Previous Entry Share Next Entry
Тугра - восточный герб России
sagitfaizov



Из альбома: Сагит Фаизов Тугра и Вселенная. Мохаббат-наме и шерт-наме крымских ханов и принцев в орнаментальном, сакральном и дипломатическом контекстах. Бахчисарай – Москва. 2002.

 

 

Тугра - восточный герб России 


     До недавнего времени традиционное представление о российском государственном гербе было связано с образом двуглавого орла, безраздельно господствовавшего на геральдическом Олимпе российского государства. Такое представление было существенном образом скорректировано в течение последних десяти лет (1). Сегодня можно твердо утверждать, что у орла в течение долгого времени, по меньшей мере, на протяжении XVII ст., была геральдическая сестра - тугра, употреблявшаяся в дипломатическом обиходе и представлявшая российских самодержцев на их грамотах монархам и властителям восточных стран.
      Происхождение свое она вела оттуда же. После обретения фактической независимости от Золотой Орды в конце XVI cт. российские великие князья и цари вели спорадическую переписку с Османской империей и интенсивную – с Крымским юртом. Переписка была столь долгой, а очарование тугр столь сильным, что и в Москве было решено создать аналогичный знак для удостоверения и украшения грамот, отправляемых в  страны, которые ныне именуются восточными. Когда это произошло, сказать трудно; первая из сохранившихся российских тугр относится к 1620 г., к времени царствования Михаила Федоровича.
     География адресатов, получавших “тугровые” грамоты российских государей, была обширной: это шахи Персии и падишахи империи Великих Моголов в Индии, ханы и принцы Крыма, Алтын-ханы Монголии, ханы Хивы и Бухары, тайши калмыцких улусов. С  российскими туграми были знакомы северокавказские и азербайджанские владетели - ханы и князья. Но к падишахам Османской империи, родоначальникам тугровой геральдики, грамот с туграми не отправляли, послания к ним украшались растительным золотым узором  с тремя десятиконечными звездами. Объяснение этому довольно простое: Турция была единственной восточной страной, чьи государи в XVII  столетии получали от российских самодержцев послания на русском языке. Тугры же, основанные на арабо-тюркской каллиграфической системе, имели соответствующие словесные формулы и не вписывались в русские тексты.
     На грамотах из Москвы тугра заняла то же - ключевое - место, какое ей принадлежало на османских, египетских и крымских грамотах: над первой строкой текста послания, в середине листа. Сравнительно крупное, сияющее золотом изображение тугры стало впечатляющей доминантой всего художественного пространства царских грамот.
     Изобразительное решение российской тугры отличалается от графического канона основного, крымского, и дальнего ,османского, прототипов. Вместо трех она обрела пять знамен, уменьшилась и почти исчезла пирамидальность нижней части корпуса.(Не исключено, что пятизнаменный канон был создан кремлевскими золотописцами, чтобы избежать отождествления их знака со словом “аллах”, каллиграфия которого силуэтно  близка к крымским туграм.) Особое сходство между российской и крымской туграми объясняется большей интенсивностью переписки Москвы и Бахчисарая и несравненно большей известностью в Москве крымской тугры, нежели османской. Помимо отсутствия двух крупных завитков слева от корпуса знака российскую и крымскую тугры сближает один и тот же параболический изгиб шлейфа - тоже слева от корпуса.
    Российская тугра должна была производить самое выгодное впечатление на адресатов русского царя. Увеличение количества вертикалей-знамен не сделало ее более тяжелой в сравнении с прототипами. Особенной легкостью и законченностью силуэта отличается тугра с грамоты царя Михаила Федоровича крымскому калге Ислам-Гирею, в которой было найдено оптимальное соотношение между линией и окололинейным пространством, достигнуто резонирующее сопряжение звучащих как музыкальный аккорд линий. Над изящно изогнутой “ладьей” буквы “би” вознесены “алифы” и “лямы” - древки ордынских знамен, хвосты которых гибкой волной идут вниз. Их мощная ниспадающая энергия растворяется в плавном изгибе роскошного шлейфа (буквы “нун”) слева от корпуса тугры.
      Позже тугра приобрела более статичный, степенный облик, но не утратила своего изящества.

