Previous Entry Share Next Entry
Федор Курицын и его памфлет. Часть 2.
sagitfaizov


Сагит Фаизов

Федор Курицын и его памфлет
 
   
Сюжеты

Венчание на царство разумного отрока.  Отрок венчается после вызволения патриарха из темницы. Это наиболее тяжелая сцена для читателя, если он понимает ее действительный смысл. Текст: «И вниде патриарх во церковь и сотвори молитву, яко же подобает патриярхом; и постави патриарх над царем (отроком. – С.Ф.) на главе турей рог с маслом древяным; и воскипе рог на нем, и благослови его патриярх на царство». Образ рога с маслом подчеркнуто амбивалентен. По одной линии уподобления он роднится с архетипической чашей-"выявительницей", известной в частности, у древних осетин, жидкость в которой вскипает, если тот, кто поднял чашу, говорит правду или приносит правдивую клятву*. По другой линии, он уподобляется орудию казни: вскипающее в роге масло неизбежно должно было обжигать голову отрока, венчание тождественно жестокой пытке. Амбивалентность венчания, одновременное его осуществление и неосуществление демонстрируется автором повести-памфлета также через дополнительную, вербальную энигматику – двойную семантику турьего рога. Турий рог, как известно, изогнутый, кривой. Существует множество кривых или прямых рогов почитаемых животных, но автор выбирает для венчания именно турий. Похоже, он и в этом случае опирается на сходство русского и татарского слов. В татарском языке есть слово «туры» со смыслом «прямой». Одно и то же слово, таким образом, воплощает в себе два взаимоисключающих смысла. Посредством противопоставления двух скрытых чаш и словосочетания «турей рог» автор как бы спрашивает старшего великого князя, венчал он внука или пытал. Вместе с тем, вполне вероятно, что формант "тур" - вкупе с энигматикой чаш (см. ниже) отсылает читателя к образам короля Артура и рыцарей Круглого стола, искателей Святого Грааля (по версии написанного в XII в. романа "Сказание о Граале, или Персеваль" Кретьена де Труа). Весь сюжет с венчанием на царство является гиперусловным, поскольку о подлинном венчании на царство автор повести рассказывает в сюжете сватовства к царской дочери и венчания с ней. 
Подлинное венчание на царство разумного отрока. Проекция сюжета сватовства разумного отрока к царской дочери на действительное (неоспоримое) венчание отрока на великое княжение заключена в символике чисел сюжета сватовства 7 (количество дней, в течение которых царевна размышляла над предложением о замужестве) и 8 (на восьмой день она дала положительный ответ), сумма которых равна 15. Тому же числу 15 равно и суммарное значение букв слова "Русия". Разумный отрок венчается с Русью-Россией, "и бысть радость паче велия во царствии том". Примыкаемое к венчанию и завершающее сюжет действие с завещанием Добросмысла о передаче престола Кирьяку и закреплении старейшинства за Василием Кудрявцем номинируется автором повести как неосуществленное - через двукратное незавершенное написание глагола "приказал" (без "л"), но благоприятная символика конечного числового значения глагола при его полном двукратном написании, равного 8, показывает, что к моменту написания памфлета Федор Курицын еще не потерял надежду на реабилитацию Дмитрия Ивановича. 
Аудиенции у царя. Димитрий Басарга был принят царем четырежды. Вместе с сыном и рабом побывал во дворце трижды. Между первой (только для купца) и второй аудиенциями прошло три дня, между второй и третьей – только ночь, между третьей и четвертой, в ходе которой царь был убит отроком, – пять дней. Ночь в повествовании не названа, поэтому в понимании символики чисел может не учитываться. Всего в сюжете «аудиенции» задействовано восемь упоминаемых дней. Но если считать, что 2 аудиенция состоялась на 4-й день после первой, третья – на пятый день после первой, а четвертая – на пятый день после третьей, вся процедура аудиенций заняла 10 календарных дней. Таким образом, в календарной структуре аудиенций особо задействованы 4, 5, 8 и 10 дней, и совокупность этих чисел точно отражает макроструктуру истинного текста «Лаодикийского послания», находясь в перекличке и с начальным, зашифрованным текстом послания[5]. Сопоставление микросюжетов 4, 5, 8 и 10 дней с соответствующими конструкциями-строчками послания обнаруживает очевидные смысловые сопряжения между двумя текстами.  В 4-й день сюжета «аудиенции» разумный отрок, разгадавший загадку о расстоянии между востоком и западом, впервые удостоился похвалы от царя «что ему (царю. – С.Ф.) добре разумно отвечал»; четвертая конструкция послания утверждает: «Дар [чюдотворения] мудростию усилеет» (слово «чюдотворения» факультативное).  