Previous Entry Share Next Entry
Пушкин и его ня ня до и после Элизы
sagitfaizov
Сагит Фаизов


Пушкин и его ня ня до и после Элизы




В статье Юрия Дружникова о няне Пушкина Арине Родионовне, опубликованной в его же сборнике «Дуэль с пушкинистами» - в 2001 году [1], встречается любопытный случай непонимания шифра, которым пользовались Пушкин и его друзья для сообщений пикантного свойства.

Дружников: «Последний раз он видел Арину в Михайловском 14 сентября 1827 года, за девять месяцев до ее смерти. Нет сведений, что он с ней повидался в Петербурге. Сбоку черновика стихотворения "Волненьем жизни утомленный" под датой 25 июня (1828 года) находим: "Фанни Няня + Elisa e Claudio ня". Фанни -- это, по мнению М. А. Цявловского, проститутка, которую он, возможно, в этот день посетил, Elisa - название оперы в Петербургском Большом театре, на которой он побывал, а в середине крестик. Предполагается, что Пушкин узнал о смерти няни, которая незадолго до этого была взята из Михайловского в Петербург в услужение вышедшей замуж Ольге Сергеевне и, согласно одной из версий, простудилась по дороге. На похороны Пушкин не поехал, как, впрочем, и его сестра. Похоронил ее муж Ольги Николай Павлищев, оставив могилу безымянной. Принято считать, что "Няня +" означает у Пушкина в рукописи ее кончину. Получается, что между проституткой и театром ему взгрустнулось о няниной смерти».

Нет, не получается. Посмотрите, после Claudio Пушкин вписал еще одно «ня». Без учета этого «ня» понять текст невозможно. И наоборот, как только «ня» займет должное место в ряду смыслов записи, отпадет подозрение насчет того, что Пушкин способен упомянуть смерть Арины Родионовной рядом с именем проститутки. Собственно, бессмысленное «ня» как раз и поясняет, что после Фанни упоминается не няня. Здесь представлена закодированная запись, и она аналогична многочисленным вербально-числовым кодировкам Пушкина в его произведениях. Записал же он, что 25 июня он побывал у некой Фанни и дважды достиг оргазма, затем он один или вместе с Фанни посетил итальянскую оперу, где давали «Элизу и Клаудио» Саверио Меркаданте, после чего по возвращении к себе домой или к ней домой он достиг оргазма еще раз: буква «н» в вербально-числовой энигматике наделена числовым значением «пять» и вербальным - «пятак», последняя лексема очень близка по своему звучанию к татарскому слову, обозначающему «гнездо Венеры», запись «ня», соответственно, читается как «гнездо Венеры + я», «я» числового значения не имеет [2]. Пушкин, однако, знал, что его полный антропоним «Александр Серг(е)вич Пушкин», с безчисловым «ять» после «г» в отчестве, тоже наделен конечным числовым значением 5, поэтому добавление «я» к «н» субъектно отделяло его «я» от «гнезда Венеры», репрезентуя смысл «н + я» (у друзей, надо полагать, такая конструкция вызывала улыбку).
Запись с тремя «ня» была сделана на полях четверостишия

«Волненьем жизни утомленный,
Оставя заблуждений путь,
Я сердце<м> алчу отдохнуть
И близ тебя, мой друг бесценный…»

Думаю, что стихотворение находится в прямой связи с волнениями жизни от Фанни.

В познавательном поле статьи встречается еще одно недоразумение с «няней». Дружников: «Дельвиг писал отбывшему из Михайловского Пушкину: "Душа моя, меня пугает положение твоей няни. Как она перенесла совсем неожиданную разлуку с тобою". Невозможно не отметить потерю чувства меры: все-таки служанка -- не мать, не жена, не возлюбленная. Пущин, однако, в досаде вспоминает, что во время его визита в Михайловское Арина раньше времени закрыла задвижки в печах, и оба приятеля чуть не угорели». И тут всё на месте: служанка не мать, не жена. И, возможно, не возлюбленная. Просто симпатичная крепостная девушка. Из статьи Дружникова видно, что интимная феодальная практика Пушкина ему хорошо известна, равно и относительно помощи Арины Родионовны Пушкину в этом деле он осведомлен. Осталось догадаться: девушка от «няни» тоже «няня».

В объемном труде о поэме «Евгений Онегин» Владимир Набоков отмечает случай, когда крепостная девица родила Александру Сергеевичу сына.

Тот же Владимир Владимирович знал, что «няня» текстов Пушкина не всегда «няня»: в романе «Приглашение на казнь» у надзирателя Родиона есть дочь – Эммочка, Эмма Родионовна. Конечное числовое значение имени «Эммочка» равно 9*, имени «Эмма» тоже равно 9. Эта Эмма радостно встретила Цинцинната у входа из темницы [3] и привела к директору тюрьмы. «Дев ять» - и всё тут.

Примечания.

*Буква «э» не имеет числового значения.

1.       Дружников, Ю.  Няня в венчике из роз //
http://lib.ru/PROZA/DRUZHNIKOV/HyanyaPush.txt_with-big-pictures.html
2.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
См. об энигматике числа 5 в произведениях А. С. Пушкина: Сагит Фаизов Календарь Германна: три, семь, один // https://www.proza.ru/2015/06/03/44; Он же С чем уехал граф Нулин? // http://www.proza.ru/2015/04/08/1860; Он же За кем была замужем Татьяна? // http://www.proza.ru/2015/04/23/2119; см. также в ЖЖ
3.       У Пушкина:
«Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут».

Опубликована 28 октября 2015 г.

 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account