Previous Entry Share Next Entry
Из Довлатова. Филиал: Тася, Саймон Нил и другие
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Из Довлатова. Филиал: Тася, Саймон Нил и другие
(третья статья цикла «Филиал»*)



В сегодняшней статье рассматриваются проекции возлюбленной Далматова Таси, она же Таська, в конце повествования – Анастасия Мелешко. Тася – образ-контаминация, в котором сосуществуют не менее десяти проекций. Их можно было бы назвать прототипами, если бы множественность проекций не отменяла возможности использования термина прототип.


Комментарии к тексту.

В Калифорнии. «На пороге стояла моя жена. Вернее, бывшая жена. И даже не жена, а — как бы лучше выразиться — первая любовь. Короче, я увидел Таську в невообразимом желтом одеянии». Конструкция последнего предложения подсказывает, что два обстоятельства: увидеть Таську и увидеть ее желтое одеяние – равны по значению. Одеяние Таськи «невообразимо» не только по крою: оно является анонсом ее притязаний на царское происхождение и знаком того, что в ней вместе с Анной Андерсон, которая выдавала себя за чудом выжившую в 1918 г. в Екатеринбурге принцессу Анастасию Николаевну [1], пребывает также Флавия Домицилла Младшая (45 – 66 гг. н. э.), дочь римского императора Веспасиана, основателя недолго существовавшей династии Флавиев (латинское «flavis» - «желтый») [2]. В вербально-числовой энигматике: имя Тася и антропоним Анна Андерсон имеют одно и то же конечное числовое значение 6, имена Ася (Пекуровской, первой жены С. Довлатова), Анна и Флавия Домицилла наделены одним и тем же числовым значением 3 [3].

«В августе шестидесятого года я поступил на филфак. У меня не было тогда влечения к литературе. Однако точные науки представлялись мне еще более чуждыми. Среди «неточных», я уверен, первое место занимает филология. Так что я превратился в гуманитария. Тем более что мне как спортсмену полагались определенные льготы». «Среди «неточных», я уверен, первое место занимает филология» - о катастрофическом состоянии литературоведения, истории  русской литературы и русского языка в России и СССР вследствие игнорирования скрытых текстов, свойственных всем «летописям» и всем более или менее известным литературным произведениям восточнославянского и русского средневековья, значительному числу литературных произведений нового и новейшего времени (состоянии, которое существует по сей день) [4].

«— А где Далматов? — На соревнованиях, — ответил мой друг Эля Баскин. (За час до этого мы с ним расстались возле пивного бара.) — Какой же вид спорта предпочел этот довольно бездарный молодой человек? — Далматов — известный боксер. — Вот как, — задумчиво протянул Бобович, — странно. Очень странно… Ведь он совершенно не знает латыни» - ироническая реминисценция застольной беседы гоголевского Тараса Бульбы с сыновьями после того, как Бульба и его сын Остап потузили друг друга: «Ну, подставляй свою чарку; что, хороша горелка? А как по-латыни горелка? То-то, сынку, дурни были латынцы: они и не знали, есть ли на свете горелка. Как, бишь, того звали, что латинские вирши писал? Я грамоте разумею не сильно, а потому и не знаю: Гораций, что ли?» Перед потасовкой Тарас: «А видите вот эту саблю? вот ваша матерь! Это все дрянь, чем набивают головы ваши; и академия, и все те книжки, буквари, и философия – все это ка зна що, я плевать на все это!» Далматов в своей персональной истории выберет «саблю», отринув «латынь» и женщину, ее - тоже в соответствии с идеалом Тараса Бульбы.

