?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Гзак и Кончак на заводе Карла Гаскойна. Из заметок на оборотках
sagitfaizov


Сагит Фаизов

Гзак и Кончак на заводе Карла Гаскойна. Из заметок на оборотках



     К этим двум половцам у исследователей не было никаких вопросов, но люди они непростые. Чем они известны? В начале "Слова", пока дремало "в поле Олегово храброе гнездо", Гзак бежал серым волком, а Кончак ему указывал след к Великому Дону. Позже, в конце "Слова", под трескотню сорок или cтук дятлов эти двое пытались догнать бежавшего из плена князя Игоря. В цитатах: "Гзакъ бbжит сbрым влbком, Кончакъ ему слbдъ правитъ къ Дону Великому", "А не сорокы втроскоташа - на слbду Игоревb bздитъ Гзакъ съ Кончакомъ" (дятлы упоминаются через предложение: "Дятлове тектом путь къ рbцb кажутъ...").

     Скрытые смыслы упоминаний Гзака и Кончака.

     Числовые значения букв двух имен: Г (3) з (7) а (1) к (2) ъ (не имеет числового значения), К (2) о (7) н (5) ч (9) а (1) к (2) ъ. Сумма значений имени Гзак: 13→4, имени Кончак: 26→8. Сумма значений двух имен в именительном падеже: 4 + 8 = 12→3. В словосочетании "Гзакъ съ Кончакомъ" второе имя приобретает другой числовой маркер: 37→10→1. Здесь же к общему значению прибавляется число 2 предлога "съ", совокупное конечное числовое значение всего словосочетания: 4 + 2 + 1 = 7. Числовые маркеры, относящиеся к двум именам, взятым вместе (7 и 3), в практике авторов курицынского круга в преобладающем большинстве случаев их использования положительные, единичные числовые маркеры имен в именительном падеже (4 и 8) - преимущественно отрицательные, маркер формы "Кончакомъ" (1) - использовался авторами курицынского круга в равной мере как отрицательный, положительный и нейтральный[1].
     В рассматриваемом случае единица используется для обозначения ретроинскрипции "ока" с тем же числовым значением 1 и, соответственно, для подсказки читателю истинного направления движения князя Игоря: не к Путивлю, как следует из предшествующего упоминанию Гзака и Кончака изложения, а к Оке. На Оку - в оппозиции к Днепру - проецируется также двукратное превышение числового значения имени Кончак над аналогичным значением имени Гзак: расстояние от устья Донца, откуда начинается маршрут побега князя Игоря, до Оки в ее среднем течении в два раза превышает расстояние до Днепра, упоминаемого в эпизоде побега, при движении строго на запад (ввод в текст эпизода р. Стугна под Киевом уравнивает протяженность двух маршрутов князя Игоря). Если измерить расстояние от устья Донца до Днепра (при движении к Днепру в строго западном направлении) и Оки в дневных переходах всадника при допущении длины дневного перехода в 120 км., получится, что реки Днепр (ложное направление) князь Игорь достигнет за 4 дня, а берега Оки - за 8 дней (истинное направление). Директива измерения протяженности маршрута князя Игоря днями пути заключена в вербальной энигматике имени "Кончак", которое образовано сопряжением татарских (тюркских) слов "кöн" ("день", "солнце") и "чак" ("время", "рубеж", "дискретность"). Вторая область вербально определямой аппрезентации имени Кончак связана с Куликовской битвой (об этом ниже).
     Начав свой путь к Оке, на север, князь Игорь какое-то время держится близко Донца, на что автор "Слова" намекает, сообщая о единственной мысли князя в ночь побега: "Игорь мыслию поля мbритъ отъ великаго Дону до малого Донца". Первый и единственный промежуточный рубеж на его пути - "луг Донца", к которому князь "потече босымъ влъком" (будто бы серым волком - в популярных и сугубо научных переводах). От этого "луга", под которым подразумевается р. Лугань, приток северского Донца, князь  "полетb соколом подъ мьглами", то есть на север: конечное числовое значение словосочетания "подъ мьглами" равно 6, то же числовое значение имеет слово "север", мгла находится в очевидной коррелятивной связи с "полуночной страной" средневековой Руси - с севером. Повернув строго на север именно от р. Лугань «сокол» должен пересечь Куликово поле, которое располагается на том же меридиане, что и Лугань (38˚40′ восточной долготы) и которое является еще одной областью аппрезентации имен Гзак и Кончак.
