?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Lehnin и Ленский против гёттингенской души
sagitfaizov


Сагит Фаизов
Lehnin и Ленский против гёттингенской души




Александр Пушкин о Ленском: «С душою прямо геттингенской, красавец, в полном цвете лет, поклонник Канта и поэт».
Юрий Лотман: ««Геттингенская душа» была для Пушкина вполне конкретным и далеким от политической нейтральности представлением. Геттингенский университет был одним из наиболее либеральных университетов не только Германии, но и Европы (расположенный на землях ганноверской династии, он был подчинен английским законам). Выпускники Геттингенского университета, знакомцы Пушкина, принадлежали к числу русских либералов…» [1].
Генрих Гейне: «В общем жители Гёттингена делятся на студентов, профессоров, филистеров и скотов, каковые четыре сословия, однако, далеко не строго различаются между собою. Сословие скотов — преобладающее. Слишком долго пришлось бы перечислять здесь имена всех студентов и всех профессоров, ординарных и не ординарных; к тому же в данный момент не все студенческие имена сохранились в моей памяти, а среди профессоров есть ещё и вовсе не имеющие имени. Число гёттингенских филистеров должно быть очень велико: их — как песку или, лучше сказать, как грязи на берегу моря; поистине, когда я утром увидал их у двери академического суда, с грязными лицами и белыми счетами, я не мог понять, как это бог натворил столько дряни». Путешествие по Гарцу.
Ленский вернулся из Геттингена и Геттингенского университета в 1820 г., Ю. Лотман характеризует Геттингенский университет 1820 г. (и примыкающих к этому году лет), Генрих Гейне сообщает о своих впечатлениях от города и университета, выношенных им в том же 1820 г., после отъезда оттуда Ленского. Разница в оценках между Лотманом и Гейне велика и очевидна. Я склонен больше доверять Гейне, чем Лотману. Тем более, что Ленский, хотя и был немцем, в Геттингене 1820-х гг. учиться не мог (Гейне в 1820 начал там свое обучение) [2], да и фамилия пушкинского персонажа вовсе не Ленский.
Фамилия его Lehnin (сопутствующий вариант Ablehnin), она происходит от немецких глаголов «lehnen» («опираться», «прислоняться» - вместе с «sich»), сопутствующий, или факультативный, вариант происходит от глагола «ablehnen» («отклонять», «отвергать»). Ближайшие прототип и проекция Ленского-Ленина профессор древних языков Московского университета Иоаганн Вильгельм Мельманн, приглашенный в Москву из Геттингена в 1786 г. В январе 1795 г. он был уволен (отвергнут) из университета за разговоры о философии Эммануила Канта. Выехав из Москвы молодой ученый, впавший «в глубочайшую меланхолию», застрелился (недалеко от Кенигсберга, города, в котором жил и работал Кант) [3]. Ленин был застрелен Онегиным-Омегиным в январе [4], у мельницы (маркер фамилии «Мельманн»), Кант – кумир Ленина и Мельманна, «кудри черные до плеч» - от немецких романтиков, в частности, от Шиллера, наделенного светлыми волосами, но завивавшимися и длинными до плеч (цвет волос, скорее всего, заимствован у Генриха Гейне, носившего преимущественно короткую стрижку). «Туманная Германия», вошедшая в биографию Ленина, объединяет в себе туман кабинета Фауста, когда в нем возникает дух, и туман отечества Байрона («жил в Альбионе юноша»). Когда Онегин перед первым визитом к Лариным перечисляет признаки будущего визита: «Варенье, вечный разговор про дождь, про лен, про скотный двор...», - рядом со полускрытно упоминаемым Лениным («лен», корень глагола «lehnen») ставит полускрытого Байрона (фамилия «Byron» означает «скотный двор»).
В седьмой главе Татьяна называет Ленина своим братом, упоминаемым в противопоставлении Онегину-Омегину: «Она должна в нем ненавидеть убийцу брата своего». Это одна из нескольких откровенно загадочных строк поэмы, не любимых литературоведами, оставляет ее без внимания и В. Набоков в своих подробнейших комментариях (аналогично – урну на могиле Ленского-Ленина). Виновата в этом, у Набокова, подразумеваемая писателем ограниченная осведомленность Пушкина в немецкой поэзии. В чем Набоков ошибался: в образе Финна из «Руслана и Людмилы», например, присутствует Гете (основная проекция Гёттингена тоже Гете – и душа Фауста, которую Пушкин называет геттингенской). Татьяна, называя Ленского-Ленина братом, отождествляет его с Валентином, братом Гретхен, убитым Мефистофелем на дуэли, а себя – с Гретхен. И «горожанка молодая», наездница, посетившая могилу поэта в шестой главе, не элемент «милой стилизации», как полагает В. Набоков [5], за ней две проекции: одна – девушка-горожанка из «Фауста» (в эпизоде прогулки Фауста и Вагнера в предместье), которой принадлежат слова «могу сказать, студенты-кавалеры! Я удивляюсь, как не стыдно им. У барышень хорошие манеры, они же липнут к горничным простым» (конь пушкинской горожанки выполняет функцию моста к «кавалерам» Гете) [6]; вторая проекция – императрица Елизавета Петровна (ее мать императрица Екатерина I была по происхождению крестьянкой, жившей в городе, могила Ленского, без урны, напоминает о могиле императора Петра II, любимого племянника Елизаветы, с которым она не раз выезжала верхом на охоту); обычную наездницу из «благородных» Пушкин «горожанкой» назвать не мог – дворянки, позволяющие себе содержание коней для верховой езды, не были ни горожанками, ни селянками, да и никакой город, находящийся вблизи трех усадеб, автором не упоминается [7].