«Она высокая, стройная. Голубая импортная кофточка открывает шею. Тени лежат возле хрупких ключиц. Я протянул руку, назвал свое имя. Она сказала: «Тася»». Подразумеваемое чтение имени девушки: «Та с «я»». Под «я» подразумевается Сергей Довлатов с конечным числовым значением своих имени и фамилии, равным 9 (то же числовое значение у имени Таська), но его «я» и второе имя возлюбленной лишь мост, ведущий к Тамине из романа Милана Кундеры  «Книга смеха и забвения» (вторая глава «Ангелы», их две [5]), генетически связанной, в свою очередь, с Тамино и Паминой из «Волшебной флейты» Вольфганга Амадея Моцарта. В сюжете знакомства Далматова и Таси Тамина заявляет о себе, когда Тася, избалованная вниманием мужчин девушка, на первой прогулке с новым поклонником пожелала покататься с детьми на тележке: Тамина у Кундеры попадает на детский остров и перевоплощается в ребенка (у Моцарта наоборот: дети ведут себя как взрослые). Завершение эпизода: «Она стояла рядом. У нее было взволнованное детское лицо. Как будто она ехала в тележке и присматривала за самыми маленькими». Точно так же, как Тамина, Тася объединяет в себе детский, женский и мужской ипостаси.

«А потом мы встретили слона. Он был похож на громадную копну сена. Площадка, где слон вяло топтался, была окружена рядами железных шипов. Между ними валялись сушки, леденцы и куски белого хлеба. Слон деликатно принимал еду и, качнув хоботом, отправлял ее в рот. Кожа у него была серая и морщинистая» - С. Довлатов рассказывает о картине Сальвадора Дали «Искушение святого Антония». Сено, по русским народным представлениям, один из символов греха. Ряды железных шипов – духовная ограда св. Антония. «Сушки, леденцы и куски белого хлеба» - символика плотского греха на картине Дали: дважды упоминаемый хлеб – две женщины-распутницы (одна из них, изображенная полностью, стоит на дискосе, поддерживая свои груди, и противостоит таким образом евхаристическому агнцу, другая изображена в окне здания, напоминающего храм), лексема «куски» подразумевает поцелуи (восходит к немецкому «der Kus» - «поцелуй»), «леденцы» подразумевают распутную женщину (в этой лексеме соединены английская «lady» и украинская «ледащiти» - «развращаться»), у «сушки» конечное числовое значение 7 – напоминание о семи смертных грехах. Пять слов первого предложения «а потом мы встретили слона» - припоминание пяти слонов картины С. Дали. Завершение эпизода: «Ужасно быть таким громадным», — вдруг сказала Тася. Я ответил: «Ничего страшного». Святого Антония упоминают Кэтрин и Генри – в романе Э. Хемингуэя «Прощай оружие» (о других отсылках к роману см. ниже).

«Мы погуляли еще немного. В траве желтели обрывки использованных билетов. В лужах плавали щепки от мороженого. Солнце, остывая, исчезло за деревьями. Мы подошли к остановке и сели в трамвай. Быстрая музыка догоняла его на поворотах». Автор не указывает на источник музыки, догоняющей трамвай непременно на поворотах; повороты трамвай совершает через различные интервалы времени, автор описывает ситуацию, которой быть не может, – при поездке на трамвае. Но в додекафонии, с ее дисгармоничной, в соотношении с предшествующей музыкальной традицией, организацией музыкального текста, может. «Трамвай», сумма числовых значений букв которого равна 12, - додекафоническое направление в музыке, использующей серии из «двенадцати лишь между собой соотнесённых тонов» [6].  «Быстрая» музыка на самом деле не быстрая: числовое значение лексемы «быстрая» равно 7, это число напоминает о семи знаках современной музыкальной нотации. «Обрывки использованных билетов» и «щепки от мороженого» - ироническая репродукция постановления политбюро ЦК ВКП(б) об опере «Великая дружба» В. Мурадели от 10 февраля 1948 г., где, в частности, было заявлено о творчестве «товарищей» Шостаковича, Прокофьева, Хачатуряна, Мясковского, Попова,  подпавших под влияние авангардистских школ: «Характерными признаками такой музыки является отрицание основных принципов классической музыки, проповедь атональности, диссонанса и дисгармонии, являющихся якобы выражением «прогресса» и «новаторства» в развитии музыкальной формы, отказ от таких важнейших основ музыкального произведения, какой является мелодия, увлечение сумбурными, невропатическими сочетаниями, превращающими музыку в какофонию, в хаотическое нагромождение звуков. Эта музыка сильно отдает духом современной модернистской буржуазной музыки Европы и Америки, отображающей маразм буржуазной культуры, полное отрицание музыкального искусства, его тупик» [7]. Позитивное отношение С. Довлатова к наследию А. Шёнберга и Й. Хауэра, видимо, следует видеть также в стилистической близости довлатовского текста с ее подчеркнутой дискретностью фраз и техническим минимализмом к аналогичной стилистике в музыке Новой венской школы. Через три предложения: «Неоновые огни делали лица прохожих строгими, чистыми и таинственными» («неоновые» - «новейшие», «огни» с числовым значением 5 – пять линий нотного стана, музыка).

