?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Г. Балтанова о единстве и взаимообусловленности мужского и женского начал
sagitfaizov



Сагит Фаизов 

Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. 

Создано при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, грант 2006-2008 гг.

 

 

Глава 3 Статус и права мусульманок в книгах мусульманских авторов
 

 

Г. Балтанова о единстве и взаимообусловленности мужского и женского начал в мироздании и социальных структурах
 

     Труд Г. Балтановой – наиболее значимое событие в книжном формате осмысления статуса и прав мусульманок за 2001-2007 гг. Объемное и написанное общедоступным языком, обращенное к широкой аудитории произведение Г. Балтановой не имело своей  целью освещение положения российских мусульманок, но оно само явилось выражением строя мыслей образованной российской мусульманки относительно бытийного и сакрального предназначения существования, ценностных качеств личности женщины в контексте ключевых идей Корана, хадисов и шариата. Будучи профессиональным исследователем, Г. Балтанова ориентировалась на создание качественной в научном отношении книги и опиралась на понятийный аппарат современных философии, социологии и экзегетики. Но основные идейные приоритеты роднят ее книгу с консервативным мусульманским богословием, а методика анализа основополагающих текстов никак не отвечают требованиям современной герменевтики. Ведущая линия ее аналитических экскурсов – исламская концепция гендерного равенства.    
     Единство и взаимообусловленность мужского и женского начал в мироздании и социальных структурах.
Г. Балтанова отмечает, что практически в любой религиозной концепции мир предстает как двоичное, биополярное единство мужского и женского начал, которые равны и взаимозависимы. Особенно четко эта двоичность мира предстает в китайской религиозной традиции, даосизме, где единство двух полюсов – ян и инь творит вселенную на всех уровнях. Но постепенно произошло низведение равноценного женского начала в подчиненное положение относительно мужского. И исламская концепция не стала исключением. Следует отметить, пишет Г. Балтанова, что западные и российские исламоведы, обвиняя ислам в дискриминации женщины, опираются на труды тех мусульманских ученых, богословов и литераторов, которые дают достаточно поводов для обвинения ислама в чрезмерной патриархальности. Они действительно привыкли считать женщину существом более слабым, несамостоятельным, стоящим ниже мужчины в интеллектуальном отношении и потому нуждающимся в опеке и контроле с его стороны. Однако является ли их точка зрения аутентичной исламу – вот в чем вопрос. Как представляется, она не только не является аутентичной, но и противоречит философии и антропологии мусульманского вероучения.
     Как последовательница ислама, муслима, женщина ответственна за укрепление своей веры, выполнение предписаний ислама, требований шариата. Однако существенной особенностью ислама является преобладание коллективизма над индивидуализмом. Умма, община, семья всегда преобладают над индивидуальными запросами и правами. Идея индивидуальной религиозности теснейшим образом связана с ответственностью перед окружением. Именно поэтому в исламе такое важное значение имеет концепция «дава», что означает призыв, приобщение своих ближних к истинной вере. Как член религиозной общины женщина призвана всем своим образом жизни, поведением, поступками и словами подтверждать свою веру и принадлежность к исламу. Традиционным является представление о том, что мусульманская община как религиозная организация целиком и полностью находится во власти мужчин. Так, богословские источники указывают, что женщина не может быть имамом, не имеет права руководить молитвой. Однако такой абсолютный патриархат не отражает сущности концепции равноправия, аутентичной исламу, противоречит духу исламского эгалитаризма. Так, по вопросу о том, может ли женщина исполнять обязанности кади – судьи, мнения между различными направлениями в исламе разделились. И сегодня во всех мусульманских странах, даже самых консервативных появляются женщины-судьи.

    Тема прерогатив женщины как потенциального имама не получила развития в книге Г. Балтановой. Между тем освоение женщинами роли имама и права читать пятничные проповеди – одно из генеральных направлений освоения новых горизонтов самореализации женщин в конфессиональной жизни мусульман. Каноническая возможность исполнения женщиной функций имама заложена в отсутствии запрета на это в Коране и отсутствии прямого запрета в хадисах. Сопротивление суннической традиции заключается лишь в тех хадисах, которые положительно оценивают выбор женщины в пользу домашней молитвы с подразумеваемой уступкой преимущественному праву мужчин молиться в мечети. Позитивный импульс хадисов, открывающих для женщин двери мечетей, помогает сторонницам А. Вадуд открывать также дорогу к минбару, возвышению, с которого читаются проповеди.

