?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
"Сказание о Мамаевом побоище" и сын Аврама Измаил
sagitfaizov

Сагит Фаизов

"Сказание о Мамаевом побоище" и сын Аврама Измаил




Предлагаемый анализ скрытых смыслов первых трех предложений основной части «Сказания о Мамаевом побоище» осуществлен на основе текста, опубликованного Т.В. Диановой в 1980 г. (изд-во «Советская Россия», Москва) и хранящегося в Государственном историческом музее (собрание Уварова, № 999а, список сер. XVII в.).

Текст, представленный Т.В. Диановой, относится к числу иллюстрированных. Для понимания происхождения «Сказания» исключительное значение имеет заставка-рамка первого листа рукописи 999а, характеризуемая Т.В. Диановой как растительный орнамент. В верхней части заставки она отмечает семь букв (к, а, ш, о, а, н, п), по поводу которых исследовательница отозвалась, что «возможно, здесь скрыто имя мастера, выполнившего украшения книги: такая тайнопись иногда встречается в рукописных книгах, но не всегда ее удается расшифровать». Запись, на мой взгляд, прочитывается легко, но букв там восемь и их состав несколько иной: к, а, ш, и, о, п, а, и, а. Первые четыре буквы представляют собой инскрипцию слова «ишак», следующие две буквы читаются в обычном порядке: «оп»; три последние буквы образуют собой две оппозиционные пары, одна из которых («аи») инскрипция (требующая обратного чтения), другая читается в обычном порядке: «иа», «иа». Вся запись является фиксацией разговора погонщика с ослом (ишаком): на понукание погонщика: «оп», - осел отвечает: «иа», «иа». Тот же осел дважды изображен на заставке: первое, большое изображение дано посередине верхней рамки, куполообразная морда осла с торчащими зубами как бы вгрызается в коронообразный широкий лист растения, уши осла торчат в виде верхних лепестков аканта, обрамляющего морду осла. Второе, небольшое изображение присутствует в виде фигурки осла под зеленой попоной на морде осла большого. Цвет попоны условен; если отвлечься от раскраски попоны, то становится понятным, что попоны на животном нет, на рисунке изображен осел породы Пуату с характерной длинноворсной шерстью и не менее характерным конечным числовым значением именования породы - 2. Большой осел одноглазый, единственный его глаз – это буква «о». Метафорой одноглазого осла художник как бы говорит читателю: не будь подобен такому ослу, читай двумя глазами и ты увидишь то, что не видят другие. Совокупный образ двух ослов амбивалентен: помимо насмешки над мистификационной природой «Сказания» и читателем-профаном, он олицетворяет двух благородных «ослов» скрытого текста «Сказания» - ветхозаветного Измаила и великого князя Дмитрия Ивановича, внука Ивана III (об этом ниже). 



Фрагмент текста

Хощемъ, братïе, начати нωвыя побbды, како случися брань на Дону православным христïяномъ з безбожными агаряны, како возвыси Богъ рогъ христïянъскïи, а поганыхъ оуничижи и посрами их суровъство. Якоже иногда Гедеωномъ над мадïамы и преславнымъ Моисеωмъ над Фараωном, но подωбаеть намъ вbдати величества Божïя, како сωтвори Господь волю боящихся егω. Тако соиспособъствова Господь великому княsю Димитрïю Иванновичю и брату его князю Владимиру Андреевичю над безбожными агаряны.

Хощемъ (1), братïе (2), начати (9) нωвыя (6) побbды (1), како (4) случися (1) брань (7) на (6) Дону (2) православным (9) христïяномъ (1) з (7) безбожными (9) агаряны (2), како (3) возвыси (1) Богъ (1) рогъ (2) христïянъскïи (3), а (1) поганыхъ (3) оуничижи (13→4) и (8) посрами (4) их (14→5) суровъство (3). Якоже (14→5) иногда (1) Гедеωномъ (5) над (1) мадïамы (6) и (8) преславнымъ (4) Моисеωмъ (2) над (1) Фараωном (5), но (3) подωбаеть (9) намъ (1) вbдати (9) величества (4) Божïя (8), како (3) сωтвори (4) Господь (4) волю (3) боящихся (5) егω (7). Тако (13→4) соиспособъствова (7) Господь (4) великому (8) княsю (13→4) Димитрïю (2) Иванновичю (2) и (8) брату (9) его (6) княsю (13→4) Владимиру (8) Андреевичю (4) над (1) безбожными (9) агаряны(2).