     Имя "Гзакъ" (которое имеет и второй вариант - "Гза") в сопряжении с предлогом "съ" прочитывается как ретроинскрипция "сказ", дополненная числом 3 (буква "Г") и напоминает о трех "сказаниях" так называемого Куликовского цикла ("Сказание о Мамаевом побоище", "Задонщина" и Летописная повесть о Куликовской битве) и трех временных рубежах Куликовской битвы, упоминаемых в "Сказании о Мамаевом побоище". Такие числовые значения имен Гзак и Кончак (Кончаком), как 3 и 8, находятся в коррелятивной связи с 3-м часом (начало Куликовской битвы) и 8-м часом (вступление в битву засадного полка). Шестой час битвы (критический для русских войск) нашел отражение в конечном числовом значении форманта "Гзакъ (4) съ (2)". 2 часа утра, когда полки выстраивались на поле, находятся в коррелятивной связи с двойкой предлога «съ». Три (или четыре) стадии битвы разворачиваются в "течение дня" - в пределах "кöнчак".
     Связь имени Гзак с числом 3 и необходимость чтения этого имени как ретроинскрипции подчеркнута автором вербальной энигматикой имени, подразумевающей трех гусей. Полет "сокола", преследуемого Гзаком и Кончаком, с реки Лугань к Куликову полю и далее к Оке сопровождается "избиением" гусей-лебедей: "И полетb соколомъ подъ мьглами, избивая гуси и лебеди завтроку, и обbду, и ужинb". Трижды в день, то есть опять в пределах "кöнчак",  "сокол" сбивает гусей-лебедей, но подсказано ему это действие Гзаком, в чьем имени спрятано ретроинскриптивно восстанавливаемое слово "каз", в переводе с татарского "гусь" (количество гусей-лебедей задано формантом "Г"). Поскольку "на самом деле" князь Игорь не летит, а скачет на коне, то читатель легко подсчитает, что за время пути князь собьет 24 гуся-лебедя, количество которых в конечном выражении будет равно 6 (шутливая репрезентация автором или, возможно, соавтором "Слова" А.И. Мусиным-Пушкиным 6-го часа битвы, несуществование которой отмечено в ряде произведений авторов курицынского круга[2]). 24 гуся-лебедя «Слова» находятся в родстве с теми же птицами из «Сказания о Мамаевом побоище»: «По рbцb же Непрядве кабы гоуси и лебеди крилами плещоутъ» {Сказание о Мамаевом побоище. Москва, 1980. Лл. 54-54 об}), - числовое значение лексемы «гоуси» равно 24, словосочетание «и лебеди» репрезентует значение 33, конечные числовые значения обоих формантов равны 6; «лебеди» сами по себе (25→7) - "Гзакъ съ Кончакомъ" (7).
     Еще одна область аппрезентации имен Гзак и Кончак (в сопряжении с "лугом Донца") - Карл Гаскойн (Charles Gascoine), шотландский предприниматель и конструктор, один из организаторов промышленности России в конце XVIII - нач. XIX веков, основатель Луганского литейнопушечного завода (1795 г.) и всей металлургии Донецкого региона[3]. Вербальная референтная связь между именами половцев и шотландского предпринимателя обеспечена фонетической близостью имени Гзак и форманта "Гас" фамилии конструктора, которая усиливается при присоединении предлога "с" к имени Гзак: Гзакс (при этом допущении форманты "Гзакс" и "Гас" приобретают одно и то же числовое значение 6), и аналогичной близостью формантов "Кон" и "Койн" (краткий "и", не имеющий числового значения допустимо игнорировать). Родственность Гаскойна с Гзаком усиливается конечным числовым значением правильного имени Гаскойна "Чарльз", равным 3. Присутствие имени Гаскойна в эпизоде погони Гзака и Кончака за князем Игорем обеспечено А.И. Мусиным-Пушкиным одинаковым числовым значением словосочетания "луг Донца" и антропонима Карл Гаскойн, равным 9. Та же девятка присутствует в лексеме "влъкомъ", обращенной именно к К. Гаскойну и являющейся аттракционным замещением английского приветствия "welcome" ("добро пожаловать"). Сдвоенность подразумеваемого "welcome" подчеркнута автором-соавтором совершенно неуместным с точки зрения грамматики твердым знаком после "вл". Предшествующая "влъкомъ" лексема "босымъ" является аттракционным замещением английской лексемы "boss" ("хозяин", "руководитель", "начальник"). Волшебное превращение князя Игоря в "серого волка", от чего А.И. Мусин-Пушкин ясно предостерегал будущих переводчиков, написав в своем "переводе" "босымъ волкомъ" (шутил), является, таким образом, обращением Мусина-Пушкина к К. Гаскойну: "Добро пожаловать, босс!" (И все же Алексей Иванович, видимо, Карла Карловича недолюбливал: совокупное конечное числовое значение "босымъ влъкомъ" равно 13.)



