). Берет превратился в коричневый по условиям правдоподобности переноса образа в новую среду: кто бы стал носить красноватый берет в электричке 1968 г. Усы Малевича из электрички условны: «Черноусый оборвал его, взглядом из-под усов: «Я никакой не хитрый. Я не ворую, как некоторые. Я не ворую у незнакомых людей предметов первой необходимости. Я пришел со своей - вот... - И он поставил мне на лавочку бутылку столичной». «Усы» Марины Цветаевой поясняют, что за усами в обоих случаях прячется окончание «us» прилагательных 2  склонения мужского рода латинского языка в именительном падеже («При чем тут усы! Разговор о бабе идет, а не об усах! - И об усах! Не было бы усов - не было б и разговора...»; у Цветаевой они напоминают о ее лесбийских пристрастиях); Малевич же, «черноусый», должен читаться как «черноus», то есть «черный», - намек на его «Черный квадрат». Когда декабрист широким жестом вытащил бутылку перцовой и поставил ее у ног черноусого, Ерофеев более точно актуализирует то же произведение Малевича: известна разновидность «Перцовки» с черной этикеткой прямоугольной формы, в центре которой изображен черный же квадрат с эмблемой производителя, формант «ер» лексемы «Перцовка» с числовым рядом 51 уместно рассматривать как ретроинскрипцию третьей и четвертой элементов даты создания самой известной картины Малевича – 1915. Четыре месяца запоя человека в жакетке, помимо 40 градусов термометра, маркируют почти квадратный «Черный квадрат»: на деле он прямоугольный, но также и в чередовании месяцев 30 дней сменяют 31 [5]. С Малевичем связан рассказ декабриста о любви его приятеля к Ольге Эрдели. Формант «Эр» этой фамилии обозначает цифру 1 и слово «один» (у «р» числовое значение 1, у «э» числовое значение отсутствует), фамилия в целом читается как «единицу дели» или «один, два» (у «дели» конечное числовое значение 2) или «дельбер» («возлюбленная», перс., в «дельбер» «единица» или «один» русского языка замещается параллельным числительным «бер» татарского языка), - вербально-числовая шутка В. Ерофеева.  Эрдели и «один» проецируются в первой проекции на Анну Одинцову, у которой мог быть роман с Базаровым, – в «Отцах и детях» И. С. Тургенева (см. также разговор компании о Тургеневе). Вторая проекция Эрдели и числительного «один» - село Одинцово в Подмосковье, где похоронен Малевич (в «Мастере и Маргарите» М. Булгакова похороны Берлиоза совмещены с похоронами Малевича, которого везут в Одинцово мимо Александровского сада) [6].

Берет женщины «с черными усами» - Марины Цветаевой происходит из фотографии, на которой Цветаева изображена в берете [7]. Но не в жакете. Жакет женщины с усами - проекция Гюстава Жаке и его прекрасных чувственных женщин (вероятная конечная проекция - чувственность и красота Цветаевой). Пушкинская тема в рассказе женщины и четыре ее зуба, выбитых из-за Пушкина, – припоминание эссе Цветаевой «Мой Пушкин» и начальных его абзацев, в которых поэтесса вспоминает отзыв матери о Пушкине, обращенный к ней, четырехлетней девочке, вероятно, частично беззубой. Возможная дополнительная проекция четырех зубов – четырехкратное написание «любим» в стихотворении 1920 г. «Писала я на аспидной доске»: «И на стволах, которым сотни зим |И, наконец, - чтоб было всем известно! - | Что ты любим! любим! любим - любим! - | Расписывалась - радугой небесной».

«Никто сразу и не заметил, как у входа в наше "купе" (назовем его "купе") выросла фигура женщины в коричневом берете, в жакетке и с черными усиками. Она вся была пьяна снизу доверху, и берет у нее разъезжался...» «Пьяна снизу доверху» - косвенная цитата строк «Я любовь узнаю́ по щели,| Нет! — по трели | Всего тела вдоль!» из стихотворения 1924 г. «Приметы»: конечное числовое значение лексемы «пьяна» равно 5, за этим числительным скрывается слово «пятак», сходное с татарским словом, обозначающим вагину, в котором между «п» «т» «к» произносится «а» с умлаутом (пишется как перевернутая «е»).  «Берет разъезжался» - еще одно напоминание о бисексуальной ориентации Цветаевой: «бер» - «единица» татарского языка, «ет» подразумевает «еть».

«И как-то дико, по-оперному, рассмеялся, схватил меня, проломил мне череп и уехал во Владимир-на-Клязьме. Зачем уехал? К кому уехал? Мое недоумение разделяла вся Европа. А бабушка моя, глухонемая, с печки мне говорит: "Вот видишь, как далеко зашла ты, Дашенька, в поисках своего "я"!» «По оперному» - припоминание связи супруга Цветаевой Сергея Эфрона с «операми» из ОГПУ и НКВД [8].

«Таких хороших баб, - мрачно отозвался черноусый и снял берет, таких хороших баб надо в Крым отправлять, чтоб их там волки-медведи кушали...» - о поездках поэтессы в Крым в гости к Максимилиану Волошину и ее жизни в Ялте в детстве.

Подводя итог распознаванию спутников Венички в «купе»: в компании с ним были старик из картины Доменико Гирландайо и косвенно, вместе со стариком, сам Гирландайо, художник, именуемый искусствоведами Андрей Рублев, кинорежиссер Андрей Тарковский, писатель Александр Солженицын, художник Казимир Малевич, поэтесса Марина Цветаева. В несколько иной форме прием сбора мастеров под другими именами и обличьями наблюдается у чешского писателя Милана Кундеры в романе «Книга смеха и забвения», новелла «Литость» (1978).

Сноски и примечания.

*Продолжение темы «компания Венички».

1.       Сагит Фаизов В. Ерофеев Москва – Петушки: скрытое. Андрей Рублев // http://sagitfaizov.livejournal.com/108534.html; http://www.proza.ru/2014/08/10/1383

2.       Cагит Фаизов Довлатов и Солженицын хоронят чекушку Ерофеева // http://sagitfaizov.livejournal.com/104481.html

3.       ru.wikipedia.org/wiki/Солженицын,_Александр_Исаевич

4.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.

5.       «Черный квадрат» находится также в референтной связи с солнечным затмением 22 сентября 1968 г., когда Веничка ехал в Петушки: замысел картины появляется у К. Малевича во время его работы над декорациями к опере «Победа над солнцем». См. о зарождении замысла: Сагит Фаизов Солнце супрематизма на Патриарших. Из цикла «Мастер и Маргарита» // http://sagitfaizov.livejournal.com/64672.html; http://www.proza.ru/2012/11/25/1217 (возможно, поездка Венички в Петушки в день затмения является реминисценцией как оперы «Победа над солнцем», так и сквозного «солнечного» мотива романа «Мастер и Маргарита»).

6.       Сагит Фаизов Солнце супрематизма… (более точный адрес могилы Малевича: деревня Немчиновка у Одинцово).

7.       См. в: http://1969ja.livejournal.com/94653.html

8.       ru.wikipedia.org/wiki/Эфрон,_Сергей_Яковлевич



 Опубликована 12 августа 2014 г.

 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account