В 5-й день сюжета отрок разгадал загадку с явным научным содержанием (об испарении и конденсации воды) и «дивися же си царь разумному его ответу»; пятая конструкция послания гласит: «Старейшина ему наука преблаженная». 8 дней в сюжете не имеют порядкового значения, вводя 8 дней совокупных пауз между аудиенциями,  автор повести напоминает о восьми конструкциях между 1-й и 10-й конструкциями послания и восьми ступенях двойного тетраграмматона-тетраксиса, подчинявшего себе всю макроструктуру послания. В 10-й день сюжета отрок отрубает мечом голову царю, чтобы он «не смеялся над христианами» и провозглашается царем; десятая конструкция восстановленного текста послания гласит: «Страх Божий на челе добродетели», десятая конструкция исходного текста (она же девятая восстановленного текста) утверждает: «Сим (страхом Божиим. – С.Ф.) вооружается душа». Отсылая читателя в связи с эпизодом отрубания головы царю к 10 (9) строке послания автор повести как бы предлагал подумать об одной из вероятных конкретных ситуаций, когда «душа вооружается страхом Божиим», но рисковал быть понятым своими оппонентами совсем иначе: формулы «Страх Божий на челе добродетели» и «Сим вооружается душа» могли быть прочитаны как сакрализованная санкция на лишение жизни невыдуманного Несмеяна Гордяича. Возможно, в связи с опасностью такого прочтения  формул Федор Курицын и закодировал перемещение 10-й строки исходного текста на 9 конечного, истинного. Однако он не удержался от того, чтобы не усилить угрожающий прообразовательный смысл 9-й строки конечного смысла. Эта акция была им предпринята не в «Повести о Басарге», а в «Сказании о Дракуле» (которое номинируется также как повесть).
Сказание завершается фиксацией двух дат (списания сказания и переписки) и имени переписчика – Ефросин. Числовое значение этого имени совпадает с числовым значением имен Борзосмысл и Феодор – 33 и 33 (энигматика духовного родства). Числовое значение первых четырех букв лексемы «Ефросин» равно 18 и в конечной сумме равно 9 – порядковому номеру конструкции «Сим вооружается душа» в восстановленном тексте «Лаодикийского послания». Слово «вооружается» имеет здесь порядковый номер 33, а имя Ефросин находится в родстве с «сим» по созвучию. Различие между формантом «син» и местоимением «сим» по численному показателю заключается в превосходстве «син» на одну единицу (м = 4, н = 5) – что следует рассматривать энигматическим обозначением действия «прибавить». Но в силу того, что «сим» в тексте послания имеет порядковый номер 32, при преобразовании равный 5, автор кодировки уравнивает «сим» и «Ефросин» в поле текста и допускает возможность замены «сим» на «Ефросин». Так рождается словосочетание «Ефросин-Феодор вооружается» - словосочетание, которое вместе со сценой казни царя разумным отроком в «Повести о Басарге»  и стало причиной беспрецедентно жестоких расправ с псевдоеретиками. Приведенное наблюдение позволяет уверенно отнести авторство "Сказания о Дракуле" к Федору Курицыну.
     Две даты «конечного протокола» «Сказания о Дракуле», закрепленные в словах: «В лето 6994 февраля 13 прежь писал, та же в лето 6998 генваря 28 вдругье переписах, аз грешны Ефросин», - с разницей между датами в 4 года и 15 дней дополнительно привязывают сказание и к ситуации вокруг пожизненного заключения Дмитрия Ивановича и его матери в тюрьму, и к «Лаодикийскому посланию». Указанная выше разница между датами точно совпадает с разницей между 4 февраля 1498 г., когда Дмитрий Иванович был венчан как великий князь, и 11 апреля 1502 г., когда великий князь и его мать были заключены в тюрьму[6].
      В неправильно написанном «вдругье» с числовым значением 19 закодировано имя апостола Павла – с тем же числовым значением, а в структурной и функциональной паре этого слова –  в «прежь» - закодирована отсылка к 14 речению 5 главы Послания апостола к римлянам (сумма числовых значений «пре» равна 14, формант «пр» прочитывается также как «послание римлянам», формант «е» - 5): «Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего». Фиксации месяцев «февраля» и «января» с числовыми значениями 17 и 18 отсылают к словам и словосочетанию послания «ему наука» с порядковыми номерами 17 и 18, следующие после февраля и января числа 13 и 28 с суммарным значением заключенных в них цифр 14 указывают, кому «наука» - Дмитрию (по признаку возраста), а текст послания подсказывает, от кого: «Старейшина ему наука» (5 конструкция восстановленного текста).
     В том же «конечном протоколе» можно прочитать отсылку к тетраграмматону и десяти строкам послания, поскольку обе даты, взятые как 6994.02.13→6998.01.28 и 1486.02.13→1490.01.28 в конечной сумме своих значений образуют 10.

