Previous Entry Share Next Entry
Из Довлатова. Буш, Галина, лебеди и Кушнер
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Из Довлатова. Буш, Галина, лебеди и Кушнер



«Где он теперь, диссидент и красавец, шизофреник, поэт и герой, возмутитель спокойствия, - Эрнст Леопольдович Буш?!» (в «Компромиссе десятом»).

Да здесь, от Нью-Йорка далековато, но от Москвы близко: в Санкт-Петербурге. Если освободить Буша от кое-каких колоритных черт и рижско-таллиннской биографии, в нем без каких-либо оптических приспособлений и не прищуривая глаз можно увидеть Александра Семеновича Кушнера, питерского земляка Сергея Довлатова (он же поэт) [1]. По поводу рижско-таллиннской биографии превентивно замечу: в начале десятого «компромисса» Довлатов ясно дает понять, что из Ленинграда, перед знакомством с Бушем, он никуда не выезжал или что действительная локализация сюжета с Бушем связана с Ленинградом. В следующей констатации: «Мы быстро проскочили невзрачные северо-западные окраины Ленинграда» (направляясь из Ленинграда в Таллинн).

Числовая связка.
 У антропонима Александр (6) Кушнер (8) конечное числовое значение 5, у антропонима Александр (6) Семенович  (2) Кушнер (8) конечное числовое значение 7 [2].

При первых двух упоминаниях у антропонима «Э. Л. Буш» конечное числовое значение 7, двукратное упоминание приводит к 14, или к 5. Третье упоминание героя «компромисса» осуществлено в форме «Бушу»  с числовым значением 8.

Вербальные связи – с привлечением числовой энигматики.

Фамилия Буш при посредстве немецкого «der Busch» («куст») отсылает к двум проблемным в смысловом отношении стихотворениям Кушнера. Первое из них «Два голоса», 1972 г. Актуализируемые Довлатовым строки:
- Ты, дорожные знаки
подносящий к плечу,
я сегодня во мраке
словно ангел, лечу.
К моему изголовью
подступают кусты.
Помоги мне! С любовью
не справляюсь, как ты [3].

Из предшествующих цитируемым строк можно понять, что «лирический герой» Кушнера направляется куда-то в поезде. У его плеча оказываются дорожные знаки. Допустим. Но как к его изголовью подступают кусты? Герой едет по горам? Оговорки на этот счет нет. Нескладно здесь и со знаками. «Ты, дорожные знаки, подносящий к плечу» тому, кто ангел, - кто он, который «Ты»? О ком ты, читатель, подумал? Вот и я о Нем же. И оба ошиблись. У героя Кушнера своя логика. «С любовью не справляюсь, как ты» - это о чем? Она справляется с любовью или не справляется? Тотальное нагромождение белиберды [4]. После слов «не справлюсь, как ты» идет следующий текст:

- Не проси облегченья
от любви, не проси.
Согласись на мученье
и губу прикуси.
Бодрствуй с полночью вместе,
не мечтай разлюбить.
я тебе на разъезде
посвечу, так и быть.

Он ей фонариком с полочки посветит – «так и быть». Почему «так и быть», если он «не справляется», а она пришла или придет на разъезд? В полночь. Оценка этого же стихотворения проведена Довлатовым в том, как Галина, пятая жена Буша, видимо, вышедшая к разъезду и прикусившая губу, произносит «голоса», - «говоса» (слово «голоса» имеет конечное числовое значение 5) [5]. Когда она же вместо «булочки» произносит «бувочки», то ее словечко следует читать как «був очки» (напоминание об очках Кушнера). «И голоса незримых» (в «Компромиссе» «незримые»), и лебеди на Кадриоргском пруду – из поэзии Ахматовой. У Довлатова: «Лебеди скользили по воде, как два огромных черных букета». Он подразумевает букеты тюльпанов. У Ахматовой: «Это были черные тюльпаны, | Это были страшные цветы». В многочисленных упоминаниях лебедей в поэзии Ахматовой они белые. Буш задумывается об охоте на редких черных лебедей в мае, двухстрочное стихотворение Ахматовой о тюльпанах было написано тоже в мае [6].

Второе стихотворение «мастера отточенных смыслов» было написано в 1975 г. Называется «Куст»:

Евангелие от куста жасминового,
Дыша дождем и в сумраке белея,
Среди аллей и звона комариного
Не меньше говорит, чем от Матфея.
Так бел и мокр, так эти грозди светятся,
Так лепестки летят с дичка задетого.
Ты слеп и глух, когда тебе свидетельства
Чудес нужны еще, помимо этого.
Ты слеп и глух, и ищешь виноватого,
И сам готов кого-нибудь обидеть.
Но куст тебя заденет, бесноватого,
И ты начнешь и говорить, и видеть [7].

(Стихотворение процитировано полностью.)

Вот такое евангелие – от куста - однажды высветилось в сумраке и без фонарика. Допустим, куст тебе заменяет Евангелие. Но почему нужно быть бесноватым, чтобы куст тебя задел? Не поленись, читатель, загляни в десятый «компромисс», в сюжет «отъезд из Ленинграда», и ты увидишь, как Довлатов оценил экскурсы своего земляка то ли в кусты, то ли в кустарное богословие.

