Previous Entry Share Next Entry
Приданое Капитанской дочки
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Приданое «Капитанской дочки»




Великий мистификатор Александр Сергеевич Пушкин и в последнем своем крупном произведении оставил немало сюрпризов для литературоведов. Но, будучи человеком честным, в видимом тексте своей повести, которую назвал романом, оставил несколько ясно читаемых указаний на наличие в тексте зашифрованных смыслов. Как и в других произведениях со скрытыми текстами, эти указания носят характер нелогичных, или абсурдных, ситуаций, обозначаемых, в одних случаях, пространными вербальными конструкциями, в других – одним или несколькими словами.

Наиболее ясно читаемые указания:

- прибывший в Белогорскую крепость шестнадцатилетний Гринев, мальчик, которого для отправления на службу оторвали от «кипучих пенок» над маминым вареньем, общается с Пугачевым после взятия Белогорской крепости как сложившаяся и умудренная жизненным опытом личность, хотя ему, по данным открытого текста, не более семнадцати лет (для Пугачева он «Ваше благородие»);
- перед отправлением на службу Гринев не имел никакой военной подготовки, но, сражаясь на шпагах с Швабриным, сумел чуть ли не загнать последнего в воду (Швабрину около 25 лет, в крепость сослан из гвардии «за смертоубийство»), а военное дело в целом, включая строевую подготовку, Гринев осенью 1773 г. (в семнадцать лет) неплохо знает;
- в реестр Савельича, зачитанный для Пугачева, входит восемь позиций и большее, чем восемь, количество предметов Гринева, похищенных пугачевцами, - зачитывание этого реестра, с припоминанием заячьего тулупчика, в ситуации, когда Пугачев уже сел на коня, чтобы уехать, эпизод маловероятный и нарочитый (Пушкин объясняет терпеливость Пугачева «припадком великодушия»);
- Марья Ивановна отправляется в Санкт-Петербург и «благополучно прибывает в Софию» (Пушкин воздерживается от объяснения того, что София - один из районов Царского Села, и проецирует это именование, в открытом тексте, на Санкт-Петербург).

Если последовать указаниям.

Заячий тулупчик.