Звезда над прозрачным морем

Звезда. В поле референтных связей календаря повести находятся, помимо "Лаодикийского послания", Откровение Иоанна Богослова и графическая символика сакрального происхождения. Прочтение такого рода связей обеспечено особого рода взаимоотношениями между названными автором числами календаря. Их всего шесть. Из  них три статичные (паузы между аудиенциями во дворце и количество дней размышления царевны над предложением разумного отрока о замужестве - третья пауза) и три порядковые (дни, следующие за паузами). Если взятые вместе статичные числа и взятые вместе порядковые числа расположить в виде дроби (статичные в числителе), то станут очевидными особые связи между числами. Сумма всех чисел равна 33. Суммы чисел трех вертикальных столбцов - 7-11-15 - возрастают с разницей в 4 единицы, суммы чисел двух горизонтальных строк 15-18 различаются между собой на 3 единицы, но, поскольку первая сумма вертикального ряда совпадает с последней суммой столбцов, то вертикальные и горизонтальные значения образуют единый ряд: 7, 11, 15, 15, 18  (с общей суммой 66). Дробь наделена также выразительной геометричностью. Ее противоположные "угловые" числа и средняя вертикальная пара отмечены одной и той же суммой 11 (3 + 8 = 11, 4 + 7 = 11, 5 + 6 = 11).

3  5  7
4  6  8


Если соединить числа каждой пары линиями, то получится шестилучевая звезда - секстиль астрологии, древний восточнославянский символ Перуна-громовержца[7], геометрическая основа гексаграммы - практиковавшихся в средние века и позже "щита Давида" (в пражской иудейской общине официально с XIV в.[8]) и "Соломоновой печати".







В христианской символике шестилучевая звезда трансформировалась в христограмму двух видов: ХР (первые буквы имени Христос) и IХ (первые буквы имени Иисус Христос).



С построением дроби-звезды обнаруживается чрезвычайное репродуктивное преимущество числа 11 в этой математико-графической композиции: к трем 11 звезды прибавляется 6-кратность 11 в 66 (в силу того, что 66 сумма первоначальных 6 чисел.) Таким образом, число 11 представлено в дроби-звезде 9 раз, что имеет своим числовым выражением 99 и в преобразовании 18 и 9. Число 11 сочетания имен Дмитрия Ивановича и Елены Стефановны и упоминание крестообразного хождения солнца в связи с этими именами образуют двойную положительную связь дроби-звезды с этими персонами: на них падает благословение креста-христограммы и они же находятся в поле благоприятных прообразовательных значений числа 9.



     Числу 9 в конечном преобразовании равна и сумма числовых значений слова "откровение". Сумма чисел верхней строки дроби, равная 15, указывает на сумму числовых значений первых букв именования "Откровение Иоанна": "О" (7) и "И" (8). Сумма чисел 3 и 5 того же ряда равна сумме числовых значений букв имени Иоанн (8), а последняя 7 вновь репрезентует букву "О". То же число 15 указывает на одну из нужных автору глав Откровения, а разница между числами верхней и нижней строк дроби в вертикальных парах в 1 единицу, прибавленная к 15, указывает также на 16 главу. Номера глав энигматически закреплены также в числах "морской" темы: 30 днях шторма, 330 кораблях, стоящих у причала, и 330 хозяевах кораблей - купцах, сидящих в темнице. Сумма приведенных чисел равна 15. Прибытие корабля Басарги к граду увеличивает количество кораблей и совокупное число 15 на единицу и указывает 16 главу. Отсылка к этим главам подкреплена референтной связью между шестью чашами с медом из повести и семью чашами "гнева Божиего", которые проливают семь ангелов на землю, море, реки и источники вод, солнце, престол зверя, реку Евфрат и воздух.



