Previous Entry Share Next Entry
Пнинакотека: отдел картузов и фесок
sagitfaizov
Сагит Фаизов


Пнинакотека: отдел картузов и фесок*






Тема Льва Толстого, актуализированная в нескольких местах в романе «Пнин» и оттененная мягкой иронией Набокова в отношении писательской манеры и образа мыслей классика, не единственная «толстовская» тема романа, она дополнена актуализацией творчества другого Толстого, Алексея Николаевича, и сопровождается в этом случае сарказмом, распространяющимся как на литературные эманации писателя, так и на его личностные качества. Из письменного наследия второго Толстого в качестве смехового объекта оказалась избранной повесть «Похождения Невзорова, или Ибикус» (1924), с которой началась карьера второго Толстого в индустрии социалистического реализма и в которой задействована, как сквозная, тема черепа, получившая обширную разработку в скрытом тексте романа Набокова.

Эпизоды «похождений Невзорова» в набоковских реминисценциях.

У Толстого: «Однажды он купил на Аничковом мосту у мальчишки за пятак «полную колоду гадальных карт девицы Ленорман, предсказавшей судьбу Наполеона» [1]. Дома, после вечернего чая, разложил карты, и вышла глупость: «Символ смерти, или говорящий череп Ибикус» [2]. У Набокова Наполеон упоминается в первой главе вместе его «двууголкой» - как антипод кондуктора Кутузова, от Наполеона к Пнину перешли «почти что женские ступни» (у французского императора был небольшой размер ног – 37-й, по сегодняшнему измерению). Поскольку девица Ленорман предсказала, среди прочего, что поход Наполеона в Россию закончится катастрофой, то тарутинская тема первой главы проецируется, помимо Наполеона и Кутузова, также на Марию Ленорман [3]. Тема черепа, введенная в повесть Толстого как щекочущая нервы непритязательного читателя «ужасная» забава, в романе Набокова использована как маркер и символ противостояния между Ивиковыми журавлями, символом справедливого возмездия, и фашизмом (с опорой на созвучие между «die Kraniche», нем., - «журавли» и «kranion», греч., - «череп»).

У Толстого: «Она перестала плакать. Разъятые ноздри его чувствовали теплоту, идущую из-под шубки. Но он робел ужасно, не зная, как обходиться с аристократками. За спиной, в углу, в темноте, — он не видел, но почувствовал это, — возник и стоял голый череп Ибикус». У Набокова «разъятые ноздри» Невзорова, вместе с треугольником вместо носа у женщины на картине в квартире Кати из толстовских «Сестер» перешли к художнику Комарову: «Этот Комаров, родом из казаков, был очень низенький человек с короткой стрижкой и ноздрями, как у черепа».

У Толстого: «Граф Невзоров спросил крюшону покрепче - то есть из чистого коньяку». У Набокова этот небывалый крюшон превратился в «Пнин-пунш», названный им также и крюшоном (с подтекстом: если у графа [4] крюшон из коньяка, почему бы профессору не сочинить крюшон с ромом). У толстовского Невзорова есть свое воплощение в набоковском романе, это президент Вайнделловского университета незрячий, то есть не взирающий, Пур («Poore»), который «каждый день с постоянством  небесного  светила  приходил  в  Фриз-Холл, ведомый племянницей и секретаршей». (Сравнение с небесным светилом дополнительно, к «не взирающему», сближает Пура и Невзорова: на солнце нельзя взирать даже зрячему.) Фамилия президента позаимствована, в ретроинскриптивном написании, из куплета Невзорова о дантисте, который он исполнил в стамбульской кофейне и в котором упоминается «руп»: «Дантист был очень смелай, | Он вставил зуб мне целай, | И взял за это руп…» Аттестация президента американского университета посредством фигуры завзятого мошенника обнаруживает в том, как Набоков относился к американским университетам и ученой среде, ранее скрытую и деликатную грань его чувств (хотя доминирующая интонация оценочных суждений повествователя, адресованных Вайнделлскому, или «Вандалскому», университету, - ироническая).

Толстой: «У косматого задрожал подбородок, он совсем прикрылся рукой, коричневой от табаку». Набоков, иронизируя и над «коричневой» рукой, и над «совсем прикрылся рукой», наделил едущего в Кремон Пнина коричневым лицом (есть и другая проекция этого цвета).

У Толстого: «На Перу [5] кучками бродят русские офицеры с черепом и костями на погонах, в измятых лихо картузиках, с облезлыми маузерами, торчащими из кармана. Странно и нище одетые русские женщины с тоской отворачиваются от витрин». У Набокова мотив белогвардейских черепов-эмблем актуализирован в эпизоде, когда после прощания с Лизой Пнин, плача, поит белку, нажав на «краник» («die Kraniche» - «kranion»), вторая проекция «краника». Причитания: «У меня ничего нет ...  У  меня ничего не  осталось, ничего, ничего!», - поясняют, что он оплакивал.

Сноски и примечания.


*Продолжение темы «Пнин». Предшествующие ст-и: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел черепов и космических шлемов // www.proza.ru/2015/12/15/578; Он же Пнинакотека: отдел английских тропических шляп // http://www.proza.ru/2015/12/16/2247; Он же Пнинакотека: отдел шляп Бонапарта и Александра // http://www.proza.ru/2015/12/18/1950; см. также в ЖЖ sagitfaizov


1.       См. о Ленорман: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ленорман,_Мария
2.       Карта «череп Ибикус» и имя «Ибикус» происходят из древнегреческой легенды о поэте по имени Ивик, который был убит, но его убийц разоблачили журавли. См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Ивиковы_журавли; затрудняюсь ответить на вопрос, существовала ли карта с черепом (или Ибикусом) в колодах Ленорман.
3.       О тарутинской теме 1 главы романа «Пнин» см.: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел шляп Бонапарта и Александра // http://www.proza.ru/2015/12/18/1950; см. также в ЖЖ sagitfaizov
4.       У Толстого мошенник Невзоров только потому граф, что Толстому перед лицом диктатуры пролетариата нужно было решительно размежеваться с графским прошлым. См. о проблеме родства А. Н. Толстого с Толстыми: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел английских тропических шляп // http://www.proza.ru/2015/12/16/2247; см. также в ЖЖ sagitfaizov
5.       Перу, - видимо, Пера, район Стамбула, нынешний Бейоглу.

Иллюстрация-заставка: дизайнерская разработка С. Фаизова; исходные изображения, автографа и бабочки, находятся в общественном достоянии.

Использованный в статье перевод романа принадлежит Сергею Ильину, издания 1993 г. (lib.ru/NABOKOW/Pnin.txt).

Продолжение следует.

Опубликована 21 декабря 2015 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account