?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Мистическая символика Бориса Годунова и ее прочтение боярами
sagitfaizov



Сагит Фаизов

Мистическая символика Бориса Годунова и ее прочтение боярами*

 

«…А про Нас, прирожденного государя своего, не знали, думали, что Мы от изменников наших убиты» (из грамоты Лжедмитрия I боярам)**.

 

     Число 4, обращенное против царя в 1581 и 1584 гг., роковым образом отозвалось на политической судьбе основателя новой династии Бориса Годунова, воплотившись в четыре подряд неурожайных года, которые, вероятно, были поняты его окружением как неблаговоление или гнев Господа к «новому Иосифу», подвергнутому «казням египетским» подобно фараону времен Моисея.
      Оно было тем более роковым, что все четыре убийства, намеченные им в ноябре 1581 г., состоялись, были заявлены им в календарной символике и приняты к сведению теми, кого Годунов устрашал и уничтожал, и одобрены другими, кто его поддерживал. Убийство Годунова состоялось 13 апреля 1605 г. Он был отравлен, и в минуту смерти изошел кровью. Символика «возмездия», примененная заговорщиками, прочитывается в русском календаре, примененном в свое время Годуновым как основной код при вручении царю Федору Иоанновичу рыцарского доспеха. Европейский календарь был использован как вспомогательный – так же, как в акции 22 июня 1584 г. с вручением доспеха.  Полная запись даты «возмездия» по русскому календарю или исходный цифровой ряд 71130813 (апрель – 8-й месяц сентябрьского года). Сумма всех чисел ряда – 24. На первый взгляд, число 24 не несет в себе никакого особенного смысла, не указывает, в частности, как бывало в числовой магии Годунова, на возраст жертвы. Но смысл здесь есть, он закодирован в простой арифметической процедуре: если сойти от 1605 г. (по европейскому календарю) вниз на 24 года (вычитание), то конечная хронологическая ступень придется на 1581 г. – год убийства царевича Ивана Ивановича. Внутри цифрового ряда представлены несколько выразительных символических кругов: в обеих половинах ряда сумма чисел равна 12, обе половины заканчиваются числом 13, а начинаются половины числом 8 (в первой половине восьмерка дана как сумма 7 и 1). Сумма чисел 13 + 13 + 8 + 8 равна 42, числу, которое находится в оппозиции к своему перевертышу - числу 24 (вероятное символизирование конфликта). Первые три цифры исходного ряда – традиционная для магической практики самого Годунова отсылка к Книге пророка Иезекииля, стиху 7:11: «Восстает сила на жезл нечестия; ничего не останется от них, и от богатства их, и от шума их, и от пышности их» (слова Господа, адресованные погрязшему в грехах Израилю).  
  Убийство сына Бориса Годунова царя Федора Борисовича и его матери Марии («ничего не останется от них») 10 июня 1605 г. было если не публичным, то вполне демонстративным действием. За 9 дней до убийства Федор был свергнут с престола. 49 дней пребывания Федора «в царях» и 9 дней его жизни после в дискурсе мистико-символической математики очень красноречивы. 49 дней можно рассматривать как результат и символ действия «семью семь». Но семерка у отца Федора Бориса Годунова была символом приговора, вынесенного Федору Иоанновичу и Дмитрию Иоанновичу 22 июня 1584 г. (Федор Иоаннович правил семь лет до смерти своего брата и семь лет после его смерти). Зловещий для своих противников смысл числа 7 Борис Годунов подчеркнул летом 1586 г., казнив на Красной площадей 7 московских «гостей», сторонников Шуйских (Рюриковичей). Количество наиболее знатных и влиятельных оппонентов Годунова, включая членов царствовавшего дома Рюриковичей, тайно казненных Годуновым, тоже можно учесть равным семи (1). Таким образом, семантика формулы «семью семь» воспроизводит семантику выражения «зуб за зуб». Девять дней, которые прожил Федор после изгнания его из Кремля – это напоминание о царевиче Дмитрии, которому в день смерти шел 9-й год. День смерти Федор встретил под знаком цифрового ряда 71131010. Сумма всех цифр равна14, числу, соответствующему длительности правления Федора Иоанновича, начало которому было положено убийством Ивана Васильевича, завершено убийством Федора Иоанновича, а середина отмечена убийством святого мученика Дмитрия. Две (конечные) десятки второй половины цифрового ряда, вероятно, отождествлялись с персонами Федора Борисовича и царицы Марии. На это, в частности указывает то, обстоятельство, что царевна Ксения Борисовна, находившаяся рядом с матерью и братом в день «возмездия», была оставлена в живых: ее смерть не предусматривалась символикой дня (и могла ее порушить, если бы убийство царевны состоялось).   Первые три цифры ряда напоминают о приведенном выше стихе из Книги пророчеств Иезекииля.