Акцент, который автор повести внутри этих связей сделал на 6 чашах, объясняется тем, что пролитие чаши седьмого ангела означает окончание битвы Господа с воинством зверя и наступление дня Спасения, срока которого автор не знает. В повести он описывает предвосхищение Судного дня. 4-й и 5-й дни повести, разрыв между которыми не номинирован словом "день" и которые он предлагает воспринимать как один день, отсылают читателя к чашам четвертого и пятого ангелов: "Четвертый ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем. И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать ему славу" (8 и 9 стихи), "Пятый ангел вылил чашу свою на престол зверя: и сделалось царство его мрачно, и они кусали языки свои от страдания, и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих" (стихи 10 и 11). Череда наиболее важных для автора повести речений завершается 11 стихом, который в этом случае находится в коррелятивной связи с числом 665 (66 + 5 единиц присутствия единицы в дроби {две в числителе и три внутри пар вертикальных столбцов}). Добавление лишней единицы, спрятанной в имени "Гордяич" ("йа" = 1) способно превратить 665 в "число зверя" - 666.  
Чаша Грааля. Энигматика чаш повести связана также и с чашей Грааля, которая, по преданию, была той самой чашей, о которой Иисус Христос сказал на Тайной вечере: "Сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается " (Луки, гл. 22, стих 20). Само слово "чаша" начинается с буквы, имеющей числовое значение 9.  Сумма числовых значений слова "Грааль" также равна 9. Девятку образуют также два декларируемых имени разумного отрока Борзосмысл и Добросмысл (33 + 30). И именно отрок предлагает отцу и рабу прятать чаши "в недра свои". "Недра" в тексте повести вовсе не "одежды", как полагают комментаторы. Главный смысл этого нелепого слова состоит в обеспечении энигматической проекции микросюжета на слово "орден" и словосочетание "орден Тамплиеров". Для достижения своей цели автор использует целую систему референтных энигматических связей. К слову "орден" он читателя выводит через ретроскрипцию (обратное чтение) слова "недра" ("недро"). Слово "орден" в сумме значений своих букв заключает число 100. Слово "недра" (с числовым значением 16), произносимое отроком 5 раз, порождает число 80. Произнесенная разумным отроком трижды формула "царево деяние не ходит (не отходит) вспять" суммой числовых значений первых букв слов также порождает число 80. Совокупное числовое значение "недр" и трехкратной формулы с «царевым деянием» равно 160, или 16. Добавление к полученному числу единицы слова "орден" (100 = 1) приводит к числу 17 и конечном итоге к 8, то есть к имени Иоанн и восьми ступеням двойного тетраграмматона-тетраксиса, воплощающего в себе образ Небесного Иерусалима. Пятикратное произнесение отроком слова "недра", маскирующего слово "орден", в своей референтной связи отсылает читателя к слову "тамплиер" с конечной суммой числовых значений своих букв, равной 5. Орден тамплиеров, как известно, был учрежден для обеспечения безопасного путешествия паломников в земной Иерусалим. Не исключено, что Курицын проецировал образ Ордена тамплиеров, ликвидированного в XIV в., на свою организацию или поддерживал связи с тайно действовавшими наследниками тамплиеров[9]. В Португалии орден в конце XV в. действовал, по существу, легально, переименованный в орден Христа, под его флагом Васка да Гама в 1497-1499 гг. совершил плавание к берегам Индии[10].
"Стеклянное море". К образу охваченного огнем "стеклянного моря", которое видел апостол и Богослов Иоанн и которое он упоминает в 15 главе Откровения, отсылает само слово "море", сумма числовых значений букв которого равна 17, и слово "корабль", конечная сумма числовых значений букв которого равна 5. Сумма цифровых обозначений главы 15 и 2-го стиха, в котором описывается "стеклянное море", равна 17. Поэтому корабль Басарги и разумного отрока, символизировавший корабль веры[11], плывет по "стеклянному морю, смешанному с огнем",
и "победившие зверя и образ его,
и начертание его,
и число имени его
стоят на этом стеклянном море,
держа гусли Божии,
и поют песнь Моисея, раба Божия,
и песнь Агнца, говоря: велики и чудны дела твои, Господи Боже Вседержитель! праведны и истинны пути Твои, Царь святых!" (стихи 2-3).