В тот же вечер, при прощании: «Милый, — сказала Тася. А потом, явно кого-то изображая: — Ты выбрал плохой отель». Тася изображает Ханну, персонаж первой пьесы Саймона Нила в «Калифорнийской сюите» (второе название «Номер в калифорнийском отеле»). Ханна таких слов не произносит, номер в гостинице сняла она, но встреча Таси и Далматова происходит в калифорнийском отеле, спустя примерно столько же времени после расставания, сколько пережили персонажи Саймона Нила, Ася Пекуровская в начале 1980-х гг. находилась в США, в обоих случаях встречаются бывшие супруги, у которых есть дочь. Здесь С. Довлатов говорит читателю о существовании протоформы сюжетной линии встречи Таси и Далматова. Вторая проекция эпизода прощания - «Сюита для фортепиано», опус 25, А. Шёнберга, одного из первых произведений композитора в стиле «додекафония». Хромированные детали мотоцикла, которые видит Далматов во дворе после того, как ушла Тася, - припоминание хроматической гаммы, 12 звуков которой в избранной последовательности составляют конструктивную основу додекафонии. 25-й опус может служить образцом вариаций хроматической гаммы. «Из чьей-то распахнутой форточки доносились слова: «Подари мне лунный камень, | Талисман моей любви…» - о вокально-инструментальном цикле А. Шёнберга «Лунный Пьеро», опус 21, созданном до перехода композитора к авангардным изысканиям («Пьеро» - имя, означающее «камень», древнегр. «петрос»). Третья, факультативная, проекция – Кэтрин и Генри из романа Э. Хемингуэя «Прощай, оружие»: Кэтрин всегда обращается к Генри, называя его «милый», их любовь живет под крышами гостиниц.

В Калифорнии. Тася: «Неважно. Все — один другого стоят… Короче, я обожаю Ваньку. Ванька сказал, что устроит меня на работу. Он женился. Кстати, ты знаком с этой бабой? Ей, говорят, лет двести. — Рашель, извини, на два года моложе тебя», - о жене Владимира Максимова [8], России. Возраст «супруги» Максимова отсчитывается, видимо, от объявления России империей Петром I.

В Калифорнии. «Контракт со мной не продлевают. Ванька обещал работу. Ты моя последняя надежда. — В смысле? — Я должна переодеться. Дай мне свой халат или пижаму». Последние слова - включенная в контекст цитата из романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: «халат» - «состояние дел», «положение» (у Булгакова – обгорелый наполовину халат в руках Бегемота, здесь: Тася предлагает сделать «состояние дел» общим, то есть пожениться), «пижама» - интимная близость (у Булгакова – Ивана Бездомного и сотрудницы клиники Стравинского, полной фельдшерицы) [9].

