Previous Entry Share Next Entry
Стихи Михаила Анищенко
sagitfaizov
* *
Нам еще рано по небу летать.
Стынут сугробы подобием сопок.
Надо тропинку к дороге топтать
В тысячу триста шагов
и притопок.

Влево и вправо, родная, ни-ни!
Слева — по горло, а справа —
по пояс.
Словно на землю из мутной мазни
Выпала наша бездомная совесть.

В мертвой деревне. По снегу
вдвоем
В черную бездну идем
безвозвратно.
Мы и к дороге уже не дойдем.
И никогда не вернемся обратно.

Господи, Господи, я как слепой,
И не понять, провалившись
по пояс:
Снег нас январский заносит
с тобой
Или давно поджидавшая
совесть…

Падает снег, и поземки метут,
Остервенело заносы вальцуя…
Может быть, в марте нас
люди найдут
Слитых навеки в одном поцелуе.

* * *
Провинция. Пыль да полова.
Уходим и мы насовсем.
Осталось одно только слово,
Одно только слово: «Зачем?»

Зачем мы дороги мостили,
Зачем мы мололи муку?
Россию уже опустили.
«Россиюшка!» — «Ку-ка-ре-ку!»

* * *
В старом доме, в Шелехмети,
Где я мучился вчера,
Отведу дыханье смерти,
Встану с грустного одра.

Закурю и выпью водку,
И друзьями сбитый гроб
Переделаю на лодку,
Плыть и радоваться чтоб.

Поплыву над пеной рынка,
Сделав мачту из весла.
Вместо паруса — простынка,
На которой ты спала.

Поплыву без слез и гнева,
И наполнит свет зари
Простынь белую, как небо,
С красным солнышком внутри.

* * *
Тянет гниющей травою из лога,
Дождик косой, как сапожник, идет.
Родина горькая, словно изжога,
Мучит ночами и спать не дает.

Жутко на родине, словно на плахе.
Люди мычат только «мэ» или «бэ».
Всюду бандиты, ворье, олигархи
И берегущая их ФСБ.

Пьяненький Филя кричит за осотом,
Небо пронзая обломком весла:
«Мне бы командовать натовским флотом,
Чтоб уничтожить империю зла».

Тьма вызревает на гаснущих сводах,
Звезды над нами светить не хотят.
И на идущих во тьму теплоходах
Иерихонские трубы гудят.

* * *
Оракул спит. Пророк охрип.
Лишь шаг от ангела до беса.
Уже сложился «архетип»
России нового замеса.

Здесь ни прибавить, ни отнять:
Приметы нынешнего типа —
Убить отца и трахнуть мать
Без мук и ужаса Эдипа.


Памяти Михаила Неизвестного

Как над пеплом Фив и Рима,
Как над желтой бездной Нила
Что-то вспомнится, вестимо,
Над могилой Михаила.

Ты припомнишь, словно в школе,
То, что дорого едва ли.
Как топил он в алкоголе
Корабли своей печали.

Как его душили новью,
Краской мазали обитель;
Как его горячей кровью
Поливали вытрезвитель.

Как с улыбкою открытой
Был он рад сверчкам и тле;
Как иконою небритой
До утра висел в петле.

Докурив поддельный «Винстон»,
Сам себя вознес туда —
В день согласья и единства,
В день измены и стыда.

* * *
Живу на грани истерии,
За гранью трезвого ума.
Мои награды, словно гири,
Моя известность, как тюрьма.

Хожу по саду туча тучей,
Про неизбывное пою.
Как одинокий Федор Тютчев,
Врагам руки не подаю.

Курю. Над вечностью зеваю.
Молюсь. Вздыхаю: «Боже мой!»
И рот беззубый прикрываю,
Привыкшей к этому рукой. <…>

30.01.2011

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account