Комментарии к тексту

В первой части первого предложения примечательно присутствие шести слов, имеющих конечное числовое значение 1 : Хощемъ (1)  побbды (1) случися (1)  христïяномъ (1)  возвыси (1) Богъ (1). Шестикратная репрезентация единицы до противительного союза "а", имеюшего также значение 1, имеет одной из областей аппрезентации шестиконечную звезду-"жар" ордена Федора Васильевича Курицына (она же христограмма)[1]. Вторая область аппрезентации определяется соотношением чисел 6 и 1 (седьмая единица - союза "а") и заключает в себе антропоним Дмитрий (конечное числовое значение -1) Иванович (то же - 6), представленный как инверсия (с перестановкой элементов антропонима). В акцентированной репрезентации единицы, вероятно, заключена отсылка к именованию «Куликово»[2].


Скрытые смыслы отдельных слов и словосочетаний


"на (6) Дону (2"). Конечное числовое значение именования "Дону", равное 2, подсказывает присутствие в слове второго смысла и противопоставляет ключевой формант именования битвы слову "побbды", написанной с "ять" вместо "е" и имеющей числовой маркер, равный единице. Представленная ниже схема-иллюстрация к словосочетанию "брань на Дону" (числовые значения букв: 115 51 4754) показывает, для чего автору сказания нужно было классифицировать описываемое в открытом тексте сражение как "брань": последняя дефиниция позволяет получить - при проецировании числовых значений букв словосочетания на прямоугольник "золотого сечения"[3] - перевернутую пирамиду, графический символ отрицания "брани на Дону". Две окружности, которые генерированы при помощи той же "брани" показывают вторичность (мистификацию) донской "брани" (через малую окружность, в образовании которой задействован формант "рань"), рассказ о котором инспирирован обстоятельствами, наблюдаемыми автором сказания и находящимися в референтной связи с числом 5 (большая окружность).

