Previous Entry Share Next Entry
Лолита с Маяковским или не замеченные ранее связи Лолиты
sagitfaizov

Сагит Фаизов
Лолита с Маяковским
или не замеченные ранее связи Лолиты
Несмотря на существование обширной литературоведческой литературы [1] о межтекстовых связях романа «Лолита», ряд важных отсылок текста романа Набокова к произведениям русской литературы остается незамеченным. О них – в сегодняшней статье.
Пушкин.
««Кровосмешение», подсказала Лолита – и вошла в шкаф, вышла из него с молодым золотым гоготком, отворила смежную дверь, и, предусмотрительно заглянув туда своими странными дымчатыми глазами, чтобы не ошибиться опять, удалилась в ванную» (Ч. I, 27-я главка). Первичная отсылка двух зеркальных дверей: серебряная дверь во дворце Черномора, через которую Людмила выходит в сад и которая актуализирует у Пушкина двойную, из слоновой и роговой кости, дверь дворца бога снов Морфея. Дополнительные указания Набокова относительно проекции дверей: «золотой гоготок» («золотой» - дружественная оппозиция к «серебряной» двери Пушкина, в целом же «золотой гоготок» - напоминание о гусе Гоготуне, предке бога Ра, но числовое значение «Ра» равно 2 [2], числу, маркирующему в контексте эпизода два металла, золото и серебро, они оба находятся в 11-й группе периодической таблицы Д.И. Менделеева, у числа 11 конечное значение 2; словосочетание «золотой гоготок» само по себе является дружественной оппозицией, объединяющей золото и серебро: гусь Гоготун был белым), мотив усыпления (Черномор усыпил Людмилу, Гумберт пытался усыпить Лолиту), мотив зеркал (у Пушкина: «Сквозь слезы, украдкой, как-нибудь, | Назло привычке и рассудку, | Забудет в зеркало взглянуть, — | То грустно ей уж не на шутку». У Набокова: «Она же стояла в двух шагах от меня и с удовольствием смотрела на свое отражение, приятно удивленная им, наполняя собственным розовым светом удивленное и довольное зеркало шкафной двери». Вторичная по значению отсылка у Набокова: двери «Театра только для сумасшедших» из романа «Степной волк» Г. Гессе, которые также генетически связаны с дверями дворца Морфея [3].
Лермонтов.

«На самом деле, вероятно, не что иное, как русская мещанская вежливость (с примесью, пожалуй, чего-то азиатского), подвигнуло доброго полковника (Максимовича! – его фамилия вдруг прикатила обратно ко мне), очень чопорного человека, как все русские, на то, чтобы отправить интимную нужду с приличной беззвучностью» (Ч. I, главка 8-я). Об этом Максимовиче известно только, что он Максимович, то есть «Максимыч», или «добрый Максимыч». У Лермонтова: «Мы простились довольно сухо. Добрый Максим Максимыч сделался упрямым, сварливым штабс-капитаном!» Прощание Максимовича с Гумбертом Гумбертом вышло мокрым. Лермонтов о «примеси чего-то азиатского», речь Максимыча: «Да так-с! Ужасные бестии эти азиаты! Вы думаете,  они  помогают,  что кричат? А черт их разберет, что они кричат? Быки-то их  понимают;  запрягите хоть двадцать, так коли они  крикнут  по-своему,  быки  все  ни  с  места... Ужасные плуты! А что с них возьмешь?.. Любят деньги драть  с  проезжающих... Избаловали мошенников! Увидите, они еще с вас возьмут  на  водку.  Уж  я  их знаю, меня не проведут!» Прозвище Максимовича во внутреннем монологе Гумберта «Таксович» - актуализация темы разговора лермонтовского рассказчика и Максимыча при знакомстве (о плате, или таксе, за провоз груза по горной дороге; пояснение Максимыча цитировано выше). Вторая проекция «Таксовича»: «Вы, верно, едете в Ставрополь? - Так-с точно... с казенными вещами» (вопрос – рассказчика, ответ – Максимыча). Третья: оба Максимыча везут груз, первый Максимыч – «казенные вещи», второй – вещи обретенной супруги.
