Previous Entry Share Next Entry
Аты-Баты: парад планет в ультрамартовском году
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Аты-Баты: парад планет в ультрамартовском году



Поучительно посмотреть, как соотносятся затмения солнца и луны, состоявшиеся в 1236-1240 гг., то есть в годы, когда войско Батыя, по трехсотлетней историографической версии, завоевывало Восточную Европу, включая Русь, с фиксацией затмений в псевдоисторических сочинениях, которые в старину было принято называть летописями (здесь, в Новгородской первой, Ипатьевской, Лаврентьевской, отнесенных к основным «летописным» источникам по теме Батыева «нашествия», список Новгородской считался «древнейшим летописным списком»).

В течение пятилетия батыевых походов между Жаиком и Карпатами на планете произошли 14 солнечных и 12 лунных затмений. Из солнечных три наблюдались в Восточной Европе: 3 августа 1236 г., 3 июня 1239 г. и 23 мая 1240 г. Из лунных жители Восточной Европы могли наблюдать затмения 24 января 1236 г., 12 января 1237 г. и 13 ноября 1239 г. И одно затмение, 29 июня 1238 г., условно находилось в поле наблюдения, но реальное наблюдение было затруднительно, поскольку высота луны над горизонтом в момент затмения, в 4 часа 13 минут московского времени, на рассвете, составляла 03 градуса для наблюдателя в районе Москва-реки (современной Москвы).

Из перечисленных семи затмений лишь одно, солнечное 3 августа 1236 г., получило отражение в открытых текстах «летописей», но не всех трех, а двух, Лаврентьевской и Новгородской первой, при этом новгородское упоминание зафиксировано под 1237 г. В предшествующий статье я указал на то, что лунное затмение 12 января 1237 г. (вместе с солнечным затмением 19 декабря того же года, не наблюдавшимся в Восточной Европе) упомянуто в скрытом тексте Ипатьевской «летописи» [1]. Аналогичная запись наблюдается и в Новгородской первой «летописи» за 6747-й год (1238/1239 гг.). Этот случай будет рассмотрен ниже, вначале – о двух записях, относящихся к солнечному затмению 3 августа 1236 г.

Запись Лаврентьевской «летописи» 6744 г. (6744-й год продолжался до 31 августа 1236 г. включительно): «Быс знаменье в слнци мсца авгус  въ  3, в нед., по обедех,  быс видети всем акъı мсць четырь дни» (в «нед.» - в неделю, то есть в воскресенье, «акы мсць четырь дни» - как месяц после четырех дней или на четвертый день после новолуния). З-е августа 1236 г., действительно, воскресенье.

Запись Новгородской «летописи» 6745 г.: «Бысть знамение въ солнци месяца августа въ 3 день, на память святых отець Далмата, Фауста, Исакия, въ уденье; бысть таково знамение: тма бысть въ солнци съ запада, акы месяць бысть въ 5 ночии, а съ встока светло, и опять со въстока тма бысть такоже, акы мсяць 5 ночии, а с запада светло, и тако исполнися опять». Память преподобных Далмата, Фавста и Исаакия, действительно, почитается 3 августа.

Лаврентьевский текст короче новгородского, но две записи очень близки друг другу логико-смысловой конструкцией: помимо зачина «бысть знамение», характерного для всех записей о солнечно-лунных происшествиях, в обоих случаях отмечаются обеденное время («уденье» - «после обеда») и сходство закрытого солнца с месяцем (с различием в определении возраста месяца в одни сутки). В скрытом тексте сходство еще ближе, и благодаря ему автор новгородского текста показывает, что он пишет свою запись как реплику на лаврентьевскую.

Он дважды в своем тексте прописывает формулировку о месяце пятой ночи – без какой-либо видимой необходимости, ведь, понятно, что открывающееся солнце безостановочно проходит все фазы закрывающегося, то есть принимает облик луны в любой ее визуальной фазе. При этом он прописывает нечто нелепое в словах «а с востока светло», «а с запада светло», поскольку противительному союзу «а» в обоих случаях предшествует упоминание «месяца», того, что, будучи светлым, и образует «месяц». Эта нелепость, вместе с двукратной репрезентацией пятой ночи, является не чем иным, как маркером скрытого смысла в упоминании «пяти-ночного» месяца, а оно следующее: полная правильная дата описываемого затмения 3.08.6744 имеет конечное числовое значение, равное 5 (автор новгородской записи правильную дату знает). Он знает также, что в лаврентьевской записи «месяцу» четыре дня, поэтому для обозначения послеобеденного времени (затмение достигло максимума в 15 часов 22 минуты московского времени [2]) выбирает диалектизм «уденье» с буквой «у» перед «днем» (эта буква наделена числовым значением 4). Дню лаврентьевского текста он противопоставляет ночь своего. При всем этом вполне вероятно и более чем вероятно, что работа над обоими текстами шла параллельно в одном и том же кабинете.

