?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Взаимоотношения женщины и мужчины в браке и вне его
sagitfaizov



Сагит Фаизов 

Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. 

Создано при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, грант 2006-2008 гг.

 

Глава 1    Доминирующие идейные установки относительно прав, статуса и социального комфорта мусульманок в конфессиональных СМИ 

 

 

Взаимоотношения женщины и мужчины в браке и вне его

 

     Тема брака и семьи по своей частотности в заголовках публикаций большого формата (статьях, очерках) несколько уступала темам «идеальная мусульманка» и «мусульманская мода и стиль одежды», но в новостных форматах она явно доминировала (вместе с темой «конфессиональная деятельность»). В течение всего рассматриваемого времени в мусульманской и особенно светской печати публиковались высказывания религиозных и политических деятелей относительно перспектив института многоженства в мусульманских регионах России и даже вне их и вне мусульманской среды. Катализатором дискуссии послужил закон Республики Ингушетия, принятый в 1999 г. и разрешавший многоженство. В 2001 г. он был отменен (с оговорками), но отмена закона подогрела интерес СМИ к проблеме многоженства не меньше, чем его принятие.
     Принципиальное согласие с идеей многоженства в 2005-2006 гг. выразили муфтии Равиль Гайнутдин, Талгат Таджетдин и другие духовные лидеры мусульман, ряд политических деятелей самого разного уровня. В марте 2006 г. г-та «Газета» сообщила, что 62% россиян против полигамных браков, из мусульман идею многоженства поддерживают 16%, не поддерживают 59%. Из христиан (православных) поддерживают 9%, не поддерживают 66% (1). По наблюдению социолога А.С. Антиповой, опросившей 2500 респондентов в вузах Махачкалы в марте-июне 2006 гг., многоженство одобряют 28,5% опрошенных (мусульман), не одобряют 71,5%. При этом доля одобряющих мужчин составила 52% против 48%. Среди женщин идею многоженства поддержали 38% (при условии, что мужчина обеспечит семью и всех жен имуществом и вниманием), не поддержали 62% (2).  После многоженства наиболее злободневной темой, связанной с браком, оставались похищения невест, мало освещавшиеся в конфессиональной печати. В некоторых регионах Северного Каваказа похищение невест без их согласия в наблюдаемое время стало серьезной социальной проблемой (3). Еженедельник Newsweek сообщал в декабре 2006 г., что в Дагестане происходит около 40 похищений людей в год (в основном невест), в Ингушетии похищали 10 девушек в месяц (4).
     Пик дискуссий, связанных с мусульманскими семейно-брачными отношениями, пришелся на 2006 г. Три наиболее актуальные проблемы этих отношений получили объемное отражение в публикациях сайта «ислам.ру». Первого февраля сайт предложил вниманию своего читательского контингента статью А.Ф. Ежовой «Надо ли узаконить многоженство в России?». Поводом к написанию статьи автор указала нарастание дискуссии о возможности и перспективах легализации многоженства в России и необходимость в связи с этим сделать некоторые разъяснения по поводу того, что понимается под браком в исламе и какие правила шариата существуют  в отношении многоженства. Она разъяснила (неискушенному в этих вопросах читателю), что регистрация брака в ЗАГСе не имеет сакрального значения, действительный и полноценный для мусульманина брак – никах (молитвенное одобрение бракосочетания), поэтому для заключения которого не обязательно идти в мечеть или обращаться к имаму.