«За моей спиной шептались девушки. Одна из них громко спрашивала: «Да, Лида?» И они начинали смеяться». За фразой «Да, Лида?» видны две проекции. Первая – библейская Далила (она же Далида), предавшая своего возлюбленного силача Самсона, конечная проекция – обвинение С. Довлатова, адресованное той, кто получила в повести имя Тася. Вторая проекция – французская певица Далида, пользовавшаяся необыкновенной популярностью в 1960-х – 1980-х годах [10]. Вероятная конечная проекция – предчувствие и предсказание С. Довлатовым своей ранней смерти (трое возлюбленных Далиды покончили собой; в 1987 г., когда Довлатов работал над «Филиалом», Далида ушла из жизни, наложив на себя руки). Тут же: «Под окнами вагона бродили сизые голуби», - отсылка к песне Далиды «Два голубя», в которой есть слова:

«Так и наши души, быть может, однажды,
Улетят вдвоем
В бесконечность,
Во Вселенной и времени,
Божественно воссоединенные,
Как будто мы никогда и не жили на земле...» [11].

«В тамбуре было прохладнее. Кто-то умудрился втащить сюда коляску от мотоцикла. Рядом на полу устроились юноши с гитарой. Один, притворяясь вором-рецидивистом, напевал:

«Эх, утону ль я в Северной Двине,
А может, сгину как-нибудь иначе,
Страна не зарыдает обо мне,
Но обо мне товарищи заплачут…»»

Песня «вора-рецидивиста» - слегка искаженный фрагмент стихотворения Геннадия Шпаликова. Две строки из последней строфы стихотворения: «Я никогда не ездил на слоне, | Имел в любви большие неудачи…» Коляску от мотоцикла в тамбур втащил В. И. Ленин: Шпаликов был сценаристом фильма «Застава Ильича» [12].

«Вдруг исчез поэт. Я хотел было развязно сесть на его место. Потом заметил на сиденье очки. Еще через секунду выяснилось, что он уже на эстраде. И более того, читает, страдальчески морщась:

«От всех невзгод мне остается имя,
От раны — вздох. И угли — дар костра.
Еще мне остается — до утра
Бродить с дождем под окнами твоими…»»

Известный молодой поэт – С. Довлатов: конечное числовое значение антропонима Сергей Донатович Довлатов равно 1, с этой единицы начинаются две первые строки стихотворения («от» - 1), сочетание числовых значений имени Сергей (7)  и фамилии Довлатов (2) пять раз представлено в четырех строках стихотворения, двукратное «от» в конечном числовом значении образует 2. Стихотворение – акростих: «о, о» и т. д.; написано Довлатовым, его строфа – вероятная ироническая реминисценция не очень удачных строк Владимира Солоухина: «Задую свет, в окне застыну,| Взметнусь, едва коснувшись сна: | Не ты ль сломала гроздь рябины, | Стучишься, мокнешь у окна?» Первая строка стихотворения Солоухина: «Седьмую ночь без перерыва» (у буквы «о» числовое значение 7, Солоухин разговаривал окая).

«Тася повернулась ко мне и неожиданно сказала: — Дайте спички. Спичек у меня не было. Тогда я почти закричал, обращаясь ко всем незнакомым людям доброй воли: «Дайте спички!» Тася глядит на меня, а я повторяю: «Сейчас… Сейчас…»» Здесь автор продолжает числовую энигматику, связанную с его же персоной: слова «спички» и «сейчас» имеют одно и то же конечное числовое значение 1. У фразы «дайте спички!» конечное числовое значение 5 (число относится к Тасе). С этого числа начинается строка «еще мне остается до утра», следующая строка – «с дождем» - продолжает тему пятерки. Ближе к концу эпизода: «Тася улыбалась поэту. Было видно, что стихи ей нравятся. Поэт казался взволнованным и одновременно равнодушным. Я злился, что он не интересуется Тасей. Это меня каким-то странным образом унижало. И все же я разглядывал его почти с любовью».

«Вдруг стало шумно. Все заговорили о пишущих машинках» - скрытая цитата из романа М. Булгакова [13]. Утром мотив шины, заданный машинками, появится еще раз: «Я потушил сигарету. Пепельница в форме автомобильной шины лежала у меня на животе. Донышко у нее было холодное».