Наступил год 6747-й. В Новгородской первой «летописи» события этого года заняли несколько строк. Событий два: «Оженися князь Олександръ, сынъ Ярославль в Нов(е)город(е), поя в Полотьск(е) у Брячьслава дчерь, и в(е)нчася в Торопчи; ту кашю чини, а в Нов(е)город(е) другую. Того же л(е)та князь Александръ с новгородци сруби городци по Шелон(е)». Вполне возможно, что Александр Ярославич (Невский) в 1238 или 1239 г. женился, а затем рубил крепости по Шелони. Но в скрытом тексте здесь рассказывается о двух затмениях 1239 г.: солнечном 3 июня и лунном 13 ноября. Основной вербальный элемент кодировки солнечного затмения – лексема «кашю» (в открытом тексте «кашю чини» - «кашу учинил», то есть пир задал, редчайшее употребление слова «каша» в заданном смысле в «летописях») [3]. В скрытом тексте за «кашю» скрывается персидские лексемы, которые в системе русского алфавита пишутся одинаково: «каш» - ломтик (дыни, арбуза, лимона и пр.) и «каш», где «а» с умлаутом (в произношении), - объятия. Тема ломтика референтна обычной в описании затмений теме полумесяца, объятия референтны самому астрономическому событию и могут прочитываться как его метафора. Две «каши» - два затмения, наблюдавшиеся на Руси в 1239 г. Всего в тексте – четыре «каши», две русские и две персидские. Из них две датируют «кашу» 3.06.1239: конечное числовое значение слова «кашю» или «каш» равно 3, конечное числовое значение даты равно 6 [4]. Четыре «каши» вместе, с конечным числовым значением 3, датируют событие 13.11.1239 с тем же числовым значением, а в формуле «того же л(е)та» лексема «л(е)та» с числовым значением 7 маркирует начавшийся 1 сентября 1239 г. следующий после 6747-го год от сотворения мира 6748-й с конечным числовым значением 7.  «Шелонь» с буквой «ять» после «н» дополняет кодировку лунного затмения: ретроинскрипция этого слова – «нолеш», в которой фрагмент «нол» подразумевает «ноль» и вместе с ней часовой показатель времени максимума затмения по Гринвичу – 00.01 (первая проекция), а формант «еш» - глагол «ешь», который связывает тему «городцов» с темой «каш». «Городцы» же подразумевают время 00 (вторая проекция «нолеш») между 31 августа и 1 сентября – границу между заявленным 6747 и скрытым 6748 годами. Конечное числовое значение рядов 6747 и 6748 равно 4 – те же 4 «каши».

В Лаврентьевской летописи рассказ о событиях 6747 г. заканчивается констатацией: «Тогды же б(е) пополохъ золъ по всеи земли и сами не в(е)дѧху и гд(е) хто б(е)жить» (в открытом тексте - по поводу разорений, учиненных татарами), «пополохи» - «всполохи». Не корону ли солнца, которая возникает при полном затмении, автор имеет ввиду? Словосочетание «пополохъ золъ» наделено конечным числовым значением 9, то же значение у 3.06, то есть 3 июня. Предлог «по», следующий после «золъ», с числовым рядом 87 наделен конечным значением 6, то же у годичной даты 1239. Этому сообщению предшествует запись: «На зиму взяша Татарове Мордовьскую землю и Муром пожгоша и по Клязм(е) воеваша и град стъıя Бца Гороховець пожгоша, а сами идоша в станы своя». Такое сопряжение событий заставляет читателя по первому впечатлению полагать, что «пополохъ» имел место зимой же. Но «пополоху» предшествовали многие другие события 6747 г., который начался 1 сентября 1238 г., а фраза о «пополохе», заключающая годовую статью, может быть воспринята как фиксация последнего заметного события года, который заканчивался 31 августа. Исчисление лет здесь сентябрьское, то есть каждый новый год начинается 1 сентября. Автор текста, который является насквозь мистифицированным, то и дело сбивает читателя с толку в понимании того, какой системы исчисления лет он пользуется, когда в пределах одной и той же годовой статьи переходит от «лета» - года к временам года – «зиме», «весне», «осени». Показательна в этом отношении небольшая годовая статья 6744 г. Вначале она сообщает о затмении солнца 3 августа (год 1236-й). Затем после формулы «тое же осени» сообщает о приходе татар в Волжскую Булгарию. Затем после формулы «тое же зимы» упоминает о женитьбе князей Владимира и Мстислава Георгиевичей. Читатель ввиду такой последовательности изложения событий должен думать, что 6744-й год начался 1 марта, не 1 сентября. И ошибется. Следующая годовая статья, перенасыщенная повторяющейся формулой «тое же зимы» (после «лета»), перейдет от событий февраля к событиям марта без обновления года. Следовательно, в предшествующем году событие, приходящееся на конец года, затмение, просто перенесено в начало годовой статьи – «понедельник начинается в субботу» - ввиду своей важности. То есть оно как бы более важное, чем завоевание монголо-татарским войском будущего Татарстана. На самом деле, перетасовка событий и выстраивание ряда хронологических маркеров от «лета» к «зиме» - точно такая же маркировка искусственного происхождения текста, как внедрение в него абсурдных дат, о чем я писал в предшествующей статье. Показательна в этой палеографической ситуации позиция издателей «летописных» текстов. Они в начале годовой статьи годичную дату «летописца» дополняют своим обозначением года, например, в рассматриваемой Лаврентьевской «летописи» 6744-й год идентифицирован как 1236-й. Обозначить «летописный» год как 1235/1236-й издатели не решаются, в этом случае татаро-монгольское войско придет в Великие Булгары осенью 1235 г., а это недопустимо по условиям неавтохтонных, внешних источников. И так по всему тексту. Аналогично и по аналогичным основаниям индексированы статьи Ипатьевской и Новгородской «летописей» (и иных).