     Регистрация брака в ЗАГСе допустима, если на то есть необходимость. В частности, она может пригодиться, если супружеская пара выезжает за границу на учебу или на ПМЖ, при решении юридических вопросов, связанных с имущественными делами, наследованием и т. д. К сожалению, отмечает автор, многие мусульмане сейчас начинают увлекаться пышными свадьбами, следующими за регистрацией в ЗАГСе, считая их едва ли не обязательными, позволяющими «не ударить в грязь лицом» перед «окружающими», т.к. «все должно быть как у людей». В действительности в исламе молодожены сами решают, праздновать им свадьбу или нет. Достаточно ограничиться никахом, торжество считается желательным (сунна) и его возможно отложить на более поздний срок. Здесь мусульманам предоставляется свобода принятия решения. Соответственно, подчеркнула Ежова, проблему легализации многоженства следует рассматривать в контексте всего выше сказанного. По шариату, у мусульманина может быть одновременно четыре жены, при этом он должен уделять им равное внимание и выполнять свои супружеские обязанности по отношению к каждой из них. В остальном же брак со второй и другими женами регулируется теми же правилами.
     Как институт полигамной мусульманской семьи вписывается в межличностные правовые отношения и законодательство современной России? Ежова отвечает: с одной стороны, отсутствие возможности официально зарегистрировать отношения со второй женой не препятствует заключению никаха с несколькими женщинами, поскольку брак, оформленный в ЗАГС, сам по себе автоматически не может считаться шариатским, и наоборот: для того, чтобы исламский брачный контракт считался законным, ЗАГС, в принципе, не нужен; с другой стороны, заключение официального брака в ЗАГС все же дает некоторые объективные юридические привилегии. В случае, если все жены с точки зрения  российского законодательства являются «гражданскими» (термин А.Ф. Ежовой. – С.Ф.), почвы для ущемления прав одной из них в пользу другой обычно не возникает – если сам мужчина не проявляет несправедливости по собственной вине. Однако, если семья планирует временный выезд за рубеж на длительный срок и с одной из жен у мусульманина брак официально зарегистрирован, то он вынужден оставить дома других своих супруг, ибо по гражданскому законодательству они не считаются женами. А это чревато нарушением их прав, гарантированных шариатом, в конкретной жизненной ситуации.
     Суммируя свои соображения, публицистка делает вывод, что официальное узаконивание многоженства хоть и не является для мусульман России экстренной и жизненно важной необходимостью, однако желательно, ибо оно может принести облегчение и некоторые дополнительные преимущества исламским семьям (5).
     Первого июня сайт опубликовал статью Айши Галины Бабич «Брачный махр как камень преткновения», приоткрыв тем самым не столь явную, как многоженство, но латентно существующую и острую в некоторых регионах проблему приданого невесты.
    Бабич, как и многие другие авторы, в своих рассуждениях о предписанном шариатом махре исходит из отождествления его с несанкционированным шариатом калымом. Текст Бабич построен в полемическом ключе, а объектом полемики заявлены предрассудки вокруг махра. Первый предрассудок тот, что, выплачивая махр, жених покупает себе невесту. Автор отвечает охваченному предрассудками оппоненту, что махр, во-первых, подарок, во-вторых – подарок практический. Женщина может им воспользоваться в случае развода или смерти мужа. Второй предрассудок: просить за себя деньги унизительно. Автор: деньги не выпрашиваются, а выплачиваются в соответствии с требованиями шариата и выплачиваются, как обеспечение ее будущего (как страховая сумма). Третий предрассудок: нельзя думать о разводе, когда вступаешь в брак. Автор: Всевышний назначил каждому определенный удел, но при этом о своем уделе мы должны заботиться; никого не удивляет, что перед тем, как совершить важный шаг, разумный человек всегда продумывает его последствия. Четвертый предрассудок: богобоязненная девушка вообще махра не попросит. Автор: достигли ли мы такой степени упования, чтобы сидеть возле пустого ведра и ждать, что в нем появится вода, потому что мы возносим ду’а (мольбу), и соответствует ли это исламу? Вспомним хотя бы хадис, смысл которого сводится к тому, что «На Аллаха надейся, а верблюда привязывай, чтобы не убежал».      «Борясь с предрассудками, - заключает А.Г. Бабич, - мусульмане не должны впадать в крайности. Очевидно, что в вопросе махра их две: полный отказ от махра либо чрезмерно большая его сумма. Мотивы в обоих случаях вполне ясны. Эти крайности, как и любые другие, шариатом не поощряются» (6).
