?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Cолнцедар Набокова-Чердынцева
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Солнцедар* Набокова-Чердынцева



Читаю Ивана Толстого. Пишет: «Я утверждаю, находясь в здравом уме и памяти, что Николай Гаврилович Чернышевский, этот философски подслеповатый и художественно бесслухий пачкун, вызывающий на даровских страницах хохот и отвращение, вырос из размышлений Набокова о своем отце» [1]. Далее в число питателей образа старшего Годунова-Чердынцева вошли Николай Гумилев, Александр Пушкин и Николай Пржевальский. При этом Гумилев и Чернышевский вошли не сами по себе, а из мифов о них: «Лучше даже сказать так: слепил и по гумилевскому мифу, и по мифу о Чернышевском» [2].  Собранию репрезентованных Толстым натурщиков в границах образа старшего Годунова-Чердынцева явно тесно.
Но мой сегодняшний упрек Толстому связан не с избыточной коммунизацией прототипов Константина Годунова-Чердынцева (от метафорической коммуникации эссеистического литературоведения до коммунального заселения кабинета отца Владимира Набокова один шаг), а с тем обстоятельством, что на вопрос о том, кто есть старший Годунов-Чердынцев, невозможно ответить, не ответив предварительно на вопрос, почему он или его сын носят фамилию Годунов-Чердынцев, а не Годунов или Чердынцев, ведь, понятно, что такой конструктор энигматики, как Набоков, не сочинит сложную фамилию для своего героя просто так. Да и с именем-отчеством главного Годунова или Чердынцева не мешало бы разобраться: очевидно, что «Федор» («дар Божий») и Константин находятся в смысловом сопряжении в проекции на видение императора Константина в октябре 312 г. н. э. накануне битвы у Мильвийского моста [3]. В дискурсе этого предположения не лишне обратиться к вербально-числовым показателям антропонима Федор Константинович Годунов-Чердынцев. У имени «Федор» конечное числовое значение 4 (с предшествующим 13), те же показатели у отчества «Константинович», те же у фамилии «Чердынцев», а у фамилии «Годунов» - 5 (с предшествующим 14); весь ряд: либо 13 13 14 13, либо 4 4 5 4 (конечное значение ряда 8) [4]. Число 13 находится в коррелятивной связи с датой 313 («Миланского эдикта» Константина Великого, принятого, как указывает жизнеописание императора, вследствие видения у Мильвийского моста), число 8 отвечает конечному числовому значению даты 28.10.312 (равному 8) [5].
Далее. Фамилия «Годунов-Чердынцев» сугубо литературная, соответственно, между двумя ее элементами должны быть связки смыслового свойства. Один из возможных путей поиска моста между ними – учет фонетической переклички между ними, что становится явным, если оба элемента (а они «исторические») прописать «исторически», то есть допетровской скорописью: «ГДНВ» - «ЧРДНЦВ». Очевидно, что ровно в середине каждого написания находится формант «ДН». Если предположить, что «ДН» «Чердынцева» есть две согласные лексемы «дно», а «ДН» «Годунова» лишь индикатор этого «дна», то «дын» «Чердынцева», в первом предположении, дно реальной реки «Чер», на берегах которой в свое время возник город Чердынь (на Урале). Во втором предположении «дын» «Чердынцева» - дно Чермного (Красного) моря, по которому Моисей провел еврейский народ, исходивший из Египта (соответственно, фамилия «Чердынцев» должна читаться как «Чермдынцев», в «старинных» текстах встречается глагол «дынить», семантически связанный с дном [6]). Вербально-числовые показатели антропонима младшего Годунова или Чердынцева подтверждают правомерность второго предположения: сумма ряда 13 13 13 равна 39, то есть здесь не хватает лишь одной единицы, чтобы получить 40 лет (хождения по пустыни), которые последовали после перехода через Чермное море, но недостающая единица спрятана в конечном числовом значении аббревиатуры ФКГЧ (числовой ряд 5239), равном 1. Возможно и другое, параллельное, допущение: в романе проекционно описывается последний, 40-й, год Исхода (на это указывает переезд Ф. К. из одной квартиры в другую, состоявшийся в начале романа и не завершенный к финальной странице, что подчеркнуто отсутствием ключей у обоих возлюбленных). Оставшееся от ряда число 14 с конечным значением 5 маркирует «Пятикнижие», в которое входит книга «Исход», татарское числительное «ун» («десять»), входящее в фамилию «Годунов», маркирует саму книгу «Исход» (Талмуд ее называет «Вторая Пятина»), а предшествующий формант «год» с конечным числовым 5 превентивно маркирует «Пятикнижие». Четыре элемента всего антропонима также допустимо рассматривать как маркер «Исхода», поскольку в нем 40 глав. Основная семантическая нагрузка фамилии «Годунов» - «год десяти заповедей», тот год, когда Моисей получил от Господа скрижаль с десятью заповедями; то обстоятельство, что числительное «ун» наделено конечным числовым значением, равным 9, отражает неравномерность распределения десяти заповедей на четырех сторонах двух скрижалей (вероятное допущенное автором романа распределение: 3 3 3 1).
Попутно. И. Галинская пишет: «Если в романе «Фальшивомонетчики» (Андре Жида. – С. Ф.) используется символическое число «13» (героями романа написано двенадцать писем, а тринадцатое письмо любовницы своего отца крадет персонаж романа Жорж Молинье), то у Набокова есть в «Даре» аналогичное символическое число «5»: в романе пять глав, Кончеев называет пять слабых мест в творчестве Федора Константиновича, который в парке видит пять евангельских сестер и т.д. Использование многочисленных нарративных голосов, как и зеркальная композиция, роднит приемы письма романа «Дар» с подобной же техникой письма романа «Фальшивомонетчики»» [7].
Евангельские сестры, на мой взгляд, указывают верное направление движения исследователя. Не только по указанному выше «попутного» маршруту: основная историческая проекция романа – трубадуры и катары. О чем я попытаюсь рассказать в следующей статье.