"рог(2)". Образ возвышенного рога находится в референтной смычке с рогом, присутствующим в обряде венчания "разумного отрока" (великого князя Дмитрия Ивановича, внука Ивана III) на царство и поднятым над головой "разумного отрока" - в "Повести о Басарге"[4]. Так автор сказания впервые энигматически обозначает второго Дмитрия Ивановича, с персоной которого связаны многие сюжеты сказания.
"христïянъскïи (3), а (1) поганыхъ (3)". Противопоставляемые в вербальной области слова "христïянъскïи" и "поганыхъ" являются равноценными по своим конечным числовым значениям, что следует прочитывать как подсказку об отсутствии "поганых" в действительном тексте сказания. Глаголы "оуничижи" и "посрами", относящиеся к "поганым", наделены числовыми значениями 4, которые, которые подчеркнуты объединяющей их восьмеркой "и". (Оба эти числовых маркера использовались авторами круга Ф.В. Курицына во многих случаях как отрицательные.) Числом 8 маркировано также "их ("поганых") суровъство" (5 + 3). В лексеме "посрами" представлена дата 1493 года сентября 14: союз "и" перед лексемой и первая ее буква "п", заключительная "и" (три восьмерки) являются обычными в текстах авторов курицынского круга маркерами даты, числовой ряд других букв 72114 прочитывается как 7002 года 1 месяца (сентября) 14 дня. Чтобы исключить двойственное чтение месяца и дня (второй вариант чтения: июля 4 дня), автор продублировал число 14 местоимением "их", имеющим числовое значение 14. Приведенная автором дата, вероятно, фиксирует начало работы над текстом сказания[5]. (В ноябре того же года отойдет в мир иной убитый Иваном III его родной брат Андрей, в начале года Иван III впервые объявил себя, обращаясь к иному государству "государем всея Руси"[6].)
"Якоже (14→5) иногда (1)". Слитное написание "яко" и "же" в рукописи подчеркивает необходимость учета обобщенного числового значения этих слов. Первичная сумма числовых значений их букв, равное 14, указывает возраст Дмитрия Ивановича, внука Ивана III, в день венчания на великое княжение и является обычным числовым маркером этой персоны в текстах круга Курицына. Конечное числовое значение букв словосочетания, равное пяти, подсказывает, какой ценой Дмитрию Ивановичу досталось великое княжение (пятерка текстов авторов курицынского круга, рассказывающих о венчании Дмитрия, подразумевает интимную связь Ивана III и матери Дмитрия Елены Волошанки[7]).
Единица лексемы "иногда" напоминает здесь об имени "Дмитрий", чье конечное числовое значение равно также единице.
"Гедеωномъ (5) над (1) мадïамы" (6). Под "Гедеωномъ" подразумевается Иван III: формант "ωномъ" является аттракционным замещением греческого слова "onoma" (имя), а конечное числовое значение первых четырех букв, равное 8, указывает на имя Иоанн с тем же числовым значением. Лексема "над" с числовым значением 1 подразумевает Елену Волошанку, в антропониме которой конечные числовые значения как имени, так и прозвища равны единице. В лексеме "мадïамы" очевидно членение ее на три части по числовому признаку: "ма" равно 5, "дï" равно 5, "ам" равно 5 ("ы" не имеет числового значения). Из этих трех пятерок, относящихся к Елене Стефановне, принципиальное значение имеет последняя, поскольку она маркирует татарское слово, обозначающее вагину (этот орган в татарском языке обозначается также словом, фонетически близким к русской  лексеме "пятак", отсюда употребление "пятака" и числа 5 для маркировки распутства во многих текстах курицынского круга и переписке Ивана Грозного с псевдоКурбским). Формант "мадï" является ретроинскрипцией лексемы "ïдам", в ином чтении - "идам", которая отсылает читателя к древнеримскому календарю с его идами (днями середины месяца), приходящимися либо на 13, либо на 15 число. Совокупность трех пятерок лексемы "мадïамы" указывает месяц с идами, приходящимися на 15-й день. У римлян такое явление наблюдалось в марте, мае, июле и октябре. Подразумеваемый здесь месяц указан пятеркой форманта "ам", прочитывамемым в календарном контексте как ретроинскрипция "ма", и, следовательно, лексема в календарном контексте прочитывается как "5-го месяца идам", то есть 15 мая. Годичный – и ключевой - элемент этой даты, вероятно, энигматически представлен в сумме числовых значений лексем субконструкции "Гедеωномъ (5) над (1) мадïамы" (6), равной 12, тому же показателю равна сумма чисел даты 1380.
"и (8) преславнымъ (4) Моисеωмъ (2) над (1) Фараωном (5)". Ключом к правильному прочтению скрытого текста здесь является имя  "Моисеωмъ". Оно написано с явной и нарочитой ошибкой: с "ω" вместо "е". Такое написание позволило автору закодировать в нем несколько смыслов: почти одинаковое чтение имени в прямой и обратной последовательности подтверждает двойственность этого имени (присутствие за ним второй персоны), выраженное в его конечном числовом значении и обеспеченное включением "ω"; выделение в нем форманта "Моисе" с числовым значением, равным 8, подсказывающим, что скрывающаяся за Моисеем вторая персона - это великий князь Иван III. При этом допущение обратного чтения имени "Моисеωмъ" ("Мωесиомъ", или: "Мωе си омъ" {при этом "омъ" наделен конечным числовым значением, равным 2}), или, иначе говоря, ротации, маркирует великого князя как "перевернутого", иного Моисея. Подлинный Моисей, однако, здесь тоже иной: с "мадïамы"  (мадианитянами) он сражался, так же, как Гедеон, и победил их, а с фараоном у него не было никакого сражения. Ошибка здесь нарочитая: подлинный Моисей "оуничижи и посрами" фараона при переправе бегущих из Египта евреев через Чермное море, когда море, расступившееся перед народом Моисея, накрыло и утопило войско фараона (намек автора "Сказания" на побег Ивана III с Оки осенью 1480 г.). Лексема "Фараωном", прописанная как имя собственное, подразумевает опять-таки Ивана III: формант "ωном" подразумевает - как и в "Гедеωномъ" - имя-нарицание, числовое значение форманта "Фара" равно 8. В тождестве скрытого значения имен Гедеон, Моисей и Фараон скрыта ирония автора над Иваном III: как Гедеон ("отважный воин") он побеждает Елену Стефановну, как Моисей он одолевает самого себя (намек на "героическую" мистификацию текста сказания и склонность Ивана III к мистификациям в целом).