     Чрезвычайно велика роль женщины как создательницы семьи, хранительницы семейного мира, комфорта и благополучия. Именно поэтому в мусульманской традиции ответственность за семейные конфликты и неурядицы целиком возлагается на женский пол. Фактически домашний труд женщины – это семейная политика, в которой она выступает и инициатором, и стратегом, и тактиком. Об этом может сказать каждый, кто хотя бы чуточку знаком с внутренней жизнью мусульманских семей в традиционных странах. Показательны взаимоотношения посланника Всевышнего с его женами, они были далеко не простыми. Фактически каждая из его жен принадлежала к влиятельному клану или группировке, была красива, умна, уважаема. И если в этой семье возникали конфликты, а они возникали, то священные книги и предания приписывали их недостаткам женского характера.

     Возложение ответственности за неблагополучие в семье на женщину – известная бытовая традиция многих семей в странах, где господствует патриархатный уклад семейной жизни. В странах и регионах, где утвердился эгалитарный уклад, такая традиция изжила себя. Поэтому ее уместно рассматривать как «презумпцию виновности», сформированную мужским доминированием в патриархатном семейном укладе арабских и среднеазиатских стран, субкультурах Турции и некоторых регионах России. Тезис Г. Балтановой о женщине как «создательнице семьи» явно нарушил бы представление об эгалитарной мусульманской семье, которая сложилась как одна из разновидностей семей в странах и регионах с поликонфессиональными структурами, но в приложении к реалиям традиционных мусульманских стран он вопринимается как «женский вызов» бесполому рационализму в науке и патриархатному диктату в семье.

     Женщина и мужчина уже в акте творения мыслились в качестве союза: «Он создал вас парами, чтобы вы могли найти спокойствие и мир в них. И создал добро и любовь между вами, и это знамение для размышляющих» (30:21). Такова важная черта исламского мировоззрения, идея союза мужчины и женщины, созданных из одной души и существующих в единстве, что является показателем божественного промысла. Эта концепция супружеского единства, единого в двойственности, напоминающая нам широко известный платоновский миф о двух половинах целого, объясняет нам, почему в Коране семье придается такое огромное значение. Семейные отношения фактически превращаются в религиозный долг, обязательный для всех мужчин и женщин. Одновременно данный аят Корана помогает понять идейные причины разрешения развода в исламе, что является его исключительной особенностью по отношению к другим (из авраамистических. – С.Ф.) религиям. Развод, «самое нелюбимое из разрешенного Аллахом», позволителен в исламе, вероятно, потому, что союз двоих должен основываться на любви и гармонии. В той семье, где этого нет, супружеские обязанности – это уже не священный долг, а земные, обременительные обязательства.

     В данном случае важно, что в аяте 30:21 Всевышний обращается не к обоим супругам, что следует из текста Г. Балтановой, а к мужчинам и фиксирует создание женщины из мужчины: «Из его знамений – что Он создал для вас из вас самих жен, чтобы вы находили в них успокоение, устроил между вами любовь и милосердие. Поистине, в этом знамение для людей, которые размышляют» (перевод А.С. аль-Манси и С. Афифи) (1); «Среди Его знамений – то, что Он сотворил из вас самих жен для вас, чтобы вы находили в них успокоение, и установил между вами любовь и милосердие. Воистину, в этом – знамения для людей размышляющих» (перевод Э. Кулиева) (2). Следование семейным обязательствам как религиозному долгу – принцип, существующий и в других теистических религиях, иудаизме и христианстве. Практикующийся в них запрет на развод выражает этот принцип с большей последовательностью.

     Равноправие в семье основывается на дифференциации прав и обязанностей, которые вытекают из исламской теории отношений между людьми. Но мужья здесь ответчики за женщин. Именно они главные ответчики за исполнение обеими сторонами супружеского долга и верности. При этом Коран ограничивает компетенцию мужа в руководстве женой двумя важнейшими сферами жизни (супружеские долг и верность и религия), во всех остальных вопросах женщина свободна. Она совершенно независима, например, в вопросах собственности. Более того, вмешательство мужчины и попытки распоряжаться ее собственностью являются нарушением священного права жены – права, данного ей Всевышним. Физическое и мнимое психофизиологическое превосходство мужчины не являются основаниями для вмешательства в прерогативы женщины. Мусульманские ученые, настаивающие на природном превосходстве мужчины над женщиной, совершенно игнорируют тот факт, что в течение многих веков женщины были полностью отстранены от общественной деятельности, и забывают о том, что в современном мире физическая сила является далеко не главным условием зарабатывания средств для жизни. Однако ограниченность доступа женщин к ресурсам, финансам, к высшим органам власти, которая сохраняется даже в демократических странах, до сих пор сужает сферу самореализации женщин и на Западе, и на Востоке.