«Неподалеку от меня сидела девушка в бордовом платье. Я увидел ее желтые от никотина пальцы на ручке кресла. Вот она уронила столбик пепла на колени. Я с трудом отвел глаза. — Здравствуй, Тарзан! — сказала девушка». Та же Тася: словосочетание «в бордовом платье» наделено конечным числовым значением 9, то же у имени «Таська», слово «бордовом» читается как «ордовом» (буква «б», не имеющая числового значения, - второстепенная, факультативная) и происходить от тюркского слова «ор(мак)» - «трахать», «бордовое» платье – зовущее к «траху». Девушка ведет себя соответственно: «Я молчал. «— Здравствуй, дитя природы!» Я заметил, что она совершенно пьяная. «— Как поживаешь, Тарзан? Где твои пампасы? Зачем ты их покинул?»»

Разговор с женой по телефону утром второго дня в Калифорнии: «Ты когда вернешься? — В среду. — Купи по дороге минеральной воды». Конечное числовое значение форманта «мине» в предпоследнем слове равно 4, то же значение у буквы «д», которая должна заменить «мине» в немыслимой просьбе купить минеральную воду по дороге из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк в среду. Подразумеваемое первичное чтение фразы супруги: «Купи по дороге дральной воды» (она не поверила, что трубку телефона взяла уборщица-негритянка шестидесяти пяти лет). Вторая проекция фразы: у имени Тамина и антропонима Анастасия Мелешко конечное числовое значение 4.

Тем же утром: «Потом звонили из моей конторы. Секретарша прочитала мне телекс из главного офиса в Кельне. Там среди прочего было загадочное распоряжение: «Сократить на двенадцать процентов количество авторских материалов», - в имени Анна сумма числовых значений букв ровно 12, Кельн предлагает Далматову сократить Тасю и все ее ипостаси.
«Я стал думать, что это значит. Число авторских материалов на радио было произвольным. Зависела эта цифра от самых разных факторов. Что значит — двенадцать процентов от несуществующего целого?» - автор подчеркивает, что Тася – не целое, не одна персона.

Далматов отвечает офису в Кельне: «Количество авторских материалов сокращено на одиннадцать и восемь десятых процента». Затем добавил: «Что положительно отразилось на качестве». 11 и 8 вместе составят 19 с конечным 1, но «десятые» с числовым значением 10 или 1 ломают благостный единичный показатель.

«Тася загадочно улыбнулась, как будто готовила мне приятный сюрприз: — Дело в том, что я купила собачку. Двухмесячную таксу. При этом у меня нет денег. Щенка я приобрела в кредит. А молоко в кредит не отпускают… — Где же, — спрашиваю, — этот несчастный щенок? — В гостинице, естественно. Я соорудила ему гнездышко. — Из моего выходного костюма? — Почему из костюма? Всего лишь из брюк». Такса и Таська – анаграммы. Двухмесячная такса – та же Тася. У «брюк» конечное числовое значение 3, читается как глагол «три». Позже, в тот же день: «В ответ щенок зевнул, демонстрируя крошечную пасть цвета распустившейся настурции». В последний день: «Прелесть, — сказала Тася, — настоящий мужчина. Единственный мужчина в этом городе. — Вынужден тебя разочаровать, — говорю, — но это сука. — Ты уверен? — Как в тебе».

«Тася с удивлением посмотрела на меня. «Это не мне. Это тебе. Подарок в честь Дня независимости. Ты же всегда хотел иметь собачку»». На календаре 4 июля. В Декларации Независимости, принятой Конгрессом в этот день, штаты впервые именовались соединенными.

«Не остри. И вообще, слезай. Что это за сцена на балконе!.. Пора обедать. Если, конечно, у тебя имеются деньги…» Тася говорит не о деньгах, и при всех других упоминаниях денег речь не о них: «деньги» наделены конечным числовым значением 7, то же у имени «Сергей» и фамилии «Далматов».