"но (3) подωбаеть (9) намъ (1) вbдати (9) величества (4) Божïя (8), како (3) сωтвори (4) Господь (4) волю (3) боящихся (5) егω (7)". Вербально обозначенный смысл конструкции является прямым. Конечное числовое значение всех ее слов равно 6 - еще одно одно напоминание о звезде-"жар" ордена Ф.В. Курицына.
"Тако (13→4) соиспособъствова (7) Господь (4) великому (8) княsю (13→4) Димитрïю (2) Иванновичю (2) и (8) брату (9) его (6) княsю (13→4) Владимиру (8) Андреевичю (4)". В начале этой конструкции особым образом отразилась мысль о покровительстве Господа князьям. К вполне самодостаточному глаголу "способствовать" автор присоединил формант "сои", в котором нет никакой нужды, но добавленный формант корректирует (отрицает) положительное числовое значение "соиспособъствова" своим числовым значением, равным 8. Дальнейший текст конструкции в его скрытом пласте поясняет, почему Господь не мог способствовать Димитрïю Иванновичю и его брату. Буквенный состав антропонима Димитрïй Иваннович выстроен таким образом, что как имя, так и отчество великого князя имеют числовое значение 2 - еще одно напоминание о втором Дмитрии Ивановиче. Следующее - в составе рассматриваемой конструкции - упоминание внука Ивана III оставляет за ним единоличное присутствие во фразеосочетании, исключая также и Владимира Андреевича. Оно обеспечено особым способом кодировки, встречающимся время от времени в текстах авторов курицынского круга, - объединением первых букв слов в псевдоаббревиатуру. В случае с Дмитрием Ивановичем псевдоаббревиатура складывается из первых букв его антропонима и первой буквы имени Владимира Андреевича: див (с числовым значением 14). Ввод в текст именно дива для обозначения юного великого князя трудно понять без дива, дважды упоминаемого в памфлете "Слово о полку Игореве".  Этот див, в первом упоминании сидящий на древе на пути Игоря, кличет "земли незнаеме", когда "въступи Игорь князь въ златъ стремень", возвещает далеко окрест о походе Игоря, то есть держится вполне дружественно к князю, несмотря на свою мрачную репутацию вне поэмы-памфлета.  Во втором упоминании див, не в силах вынести известия о поражении князя,  "връжеся... на землю". В контексте обоих упоминаний присутствуют Дон и Тьмуторакань. Древо, на котором сидел див в "Слове", в "Сказании" трансформировано в "отчество" дива - "Андреевич", где формант "Ан" следует прочитывать как ретроинскрипцию "на" и устранить лишнее "е", находящееся в референтной связи с лишним "н" в отчестве Димитрия - по признаку избыточности[8]. Див, рухнувший на землю в "Слове", вместе с отрицательным "сои" рассматриваемой конструкции объясняют читателю, что автор "Сказания" пишет здесь об отстранении Дмитрия Ивановича, внука Ивана III, от власти и взятии его "за приставы"[9].
"над (1) безбожными (9) агаряны(2)". Совокупное числовое значение субконструкции, равное 3, сугубо положительному числовому символу, подсказывает, что под агарянами подразумевается не объект какой-либо победы внука Ивана III. Числовое значение лексемы "агаряне", равное 2, является здесь показателем наличия в лексеме второго смысла или скрытой персоны (персон). Наиболее вероятная подразумеваемая персона - библейская Агарь, вторая супруга Аврама, мать Измаила, родоначальника "агарян". О сочетании Аврама с Агарь и рождении Измаила рассказывается в книге Бытия Ветхого Завета, главе 16, стихах 1-15 (о предречении рождения Измаила Ангелом Господним - в стихах 10-12). Число главы книги Бытия обозначено автором сказания в конечном числовом значении всех слов рассматриваемого предложения до предлога "над": оно равно 7 с предшествующим семерке числом 16. К стиху 10 отсылает предлог "над" (10→1→10), к стиху 11 - сумма значений лексем "безбожными (9) агаряны (2)", к стиху 12 - сумма значений всех трех лексем субконструкции.  Нетрудно видеть также, что Агарь и ее сын Измаил являются аллюзией Елены Стефановны, второй и незаконной жены Ивана III, и ее сына Дмитрия, усыновленного дедом в акте венчания на великокняжеский престол в 1498 г. Символическое обозначение Елены Стефановны и ее сына проведено автором в числовом значении именования "агаряны": двойка "агарян" это и указание на двух подразумеваемых персон, и репрезентация самой Елены Стефановны, популярное именование которой "Елена Волошанка" включает в себя две единицы. Присутствие Дмитрия за именем и образом Измаила подкрепляется словами Ангела Господня об Измаиле в стихе 12: "Он будет между людьми, как дикий осел; руки его на всех, и руки всех на него, жить будет он пред лицом всех братьев своих", - и изображением осла (двух ослов) на заставке в начале "Сказания". Конечные области аппрезентации, обозначенные в последнем из трех первых предложений "Сказания" определяются двузначным чтением "соиспособъствова". Выше отмечалось, что формант "сои" отрицает допущение помощи Господа Димитрию Иванновичу и его брату. Прочтение именно такого смысла в рассматриваемой лексеме подкрепляется тем обстоятельством, что после исключения "сои" из лексемы его конечное числовое не меняется и остается равным 7: 2 + 8 + 7 + 2 + 7 + 2 + 3 + 2 + 7 + 2 + 1 = 43→7. Следовательно, включение избыточного форманта в глагол имело своим адресатом избыточных персон открытого текста, но восьмерка "сои" не только отрицает какое-либо сражение, данное на Куликовом поле великим князем Димитрием Иванновичем, она указывает на инициатора навязанной автору "Сказания" мистификации - Ивана III. Благословение Господа, по мысли автора, адресовано другому Дмитрию, чье имя и отчество ко многому обязывали его в глазах современников.