Упоминавшаяся выше печальная история с Мельманном связана со смыслом «ablehnen» и, соответственно, с факультативной фамилией и идентификацией Ленского-Ленина. Но почему он Ленский (не Абленский) и Lehnin? Только потому, что Ленский-Ленин целиком немец. Пушкин называет его «полурусским» и подсказывает тем самым, что его персонаж обрусевший немец; родителей и иных родственников Ленина он оставляет за границами поэмы – для сокрытия этнической принадлежности персонажа в открытом тексте. Присвоив ему идентификационный маркер, происходящий из глагола «lehnen», он на вопрос «васисдас?» (первая глава) отвечает, что намерен повествовать о тех немцах, которые не имея должных заслуг почитаются многими «опорой» России, среди этих многих – российские монархи, сами преимущественно немцы (Александр и Николай были русскими на 1/16 генетической составляющей, их русский предок по мужской линии– Петр I, отстоящий от них на целое столетие, русские предки по обеим линиям – царь Алексей Михайлович и его супруга Наталья Нарышкина) [8].
Мотив «опоры» настолько был важен для Пушкина, что в известном рисунке-образце для первого издания первой главы поэмы он, изобразив Онегина-Омегина (он тоже немец) опирающимся на парапет, указал в приписке, чтобы в иллюстрации профессионального художника Онегин был изображен непременно опирающимся «на гранит», себя, «с кудрями до плеч» (анонс появления Ленина во второй главе) он изобразил тоже в «опорной» позе [9].
Потерявшая Ленина Ольга выйдет замуж, через полтора года после смерти жениха [10], за улана (не за гренадера, гусара или моряка): не выйдя замуж за немца, она выходит замуж за человека, обозначенного татарским словом («улан» - «ылан» или «оглан», в переводе с татарского – «дитя», «отпрыск»). За выбором Ольги видна пушкинская символика: он обозначает две цивилизационные составляющие Руси-России: немецкую и татарскую, - и никак нельзя сказать, чтобы он татарскую признал безнадежной. Набоков в своих комментариях с удивлением отмечает, что, проводив сестру, Татьяна больше ее не вспоминает. Ничего удивительного в этом нет, этим приемом Пушкин подчеркивает символическую функцию образа Ольги.
Еще одно недоумение Набокова, связанное с тем, что ему не удалось распознать функциональные природу и назначение Ленина в поэме: «Есть что-то привлекательно парадоксальное в том, как автор признается в любви к своему герою, когда тот только что лишил жизни бедного Ленского» (в 42 и 43 строфах шестой главы). Набокова можно понять, но и Пушкина можно понять: его герой не убивал Ленина. Он убил свое второе «я» и свою юность. (Об этом и том, почему Онегин-Омегин немец, в следующей статье.)
Сноски и примечания.
1. Лотман, Ю.М. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий //
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Literat/Lotm_Pusch/37.php (глава вторая). Вместе с Лотманом и вслед за ним свободным духом Геттингенского университета в период существования «Священного союза» восхищается Русанов: Русанов, А.В. Германская линия в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин» // http://nabokovandko.narod.ru/germanline.html (опубл. в 1995 г.)
2. О Г. Гейне в Геттингене см.: http://literarischegesellschaft.de/PDF/Heinrich-Heine-lebt.pdf
3. О Мельманне см.: Андреев, А.Ю. «Геттингенская душа» Московского университета //  http://www.hist.msu.ru/Science/HisUni/GOTINGEN.htm (и те же восхищения - обоими университетами).
4. Cм. об основной фамилии Онегина: Сагит Фаизов Настоящая фамилия Онегина // http://www.proza.ru/2015/04/28/783; см. также в ЖЖ sagitfaizov
5. Комментарий В. Набокова к «роману» Пушкина размещен на: http://mobooka.ru/
6. В поэме Пушкина отразилось и другое высказывание той же горожанки: «Агата, что ты! Постыдись греха! При встречах заговаривать с колдуньей! Она мне будущего жениха недавно показала в новолунье».
7. Могил у Ленина две: одна без урны, другая с урной. Возможно, появление Елизаветы Петровны у могилы Ленина во многом обусловлено популярностью фольклорного персонажа «Лиза с гусями» в Гёттингене.
8. С воцарением Петра III  на российском престоле утверждается Гольштейн-Готторпская династия.
9. После появления иллюстрации А. Нотбека на обозначенный сюжет, в ряде других, Пушкин написал, как известно: «Вот перешед через мост Кокушкин, опершись жопой о гранит, сам Александр Сергеич Пушкин с мсье Онегиным стоит». См. об этом, в частности, на стр. 178 комментариев В. Набокова. Рисунки Пушкина и Нотбека представлены в сети. Глагол «опершись» - напоминание о фамилии Ленина.
10. Не через полгода, как принято считать. Cм. об этом: Сагит Фаизов Первый снег на груди Татьяны // http://www.proza.ru/2015/04/20/2227; см. также в ЖЖ sagitfaizov

Иллюстрация-заставка: Геттингенский университет и библиотека 1815 г. Визуальная разработка Сагита Фаизова. Источник копирования изображения университета и библиотеки:
https://commons.wikimedia.org/wiki/Category:Buildings_of_the_Georg-August-Universität_Göttingen#/
10.12.2016.
User: Rabe!
Изображение заявлено как общественное достояние. Илл.-заставка опубликована 28.12.2016.
Ранее опубликована 1 мая 2015 г. на proza.ru

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.