Ленинград. Плюсквамперфект Инны Клементьевны, прошлое свершившееся время: «Она вручила мне листок папиросной бумаги с немецким текстом. Я изучал его минуты четыре. Само начертание букв таило враждебность. Особенно раздражали меня две пошлые точки над «ю». Вдруг непроглядная тьма озарилась мерцанием знакомого имени — Энгельс. Я почти выкрикнул его и снова замолчал» - реминисценция финальной сцены повести В. Ерофеева «Москва - Петушки». У Ерофеева: «Я не знал, что есть на свете такая боль, и скорчился от мук, густая красная буква "Ю" распласталась у меня в глазах и задрожала. И с тех пор я не приходил в сознание, и никогда не приду». «Две пошлые точки»: у «правильной», ерофеевской, буквы «ю» должна быть одна точка [14]. «Папиросная бумага» - напоминание о папирусе и Древнем Египте (Веничку убивают древнеегипетские боги).
 «Читайте про себя, а вслух не обязательно. — Тут, видите ли… — Что? — Тут, откровенно говоря…— В чем дело? — Тут, извиняюсь, не по-русски… — Вон! — крикнула фрау неожиданно звонким голосом. — Вон отсюда!» Фрау не прогоняет Далматова: лексема «вон» наделена конечным числовым 5, то есть это «пятак» (сходное по звучанию слово татарского языка обозначает вагину), лексема «отсюда» наделена конечным числовым значением 8, которое здесь символизирует ротацию, то есть преподавательница немецкого языка говорит не «отсюда!», а «сюда!». Чуть раньше она говорит: «Майн гот! Это же совсем просто. Хатте геганген. Плюсквамперфект от «геен»». «Геен» маркирован числом 9, то есть читается как «деву ять». Далматов по поводу «plusquamperfekt aus gehen»: «Коротко и ясно». Он же о своем исключении из университета: «На следующий день я прочитал фельетон в университетской многотиражке. Он назывался «Восемь, девять… Аут!»».

В Калифорнии. «Ехать в Беверли-Хиллс рановато, — сказала Тася. — Давай закажем кофе. Просто выпьем кофе. Как тогда в студенческом буфете. Я позвонил. Через три минуты явился официант с подносом. Спрашивает: «Заказывали виски?» Это был уже второй такой случай. Какая-то странная путаница» - напоминание о «Калифорнийской сюите», действие которой происходит в отеле «Беверли Хиллз». Ханна в начале пьесы: «Прошу один стакан чая с лимоном и двойной шотландский виски со льдом... Да, номер 203. Спасибо». Билли несколько позже: «Чаю не надо. Я уж лучше выпью двойной шотландской». В конце пьесы, после того, как Билли ушел, Ханна: «Сервис?.. Сервис, когда же я наконец получу свой заказ?» [15].

В Калифорнии. «Тася поднялась на галерею. Через минуту вернулась с объемистой рукописью. На картонной обложке было готическим шрифтом выведено: «Я и бездна»». Рукопись принадлежит молодому человеку, которого зовут Роальд Маневич. Имя и фамилия этого человека маркированы числом 7, точно так, как у антропонима Сергей Далматов.  Слово «бездна» наделено конечным числовым значением 4, с предшествующим 13. «Тася сказала: «Роальд предупреждает, что на шестьсот сорок восьмой странице есть опечатка». Тася помогает писателю Довлатову, она отдает ему рукопись и требует, чтобы она была напечатана. Возлюбленная Далматова поступает здесь точно так, как Маргарита мастера. У лексемы «опечатка»  конечное числовое значение 8, то же у антропонима Маргарита Николаевна, у страницы 648 конечное числовое значение 9. Утром следующего дня: «А где Роальд Маневич? (Это имя с ненужной отчетливостью запечатлелось в моей памяти.) Ответ был несколько расплывчатый: «Маневич — это такая же фикция, как и все остальное!»»

В Калифорнии. «Я еще тут должен выяснить насчет собаки, — говорю. — То есть? — В связи с ее транспортировкой… Должны быть какие-то правила. — Все очень просто, я узнавала. Тебе придется купить специальный ящик. Что-то вроде клетки. Это недорого, в пределах сотни». Сотня – это единица. То же конечное числовое значение у антропонима Ася Пекуровская.