Заячий тулупчик, в открытом тексте выполняющий функцию «моторчика», запустившего и поддерживающего основную линию сюжета, в скрытом связывает Пугачева с фельдмаршалом Михаилом Каменским, чья персона противопоставлена народному полководцу из донских казаков. Вторая скрытая функция заячьего тулупчика, вкупе с овчинным тулупом, пожалованным Пугачевым Гриневу, - маркировка границ внутренней хронологии повести.
После назначения главнокомандующим русской армией в 1806 г. престарелый фельдмаршал Каменский, озадаченный тем, что ему предстоит драться с Наполеоном, повредился умом и однажды вышел к войскам в заячьем тулупе, повязав голову платком, и с объявлением: «Братцы, спасайтесь, кто как может!» [1] У Пугачева же был собственный заячий тулупчик, в котором он предстал на эшафоте [2]. Дополнительные маркеры оппозиционной связи Пугачева и Каменского: Гринев-младший, вместе с Пугачевым, носит имя Петр со значением «камень», Пугачев спрашивает Гринева: «Как ты думаешь: прусский король мог ли быть со мною потягаться» (и Пугачев, и Каменский участники Семилетней войны, Каменский изучал прусскую систему обучения войск в самой Пруссии, с ним был знаком король Фридрих II, который упоминается в беседе Гринева и Пугачева и с которым Пугачев думает «управиться») [3]; размер взыскания, предъявленного Савельичем Пугачеву по «реестру» равен 44,5 рубля – на географической долготе 44,5 градуса, по Атласу Российской империи 1820-1827 гг., находится городок Старый Шваненбург («der Schwann» - «лебедь») в Лифляндии, откуда, из Лифляндии, русские войска вышли в поход против Пруссии в начале Семилетней войны (неслучайность 44, 5 рублей и Шваненбурга Пушкин показывает благодаря упоминанию лебедей в эпизоде беседы императрицы и Марьи Ивановны в царскосельском парке (саду); тема «Schwann» нужна автору также для выстраивания оппозиции «Schwann» - «Schwab»). Еще одно указание скрыто в упоминании голубей, к которым был очень привязан недоросль Гринев: Старый Шваненбург в русских средневековых источниках упоминается как Голубин (искаженная форма латышского названия городка – «Гулбине»).
Пугачев: «Ась, ваше благородие? Фельдмаршал мой, кажется, говорит дело. Как ты думаешь?» - фразы «Петра III» по поводу предложения Белобородова пытать Гринева (Каменский отличался необыкновенной жестокостью в обращении с солдатами). Пугачев: «А знают ли у вас в Оренбурге о сражении под Юзеевой? Сорок енералов убито, четыре армии взято в полон» (Каменский воевал с переменным успехом; успех пугачевцев «императором» сильно преувеличен – в открытом тексте, в скрытом числа 40 и 4 сообщают о конечном числовом значении фамилии Кар командующего корпусом правительственных войск, оно равно 4) (4).
Сам по себе заячий тулупчик находится в оппозиции к овчинному тулупу, - ровно так, как 1771-й год, год зайца по китайскому циклическому календарю и начала действия в повести, противостоит 1775 году, году овцы и завершения действия (в январе этого года Гринев наблюдает за казнью Пугачева). Соответственно, Гринев выехал из дома поздней осенью 1771 г. или зимой 1771-1772 гг., осенью 1773 г. ему шел 19-й год, два года пребывания в крепости он употребил на то, чтобы освоить военное дело и совершенствовать технику владения шпагой (на последнюю науку, возможно, ушел один год). Указание Пушкина в начале шестой главы на то, что Гринев прибыл в крепость после 1772 г. является мистификацией, провоцирующей читателя на разрешение хронологических и иных противоречий открытого текста. Пребывание Гринева в крепости уже в 1772 г. подтверждается его «песенкой», в открытом тексте послужившей поводом к дуэли: первые буквы ее строк образуют числовой ряд 4384 5272 3278 с конечными значениями четверостиший 1 7 2, очевидной датой с пропущенной одной семеркой, но числа второго четверостишия могут быть прочитаны как 772.
Петр Гринев – ровесник Павла I, родившегося 20 сентября 1754 г., возможно, с тем же днем рождения [5]. Основной прототип Гринева – герой Отечественной войны 1812 г. поэт Денис Давыдов, во второй половине жизни осевший с семьей в Симбирской губернии. Десять помещиков – владельцев одного села, где зажили Гриневы, - это Денис Давыдов и его девять детей. Существует легенда о том, что фельдмаршал Каменский повредился умом после внезапного ночного визита к нему экспансивного Дениса Давыдова [6].

Немецкие лебеди.

Пушкин то улыбается, то смеется [7], вместе с главным героем, фамилия которого происходит от англо-немецкого «grin» - «улыбка», «насмешка». Отец Пети Гринева Андрей Петрович – истинный «камрад» оренбургского генерала Андрея Карловича, и они вместе когда-то штурмовали одну и ту же крепость – Каролину (объединяющая их Каролина находится в контаминации с империей Карла Великого, их общей родиной). Дружно признанный литературоведами «типичным романтическим злодеем» Швабрин улыбается криво, но по происхождению он тоже немец – шваб. Псевдосуффикс «рин» его фамилии напоминает, в несколько искаженной форме, что Швабия располагается в верховьях реки Рейн. «Черные как смоль» его волосы находятся в коррелятивной связи с швабским «Шварцвальдом». Ранив Гринева в плечо и пытаясь уничтожить его в дальнейшем, Швабрин, ранее убивший кого-то, дополнил собой целый ряд немцев-убийц из произведений Пушкина, отнюдь не олимпийца, подобного Гете, – ряд, в который уже вошли Фарлаф, Онегин, Герман [8].
Дополнительное обозначение Швабрина как подозрительного, или ненадежного, немца проведено Пушкиным в песенке Швабрина «Капитанская дочь, не ходи гулять в полночь», из которой Швабрин процитировал только эти слова: в полном тексте песенки (она народная) упавшую капитанскую дочь должен поднять купеческий сын Павел (имя Павел носил сын Петра III, но ближайший к Белогорской крепости Петр III – Пугачев, под отеческую и «немецкую» руку которого перейдет Швабрин) [9]. Сыном Петра III является и Петр Гринев, ровесник императора Павла Петровича, но он ненастоящий сын настоящего императора, потеснивший ненастоящего сына ненастоящего императора при дворе последнего.
«Schwann»ы Екатерины лишь по первому впечатлению оппонируют «Schwab»у-Швабрину: рядом со Старым Шваненбургом в Лифляндии находилось местечко Новый Шваненбург, нынешнее Яунгулбине, первый из этих двух лебяжьих «бургов» подразумевается в словах старого Гринева: «Отец мой пострадал вместе с Волынским и Хрущевым» (Артемий Волынский и ряд других лиц обсуждали планы преодоления немецкого засилья в государственном аппарате при Анне Иоанновне; Волынский, Еропкин и Хрущев, обвиненные в заговоре, были казнены). Второй лебяжий «бург» Пушкина – правление Екатерины II. Оба «бурга» входят в состав земли Видземе, откуда происходит другая Екатерина – первая (третья проекция «бургов», см. о ней ниже).

