Previous Entry Share Next Entry
Бледный огонь: осы Боттичелли и стрекоза Кинбота
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Бледный огонь: осы Боттичелли и стрекоза Кинбота*





Помимо стрекозы дедушки Крылова в романе заявлена еще одна стрекоза, совсем другая по своим трудовым навыкам, хотя тоже из области искусства. С ней соседствует осы, происходящие отчасти из искусства ради искусства, отчасти из кошмаров, созданных неудавшимся художником в союзе с деклассированными элементами.

Воплощение второй стрекозы – Дональд Одон, великий актер Земблы, интимный друг Кинбота, тот человек, который более других помог королю бежать из страны. Основной маркер его как воплощения стрекозы – фамилия Одон: на латыни стрекозы обозначаются словом «Odonata».


Другие признаки.


«Как  бы  там  ни было, Одон с минуты  на  минуту должен уйти, он  нынче играет в  "Водяном", чудной старинной  мелодраме, которой не ставили, по его словам,  лет уже  тридцать», - играл он водяного: стрекозы тоже «водяные», живут в воде и вблизи воды.

 «"Все, что удалось  соорудить  на скорую  руку, -  сказал  Одон,  оттянув  щеку,  чтобы  показать   радужную полупрозрачную пленку, липнувшую к  лицу, изменяя его черты в соответствии с силой натяжения», - о полупрозрачных крыльях стрекоз, отливающих всеми цветами радуги на солнце.

«Одон же останется позади, для приманки», - об использовании стрекоз и их личинок для приманки в рыбной ловле, в предшествующей цитате актуализирована тема личинок (маска – «личина», в старину).

То обстоятельство, что Одон был рядом с королем, когда король бежал из страны, актуализирует речевой оборот «дать стрекача», оборот, находящийся в семантическом родстве со словом «стрекоза» и объясняющий его происхождение, стрекоза – рекордсмен среди насекомых по скорости полета, способна быстро перелетать с места на место; она «попрыгунья», поэтому неправильно, как это делает С. Аверинцев, полагать, что И. А. Крылов допустил ошибку, назвав стрекозу «попрыгуньей» [1].

Антропоним Дональд Одон может быть прочитан как «дон альдо дон», числовой ряд акцентированного форманта «дон» 475, функция Эйлера этого числа равна 360,  то есть количеству градусов полной окружности, в то же время эта цифра близка к 358, столько миллионов лет на Земле существует стрекозы [2]; конечное значение числа 360 – 9 («девять»), и если 360 градусов могут указывать на высокую маневренность стрекозы в полете, то число «дев ять» маркирует способность стрекоз спариваться в полете же («9» и «9» - пара); «aldo» итальянского языка – «древний».

«Диза быстро  нашла  нужные бумаги. Покончив с этим, они  поговорили  немного о  приятных  пустяках,  вроде  основанной на земблянском сказании фильмы,  которую Одон намеревался снимать в  Риме или в Париже.  Как, гадали  они, сможет  он  изобразить  narstran,  адский чертог,  где  под  мерной  моросью  драконьего  яда,  источаемого  мглистыми сводами,  терзают  души  убийц?» - здесь Набоков возвращается к теме «Стрекоза и муравей». «Narstran - муравейник, зараженный повальной наркоманией (когда все муравьи впадают в «транс»); такая ситуация наблюдается в муравейниках, когда в них поселяются жуки-убийцы, кормящие муравьев наркотическими выделениями (эпидемия наркомании может иметь своим концом гибель муравейника [3]). Мораль - в проекции на басню Крылова: все же прав был муравей, во-первых, у него уже была стрекоза, давнишняя, своя, во-вторых, мало ли чего можно ожидать от dragonfly, приходящих без рекомендательного письмеца.

Осы.

