?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Муса Джалиль В дни испытаний. 2 часть
sagitfaizov
Публикуется 2-я часть очерка Мусы Джалиля «В дни испытаний», увидевшего свет 18 и 20 апреля, 1-я и 2-я части, 1933 г. на страницах общесоюзной татарской газеты «Коммунист», издававшейся в Москве. Очерк был написан в селе Верхазовка (Илмин) Дергачевского района Нижне-Волжского края (ныне - Саратовской области), куда молодой сотрудник газеты М. Джалиль был направлен во главе выездной редакции многотиражки, издававшейся для колхозников четырех татарских (мишерских) сел и выходцев из этих сел, живущих в других местах в районе. До сих пор этот очерк не переиздавался (в таком состоянии находится почти вся газетная публицистика поэта) и остается, по существу, неизвестным. Но он очень важен для понимания личностных и творческих характеристик Джалиля, так как в нем – неизвестный Джалиль.

Транслитерация с латинско-татарского алфавита, перевод, комментарии и примечания Сагита Фаизова.


Муса Джалиль

В дни испытаний






Вор, враг колхоза
В колхозном амбаре лежит колхозное семенное зерно. Эти семена через 3 месяца без сомнения превратятся в большое колхозное богатство. Поэтому колхозники его по очереди днем и ночью охраняют.
Однажды колхозника А. (в газете фамилия указана в полной форме) поставили в караул. В его руке ружье. Он караулит семенное зерно.
Среди ночи кто-то осторожно, остерегаясь, подходит к двери амбара. Караульный А. в страхе отступает назад.
Что такое?
Просверлили пол амбара. К дырочке приставили мешок. Из дырочки потихонечку зерно в мешок сыплется*.
Кто это сделал?
Это караульный колхозник А. сделал. Завхоз, поймавший вора на месте, задает ему вопрос:

- Зачем ты это сделал?
- Завтра ает (праздник рамадан. - С.Ф.), “ради аета” для детей взял.





“Ради аета” колхозник ворует семена. Чьи семена он ворует? Не колхозные ли семена, не колхозников ли семена, не свои ли семена ворует? Он сегодня “ради аета” через дырочку один мешок возьмет. Не узнали, значит завтра еще один мешок возьмет.
Колхозники же, поверив в него, посчитав за своего, за товарища, дали ему ружье и целый амбар с семенами ему доверили. Но “колхозник” А. “ради аета” эти семена ворует. Простят ли колхозники этого человека “ради аета”.  Возможно ли, чтобы простили. Если каждое посеянное зерно работает на укрепление социализма, его рост, на подъем и движение вперед придавленных колхозников, а не посеянное ослабляет победу, – могут ли колхозники снисходительно смотреть на таких воров?**
Эти воры, сверляшие пол амбара, не справляют ли они новые праздники на стороне классового врага?
Не только из амбара, но и при перевозке воруют. В одной поездке из одной загрузки 38 килограммов, из другой 27 килограммов не хватило. В 6 и 5 бригадах не хватило 8 и 11 килограммов, в 1-й бригаде глава обоза в одной из поездок был пойман с 8 с половиной килограммами. Так с килограммами, а затем и с центнерами эти воры работают.

В прошлом году сколько было тех, кто воровал снопы, и они в сокращении доходов колхоза сыграли такую же вредительскую роль, как и “холодные ноги”.