     Обращение оппонентов Годуновых и псевдосторонников Григория Отрепьева к числовым заговорам и числовым демонстрациям в течение двух месяцев, пока Отрепьев приближался к Москве, чисто демонстративная «посадка» на престол Федора Борисовича позволяют предполагать, что убийство Бориса Годунова было подготовлено с той же тщательностью, с какой Годунов готовил свои тайные расправы, и что ситуация в Москве после убийства Годунова всецело контролировалась заговорщиками. Об эмиссарах Отрепьева, появлявшихся в Москве весной 1605 г., хорошо известно, но за действиями толпы, выдворившей из Кремля 1 июня Федора Борисовича, и группы сановников, расправившейся с ним 10 июня, просматривается воля координирующего центра, находившегося в контакте с Отрепьевым. Сам же победитель Годунова, хорошо знакомый с нравами московского двора и не лишенный природных дарований, не чувствовал ловушки, заготовленной ему членами будущей «семибоярщины» (2).

 

* Предлагаемая статья тематически и сюжетно примыкает к статьям «Мистическая символика Ивана Грозного и ее прочтение Борисом Годуновым», «Рыцарский доспех царя Федора Иоанновича и царский слуга Борис Годунов» (в ЖЖ).

** Цит. по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. IV. М., 1960. С. 424.

 

1.        Царевич Иван Иванович, царь Иван Васильевич, царевич Дмитрий Иванович, царь Федор Иоаннович, князь И.П. Шуйский, князь А.И. Шуйский, казначей П.И. Головин.
Александр, Михаил и Василий Никитичи Романовы, братья будущего патриарха Филарета Никитича, умерли «при невыясненных обстоятельствах» в ссылке (Зимин А.А. В канун грозных потрясений. Предпосылки первой Крестьянской войны в России. М., 1986. С. 182).

2.        Очень важно в этом дискурсе мнение С.М. Соловьева: «…Если Польше или иезуитам было выгодно появление самозванца и смута, имеющая оттого произойти, то внутренним врагам Бориса, терзавшимся мыслью, что Годунов на престоле, грозимым ежечасно тяжелою опалою, это появление было более чем выгодно, оно вполне соответствовало их цели, ибо им надобно было орудие, которое было бы так могущественно, что могло свергнуть Годунова, и в то же время так ничтожно, что после легко было от него отделаться и очистить престол для себя» (Соловьев С.М. Указ. соч. С. 405). Важен также тот взгляд С.М. Соловьева на происхождение самозванца, что Григорий Отрепьев  считал себя действительным Дмитрием Ивановичем и что вся его биография до бегства из России была задумкой и долгосрочной акцией группы лиц, близких к престолу (Соловьев С.М. Указ. соч. С. 401-405). Портрет В.И. Шуйского, помещенный выше, не подразумевает, что он был членом "семибоярщины", но в 1605 г. и ранее, вероятно, именно он возглавлял оппозицию Годуновым.

Изображения
Портрет Григория Отрепьева. Из: http:www.spsl.nsc.ru/history/descr/spis66.htm
Портрет Василия Ивановича Шуйского. Из: http://www.svet999.ru/Air_future/Katastrof.htm
Убийство Федора Годунова. Из: http://monarchy.ucoz.net/publ/praviteli_gosudarstva/cari_ruvsskie

Опубликована 27 июня 2011 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.