?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Агриков меч. Из заметок на оборотках
sagitfaizov

Сагит Фаизов

Агриков меч. Из заметок на оборотках

- Хэлло! Ю фром зэт сайд?
- Да, - ответил я. - То есть йес.
Аркадий и Борис Стругацкие Понедельник начинается в субботу




В повести "О Петре и Февронии" один из большого ряда загадочных предметов, а, может быть, и самый загадочный, это Агриков меч, которым князь Петр убивает "неприязненного змия". Предлагаю чтение фрагмента повести с эпизодом убийства "змия" с привлечением английской лексики, которая не раз использовалась авторами круга Ф.В. Курицына для закрепления скрытых смыслов в текстах и которая, похоже, использована для кодировки наименования "Агриков". В приведенном ниже фрагменте буква "ять" обозначена посредством латинской буквы "b". Источник цитаты - текст повести, хранящийся рукописном отделе РГБ: Ф. 310. Ед. хр. 360. Л. 3.



Несколько слов о микросюжете, предшествующем убийству "змия". Взявшийся спасти брата и его жену от "змия" Петр посещает брата, затем его жену, пребывающую в отдельной "храмине", видит у снохи брата и, заподозрив, что тот на самом деле "змий", принявший облик брата, возвращается назад, видит брата там, где оставил, и в разговоре с ним убеждается, что у снохи действительно видел "змия".

Текст

И вземъ мечь той, нарицаемый Агриков, и прiиде во храмину к сносb своей, виде ï видb sмïя зракомb яко брата ï се твердо укрbпився, яко нbсть брата его, но прелестникъ sмiи. И ударив его мечемb. Змïи же явися, яко же естеством прежним и начать трепетати. И бысть мертвъ, и окропи ближнаго князя Петра кровiю своею. Он же от не прияsненнаго того крови острупе i язвы (быша) многи прïим и прïиде на него болbзнь тяжка sbло i искаше во своем одержанiи врача.

Комментарий

"Агриков мечь". Основная часть наименования меча формант "Агрик" является контаминацией производных от английских лексем "Age" ("старость", "старческая немощь") и  "rig" (с одним из его смыслов - "вооружение"). В предшествующих публикациях я сообщал о своем наблюдении, что под именем Петра в повести выведен великий князь Иван III, а в сюжетных линиях произведения дана характеристика его взаимоотношений с несколькими женщинами и ближайшими родственниками. Образ Агрикова меча, вероятно, находится в контексте той сюжетной линии, которая рассказывает об интимных связях Ивана III с женщинами, а словосочетание "Агриков мечь" имеет своей конечной аппрезентационной областью специфическое "вооружение" великого князя, преодолевающего свою старость победами на полях альковных сражений. В случае с женой его родного брата Андрея Мезецкого Еленой победа на альковном поле сопровождалась убийством брата - о чем, собственно, цитированный выше текст и рассказывает. Выразительно в этом дискурсе числовое значение рассматриваемого словосочетания. Оно наделено удивительной автохтонной корреляционной особенностью: все три его формально-грамматические конституции (базовый формант наименования - "Агрик", именование "Агриков" и словосочетание в целом имеют одно и то же конечное числовое значение, равное 6: 1+3+1+8+2 = 15→6; 1+3+1+8+2+7+2 = 24→6; 1+3+1+8+2+7+2+4+5+9 = 42→6). Таким образом, основной числовой показатель словосочетания - 666 - число Зверя (дьявола). 
"К сносb своей". В этой субконструкции важен конечный числовой показатель форманта "сносb". Он равен 7. То же число отличает имя Андрей. Автор повести здесь подсказывает, к чьей жене пришел "Петр", а точнее, с чьей женой он был связан особенными отношениями.
"яко нbсть брата его, но прелестникъ sмiи". Субконструкция включает два оппозиционных по числовым значениям форманта "нbсть (1) брата (6)" и "прелестникъ (6) sмiи (1)", наделенных конечными числовыми значениеми, равными 7. Оппозиционность формантов означает тождественность брата и "sмiя" (указание на убийство брата), а имя брата дополнительно подсказывается числом 7. В отдельной оппозиции находятся лексемы "нbсть" и "sмiи", имеющие равное числовое значение. Здесь автор подчеркивает, что за видимым текстом существует другой, в котором нет змея, но есть брат. Числовое значение каждой из двух лексем совпадает с конечным числовым значением имени "Андрей Угличский", равным единице. Дополнительное указание на присутствие брата за "sмiем" дано в противительном союзе "но", прочитываемом как ретроинскрипция "он" и англицизм "no" ("нет"): в предшествующем микросюжете  местоимением "он" обозначен "брат", убеждающий Петра в том, что тот у снохи видел змея (на самом деле Петр разговаривал со змеем); "no" корректирует (отрицает) замещение брата змеем в эпизоде убийства. Однако амбивалентность форманта "но" не случайна: в рассматриваемом микросюжете змей прописан в трех формах: "sмïя", "змïи" и "sмiи", из которых первые два имеют числовое значение, равное 2 (указание на присутствие негативного "змеиного" начала в обоих братьях), последняя - 1 (в сочетании с маркером 2 указывает не только на условное тождество Андрея Угличского со змеем, но и на имманентность "змеиного" начала в князе Андрее). Сам по себе змей маркирован автором сугубо положительным числовым маркером, равным 3, - в словосочетании "лытящаго змiя" в начале повести, где отрицательное значение 2 появляется только в сочетании с определением "лытящаго" (болтающего попусту)*.