*«Солнцедар» - советское крепленое вино, из ассортимента «бормотух» 1970-1980-х годов, рубинового цвета. Макс Фарберович о нем: «Выходные параметры вина также вдохновляли – «фугас» 0,8 литра крепостью 18 градусов. Внизу было написано: «Вино виноградное красное крепкое. ОСТ 18-4-70» (ОЧЕРКИ АЛКОГОЛЬНОЙ ТОПОГРАФИИ ОДЕССЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 20-го ВЕКА http://codistics.com/sakansky/paper/farberovich/max18.htm). Предшествующая ст-я цикла «Солнцедар Набокова и Рубинштейн Иды» (http://www.proza.ru/2015/11/21/152).


Сноски и примечания.

1.       Толстой, Иван Владимир Дмитриевич, Николай Степанович, Николай Гаврилович // http://www.vestnik.com/issues/97/0819/win/tolstoi.htm
2.       Там же.
3.       См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Константин_I_Великий; https://ru.wikipedia.org/wiki/Битва_у_Мульвийского_моста
4.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
5.       О той же восьмерке и той же битве в полускрытом тексте романа: «Жуя и прихлебывая, он снова раскрыл "8х8" (снова глянул на него исподлобья бодучий Н. Г. Ч.) и тихо стал  наслаждаться этюдом, в котором немногочисленные фигуры белых как бы  висели над  пропастью,  а всё-таки  добивались своего». О деятельности Константина Великого см.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Константин_I_Великий; https://ru.wikipedia.org/wiki/Миланский_эдикт
6.       См. 4-й выпуск «Словаря русского языка XI-XVII веков». Москва, 1977. Ст-я «дынити»; словарь в значительной мере опирается на лексику мистифицированных текстов, но в рассматриваемом случае происхождение «дынити» не имеет никакого значения. Смысл «хоронить» (на дне могилы) рассматриваемого глагола, возможно, отвечал скептическому отношению Набокова к тому, был ли переход евреев на Синайский полуостров через море или вблизи моря действительным событием (скепсис в этом вопросе свойственен многим исследователям библейской истории).
7.       Галинская И.Л. Набоков «без ретуши // Галинская И.Л.
Владимир Набоков: современные прочтения: Сб.науч.тр. Москва, 2005. С

Опубликована 26 ноября 2015 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.