?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Притча о глупом и страстном юноше
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Притча о глупом и страстном юноше
или буквы на улицах Иерусалима



Деление книги «Притчей Соломоновых» на стихи, осуществленное Робером Этьеном, точно так же поставлено в зависимость от вербально-числовых репрезентаций, как и в его делении «Песни песней» [1]. Всего в Притчах 31 глава, они разбиты в совокупности на 919 стихов. Сумма числовых значений глав равна 496. Конечное числовое значение 919 равно 1, то же конечное значение у ряда 496. Единице равно и конечное числовое значение всех 22 букв еврейского алфавита (1495). Притчевых стихов в книге 913, шесть стихов предуведомительные. Конечное числовое значение 913 равно 4, то же конечное значение у количества глав (31 - 4).


Так же, как в «Песне песен», вербально-числовая энигматика Этьена является лишь схематично выраженным аналогом выразительной символической энигматики библейского текста, которая, в частности, красноречиво заявляет о себе в притче, занимающей седьмую главу и рассказывающей о юноше, соблазненном замужней женщиной в то время, когда ее муж находится в отъезде. Однажды Соломон смотрел на улицу через решетку окна своего дома и заметил неразумного юношу, который, перейдя «площадь близ угла ее», направился к дому соблазняющей его женщины «в сумерки, в вечер дня, в ночной темноте и во мраке». Женщина же сказала о своем муже, что «он отправился в дальнюю дорогу, кошелек серебра взял с собою; придет домой ко дню полнолуния». И он «пошел за нею, как вол идет на убой <…>». Наиболее яркая особенность этого рассказа – мультипликационный характер второй акции персонажа, однократно направляющегося к соблазнительнице в разное время суток, от сумерек до ночного мрака. Вторая особенность – необязательная для рассказа о свидании деталь первой акции персонажа – пересечение «площади близ угла ее» (в Танахе, Ветхом Завете на иврите, «площади» нет, юноша пересекает «уголок» [2]). Думаю, две детали связаны между собой: благодаря мультипликации второго движения рассказчик заставляет персонажа оставаться на месте - и тем значимее выглядит его первое движение, но оно находится в оппозиции к его последнему движению – движению вола или буквы «бык» финикийского алфавита, в графеме которой «уголок» пересекается чертой, подразумевающей рога на голове «быка» (в иврите буква получила название «алеф»). Неоднократно обозначенный в притче мотив дома вместе с «ногами ее», которые «не живут в доме ее», заставляет полагать, что за образом женщины-соблазнительницы скрывается буква «бет» («дом») того же финикийского алфавита с графемой, в которой к треугольному «дому» примыкает овальная черта – «ноги ее». В алфавите они соседи: первая и вторая буквы (в русском алфавите они станут «а» и «б», или «аз-бука»). Контаминация юноши с «алеф» дополнена в притче геометрическим экскурсом, ценным независимо от алфавитного дискурса, который там тоже присутствует: записанная в Танахе словоформа «pinnah» («ее уголок», тот, который «пересек» неразумный юноша) наделена числовым значением 135 [3], представляющим собой последовательно прогрессирующий ряд нечетных чисел, очевидным образом связанных со сторонами образовавшегося благодаря первому движению юноши треугольника. Но треугольника со сторонами 1:3:5 не бывает – о чем попутно с рассказом об адюльтере сообщает царь Соломон. Не было, вероятно, и адюльтера. Юноша пересек уголок улицы и остался стоять на месте, но время двигалось – от сумерек к темноте. Так рассказчик дает понять, что «алеф» мечтал о своей соседке «бет» в первый день месяца, когда серпик небесного месяца мог и не появиться на небе и все оставалось во мраке. Но у букв впереди целых две недели: «муж» вернется «в полнолуние» (в притче Танаха слово «день» отсутствует). У словоформы «hakkese» («в полнолуние») числовое значение 86, трансформируемое в 14, что является указанием на число месяца, на которое приходится полнолуние (в месяцах еврейского лунно-солнечного календаря 29 или 30 дней). 14-я буква еврейского календаря – «нун», надо полагать, «муж» ветреной «бет». Примечательна фонетическая перекличка между «hakkese» и «hakkeseph» («серебро» или «деньги»). Числовое значение «hakkeseph» - 165, конечное числовое значение – 3, что актуализирует мотив треугольников прото«алеф»а и прото«бет».

1.       Cм. об этом: Сагит Фаизов Тридцать два зуба Суламити // http://www.proza.ru/2015/03/04/1670; см. также в ЖЖ sagitfaizov
2.       «Ее уголок» - улицы (по контексту). См.: http://biblehub.com/lexicon/proverbs/7-8.htm
3.       Числовые значения словоформ выверялись по калькулятору www.moshiach.ru/gematria.php; на всякий случай оговорюсь: вербально-числовая энигматика не гематрия; между ними большое различие в мировоззренческих и методологических установках.

В процессе работы автор обращался к текстам Ветхого Завета, размещенным в портале http://biblehub.com
Опубликована 7 марта 2015 г.
 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.