     Представления Г. Балтановой о равноправии в браке были бы более полными, если бы она обратилась к «Хидоя», наиболее авторитетным в ханафитском мазхабе комментариям к шариату. Одно из определений брака в этом сборнике – «хранение с целью пользования плотским соитием» (хранитель - муж). В другом месте «Хидоя» устанавливает, что «вено (махр. – С.Ф.) является возмещением за право брачного владения» (объект «брачного владения» - супруга) (3). Таким образом, юридические отношения между супругами отстоят довольно далеко от равноправия и связаны, в первую очередь, отнюдь не с дифференциацией прав и обязанностей между полами. В упомянутых формулах «Хидоя» правомерно видеть патриархатное осмысление супружеских отношений в чистом виде, не обремененное воспоминаниями об отягощении мужчины функцией «добытчика».

     Вопрос об экономической активности женщины, ее занятости перестает быть ее личным делом, нередко диктуется необходимостью содержать семью. Кроме того, существует и увеличивается ряд профессий, где требуется исключительно женский труд, - врачи, учителя, косметологи, психологи, появляются даже семейные инструкторы по аэробике в богатых семьях Саудовской Аравии и Кувейта. И тем не менее сегодня остается немало фундаменталистов – противников женской социальной активности. Так, Саудовские ученые Зухейла Зейн аль-Абедин, Мухаммед Джамаль полагают, что социальная занятость женщин отвлекает их от семьи, потому работающая женщина должна быть скорее нежелательным исключением, чем правилом. Другая группа богословов умеренного толка говорят о том, что женщина не только имеет право, но и обязана работать, если перед ее семьей стоит проблема поддержания достойного уровня жизни. Анализ правоспособности женщин в системе исламского права показывает, что они несут равную с мужчинами ответственность во всех сферах жизни, кроме экономической. Это, разумеется, довольно болезненно воспринимается женщинами в тех исламских странах, где господствует шариат. Поскольку общая тенденция – активизация участия женщин в сфере бизнеса – касается и наиболее традиционных исламских государств, это порождает конфликты. Так, журнал «Лига исламского мира» сообщает о демонстрации женщин, которая проходила в пакистанском городе Лахор в феврале 1985 г. Три группы женщин выступили против унижения их достоинства и ущемления прав в суде и при подписании деловых контрактов, где их свидетельство приравнивается к половине мужского свидетельства.      (Ограничение женщин в свидетельствовании касается их правоспособности не только в экономической сфере, о чем будет сказано ниже.)

      Проблема занятости женщины в значительной мере связана с проблемой свободы общения и передвижения женщины. Многие современные мусульманские традиционалисты и фундаменталисты полагают, что женщина должна большую часть времени проводит в своем доме и не выходить из него без особой нужды и без сопровождения. В критическом памфлете «Что значит быть мусульманкой», направленном против подобной фундаменталистской ограниченности, с горьким пафосом говорится, что женщина может находится вне дома в двух случаях – когда она рождается и когда ее хоронят. На самом деле ислам не ограничивает свободу передвижения женщин, но требует, чтобы она находилась в сопровождении мужчины в целях ее же безопасности.

     Еще сто лет назад один из первых ревнителей женских прав Касим Амин  указывал на два наиболее вероятных источника установленной мужчинами изоляции мусульманок: гипертрофированное чувство ревности у мужчин и их неуверенность в способности сохранить контроль над собой перед искушением, которое заключается в каждой встречной особе противоположного пола, - и спрашивал: «Если мужчины боятся, что не могут устоять перед ними, почему бы им самим не надеть чадру?» (4).

 

Балтанова Г.Р. Мусульманка. Москва, 2005. Комментарии С. Фаизова к книге Г. Балтановой.

 

Сноски и примечания

 

1.Значение и смысл Корана / В четырех томах. Москва, 2002. Т. III. С. 386.

2. Священный Коран: Смысловой перевод на русский язык. Медина, 1425 г. х. С. 516.

3. Хидоя: Комментарии мусульманского права. Т. I. Ташкент, 1994. С. 385.

4. Amin, Q. The Liberation of women. N.Y. 1992. P. 42.

 

Фаизов Сагит Фяритович Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. Ранее не публиковалось. Выше представлен второй фрагмент 3-й главы.

 


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.