Нет места лентяям
Х. А. (в газете фамилия и имя указаны в полной форме)*** из 3-й бригады постоянно не выполняет порученную ему работу. То и дело уклоняется. «Нечего есть», - говорит. А в прошлом году в самую горячую пору ходил без всякого дела, трудодней у него вышло совсем мало****. В этом году его назначили на орошение. Но он и от орошения уклонился. В конце концов, недавно, самовольно ушел в совхоз, колхоз бросил.
В 4-й бригаде Б.М. (в газете фамилия и имя указаны в полной форме) так же отворачивается от всякой работы, ходит положив хвост на хребет (последние слова переведены здесь с буквальной точностью. – С.Ф.; Джалиль уподобляет персону быку, способному поднимать хвост). Только с одной работой, поручаемой бригадиром, он соглашается. С поездками за семенами. Видимо, если в карман там не течет, то по капельке капает.
Таких сейчас немного. Но они вредители, приземлившиеся на колхозный урожай, по мере увеличения их числа дыхание колхоза затрудняется.
Если тех лентяев, на кого можно показать пальцем, немного, то опаздывающих на работу или сильно задерживающихся немало.
5 апреля 2-я бригада впервые вышла на сверхранний сев. Поскольку другие бригады в этот день не сеяли, из них тоже должны были люди подойти. Рассчитывали собрать 45 человек, чтобы засеять 141 га.  Однако ожидания не оправдались. Из 45 на восходе солнца на работу вышли только десять. Еще двое подошли часам к 9. Затем в 11-12 часов подошли еще 8 человек. В общем, собираясь кое-как, по одному, работали 20 человек, не засеяли и половины запланированного. Так обстоит дело с дисциплиной.

Колхозная же!
О колхозной скотине:
- Это наша скотина, общая сила, наши товарищи! – думающих так колхозников очень много. На собрании эти слова говорили от чистого сердца.
Однако есть и такие, которые ведут себя противоположно этим словам.
Вот колхозник 4-й бригады возвращается в колхоз с двумя верблюдами в упряжке. Верблюд, идущий позади, отвязывается и остается на дороге. Колхозник 10-15 километров проехал, ничего не заметив. Лишь, когда домой вернулся, заметили пропажу верблюда, на лошадях за ним поехали, вернули.
В стенной газете 3-й бригады известие:
“Пастух Батраев очень плохо воспринимает скотину.  Верблюд у нас один есть, давно болеет. Батраев даже не смотрел в его сторону. А не так давно сел на больного верблюда и поехал к фельдшеру”.
Есть в колхозе такие, кто приводит коня к хромоте, верблюду ногу ломает (2 и 4 бригады).
28 марта на смотре нашли, что сеялка 2-й бригады в плохом состоянии. Лед и снег налипли на его ящики.
Вот такие картинки:
- Колхозная же!.. – и смотрят сквозь пальцы, - картинки эти о нанесении ущерба колхозному имуществу. Это один из моментов, ослабивших колхоз.

Должен быть хороший хозяин, должно быть хорошее руководство
Одна из основных причин того, что колхоз “Кызыл маяк” прошлый хозяйственный год провел тяжело – мягкотелость колхозного руководства, неспособность партийной ячейки обеспечить руководство по-большевистски. Частая смена руководства в последние годы. В прошлом году руководство организацией труда, борьбой против ослабления колхоза, хозяйством оказалось плохим. Добавим к приведенным выше фактам следующие:

Продукция колхоза, размещенная там-сям, портилась и в конечном итоге рассеялась. Таким образом 320 центнеров продукции пропало.
117 кобыл колхоза остались в прошлом году без случки. А отчиталось правление о 100% выполнении случки (на самом деле было 15 процентов).
Нет борьбы с забоем коров. Среди самих членов правления есть такие, кто зарезал корову. Не видно мер против тех, кто спекулирует мясом забитых коров (покупает корову, забивает, продает, еще покупает).
Есть такие факты, что правление предоставляет лошадь тем, кто, купив корову, забивает ее и продает подороже на стороне и или покупает на стороне корову для забоя и продажи.
Никаких мер не было в прошлом году против тех, кто своевольно уходил на заработки*****. Вернувшись они включались в работу.
Никаких наказаний - на основе решений государства о прогулах - не было против тех, кто нарушал производственную дисциплину.

С воровством борьба идет. Однако если с 8 и 11 кило отправляют в милицию, как положено, то по 27 и 37 килограммам не проверяли, за них никто не ответил.
Представители партийная ячейки в бригадах, со своей стороны, не исполняют роли руководителей-организаторов. Например, когда 2-я бригада впервые вышла на сверхраннюю посевную, представитель партии вообще не появился на работе.
В этот день сверхранняя посевная была на грани остановки. Из 45 вышли 20 человек. Большинство опоздало. Семена вовремя не подвозили. Прошли одну полосу, а потом сидели, ждали, когда подвезут. Пока сидели, можно было, самое малое, засеять 7-8 гектаров. Этот случай сократил работу на 30 процентов. Если работу по-большевистски жестко не контролировать, такой результат и будет.