     Третья в течение 2006 г.  полемическая рефлексия сайта на злободневную тему получила выражение в статье Ф.-А. Ежовой «Украденное счастье. Умыкание невест в контексте шариата». Такое явление, как похищение невест, - напомнила Ежова, - среди некоторых мусульманских народов России не просто имеет место, но и цветет пышным цветом. Воруют и местных девушек, и приезжих, и носящих открытую одежду, и надевающих хиджаб, и «этнических», и русских мусульманок. В татаро-башкирской среде такая практика практически отсутствует, хотя доходят известия об отдельных случаях, когда мужчины воровали приглянувшихся им девушек. Самое любопытное, что приверженцы подобных обычаев искренне считают их аутентично исламскими.
     Среди историй, рассказанных этими женщинами, пишет Ежова, есть забавные, заставляющие порой громко смеяться, есть и почти трагические, обернувшиеся болью для многих людей, мучительно безрадостными годами жизни для похищенной девушки. Ведь умыкание невесты на Кавказе – это не розыгрыш, не шарада, не фольклорная инсценировка. В подавляющем большинстве случаев девушка или даже не подозревает, что ее хотят украсть, или по крайней мере уж точно этого не хочет. Случаи воровства невесты по тайному сговору между влюбленными крайне редки, и такие обстоятельства тщательно скрываются, поскольку чреваты позором для молодой пары. В особенности для девушки – поскольку сразу возникают подозрения, что с любимым у нее был добрачный секс, или же, что она настолько не пользовалась популярностью у женихов, что уже отчаялась найти спутника жизни. Осуждение ждет и молодого человека – вместо того, чтобы направиться в дом к родителям и попросить руки дочери, он идет на похищение тогда, когда девушка согласна. И сразу же многочисленные соседи начинают перешептываться, что это, мол, неспроста.
     Такой адат настолько вжился в канву традиционно устоявшихся отношений на Кавказе, что вытравить его, как и любой другой неисламский пережиток, крайне непросто. Подобно сорной траве он прорастает сквозь увещевания религиозных лидеров о несоответствии шариату репрессивной модели сватовства, сквозь исторические перипетии, сквозь годы и все запреты. Даже учитывая, что за подобные действия как в советские годы, так и сейчас грозит серьезный тюремный срок, особенности уголовного законодательства не останавливают желающих добыть невесту радикальными методами.
     Кто виноват в таких ситуациях?  Чтобы ответить на этот вопрос, публицистка рассказала четыре истории с похищениями невест. В первой соблюдавшая обряды ислама Мадина была украдена без предварительного согласия, вынуждена была выйти замуж за похитителя, прожила с мужем восемь лет, родила ему двоих детей, но, несмотря на все подарки, слова любви, знаки внимания со стороны супруга, рассталась с ним.  Во втором и третьем случаях русские мусульманки Арина и Ясмин не были похищены, но испытали угрозу похищения. В четвертом случае похищенная Малика была обольщена (в хорошем смысле слова) своим похитителем, согласилась выйти за него замуж и осталась довольна браком.