«Деятельность  Градуса  в  Париже была  складно спланирована Тенями. Они вполне справедливо полагали, что не только Одон, но и прежний наш консул  в Париже, покойный Освин Бретвит, должен знать, где искать короля». «Oswin Bretwit» - за этим антропонимом скрываются две проекции: картина Сандро Боттичелли «Венера и Марс» и концлагерь Освенцим, известный также под названием «Аушвиц».
                                                                                                                                                                   
Основная, вместе с формантом «os», отсылка к картине Боттичелли, дана в рассуждениях Кинбота о происхождении фамилий: «Лукины - фамилия старая, из Эссекса. Бытуют также фамилии, связанные с занятиями: к примеру, Писарев, Свитский (тот, кто  расписывает свитки), Лимонов  (тот, кто  иллюминует прописи), Боткин (тот,  кто делает  ботики -модную  обутку),  да  тысячи других». «Лукины» - подразумевают римского поэта Лукреция, писавшего в своей поэме «О природе вещей» о союзе Венеры и Марса, «Эссекс» - подразумевает контаминацию казахского слова «ыссы» («горячо», «жарко») и английского «sex» (ср.: «sex and Essex») с конечным значением «жаркая любовь» (Венеры и Марса), «Писарев», «Свитский» и «Лимонов», который «иллюминует», - актуализация творчества художника, который «пишет» картины и дает «luminatione» («освещение» истин) – в Италии (где растут «лимоны»), «Боткин» - намек на прозвище «Боттичелли». Картина Боттичелли изображает Венеру и Марса после акта любви, Марс спит, сатиры балуются его копьем и другим снаряжением, всё в картине дышит умиротворением, но осы, символ воинственности, жужжат над головой Марса и напоминают о недолговечности умиротворения бога войны после «ыссы», поэтому Венера грустит***. Предполагается, что заказчиком картины было семейство Веспуччи, в родстве с которым состоял Америго Веспуччи [4], великий мореплаватель и географ; видимо, на связь картины Боттичелли с биографией Америго указывает то обстоятельство, что матерью Одона «была американка из Нью-Вая, что в Новой  Англии» - Сильвия  О'Доннел, «стрекоза».
«Oswin Bretwit»: имя «Освин» находится в фонетической смычке с известным в России названием концентрационного лагеря смерти «Освенцим», формант «wit» фамилии «Bretwit» cходен с формантом «witz» второго, более известного в мире названия этого же лагеря «Auschwitz» [], но основная функция фамилии заключается в том, чтобы посредством «retwit» c подразумеваемым «retweet» («перечириканье») указать на сходство между «Oswin» и «Освенцим». В рассказе о Бретвите английское «wits» («ум», «остроумие», то есть родственное немецкому «witz») находится в одном контексте с «Bretwits»: «If two secret agents belonging to rival factions meet in a battle of wits  <…> handed to his host a bulky brown paper parcel and transferred his haunches to a chair near Bretwit's seat in order to watch in comfort his tussle with the string. In stunned silence Bretwit stared at what he finally unwrapped, and then said: "Well, that's the end of a dream. This correspondence has been published in 1906 or 1907 - no, 1906, after all - by Ferz Bretwit's widow - I may even have a copy of it somewhere among my books. «Bretwit» после «battle of wits» три раза подряд репрезентован в форме «Bretwits».

«Агент карлистов, обнаруживая себя  перед старшим, обязан  был сделать знак буквы  "X"  (от  Xavier -- Ксаверий)  из одноручной азбуки  глухонемых: ладонь удерживается  горизонтально,  указательный  перст вяло присогнут, прочие  сжаты…» - описывается изображение нижней половины свастики - в том же эпизоде встречи Бретвита с Градусом.

Далее, когда у Градуса не получилось изобразить половинку свастики, автор замечает:  «And finally made…» Первые буквы элементов этого словосочетания повторяют первые буквы девиза, вывешенного гитлеровцами над воротами концлагеря: «Arbeit macht frei» [6], - и чтобы было ясно, о чем идет речь, Набоков заставляет Градуса изобразить букву «V» («for-Victory sign»): лишь победа сделала – «finally made» - узников лагеря смерти свободными. Хроника освобождения: около 3 часов дня 27 января 1945 г. части 100-й стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта освободили Аушвиц; в тот же день ещё один филиал Освенцима — Явожно был освобождён бойцами 286-й стрелковой дивизии 59-й армии 1-го Украинского фронта; 28 января части 107-й стрелковой дивизии освободили Биркенау (Аушвиц II) [7].

Летающие персонажи.