Еще дальше в изъяснении своеобразной хронологии «летописей» пошли собственно историки. Википедическая статья по поводу календаря Лаврентьевской «летописи» напоминает, например:

«Согласно подсчётам Н. Г. Бережкова [5], в Лаврентьевской летописи за 1110—1304 годы содержится 101 мартовский год [6], 60 ультрамартовских, 4 года ниже мартовских, 5 пустых, 26 не сохранились.
Группы 6619-6622 (1110—1113), 6626-6627 (1117—1118), 6642-6646 (1133—1137) годов ультрамартовские. 6623-6678 (1115—1170) в целом мартовские. 6679-6714 (1170—1205) в целом ультрамартовские. Но 6686 (1178), 6688 (1180) мартовские.
Третья группа лет: с повторного 6714 до 6771 (1206—1263) мартовские, но среди них 6717 (1208), 6725-6726 (1216—1217), 6740 (1231) — ультрамартовские. Читаемые после лакуны 6792-6793 (1284—1285) мартовские, 6802-6813 (1293—1304) ультрамартовские» [7].

То есть, по Бережкову, рассмотренные нами сегодня 6744-й и 6745-й, 6747-й и 6748-й годы – мартовские. А если взять концепт Бережкова в целом, то получается, что «летописец» менял календарь чаще, чем крестьянин шубу, а в 6686-6688 гг. он совершил нечто вроде календарного сальто-мортале, оставаясь в собственной шубе [8]. По существу, в сознательно устроенном театре абсурда многих поколений мистификаторов, первые поколения которых при помощи скрытых текстов мистификаций защищали свое право на свободу мысли (традиция Ф. В. Курицына и его братьев по ордену) с изобретением смешанного ультра-мартовского календаря утвердился методологический абсурд в области хроноведения - вдобавок к сказочным историографии и палеографии. Со всем этим богатством наша медиевистика вошла в XXI-й век.


Сноски и примечания.

1.       Сагит Фаизов Измаилтянин Батый в литературном аллюзионе // http://sagitfaizov.livejournal.com/116896.html; см. также на proza.ru
2.       Деталь: 15 часов 22 минуты в конечном исчислении 1 (сумма 1 5 2 2 равна 10, или 1), сумма двух пятерок тоже 1.
3.       Cм. Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. Москва, 1980 (эл. вариант: http://etymolog.ruslang.ru/doc/xi-xvii_7.pdf). Создатели словаря полагали и полагают, что они репрезентуют лексикон русского языка за указанное время. На самом деле, не менее трети изысканной ими в «летописях», «сказаниях», «повестях» и документах лексики и лексических форм (формы склонений, спряжений и пр.) имеют искусственное происхождение и являются инструментарием шифровки скрытых текстов.
4.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
5.       Бережков, Н.Г. (1886-1956), историк, занимался хронологией «летописей».
6.       Cтатья Википедии поясняет: «Древнерусское летоисчисление, которое использовало мартовский год, начинающийся на полгода позже византийского, называется мартовским, а то, которое использовало мартовский год, начинающийся на полгода раньше византийского, называется ультрамартовским, (от лат. ultra, «по ту сторону», то есть календарный год, предваряющий мартовский). В ультрамартовском году совпадающими с январским годом месяцами являются январь и февраль. Перевод даты для этих месяцев в современную производится вычитанием 5508 из ультрамартовского года. Для остальных месяцев вычитаться должно 5509». См.: ru.wikipedia.org/wiki/Ультрамартовский_стиль
7.       ru.wikipedia.org/wiki/Лаврентьевская_летопись
8.       Допустим, летописцы, если бы они существовали, по каким-то мотивам, только им ведомым, захотели ввести мартовский год, затем ультрамартовский, затем снова мартовский. Спрашивается: какое летоисчисление существовало на самом деле в то время, когда летописцы занимались хронологической акробатикой? И кто бы им позволил безобразничать в такой важной сфере, как исчисление лет?

Сведения о затмениях получены благодаря программе:
http://xjubier.free.fr/en/site_pages/eclipses.html

Опубликована 17 ноября 2014 г.

 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account