     Таков открытый текст неординарного интеллектуала и позднего тамплиера ранней России. Он, также, как текст "Лаодикийского послания" и "Сказания о Дракуле", находился" в эпицентре того драматического конфликта, который пережило русское общество в первые десятилетия становления суверенного государства и который потряс его государственные и религиозные институты. Завершение конфликта победой сторонников Иосифа Волоцкого и великого князя Василия III предопределило основные парадигмы как политико-правовой эволюции Руси-России, так и взаимоотношений церкви и государства в течение всего XVI столетия. Однако произведения Федора Курицына не были забыты и продолжали оказывать влияние на развитие общественной мысли, литературы и в значительной мере - государственных институтов. Самый известный адепт Курицына в XVI ст. - сын его политического противника           Василия III - царь Иван Грозный, знавший подлинный текст "Лаодикийского послания" и подлинные смыслы "Повести о Басарге". Поклонник тетраграмматонов Курицына Грозный не ограничил свою привязанность к наследию лидера новгородско-московской "ереси" созданием архитектурных символов и литературных реминесценций, генерированных текстами  Федора Курицына. Он создал свой "орден тамплиеров", который имел одной из своих генезисных линий блистательную публицистику Федора Курицына, но был явлен миру ужасающей пародией на его орден. Известно, как он почитал своего отца и деда. Но он, давший своим сыновьям имена Дмитрий и Федор, видимо, испытывал особые чувства к памяти замученного его дедом и отцом Дмитрия Ивановича и высоко ценил творчество и многообразную государственную деятельность учителя Дмитрия Ивановича. Похоже, что он всю жизнь пытался примирить в себе мировоззренческое и политическое наследие одних с мировоззренческим и политическим наследием других. И, похоже, это ему не удалось.
 
 Сноски и примечания

* О древнеосетинской (нартовской) чаше-"выявительнице", номинированной таким образом Ж. Дюмезилем, см: Цагараев В. Жизнь и творчество Сосланбека Ездиева // http://www.anaharsis.ru/semiot/edziev/edziev_2.htm
[1] Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетий: (Очерки социально-политической истории). Москва, 1982. С. 216.
[2] Текст повести в редакции, опубликованной в издании: «Изборник» (сборник произведений литературы древней Руси. Москва, 1969. С. 446-453. См. также в Сети: http://www.infoliolib.info/rlit/drl/basarga.html.
[3] Скрипиль М. О. Повесть о Басарге // История русской литературы. В 10 тт.
М.-Л., 1945.  Т. II. Ч. 1. С. 340—345 // http://feb-web.ru/feb/irl/il0/il2/il2-3402.htm
[4] РГБ. Отдел рукописей. Ф. 256. Ед. хр. 2. Л. 65.
[5] См. тексты: Сагит Фаизов Лаодикийское послание: восстановленный текст древнерусского литературного памятника // sagitfaizov.livejournal.com/
[6] Об этом акте см.: Зимин А.А. Россия на рубеже… С. 197-198.  «Повесть о Басарге» при этом необязательно датировать временем после 11 апреля 1502 г. Адресованный Дмитрию Ивановичу призыв стать в защиту своих прав и сохранение автором веры в вероятность осуществления совместного с Василием Ивановичем правления Дмитрия Ивановича заставляют предполагать, что памфлет был написан до 11 апреля 1502 г., но в то время, когда Дмитрий Иванович и его мать были уже отстранены от власти и находились под домашним арестом.
[7] О «Перуновом знаке» см.: Силаев А.Г. Истоки русской геральдики. Москва, 2002. С. 20-21; http://www.silaev-ag.ru/heraldry/vernisage_6
[8] http://ru.wikipedia.org/wiki/
[9] Осмоловский А. История Ордена тамплиеров // http://www.templarhistory.ru/symbolics_of_the_templars/
[10] Ионина Н. 100 великих наград // http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/ion_100/08.php; Изображение одного из кораблей Васка да Гамы: http://windgammers.narod.ru/Korabli/San-Gabriel.html
[11] Конечная сумма числовых значений слова «корабль», равная 5, находится в аппрезентационной связке с порядковым номером слова «вера» «Лаодикийского послания» исходного и восстановленного текстов.

Иллюстрации
Шестилучевая звезда. Источник копирования: ru.wikipedia.org
Древние шестилучевые изображения. Источник копирования:http://www.silaev-ag.ru/heraldry/vernisage_6
Гексаграмма. Источник копирования: sigils.ru
Христограмма. Источник копирования: chernov-trezin.narod.ru
Христограммы и кресты. Источник копирования: http://www.silaev-ag.ru/heraldry/kirch_text_1
Белорусский орнамент, воплощающий схему годичного хождения солнца. Источник копирования: http://fotki.yandex.ru/users/logograd/view/211011/?page=1
Плиты пола церкви Михаила-архангела. Нижний Новгород. Источник копирования: http://www.silaev-ag.ru/heraldry/vernisage_6
 

Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Опубликована 4 ноября 2011 г.














Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account