Гумберта в эпизоде укладки Валериной «рухляди» раздирало желание «надеть горные сапоги и с разбега пнуть ее в круп» (об увлечении Гумберта альпинизмом ничего не известно, горные сапоги – дополнительная маркировка актуализации лермонтовского сюжета).
Блок.
Принято считать, что поэта Александра Блока Набоков припоминает в фамилии «Дамор-Блок» русской редакции романа [4]. Однако в английской редакции автор записок Гумберта Гумберта не Дамор-Блок, что заставляет исследователя или читателя усомниться в том, что за фамилией «Дамор-Блок» скрывается обязательный дружественный привет великого писателя (и талантливого поэта) великому поэту Серебряного века. Но текст Блока в тексте романа присутствует – там, где Гумберт впервые выходит с Шарлоттой в сад и видит Лолиту: ««Это была моя Ло», произнесла она, «а вот мои лилии». «Да», сказал я, «да. Они дивные, дивные, дивные»». Здесь скрыта цитата из стихотворения Александра Блока 1907 г.:
«Вот здесь у меня — куст белых роз.
Вот здесь вчера — повилика вилась.
Где был, пропадал? что за весть принес?
Кто любит, не любит, кто гонит нас?"
Словам Шарлотты о лилиях предшествуют внутренний монолог Гумберта об узнавании им в Лолите, лежащей на  траве и позже получившей определение «розовая», утраченной четверть века тому назад Аннабеллы («это было то же дитя…»). Вместе с Шарлоттой о том, где он был-пропадал, Гумберта спрашивает и Лолита – они обе фантомы Вивиан Дамор-Блок [5].
Маяковский, биографические отсылки Набокова.
«Серый тон, впрочем, остался его любимым защитным цветом, и в мучительных кошмарах я тщетно, бывало, старался правильно рассортировать такие призрачные оттенки, как «Серый Волк» Крайслера, «Серый Шелк» Шевролета, «Серый Париж» Доджа < …> Серая машина, тормозящая перед нами, серая  машина, догоняющая нас» (Ч. 2, главка 19-я). Объект проекции-припоминания здесь – серый «Рено», с черными крыльями и верхом, купленный В. Маяковским для Лили Брик в Париже в 1928 г.  [6] Сообщение о Маяковском и Брик зашифровано в происшествии, связавшем серый автомобиль Куильти и синий Гумберта: «Серый призрак за нами потемнел, стал гуще, превратился в компактную Доминионную Синь… Вдруг мой автомобиль, словно отозвавшись на муки моего бедного сердца, начал как-то скатываться и скользить из стороны в сторону, причем из-под него доносилось беспомощное «хляп-хляп-хляп»».
«Доминионная Синь» этого эпизода – элемент герба Канады, доминиона Британской империи, флаг, на синем фоне которого изображены три французские золотые лилии (на самом деле ирисы), актуализирующие трех Лилий Маяковского: Лилю Лавинскую, Лилю Брик, Элли Джонс («лилия» французского языка, языка Гумберта, звучит как «флэр де ли» {«fleur de lys», другое обозначение – «le lis», «лэ ли»}) [7]. Формальная связь с Канадой обеспечена существованием фирмы «Dominion Car and Foundry», канадского производителя кузовов автомобилей. Лексема «хляп» наделена конечным числовым значением, равным 8, то же конечное значение имеют антропоним Владимир Владимирович Маяковский и инициалы В.В.М. «Муки моего бедного сердца» - вероятное напоминание о муках Маяковского накануне его смерти – вместе с доминионной синью (во второй проекции: в иконописи синим или голубым цветом обозначаются покойники, иной мир). Тема смерти поэта продолжена в реплике Лолиты по поводу «хляп, хляп, хляп»: «Шина капут, мистер». Здесь «шина» актуализирует букву «шин» («син») еврейского алфавита с точкой над правой вертикалью буквы, если задействована «шин», с точкой над левой вертикалью, если задействована буква «син»; поскольку за «шиной» скрывается «шин», то, соответственно, лопнувшая шина должна быть справа (у седана лопнуло правое заднее колесо). Но доминионная «синь» в своей третьей проекции подсказывает, что вполне могла лопнуть и левая шина. Запрограммированное автором блуждание точки над «шин»-«син» маркирует переменчивость Лолиты и вместе с ней, вне романа, - переменчивость Лили Брик, «шины-капут» в ее отношениях с поэтом; точно так же, при помощи велосипеда без шин, у Булгакова в «Мастере и Маргарите» маркируется ветреность «гражданки в мыле» [8].