Решения государства - оружие в работе
Таким образом, приведенные выше факты показали, что в хромоте колхоза «Кызыл маяк» виноваты не объективные обстоятельства, а внутренние причины. На последнем собрании «кызылмаяковцев» все колхозники продемонстрировали полное согласие с решениями правительства и удовлетворение.
Решения правительства дают в руки колхозников великое оружие.

Вот нам об отходничестве: «Обязать правления колхозов исключать из колхозов тех колхозников, которые самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами, бросают свое колхозное хозяйство, и лишать права на колхозные доходы тех летунов - колхозников, которые к севу самовольно уходят из колхоза, а потом к уборке и молотьбе возвращаются в колхозы, чтобы расхищать колхозное добро»******.
Вот вам о борьбе с прогулами: «…Если колхозник уклоняется от выхода на работу, в первом случае налагается штраф в размере 5 рабочих дней, а если и второй на работу не выйдет, то исключить из колхоза».

Вот вам о сохранении колхозного добра: «Считать колхозное имущество священным и неприкосновенным». «Покушающихся на колхозную собственность лишать свободы на срок от 5 до 10 лет, а в случае злого умысла - расстрелять». *******

Вот эти решения помогут искоренить всё, что препятствовало росту и укреплению колхоза. Они – самое сильное оружие в руках колхозника.
Приведенные выше факты показывают, что несмотря на безграничность и обширность хозяйства, потенциала и природных условий весну встречали в безрадостном виде из-за неумения поставить руководство и хозяйствование по-большевистски.
Колхозники и сами это хорошо понимают. Они на собрании говорят о возможности подъема всего дела и внесения в него новых красок при условии концентрации сил на основе решений государства.

Обновленное недавно колхозное руководство с большой энергией взялось за организацию социалистического соревнования, и хотя готовность к весне была плохой, вышли теперь на посевную в большом единении и с большей силой.  Колхозники с энтузиазмом отдаются работе. Поэтому сверхсрочную посевную закончили в сравнении с прошлым годом на 25 дней раньше. Сейчас посев семян расширяется в горячем темпе.
Есть такие ударники как Абузяров Махмут, Алимов Халим,Митяев Тагир, Мараева Карима, давно уже хорошо работающие, получающие подарки. Они сейчас расширяют социалистическое соревнование, число таких колхозников изо дня в день растет.
“Кызыл маяк” перед великим испытанием. Есть все необходимые условия для того, чтобы “Кызыл маяк” стал рентабельным (доходным), крепким колхозом по организованности и хозяйствованию, и зажиточной жизни крестьян. Нужно только лишь по-большевистски хозяйствовать, без лени, с жизнеутверждающим настроением работать, работать.

Для этого нужно крепко помнить нижеследующие слова нашего вождя товарища Сталина.

“Стало быть, у вас есть все для того, чтобы развернуть колхозное строительство и добиться полного освобождения от старых пут. От вас требуется только одно – трудиться честно, делить колхозные доходы по труду, беречь колхозное добро, беречь тракторы и машины, установить хороший уход за конем, выполнять задания вашего рабоче-крестьянского государства, укреплять колхозы и вышибать вон из колхозов пробравшихся туда кулаков и подкулачников»********.


Примечания и сноски.