Сноски и примечания



[1] О звезде-«жар» см.: Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Часть 2 // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 4 ноября 2011 г.; Он же "Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет". 1-я часть // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 23 февраля 2012 г.

[2] В исходном форманте «Кулик» конечное числовое значение равно 1, форманта «ово» - 7 (1 + 7 = 8); если под «ово» подразумевается латинское «ovo» (яйцо) с аппрезентацией выражения «ab ovo» (со смыслами «смотри в корень», «в начале»), то числовое значение русского написания «аб ово» будет тоже равно 8. Числовое значение именования «Куликово поле» равно 13, которое находится в коррелятивной связи с 4. Как четверка, таки восьмерка – числовые маркеры Ивана III. Число 13 в энигматике авторов круга Ф.В. Курицына имело преимущественно негативное значение. О несуществовании события «Битва на Куликовом поле» см. также исследование Рустама Наби: Наби Р. Правда о «Куликовской битве». Казань, 2004.

[3] О прямоугольнике «золотого сечения» и правилах проецирования числовых значений букв и слов на прямоугольник см.: Фаизов С.Ф. Князь Игорь и братья Монголфье. Из записок на оборотках // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 4 января 2012 г.

[4] Автором «Повести о Басарге» был Ф.В. Курицын. См. об этом: Фаизов С.Ф. Федор Курицын и его памфлет. Опубликована 4 ноября 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/

[5] В редакции «Сказания», именованном «Сказанiе о Задонском 1381 года бою» (РГБ. Рукописный отдел. Ф.181. Кн. 170. Лл. 1-67), в глаголе «почати» (использованного вместо «начати» рассматриваемой редакции) дана дата 1500 г. сентября 3, которая, видимо, указывает на качественно новый этап работы над текстом «Сказания» - под влиянием успешной для русской стороны битвы при Ведроше. См. о связи событий лета 1500 г. с созданием текстов куликовского цикла: Фаизов С.Ф. "Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет". В 2-х частях // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 23 февраля 2012 г.

[6] См. об этом: Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетий: (Очерки социально-политической истории). Москва, 1982. С.  103, 144; Соловьев С.М. история России с древнейших времен. Кн. III. Москва, 1960. С. 101-102.

[7] См. об этом: Фаизов С.Ф. Повесть о Петре и Февронии: кто есть кто в начале текста // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 20 января 2012 г.; Он же Пикник Петра и Февронии на берегу Оки. Из заметок на оборотках // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 24 января 2012 г.; Он же Нравоучительная беседа Февронии и злоумышленника о свойствах воды. Из заметок на оборотках // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 4 марта 2012 г.

[8] В редакции «Сказания», именованном «Сказанiе о Задонском 1381 года бою» (РГБ. Рукописный отдел. Ф.181. Кн. 170. Лл. 1-67) Владимир Андреевич этом месте не упоминается, но Дмитрий Иванович назван Владимирским, то есть див сохранен, а древо утрачено (л. 1).

[9] Див, сидящий на древе, или Див Надревич, находится также в близком родстве с «великое древїе» (с конечным числовым значением 14), подросшим на берегу Оки после пикника Петра и Февронии, описанного в "Повести о Петре и Февронии" (одно и то же подразумеваемое лицо). См. о «древцах» повести: Фаизов С.М. Пикник Петра и Февронии на берегу Оки. Из заметок на оборотках // http://sagitfaizov.livejournal.com/ Опубликована 24 января 2012 г. Пожалуй, только "древца" и "древие", сопровождающие пикник на Оке, и способны объяснить, почему вещий Боян из "Слова" "растекашется мыслию по древу".

Иллюстрации

Заставка-рамка первого листа рукописной книги "Сказание о Мамаевом побоище" 999а из собрания Государственного исторического музея. Источник копирования: booksite.ru
Осел Пуату. Источник копирования: http://www.zoopicture.ru/tag/osel/

Фаизов С.Ф. "Сказание о Мамаевом побоище" и сын Аврама Измаил. Опубликована 5 апреля 2012 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.