      Обобщая свои наблюдения автор указала, что хотя женщины по-разному относятся к такому пикантному обычаю, как похищение невесты, у большинства из них такой обряд не вызывает понимания, а сам обычай находится в серьезном противоречии с шариатским законодательством в области брака и адабами (этическими норами), регулирующими отношения между мужчиной и женщиной. Согласно исламу, женщина ни при каких обстоятельствах не может быть принуждена к вступлению в брак, тем более, когда это делается при помощи грубой физической силы. Все ситуации вокруг похищения невесты так или иначе связаны с очевидным недостатком исламской ментальности: или у мужчины, или у женщины, или у обоих, или в обществе в целом. Каждую конкретную историю здесь стоит оценивать отдельно, учитывая все ее индивидуальные аспекты (7).
     Большой интерес к брачно-семейной тематике в последние годы выказывала и газета «Ас-салам». Просветительские, отвлеченные от злободневности тексты здесь перемежались с искренними исповедями и идущими из жизненного опыта поучениями, что и обеспечило внимание читателей к этой газете. В центре ее внимания находились не похищения невест и не махр, а взаимоотношения мужчины и женщины в браке. В августе 2004 г. газета опубликовала получившее определенный резонанс письмо читательницы Патимат Магомедовой «Без вины виноватая», в котором автор, в частности заявила: «Актуальным на сегодняшний день является вопрос взаимоотношений мужчин и женщин. Мужчины видят в женщинах зло, беспутство, обман, предательство. Да, женщины в большинстве своем не идеальны. Есть среди нас и стервы. Но все-таки, это прекрасная половина человечества. Женщина по своей природе намного гуманнее мужчины». Мужчины, продолжала она, пренебрежительно относятся к своим женам, при них восхваляют женщин на стороне, «и это происходит почти в каждой семье» (8). В сентябре следующего года на это письмо откликнулась А. Анат. Она выразила принципиальное согласие с основными суждениями П. Магомедовой. «Выйдя замуж, - писала она, - женщина полностью оказывается во власти мужа». Мужчины же стремятся к господству в семье, и очень часто не заслуживают не только господства, но и звания главы семьи (9). Опубликованная тремя номерами позже статья М. Сулейманова «Основа семейного счастья» должна была, видимо, обозначить компромисс между женской и мужской партиями читателей. М. Сулейманов призвал мужей и жен к согласию в семье и изучению основ веры (10). Позже газета учредила рубрику «Школа праведной жены», в которой стали появляться исповеди жен, сумевших лаской и любовью завоевать постоянное расположение к себе перегруженных земными заботами мужей (11).
     Свое слово о правах женщины в брачно-семейных отношениях сказала и московская ежемесячная газета «Минбар ислама», опубликовавшая в начале 2007 г. фрагмент из книги американского ученого, мусульманина по вероисповеданию Роберта Фрэйджера «Мудрость ислама». Очень важно помнить, призвал своих читателей Р. Фрэйджер, что поведение отдельно взятого мусульманина может далеко не всегда опираться на вероучение ислама. В любой конфессии можно найти мужчин-шовинистов, которые жестоко и оскорбительно относятся к женщинам, в то время как во всех религиях содержатся положения о любви и сострадании к ним. В течение последних ста лет женщины западных стран имели цель получить право голоса, наследования и вообще равные законные права с мужчинами. В самых бедных, отсталых странах (включая многие мусульманские) женщины сильно ущемлены в правах. В некоторых мусульманских странах, особенно в Саудовской Аравии, женщины все еще имеют гораздо меньше прав и свобод, чем мужчины, в силу ограниченного взгляда на ислам и сильной доисламской арабской традиции. На Западе ислам представляется как религия, направленная на ущемление женщин. В действительности все обстоит совершенно не так. Ислам ратует за равные права всех и каждого. В 7 в. ислам предоставил женщинам такие права и свободы, которых на Западе они добились лишь недавно. К сожалению, мусульманское сообщество не всегда следует в своей жизни идеалам.
     Традиционный исламский закон содержит сотни положений, устанавливающих права женщин, в том числе следующие:

