?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Письма царей к Зульфикару-аге
sagitfaizov


Из книги: Мейер М.С., Фаизов С.Ф.
Письма переводчика османских падишахов Зульфикара-аги царям Михаилу Федоровичу и Алексею Михайловичу. 1640 – 1656. Турецкая дипломатика в контексте русско-турецких взаимоотношений. М., 2008.

 

Письма царей к Зульфикару-аге

     Письма высоких корреспондентов турецкому переводчику сохранились в черновом виде (не исключено, чтов турецких архивах хранятся дошедшие до адресата беловые экземпляры царских писем) и не все. Протокол царских писем к Зульфикару-аге соответствует стандарту грамот от царского имени послам, посланникам и воеводам, российским подданным. Интитуляция излагалась в самой краткой  форме, после нее указывался адресат: «Брата Нашего великого государя Ибрагим-салтанова величества Зельфукару-афендию-аге». Содержание срединной части почти полностью повторяло содержание царских посланий к первым лицам Османской империи и в значительной мере являлось дубликатом ответа первым лицам, если ответу предшествовали послания от них, либо оппонировало письму самого Зульфикара, если оно поступало само по себе.

     Условный формуляр срединной части царских писем почти во всех случаях нарративен, диспозиция и санкция, как правило, связаны со «службой» Зульфикара. Диспозиция (пожелание, чтобы «служба» продолжалась) подразумевается, санкция объявляется: «А тебя, Зельфукара-агу, за то Мы, великий государь, похваляем, что Нам, великому государю, служишь и о Наших делех радеешь и к Нашему царскому величеству пишешь». Следующая за процитированной санкцией, но зачеркнутая клаузула «и за твою Зельфукарову службу и раденье Мы, великий государь, пожалуем и в перед служба твоя и раденье у Нашего царского величества николи забвенна не будет» (1) показывает, что санкцию с обязательственным для адресанта смыслом Посольский приказ посчитал неуместной. В черновике предшествующей грамоты санкция имеет все же обязательственный смысл: «А за твою Зельфукарову службу и раденье Мы, великий государь, пожалуем тебя Нашим жалованьем». Приказ попытался тогда (февраль 1641 г.) подкорректировать царское обязательство, вписав: «смотря по твоей к Нам, великому государю службе» (по образцу формулы, адресованной Ф. Кантакузину в 1624 г. (2)), но затем передумал и вычеркнул оговорку (3). Завершалась грамота царя указанием места написания и датой: «Писан в государствия Нашего дворе в царствующем граде Москве лета от создания миру… месяца … дня». Приведем стандартное примечание приказа о внешней форме и заверке грамоты: «Белая грамота писана на листу на александрийской на середней бумаге. Начало грамоты «Божиею» прописано чернил[ами]. Словут (титул и обращение. – М.М., С.Ф.) прописные без золота и [без] каймы. Печать государева воротная (штемпель носили на шее, в области ворота. – М.М., С.Ф.) на черном воску без кустодии. Подпись подьячья внизу, как к подданным подписывают. А за воротною печатью та государева грамота послана к нему против прежнего – по тому, что х кумытцким и к казанским мурзам и к Фома К[онта]кузину преж сего государь в грамоте посылал» (4).


Сноски и примечания


1. РГАДА. Ф.89. Оп. 1. 1640. Д. 1. Л. 51.

2. Фоме на третьем году его челночной дипломатии написали  «…За твою службу и раденье к тебе Наше царское жалованье держати учнем, смотря по твоей к Нам службе и раденью» (РГАДА. Ф. 89. Оп. 1. 1624. Д. 2. Лл. 194-196 {на лл. 197-198об. аналогичное письмо патриарха}. Любопытна приписка приказа к черновику царского письма, адресованного Фоме: «Спросить у Никона (видимо, нарочного грека. – М.М., С.Ф.), ведал ли везирь те грамоты, что он (Никон. – М.М., С.Ф.) привез от Фомы» (Там же. Л. 196).

3. РГАДА. Ф. 89. Оп. 1. 1641. Д. 1. Л. 4.

4. РГАДА. Ф.89. Оп. 1. 1640. Д. 1. Л. 52.

 
Письма царей к Зульфикару-аге (параграф аналитического раздела книги)


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.