"окропи ближнаго князя Петра кровiю своею". Наиболее важные кодировки скрытого текста даны в словах "кровiю своею". Конечное числовое значение первого слова, равное 4, указывает на присутствие адюльтерной составлющей в убийстве Петром  (Иваном III) своего брата (4 - обычный маркер плотского разврата великого князя и иных лиц в текстах авторов курицынского круга, наряду с числами 5, 8 и 9 {в зависимости от контекста}). Семерка конечного числового значения второго слова в очередной раз подсказывает, чья кровь была пролита от удара Агриковым мечом.
"от не прияsненнаго". Первые две лексемы  имеют одно и то же конечное числовое значение - 1, вторая - 9. Две единицы первых лексем в данном случае, вероятно, символизируют значение "два брата". Девятка указывает на адюльтерную составляющую их конфликта (промежуточная аппрезентационная область - словосочетание "дев ять").
"острупе i язвы (быша)". Числовые значения слов: 3 1 9 (1). Сумма значений: 14→5. Примечателен числовой состав лексемы "острупе": формант "трупе" имеет то же числовое значение, что и лексема в целом (указание на необходимость отдельного чтения формантов "ос" и "трупе"). "Ос" имеет числовое значение 9. Сочетание девятки и тройки в одном слове при том, что сугубо положительный символ "три" маркирует слово "трупе" (труп), имеет своей конечной аппрезентационной областью (смыслом) отречение от Троицы убийцы брата**.
"болbзнь тяжка sbло i искаше". Вероятное сообщение (напоминание) о датах ареста и смерти князя Андрея Угличского. Конечное числовое значение лексемы "тяжка" - 6, то же число получается, если сложить все цифры даты 1491 г., когда князь Андрей был арестован. Конечное числовое значение "sbло i искаше" равно 8, предшествующий показатель - 17. Числу восемь равна и сумма цифр даты 1493 (год смерти князя), предшествующий показатель - 17. Начинающая конструкцию лексема "болbзнь" своим конечным числовым значением, равным 4, указывает виновника ареста и убийства князя Андрея.

Сноски и примечания

* Поливариантное и в некоторых отношениях амбивалентное отношение к образу змея как в светских стратах русского общества, так и в среде духовенства предопределялось существованием в текстах Священного Писания коннотаций, наделяющих змей полярными функционально-этическими качествами. На одном полюсе символических градаций находился Иисус Христос, сказавший: «И якоже Моисей вознесе змею в пустыни, тако подобает вознестися Сыну Человеческому» (Новый Завет. Ев. от Иоанна. 3, 14), на другом – змей-искуситель. Между ними пребывает благочестивый царь Езекия, названный в пророчестве Исайи «змеем парящим», и Дан - «змий на пути, седяй, угрызая пяту конску» (Ветхий Завет. Бытие. 49, 17) (последний образ позже был перенесен на дракона иконописного сюжета «Чудо св. Георгия о змие»). Противоречивое, во многом положительное восприятие змея в русском обществе подпитывалось также суммой положительных коннотаций в образе змея в устном народном творчестве и народных обычаях. См. об этом: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов. В 3 томах. Т. 2. Москва, 1868. С. 509-517, 530-541.

** Спустя три года после смерти брата, умершего в тюрьме, Иван III призвал митрополита и епископов, "прося у них прощения о своем брате, князе Андрее Васильевиче, что своим грехом, несторожею, его уморил" (Зимин А.А. Россия на рубеже XV - XVI столетий: Очерки социально-политической истории). Москва, 1982. С. 144).


Другие публикации автора о Петре и Февронии

Фаизов С.Ф. Повесть о Петре и Февронии: кто есть кто в начале текста
Опубликована 20 января 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com

Фаизов С.Ф. Пикник Петра и Февронии на берегу Оки. Из заметок на оборотках. Опубликована 24 января 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com
Фаизов С.Ф. Нравоучительная беседа Февронии и злоумышленника о свойствах воды. Из заметок на оборотках. Опубликована 5 марта 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com

Иллюстрации

Князь Петр приходит к снохе с Агриковым мечом. Клеймо иконы. Источник копирования: http://www.liveinternet.ru/users/margo29/post182705246/
Князь Петр убивает змея. Источник копирования: http://svportal.ru/artikuls/suprugi-petr-fevronija.html
Меч Тутанхамона. Источник копирования: http://www.myarmoury.com/home.html



Фаизов С.Ф. Агриков меч. Из заметок на оборотках
Опубликована 8 марта 2012 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.