- имущество женщины принадлежит только ей самой и не может быть отчуждено ее мужем;

- женщина не может быть лишена права на образование;

- унижение чести женщины рассматривается как наказуемое преступление;

- женщина не может быть принуждена к браку;

- женщина может обращаться в суд с тяжбами и свидетельствовать в суде;

- женщина может свободно вступать в соглашения;

- насилие в браке наказуемо;

- женщина может дать развод своему мужу;

- муж обязан содержать свою жену;

- женщины получают равную с мужчинами оплату труда;

- женщины имеют право голоса и могут занимать руководящие посты.

     Коран показывает духовное равенство женщин и мужчин. И те, и другие суть творения Бога, предназначение которых на земле – поклоняться Богу, совершать праведные дела и избегать зла; и тех, и других будут судить по делам их и намерениям. Согласно Корану, женщина призвана творить добро, как и мужчина. Коран учит всех верующих, как женщин, так и мужчин, следовать примерам женщин из числа людей Писания – таким, как дева Мария. Целая сура Корана – сура 58 «Пререкающаяся» - была так названа после инцидента с женщиной, от которой в момент гнева отказался муж. Она пожаловалась Посланнику Всевышнего на эту ситуацию, и, хотя Посланник внутренне не согласился с ней, Бог признал ее просьбу правильной. Этот пример иллюстрирует, что женщина в исламе имела право дискутировать самолично даже с Посланником Всевышнего. Никто не имел права велеть ей замолчать, и она не была обязана признавать за мужем высший авторитет в религиозных вопросах (12).
    Совокупность основных прав женщин, обозначенных Р. Фрэйджером, могла бы обеспечить мусульманкам беспрецедентный приоритет среди всех женщин мира в области прав и свобод, если бы формулировки ученого не были слишком лапидарными и в ряде случаев не демонстрировали феномен добросовестного заблуждения. Преобладающее большинство утверждений Р. Фрэйджера не являются верными. Право на образование находится в зависимости от  законодательства той или иной мусульманской страны и от социальных гарантий, обеспечивающих его реализацию. «Унижение чести женщины» не трактуется шариатом как преступление, нанесение морального ущерба одним из супругов другому рассматривалось (в третьей четверти 20 в.) законодательством большинства арабских стран как основание для инициирования развода (13), но инициирование развода женщиной ограничено несколькими мотивационными основаниями, а инициирование развода мужчиной не требует оснований, и развод может быть осуществлен помимо суда (14). Женщина может свидетельствовать в суде, но ее свидетельствование имеет вдвое меньшую силу, чем свидетельствование мужчины.  Женщина может входить в соглашения, но обязанность и право мужа опекать ее существенно стесняет ее деловую самостоятельность. Оценка формулы Р. Фрейджера «насилие в браке наказуемо» затруднена тем обстоятельством, что понятие «насилие» не конкретизировано, шариат допускает применение физической силы со стороны мужа к непокорной жене (15).  Муж обязан содержать жену, но нельзя игнорировать то обстоятельство, что законодательство большинства арабских стран в третьей четверти 20 в. давало мужу право ограничить содержание непокорной супруги (16).
     В значительной мере иное, нежели у Р. Фрэйджера, понимание прав женщины (жены) очертил приблизительно в то же время сайт "исламдаг.ру", перепечатавший фрагмент книги С.Н. Султанмагомедова и М.П. Гаджиева "Подарок новобрачным" (Махачкала, 2003) с рекомендациями-напоминаниями молодым супругам, отвечающими нормам шариата (17).
 

     Правила С.Н. Султанмагомедова и М.П. Гаджиева в основном совпадают с нормами традиционных мусульманского права и этики (ханафитской школы) и законодательством ряда мусульманских стран третьей четверти 20 в., но в значительной мере противоречат тому пониманию этических норм и духа взаимоотношений мужчины и женщины, которое предлагали упоминавшиеся выше Р. Батыр, М.-К. Бернстрем, А.-Г. Бабич, Р. Фрейджер, П. Магомедова и А. Анат. Женщина, подчиненная парадигмам С.Н. Султанмагомедова и М.П. Гаджиева, и мусульманка, которая «не ограничивает себя решением семейно-бытовых проблем – она выносит на обсуждение проблемы общечеловеческие», имеет целью «сознательное и постоянное строительство согласованной модели миропонимания» (А-Г. Бабич). – это во многом разные женщины. Вторая женщина понимает, что пора преодолевать стереотип об угнетенном положении мусульманки (А.-Г. Бабич) и поэтому решается заявить о необходимости ограничить притязания мужчины на безраздельное господство в семье (А. Анат). Примечательно двукратное отождествляющее сравнение женщин с детьми в комментариях С.Н. Султанмагомедова и М.П. Гаджиева к изложенным им правилам. 
    
Совокупность специальных публикаций и кратких экскурсов, отдельных упоминаний в конфессиональных СМИ о семейно-брачных отношениях в мусульманской среде дают возможность получить представление о болевых точках эволюции отношений в нач. 20 в. По-прежнему среди мусульман нет согласия не только о размерах, но и об уместности махра (калыма). В одних регионах традиция махра сошла на нет, в других (Северный Кавказ) она, напротив, получила новое распространение. Устойчиво держится противоречащая светскому законодательству и шариату практика умыкания невест, но внимание, которое оказывают этой проблеме конфессиональные СМИ явно не соответствует ее девиационному значению и смыслу. Самое большое количество противоречивых оценок и суждений СМИ адресовано отношениям мужчины и женщины внутри семьи. Почти все публицисты согласны в том, что к двум основным фигурантам семьи применим принцип равенства, но раскрытие этого принципа в конкретике прав и обязательств обнаруживает не только различие, но взаимоисключающие оппозиции авторов. Подтвержденное шариатом право мужа на попечительство над женой, по существу, расходится с эгалитаристкими установками, характерными для многих публикаций. Нет согласия между авторами и в подходе к проблеме многоженства. Допустимость полигамии с точки зрения шариата позволяет одним авторам, преимущественно северокавказским, уверенно отстаивать уместность института многоженства в сегодняшних семейно-брачных отношениях, другие авторы находят аргументы в пользу большей желательности моногамии с точки зрения коранической экзегетики и с учетом сложившейся в мусульманских сообществах России доминирующей моногамной традиции.