Булгаков и его главный роман.
«Лолита» была опубликована в 1955 г., «Мастер и Маргарита» - в 1966 г. Предполагать, что Набоков до написания своего главного романа был знаком с рукописью «Мастера и Маргариты», очень трудно. И, видимо, следует видеть нечто мистическое в существовании целого ряда особенных, как бы адресных перекличек между двумя произведениями.
Помимо «шины» и буквы «шин»-«син» как маркера переменчивости отдельных женщин:
- присутствие в одном персонаже (одной персоне) нескольких или многих других персон (персонажей) [9];
- одна из любовниц Гумберта, или одно из воплощений Вивиан, - Маргарита (Рита);
- мужа Лолиты зовут Ричард, он одно из воплощений Вивиан; Анна Ричардовна из романа Булгакова – одно из  воплощений Авеля Енукидзе; дочь Ричарда и Лолиты – мертворожденная под знаком Серой Звезды спустя три дня после дня памяти двух святых Анн, конечное числовое значение имени Анна равно 3, то есть она должна была получить имя Анна, ее отчество – Ричардовна [10];
- одна из желаемых, или воображаемых, любовниц Гумберта – Лилит; один из прототипов-проекций Маргариты романа Булгакова –  та же Лилит;
- у автомобиля, на котором Маргарита вернулась в Москву, грач-водитель отвернул правое переднее колесо;
- седан Гумберта и Лолиты после того, как лопнула шина, свернул с дороги  и остановился у обрыва, дальнейший путь седана, когда Гумберт вышел из машины, должен быть падением с обрыва; машина Маргариты, без правого колеса, отправилась «прямо в овраг за кладбищем»;
- тело Лолиты, спящей на кровати в гостинице «Привал Зачарованных Охотников», напоминает Гумберту зигзаг; мотив зигзага, с проекцией на эмблему СС, присутствует в эпизоде купания Ивана Бездомного в Москва-реке [11];
- описываемое в пьесе С. Ан-ского «Меж двух миров», сюжет которой включен в роман «Мастер и Маргарита», вселение дибука в Лию отмечено признаками диссоциативного расстройства идентичности, заболевания, клиническая картина и патогенез которого легли в основу сюжета и архитектоники романа «Лолита» [12] ;
- в обоих романах скрыто актуализированы гусь Гоготун и бог Ра древнеегипетской мифологии [13];
- в обоих романах в скрытой форме актуализировано творчество великого сюрреалиста Сальвадора Дали [14];
- в инструментарии кодировки скрытого текста обоих романов присутствует и занимает особое место прилагательное «клетчатый» [15].
Сноски и примечания.