Писать справа налево сложнее,
чем вспоминать забытое.
Еще сложнее не замечать очевидного;
трудно днем ощущать лунный свет,
а ночью прятаться от зноя.
                                Исмет Шейх-задэ

    В основе изобразительного решения российской тугры лежит творческий метод, характерный для тугровой графики мастеров-хаттатов Османской империи и Крымского ханства и предполагающий сочетание образности арабо-тюркской каллиграфии и предметного изобразительного языка.При этом предметная образность достигалась сугубо каллиграфическими средствами: вытягиванием вертикалей букв над строкой. Хвосты знамен здесь являются лишними со строго каллиграфической точки зрения, но сочетание их с остальными элементами знака безупречно и не разрушает каллиграфической природы тугры. Знамена с конскими хвостами и длинный шлейф тугры вызывают в памяти бесконечную цепь предметных ассоциативных связей, воспоминаний, уходящих в древние кочевые культуры.  
      Но что прочитывали иранский шах или император Великих Моголов в адресованном им знаке московского царя, какой словесный ряд прятался за гордыми знаменами российской тугры?
      Отнюдь не тот же, что в османских или крымских. Оно не указывало имени и титула владельца тугры, а заключало в себе древнюю арабскую богословскую формулу “Би-инайати Рабби-л-аламин” (“Милостью владыки миров”). Одно из коранических имен аллаха не только возвещало близость России к цивилизациям Востока, но и символизировало эту близость.



     Тугра российских самодержцев являла миру совсем иной образ государства российского, нежели величественный двуглавый орел, изображение которого тоже сопровождало все восточные грамоты московского правительства (2). Две  эмблемы составляли как бы парадную свиту посольской грамоты и великолепно дополняли друг друга. Большая или средняя государственная печать с орлом красовалась на внешней стороне грамоты - тугра находилась на внутренней стороне послания, орел воплощал величие российской державы - тугра напоминала о близости этой державы миру Востока, орел охранял и символизировал неприкосновенность послания московского царя - стремительный взлет вертикалей тугры предвосхищал праздничное шествие его торжественных строк: “Тенри табарик ве тагалинен рахими ве инайети берлен...” = “Бога благословенного и всевышнего милостью и благодатью...”.

 

 

Сноски и примечания

          

 1. Уникальный случай изображения тугры царя Николая I на подорожной грамоте описан польским историком З. Абрахамовичем: Abrahamowicz Z. La tughra ottomane de l, еmpereur de Russie // Turcica.1976. Т. VIII/1. P. 231 – 245. Тугры российских самодержцев XVII ст., оставшиеся неизвестными З. Абрахамовичу, впервые описаны С. Фаизовым в 1991 г.: Фаизов С.Ф. Восточный герб России? // Столица. 1991. 38. С. 42.

 2. Происхождение российского двуглавого орла, безусловно, связано с золотордынскими геральдическими традициями. Изображение этой мифической птицы украшало ходившие на Руси в XIVXV вв. золотоордынские монеты и, соответственно, ассоциировалось в общественном сознании с ханской («царской») властью. Завоевание фактической независимости Русью в конце XIV в. положило начало постепенному освоению московскими великими князьями статуса независимого государя (царя), что сопровождалось переносом в российский канцелярский и внеканцелярский протокол, государственную атрибутику символов и протокольных форм, практиковавшихся в бывшей метрополии – Сарае. Наиболее понятным для народа символом обретенного князьями нового статуса (статуса равных царям государей) в конце XV в. и был двуглавый орел, переселившийся с золотордынских монет на печать великого князя. Об ордынских монетах с изображением двуглавого орла см.: Орешников А.В. Древнейшее русское изображение двуглавого орла // Труды Московского нумизматического общества. М., 1899. Т. 2. Вып. 1. С. 13 – 14; Фасмер Р. О двух золотоордынских монетах // Записки Коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР. Л., 1927. Т. II. С. 111 – 112. «Тоже сопровождало…»: изображением орла (основным российским гербом) запечатывали послания, адресованные восточным монархам.

 

Изображения: тугра Иоанна и Петра Алексеевичей на мохаббат-наме 1695 г. к хивинскому хану Аран-Багатырю

                      государственная печать под кустодией на обратной стороне того же мохаббат-наме (силуэт печати проступает на правом поле м.-н.)

 

                Тугра - восточный герб России (параграф из альбома)

 

 


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account