Набоков не Кафка, но персонажи его насекомствуют с большим энтузиазмом. Кинбот – botfly, овод, Диза, его супруга – бабочка «Красотка-девушка», другое именование – «Красотка темнокрылая», из семейства «Красотки» (Диза – брюнетка, получившая однажды от короля букет «Краса богов»), Шейд – стрекоза (Кинбот подарил ему халат с драконом – «настоящую  драконью шкуру, по-восточному яркую», похоже что личинка dragonfly получила свой последний наряд**), Сибил – бабочка «Адмирал» (она же «Vanessa atalanta», но девичья ее фамилия «Swallow», то есть «Ласточка»), Одон – стрекоза, его мать  Сильвия  О'Доннел – стрекоза вида «блестящая красотка» (эта стрекоза любит садиться на листья ив, у Сильвии – походка колеблющейся ивы), Освин Бретвит - оса. Там, где столько бабочек, стрекоз и ос (Боттичелли), нельзя без цветов: «Наш  принц  любил Флер  любовью  брата,  но  без  каких-либо  тонкостей кровосмесительства или вторичных гомосексуальных замысловатостей», - трудно было оводу устроить кровосмесительство с кем-либо, кроме лошади. Набоков же испытывал к ней нежность: «Хрупкие эти щиколки <…> которые   так  близко   сводила  ее  грациозная  и волнообразная   поступь, -   это  те   самые   "осторожные   сокровища"   из стихотворения  Арнора,  воспевающего  мирагаль  (деву  миража),  за  которую "король  мечтаний дал бы в песчаных  пустынях времен  триста верблюдов и три родника", - «осторожные сокровища» ("careful jewels") Флер – «Nota carefully» («смотри внимательно») в прокаббалистическом числовом исчислении (138 – в конечном значении 3) и имя Фрэнсиса Бэкона (в том же исчислении – 33) [8], то есть исчисления, родственные вербально-числовой энигматике, посредством которой Набоков зашифровывал скрытые тексты своих произведений.



* Тринадцатая статья цикла «Бледный огонь». Предшествующие: Сагит Фаизов Бледный огонь: кориоида кариатид или помидор Паскаля // www.proza.ru/2016/01/14/1162; Он же Бледный огонь: в воображариуме земблянского короля // http://www.proza.ru/2016/01/16/2323; Он же Бледный огонь: Шекспир и венецианский купец // http://www.proza.ru/2016/01/22/900; Он же Бледный огонь: Нюй-ва в объятиях харит // http://www.proza.ru/2016/01/27/764; Он же Бледный огонь: Шейд на пути к Дао // http://www.proza.ru/2016/01/30/1073; Он же Бледный огонь: параллельные миры Хью Эверетта // https://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl; Он же Бледный огонь: конь в пальто и ботах // www.proza.ru/2016/02/07/1134; Он же Бледный огонь: Лаодикийское послание Набокова Али-бабе // http://www.proza.ru/2016/02/10/1432; Он же Бледный огонь: сарайский язык против Толкина // http://www.proza.ru/2016/02/12/2236; Он же Бледный огонь: конь Нэхэрра против Толкина // http://www.proza.ru/2016/02/22/2330; Он же Бледный огонь: Lear Month у кислых вод // www.proza.ru/2016/02/29/1532; Он же  Бледный огонь: дедушка Крылов по-французски // http://www.proza.ru/2016/03/03/1637; см. также в ЖЖ «sagitfaizov».

**Бывает и иначе, у бабочек:

«Бабочкой никогда
Он уже не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру».
Басё.

*** Но дупло, из которого вылетают осы, напоминает вагину: Марсу тоже приходится грустить от проделок Венеры.

Сноски и примечания.

1.       Аверинцев, С. С. Связь времен // http://predanie.ru/averincev-sergey-sergeevich/book/216920-svyaz-vremen/#toc14 (часть IV).
2.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Стрекозы
3.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Муравейник; https://ru.wikipedia.org/wiki/Муравьи
4.       Cм. об этом: https://ru.wikipedia.org/wiki/Венера_и_Марс
5.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Освенцим
6.       «Работа делает свободным».
7.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Освенцим
8.       Cм. об исчислениях в каббалистике: Шейнина, Е. Я. Энциклопедия символов. Москва, 2002. С. 202.

Иллюстрация-заставка: дизайнерская разработка С. Фаизова (исходные изображения, автографа и бабочки, находятся в общественном достоянии).

Цитаты из русского текста романа «Бледный огонь» приведены по опубликованному переводу С. Ильина и А. Глебовской.

Продолжение следует.

Опубликована 8 марта 2016 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account