1. См. отдельные литературоведческие труды: Галинская, И.Л. К вопросу о генезисе романа В.В. Набокова «Лолита» // Современная филология: итоги и перспективы. Сб. науч. тр. - М.: Гос. ин-т рус. языка им. А.С. Пушкина. 2005, с. 237-255; в сети: http://ec-dejavu.ru/l/Lolita.html;  Она же Владимир Набоков: современные прочтения. Исследовательские изыскания в сфере поэтики Набокова // http://ilgalinsk.narod.ru/nabokov/n_poeti.htm; Липовецкий, М. Аллегория Другого: «Лолита» В. Набокова (Из: Липовецкий, М. Паралогии: Трансформации (пост)модернистского дискурса в русской культуре 1920-2000-х годов. - М.: НЛО, 2008, с. 180-218); в сети: ec-dejavu.ru/l-2/Lolita_Lipovetsky.html; Проффер, К. Ключи к «Лолите» // http://www.litmir.co/br/?b=109475;  Русанов, А. Роман "Лолита" и его претексты // http://nabokovandko.narod.ru/pretexts.html
2. О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
3. См. о дверях дворца Черномора подробнее: Сагит Фаизов Руслан и Людмила, Томас Джефферсон и Елизавета I // http://www.proza.ru/2015/04/14/1779; см. также в ЖЖ sagitfaizov
4. В пределах литературоведческого дискурса ««Лолита» - Александр Блок» есть также неординарная статья  С. Сендеровича и Е. Шварц «Лолита»: по ту сторону порнографии и морализма // http://magazines.russ.ru/slo/2001/1/send.html (опубл. в 2001 г.), в которой авторы, опираясь преимущественно на статьи Блока о символизме, попытались «показать, что вся программа романа и ее концептуальное ядро, были получены Набоковым у Блока» (на мой взгляд, безуспешно). См. также о влиянии Блока на творчество Набокова: Шадурский, В.В. А. Блок в художественном мире В. Набокова // Александр Блок и мировая культура. Материалы научной конференции. Великий Новгород, 2000 (http://www.straipsniai.lt/ru/V_Nabokov/page/4193).
5. О Дамор-Блок, ее функциональном назначении в романе см.: Сагит Фаизов Лолита и множественность // http://www.proza.ru/2015/09/10/12; Он же Лолита: имена и персонажи // http://www.proza.ru/2015/09/10/1573; см. также в ЖЖ sagitfaizov
7. Возможно, за лилиями Шарлотты во второй проекции также подразумеваются три Лилии Маяковского: лексема «лилии» наделена конечным числовым значением 3.
8. См. о «гражданке в мыле»: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: голая гражданка // http://sagitfaizov.livejournal.com/44106.html
9. Cм.: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: Маргарита //http://www.proza.ru/2012/12/07/1062 (и другие статьи автора о персонажах и персонах романа на proza.ru и в ЖЖ sagitfaizov).
10. Cм. об Анне Ричардовне: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: Анна Ричардовна // http://sagitfaizov.livejournal.com/37430.html
11. Cм. о зигзагах в романе Булгакова: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: Эрнст Кальтенбруннер // http://sagitfaizov.livejournal.com/51066.html
12. Cм. о дибуке в романе Булгакова: Сагит Фаизов Дибук и Лия в романе М. Булгакова // http://www.proza.ru/2013/02/18/15; см. также в ЖЖ sagitfaizov
13. Cм. о древнеегипетских богах в романе Булгакова: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: Воланд // http://sagitfaizov.livejournal.com/38308.html
14. См. об этом: Сагит Фаизов Мэй Уэст в подвале мастера. Из цикла «Мастер и Маргарита» // http://www.proza.ru/2012/10/14/2003; Он же Лолита и множественность // http://www.proza.ru/2015/09/10/12; см. также в ЖЖ sagitfaizov
15. Cм. о дискурсе «клетчатый»: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: Коровьев // http://www.proza.ru/2012/10/09/481;  Он же Лолита и множественность // http://www.proza.ru/2015/09/10/12; см. также в ЖЖ sagitfaizov
Впервые опубликована в ЖЖ 12 сентября 2015 г. Повторно размещена 30 мая 2016 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account