Масонский сад.

София, куда прибывает Марья Ивановна, имеет своей проекцией масонскую ложу «Минерва», которой руководил барон Гартенберг («София» - устойчивый эпитет богини Минервы и ее греческой подруги Афины). Загадочный смотритель, у которого она остановилась, видимо, и есть Гартенберг, из «сильных людей», чья фамилия, а не только наличие садов в Царском селе, повлияла на именование Царскосельского парка «садом» в повести: «der Garten» - «сад». Пушкин здесь напоминает, что в 1770-х гг. Екатерина II, с немецким именем София, еще благоволила к масонам. Вероятно, он приглашает также задуматься над тем, что очень тепло относившийся к масонам Петр III был ею убит, а видный масон Захар Чернышев, в дивизии которого служил Пугачев, был ею в молодости беззастенчиво обласкан.

Капитан гвардии и ее дочь.

Об этой императрице известно, что она после государственного переворота 1762 г. назначила себя полковником всех четырех гвардейских полков. Взяв на себя заботу о «состоянии» сироты, она как бы объявляет Марью Ивановну своей дочерью, но капитанская дочка не может стать дочерью полковника. Гвардейским капитаном была уроженка Видземе Екатерина I, и только она, вместе с полковником Преображенского полка Петром I, могла объявить дочь коменданта Белогорской крепости Миронова своей дочерью.

Сноски и примечания.


1.       См. об этом: https://ru.wikipedia.org/wiki/Давыдов,_Денис_Васильевич
2.       Наблюдение Е. Анисимова: http://www.idelo.ru/334/19.html
3.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Каменский,_Михаил_Федотович
4.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
5.       В китайском циклическом календаре 1754-й год зеленый, маркировка этого года представлена в одной из позиций реестра Савельича: «Мундир из тонкого зеленого сукна, на семь рублей».
6.       См. о других прототипах Гринева (и Швабрина): http://lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=w9FoLVWtEIw%3D&tabid=10358
См. также у Ю. Лотмана об «идейной структуре» повести и роли персонажей в этой структуре:  http://www.philology.ru/literature2/lotman-95.htm
7.       Один из образцов пушкинского смеха: «Всё, слава Богу, тихо, - отвечал казак; - только капрал Прохоров подрался в бане с Устиньей Негулиной за шайку горячей воды». Имя «Устинья» должно читаться здесь как «инь, женское начало, наделенное устьем», но носительница «инь» и «устья» не гуляет, чем вызывает в чем-то обоснованное возмущение капрала.
8.       Cм. о Фарлафе и Онегине, немцах: »: Сагит Фаизов Руслан и Людмила, Томас Джефферсон и Елизавета I // http://www.proza.ru/2015/04/14/1779; Он же Ленский – Онегин – Бенкендорф: история воплощений //http://www.proza.ru/2015/05/03/1748; см. также в ЖЖ sagitfaizov
9.       Cм. текст песни: http://samuraev.narod.ru/music/rus/mr084.htm

Дополненный вариант статьи см. в проза.ру

Опубликована 15 мая 2015 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account