Сноски и примечания

1. Газета. 7 марта 2006 г.

2. Антипова А.С. Указ. соч. С.111-118.  В июле 2002 г. вопрос о многоженстве «Зачем вторая и третья жена, если есть первая?» обсуждался в редакции г-ты «Горянка». Женщины высказались за многоженство и гражданский брак – чтобы ликвидировать армию невостребованных женщин (Фокичева З. Гендерная политика женским взглядом // Кабардино-Балкарская правда. 29 мая 2007 г.).

 

3. См. об этом: tamada.com.ru (6.12.2003).

4. Раскин А. Добычное дело // Newsweek 2006. № 12. C. 30-32. В нескольких районах Чеченской Республики в 2003 г. на советах старейшин было решено бороться с похищениями невест, предлагался штраф в 30 тыс. руб. (Грани.ру. 24.05. 2003). Ингушские имамы также пообещали бороться с аналогичными похищениями (Российская неделя. 23.12.2005).

 

5. http://www.islam.ru/woman/polygam/

6. http://www.islam.ru/woman/mahr/. См. также о махре: «Однако, несмотря на наличие множества конструктивных примеров женской мусульманской социально-политической активности, вирус гипертрофированного феминизма, увы, все больше распространяется по умме. Неуемные в собственных материальных запросах и финансовых аппетитов, невесты требуют колоссальный махр, включающий в себя счет в банке, дом, автомобиль и возможность, как минимум, раз в полгода отдыхать на фешенебельном курорте» (Ежова Ф.- А. Не оголтелый феминизм и не кухонная ограниченность. «Золотая середина» современной мусульманки //

http://www.islam.ru/woman/zosevom/ (27.11.2006)).

7. Ежова Ф.-А. Украденное счастье. Умыкание невест в контексте шариата  http://www.islam.ru/woman/uknes/(28.08.2006).

 

8. Ас-салам. 2004. № 16. С.10.

9. Ас-салам. 2005. № 17. С. 10.

10. Ас-салам. 2005. № 20. С. 10.

11. См., например: Ас-салам. 2007. № 11.

 

12. Фрейджер Р. Мудрость ислама: женщина в исламе // Минбар ислама. 2007. № 2. С. 4.

13. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право и семейное законодательство стран Арабского Востока // Мусульманское право (структура и основные институты). Москва, 1984. С. 138. (Я не имел возможности проследить, изменилось или не изменилось семейное законодательство арабских стран после публикаций о нем Л.Р. Сюкияйнена, предпринятых в сер. 1980-х гг. – С.Ф.)

14. См. об этом: Значение и смысл Корана. Т. I.  С. 265.

15. Л.Р. Сюкияйнен отмечал, что в преобладающем большинстве арабских стран муж обладает неограниченными полномочиями в отношении развода (Сюкияйнен Л.Р. Указ. соч. С. 134). В связи с господством такой законодательной и правоприменительной практики в конце 19 – нач. 20 в. широко известный турецкий поэт Зия Гекальп писал, в частности: «До тех пор пока женщину считают половиной мужчины в вопросах наследования и одной четвертой его в браке, ни семья, ни страна не возвысятся» (Цит. по: Икбал, Мухаммад Реконструкция религиозной мысли в исламе. Москва, 2002. С. 153.).

16. Там же.

17. http://www.islamdag.ru/article_view.php?id=201 (04.03.07); источник: assalam.ru

 

Фаизов Сагит Фяритович Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. Ранее не публиковалось. Выше представлен седьмой (последний) параграф 1-й главы.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.