В Калифорнии, последнее заседание симпозиума, выборы лидера оппозиции: «Тягостное предчувствие вдруг овладело мною. Я выронил зажигалку. Нагнулся. А когда поднял голову, женщина уже стояла на трибуне — молодая, решительная, в зеленом балахоне шинельного образца. — Анастасия Мелешко! — выкрикнул Самсонов». — Браво! — тотчас же закричали собравшиеся». Выбирают все же не женщину, а мужчину и женщину в одном лице– художника Михаила Шемякина и Анну Андерсон, псевдоАнастасию. Михаил Шемякин в вербальной энигматике: «зеленый балахон шинельного образца» – маркировка подчеркнуто милитаризованного, military, стиля одежды художника (при этом свой специфический картуз-восьмиклинку художник длительное время носил с длинными волосами, создавая совмещенный гендерный образ), «зеленый» в кабардинском языке (Шемякин кабардинского происхождения,  его отец – Файзулла Карданов, перенявший фамилию своего отчима Петра Шемякина) «удзыфе» - формант «уд» маркирует мужчину, формант «зыфе» с числовым значением 8 обозначает существование ротации (женщины в мужчину и наоборот), лексема «къуэ» кабардинского языка, означающая «сын» (отец Шемякина в подростковом возрасте был героически воевавший «сын полка») наделена числовым значением 6, то же конечное числовое значение у фамилии Шемякин, «зажигалку» читается как «за жигалку», но конечное числовое значение «жигалку» равно 3, то же числовое значение у имен Анна и Михаил. Мелешко: имя Тася, антропоним Анна Андерсон и фамилия Шемякин наделены одним и тем же конечным числовым значением 6 [16]. Сама фамилия Мелешко, похоже, связана с Шемякиным: в этой фамилии соединены «mail» – «кольчуга» (один из смыслов) и, в ретроинскрипции, «shell» («скорлупа», «оболочка»), доминирующий смысл – «кольчуга». С military-имиджем Шемякина связано и словечко «марцифаль» («Лично я подписываюсь на эту марцифаль!»), оно происходит от латинского «Martius mensis» («Марсов месяц»)  и немецкого «fallen» - «падать», конечное значение «запавший на военное». Таким образом,  лидером оппозиции вместе с художником из диссидентов 5 июля в первой половине 1980-х годов стала сумасшедшая претендентка на российский престол. Звонкий баритон старого лагерника, подавшего голос за «эту марцифаль» принадлежит Довлатову: «звонкий баритон» наделен тем же конечныи числовым значением 1, что и полный антропоним автора. Довлатов, понятно, лагерник.

В Калифорнии, последний эпизод повести. «Вдруг я увидел Тасю. Ее вел под руку довольно мрачный турок. Голова его была накрыта абажуром, который при детальном рассмотрении оказался феской. Тася прошла мимо, не оглядываясь. Закурив, я вышел из гостиницы под дождь» [17]. Мрачный турок – тот, кто на предшествующих страницах появлялся как Лемкус, Андрей Седых, или Яков Моисеевич Цвибак: абажур, в обратном чтении «ружаба», на голове турка напоминает о сходстве Цвибака с Абажем, одним из персонажей советской детской литературы. А. Генис об этом сходстве: «Яков Моисеевич Цвибак походил на Абажа из «Королевства кривых зеркал». Проведя молодость в Париже, он вел себя, как положено французам: был прижимист, но без дам не обедал» [18].

Проекции Таси: Ася Пекуровская, Анна Андерсон, Михаил Шемякин, Флавия Домицилла Младшая, Ханна, Тамина, Памина, Маргарита мастера, Далила, Далида, девушка в бордовом платье, такса. Если таксу счесть метафорой, то получится 11 проекций - «одиннадцать и восемь десятых процента».  Кэтрин – факультативная контрпроекция.

Сноски и примечания.