*История с похищением зерна посредством сверления отверстия в полу амбара сохраняется и сейчас в исторической памяти Верхазовки-Илмина. Устная, слышанная мной история подсказывает, что амбар находился в здании действующей сегодня и действовавшей в первые десятилетия XX века мечети. Укажи Джалиль, где находился амбар, и в его рассказ вошла бы особенная коллизия, очень важная и для тех, кто читал его тогда, и для тех кто моделирует то время в основных и второстепенных его чертах.
**Невозможно понять и почувствовать эти слова автора, забыв или проигнорировав важнейшую составляющую советской реальности апреля 1933 г. – голод 1932-1933 гг., который наиболее сильно проявился в Украине и на Северном Кавказе, но Поволжье тоже находилось в зоне голода.  См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Голод_в_СССР_(1932—1933)
***Речь идет о человеке из авторитетного в Верхазовке рода, все члены этого рода работящие;  вероятно, Х. А. отец или дед моего товарища в Орошаемовской школе (в совхозе Алтатинский), ныне пенсионера, очень симпатичного человека. Н.А. Ивницкий о том, какие доходы были у крестьян в начале 1930-х годов и почему они не хотели работать: "Кроме резкого дисбаланса закупочных цен и цен, по которым государство снабжало крестьян, существовал огромный разрыв между заготовительными и рыночными ценами. Государство «брало» хлеб по 80 коп. за пуд, т.е. около 5 коп. за кг, в это же время на рынке он стоил от 1 до 6 руб. Весной же 1930 г. его цена за пуд повысилась до 8–12 руб., 15–17 руб. Директивные хлебозаготовительные цены на 1931 г. составили 5–12 руб. за центнер, или 5–12 коп. за кг. При незначительном повышении государственных закупочных цен цены рынка росли с молниеносной быстротой, особенно в наиболее голодные 1932 и 1933 годы. Осенью 1930 г. на рынках Средней Волги пуд хлеба стоил 18–20 руб., летом 1932 г. в Удмуртии его цена возросла до 70–80 руб. В 1933 г. в Москве 1 кг муки стоил 17 руб. Низкие заготовительные цены, невысокие нормы отоваривания и высокие коммерческие цены на товары, которые крестьяне получали за сданную продукцию, подрывали стимулы к сельскому труду, были причиной растущего социального напряжения и срывов государственных заготовок". См.: http://www.bibliotekar.ru/golodomor/23.htm   (Ивницкий, Николай Алексеевич  
Голод 1932-1933 годов в СССР : Украина, Казахстан, Северный Кавказ, Поволжье, Центрально-Черноземная область, Западная Сибирь, Урал. Москва, 2009).
****В оригинальном тексте трудодни обозначены как “эш көне” («трудовой день»), хотя советская терминология обширно используется в очерке в русскоязычной форме. Но и в татарском варианте Джалиль использует слово “трудодень” только один раз (в русском – ни разу), хотя оно очень просилось в его рассказ о “холодных ногах” (работающих на стороне) в первой части очерка. Не использует, поскольку оно очень мешает его сюжетной версии о получении отходниками доли урожая без работы в колхозе (никакой отходник ничего получить из общественного амбара не мог, не имея трудодней, в комментариях к 1-й части очерка я отмечал, что у отходника, не имеющего трудодней, был только один способ получить долю урожая - через сговор с руководством колхоза, но такие случаи Джалиль не упоминает, как не упоминает и их вероятность).
*****Напомню, что в прошлом году закон запрещал руководству колхоза препятствовать уходу колхозника на работу в стороне под страхом уголовного преследования руководства (см. первую часть очерка, комментарии).
******Здесь Джалиль цитирует Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 17 марта 1933 года “О ПОРЯДКЕ ОТХОДНИЧЕСТВА ИЗ КОЛХОЗОВ””. В этом же документе: “Отменить Постановление ЦИК и СНК Союза ССР от 30 июня 1931 г. об отходничестве”.
*******Цитируется смягченная редакция известного, отмеченного особой жестокостью закона (указа) “о трех колосках”, второе народное название которого  “указ 7-8” (т. е. от 7 авг. 1932). В фильме “Место встречи изменить нельзя” слова вора ““указ 7-8” шьёшь, начальник?”, обращенные к Жеглову, - об этом законе. См. https://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_о_трёх_колосках.
******** Из речи Сталина на первом съезде колхозников-ударников  19 февраля 1933 г. (grachev62.narod.ru/stalin/t13/t13_39.htm).


Иллюстрации.
Казимир Малевич Скачет красная конница. 1932
By Kazimir Malevich - http://www.rusmuseum.ru/ru/exhibitions/virtual/red/135.html, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3481221
Фрагмент очерка. Фото С.Ф.

См. татарский текст очерка в моей транслитерации (с латинско-татарского алфавита) по адресу
https://ok.ru/profile/559973415668/statuses/67106001423348 (1-я часть);

https://ok.ru/profile/559973415668/statuses/67105514621940 (2-я часть).

18 июля 2017



 

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.