Однако «Буш» не один только «куст», «Буш» еще и «пустота» (в татарском языке «буш» - «пустой» [8]) – в «Стакане»:

Поставь стакан на край стола
И рядом с ним постой.
Он пуст. Он сделан из стекла.
Он полон пустотой [9].

Цитируется начало стихотворения, которое по достоинству могло бы быть оценено, кроме Довлатова, еще и пародистом Александром Ивановым, написавшим по поводу другого творения тонкого ценителя стаканов: «Когда ж, допустим, твой стишок  | Изящной полон чепухи, | То поступаешь ты, дружок, | Как Кушнер, пишущий стихи» [10]. «Компромисс десятый» начинается с эпизода выпивки, повествователь вспоминает рассказ Тофика Алиева, в котором перечисляются бытовые предметы: рояль, альков, серебряные ложки, картины, «разный хлам», покрышки старые, брезентовый чехол (Кушнер не в одном стихотворении беззастенчиво описывает и маркирует вещи - при поддержке критиков, так же беззастенчиво дурачащих читающую публику восклицаниями: «Транс-цен-ден-тально!»).

Проекция Буша на Кушнера при помощи Галины не ограничивается специфическим Галиным произношением. Галина тесно связана с Кушнером через формант «нер» его фамилии. Этот формант актуализирует имя бога спокойного моря древних греков Нерея и нереид, среди которых известна и Галена, она же Галина, «спокойная»,  (поэтому Буш – «возмутитель спокойствия»), сестра Мурены и рыб-Веретен. В домике Буша и Галины есть аквариум с рыбкой-меченосцем, которого Галина дрессирует. Любовь к песням и танцам – характерная черта образа жизни нереид, Буша и его пятой жены.

Довлатов: «Кажется, я не сказал, что он был маленького роста». Не сказал он и о манере Буша застенчиво хихикать при любом общении.

Место, которое я не разгадал: «Мы спустились в холл. Инвалид-гардеробщик за деревянным барьером пил чай из термоса. Буш протянул ему алюминиевый номерок. Гардеробщик внезапно рассердился: Это типичное хамство – совать номерок цифрой вниз!.. Буш выслушал его и сказал: У каждого свои проблемы…».

Сноски и примечания.

1.       См. о нем: ru.wikipedia.org/wiki/Кушнер,_Александр_Семёнович; http://kkk-bluelagoon.ru/tom2b/koushner2.htm (К. К. Кузьминский, Г. Л. Ковалев Антология). Кузьминский, в частности, пишет: «В очках, и всегда чисто выбритый. При галстуке тоже. Но Кушнеру это идет. Чрезвычайно застенчивый, хоть бы раз послал меня, я бы ему все простил - так нет же! Образование не позволяет». Об участии Кушнера в альманахе «Синтаксис»: http://www.memo.ru/history/diss/links/sintaksis.htm
2.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.

3.       Но такого рода логические закрутки, их у Кушнера множество, не помешали И. Бродскому написать: «Александр Кушнер — один из лучших лирических поэтов XX века, и его имени суждено стоять в ряду имён, дорогих сердцу всякого, чей родной язык русский». И тут же развитие мысли в духе Кушнера: "Кушнер - не только посредственный поэт, но и посредственный человек". См.: www.ejwiki.org/wiki/Кушнер,_Александр_Семенович Взаимоисключающие оценки написанного Кушнером и у Л. Куклина:
http://www.netslova.ru/kuklin/kushner.html
4.       http://kushner.ouc.ru/dva-golosa.html
5.       Произношение Галиной «в» вместо «л» («в» - 2, «л» - 3) с разницей в одну единицу между буквами находится в коррелятивной связи с разницей в числовых значениях между полными антропонимами «Эрнст Леопольдович Буш» (6) и «Александр Семенович Кушнер» (7). Разница в одну единицу между антропонимами означает, что в образе Буша присутствуют элементы, генерированные воображением автора.
6.       Мизансцена у Кадриоргского пруда является реминисценцией «майского» вечера на Патриарших пруда из романа «Мастер и Маргарита». У Булгакова: «Вода в пруде почернела, и легкая лодочка уже скользила по ней, и слышался плеск весла и смешки какой-то гражданки в лодочке. В аллеях на скамейках появилась публика, но опять-таки на всех трех сторонах квадрата, кроме той, где были наши собеседники. Небо над Москвой как бы выцвело, и совершенно отчетливо была видна в высоте полная луна, но еще не золотая, а белая. Дышать стало гораздо легче, и голоса под липами звучали мягче, по-вечернему». У Довлатова, после упоминания черных букетов, скользивших по воде: «День остывал. Тени лип становились длиннее. Вода утрачивала блеск. В кустах бродили сумерки».
7.       http://foma.ru/aleksandr-kushner-kak-pered-bogom.html
8.       См. об использовании смыслов слова «буш» у Венедикта Ерофеева: Сагит Фаизов В. Ерофеев Москва – Петушки: Веничка в космосе // http://www.proza.ru/2014/08/21/1377; http://sagitfaizov.livejournal.com/110563.html (С. Довлатов читал скрытый текст повести В. Ерофеева).
9.       http://profilib.com/chtenie/128539/aleksandr-kushner-stikhotvoreniya-chetyre-desyatiletiya.php
10.   http://litparody.ru/autors/ivanov-aleksandr/delay-kak-ya.html (cм. по этому адресу и другие пародии А. Иванова на творения А. Кушнера).

 Опубликована 26 августа 2014 г.
 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account