*Предшествующие: Сагит Фаизов Из Довлатова. Филиал: Лемкус и другие // sagitfaizov.livejournal.com/2014/09/24/; http://www.proza.ru/2014/09/24/1252; Он же Из Довлатова. Филиал: Авторханов и другие // http://www.proza.ru/2014/09/25/1278; http://sagitfaizov.livejournal.com/114712.html

1. ru.wikipedia.org/wiki/Анна_Андерсон
2. ru.wikipedia.org/wiki/Флавия_Домицилла_Младшая
3. О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
4. См. об этом мои публикации (реконструкции и анализ подлинных текстов литературных произведений, «летописей» и документов) в ЖЖ sagitfaizov и в портале proza.ru (страница «Сагит Фаизов»).
5. См., например, в издании: Милан Кундера Книга смеха и забвения. Спб., 2013. С. 227-276.
6. ru.wikipedia.org/wiki/Додекафония; там же: «Додекафонные методы сочинения музыки были разработаны представителями «нововенской школы» в начале 1920-х годов. Наибольшее значение приобрели методы Арнольда Шёнберга и Йозефа Маттиаса Хауэра».
7. См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Атональность
8. О Самсонове см.: Сагит Фаизов Из Довлатова. Филиал: Лемкус и другие // sagitfaizov.livejournal.com/2014/09/24/; http://www.proza.ru/2014/09/24/1252
9. См. об этих деталях у Булгакова: Сагит Фаизов Ландшафтик в золотой раме // http://sagitfaizov.livejournal.com/85891.html; Он же Слова и буквы мастера: халатик или пижамка // http://sagitfaizov.livejournal.com/79046.html
10. См. о Далиле и Далиде: ru.wikipedia.org/wiki/Далила; ru.wikipedia.org/wiki/Далида
11. http://fr.lyrsense.com/dalida/deux_colombes
12. См. о Г. Шпаликове: ru.wikipedia.org/wiki/Шпаликов,_Геннадий_Фёдорович
13. Буквы (буква) «шин» и «син» ивритского алфавита различаются правым и левым расположением точки над одной и той же графемой. М. Булгаков использовал эти буквы (букву) для обозначения женского непостоянства. См. об этом: Сагит Фаизов Слова и буквы мастера: Меркурий во втором доме. Из цикла «Мастер и Маргарита» //http://sagitfaizov.livejournal.com/78846.html; http://www.proza.ru/2012/12/25/39 (Буква «син» прозвучит в некстати сказанном Тасей слове «синтетика».) Помимо прочего, в эпизоде «с машинками» мы видим отличное знание С. Довлатовым секретов вербально-числовой кодировки М. Булгакова (Булгаков в своей кодировке использовал более двух десятков языков и алфавитов).
14. См. о «ю» Ерофеева: Сагит Фаизов В. Ерофеев Москва – Петушки: Веничка и термояд // http://www.proza.ru/2014/08/24/968; http://sagitfaizov.livejournal.com/110830.html
15. Текст пьесы: www.sibkursy.ru/pages/download/piesy/s
16. См. биографию Шемякина и его изображения различных лет: ru.wikipedia.org/wiki/Шемякин,_Михаил_Михайлович; www.biograph.ru/index.php?option=com...shemyakinmm...; www.vvprf.ru/archive/clause107.html
17. Андрей Арьев во вступительной статье к собранию сочинений С. Довлатова отмечает, что последнее предложение, о выходе Далматова из гостиницы под дождь, находится в перекличке в финальной строкой романа Э. Хемингуэя «Прощай оружие». Арьеву, к сожалению, известны только видимые тексты Довлатова, и отсюда – изобилие ошибок относительно того, что хотел сказать Довлатов в своих произведениях и как сказал. То же – у других комментаторов. См. ст-ю Арьева: Андрей Арьев Наша маленькая жизнь (вступление к собранию сочинений Довлатова) //
http://www.lib.ru/DOWLATOW/arxew.txt_with-big-pictures.html
18. См.: http://archive.svoboda.org/programs/cicles/dovlatov/dovlatov.16.asp (Довлатов и окрестности).

Опубликована 29 сентября 2014 г.





 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account