     Дополнительное, но важное указание на присутствие шотландского конструктора в эпизоде погони дано Мусиным-Пушкиным в дате 795 (неполной дате основания Луганского завода), репрезентованной в словосочетании "гуси и лебеди завтроку и обbду, и ужинb", где маркерами даты являются две восьмерки перед словом "лебеди", формант "року" в слове "завтроку" и "и" перед "ужинb" - в соответствии с традициями авторов курицынского круга. Число 7 репрезентовано словом "лебеди" (конечное числовое значение), число 9 дано в слове "завтроку" (конечное числовое значение) и число 5 - в словосочетании "и обbду". В дружественной оппозиции к этой дате находится другая - в словах "и потече" (далее - "къ лугу Донца"). Здесь индикаторы даты - две восьмерки, репрезентованные союзом "и" и буквой "п". Сама дата представлена в форманте "отече": числовой ряд его букв 73595 прочитывается как 7003 года января 14 (январь - пятый месяц сентябрьского года, 14 получается в результате сложения 9 и 5), по европейскому календарю - 1495 года января 14. Так Мусин-Пушкин напоминает о времени создания первой редакции "Слова" и маркирует некий юбилей этого памфлета (и философского эссе).

Примечания



[1] В поздней проекции чисел 3, 7 и 1, сопровождающих Гзака и Кончака, на карты «тройка», «семерка», «туз» А.С. Пушкин сделал их символами притягательной, но опасной, инфернальной иллюзии. Вообще в «Пиковой даме» Пушкин представил большое количество символов, связанных своим происхождением со «Словом», произведениями куликовского цикла и другими произведениями древнерусской общественной мысли и литературы. Об отношении А.С. Пушкина к «Слову» и другим произведениям авторов курицынского круга см.:  Фаизов С.Ф. Почему золотой петушок не кукарекал? Из заметок на оборотках. Опубликована 19 декабря 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/

[2] См. об этом: Фаизов С.Ф. "Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет". В 2-х частях. Опубликована 23 февраля 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/; Фаизов С.Ф. "Сказание о Мамаевом побоище" и сын Аврама Измаил. Опубликована 5 апреля 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/;Фаизов С.Ф. Обзор скрытых текстов отдельных произведений литературы средневековой Руси. Опубликован 6 декабря 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/. По наблюдению автора, в летописной повести о Куликовской битве также представлен мистифицированный текст (использованная для ознакомления редакция – в списке Никоновской летописи 1 пол. XVII в. {РГБ. Рукописный отдел. Ф. 178. Ед. хр. 2763. Лл. 1-25 об}). Приведу пример еще одной «исторической» шутки А.И. Мусина-Пушкина из массива шуток и розыгрышей, представленных им в эпизоде побега князя Игоря из плена. Она связана с персоной Овлура, свистнувшего «за рекой», когда князю пришло время бежать. В скрытом тексте Овлур – не персонаж, а часы и время (7 часов). Но Мусину-Пушкину мало было спрятать часы за немыслимым половецким именем. Он продолжает свою шутку комментарием, что, дескать, Овлур на самом деле Лаверъ (со ссылкой на В.Н. Татищева, у которого персонаж носит имя Лавр), но Лаверъ самого Мусина Пушкина это не что иное, как ретроинскрипция надписи  «Реvале» на эмблеме г. Кесь второго варианта Большой государственной печати Ивана Грозного. Соответственно, сигнал к побегу князя Игоря, по версии Мусина-Пушкина, подает Иван Грозный (или его дед Иван III, которого тоже называли Грозным и о котором напоминала надпись Реvале). Грозные часы-Овлур находятся в коррелятивной связи с такими формулами «Сказания», как «ни зрbти грознаго и горкаго часа» (л. 48 упомянутого издания), «не мощно бо зрbти сего горкаго часа и грознаго дни» (л. 81). Очевидно присутствие имени «Игорь» в «горьком часе» этих формул и репрезентация в нем смысла «8 горь», адресованного Ивану III, одним из числовых маркеров которого в произведениях авторов курицынского круга была восьмерка. О символике Большой государственной печати см.: Фаизов С.Ф. Обычные смыслы региональных эмблем Большой государственной печати Ивана Грозного. Опубликована 2 октября 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/; Фаизов С.Ф. Символика изображений региональных эмблем на Большой государственной печати Ивана Грозного. Опубликована 19.07.2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/; Фаизов С.Ф. Ливонские эмблемы на Большой государственной печати Ивана Грозного. Опубликована 7 июля 2011 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/. О шутливых реминисценциях Мусина-Пушкина в «трудных» фрагментах «Слова» см.: Фаизов С.Ф. Игра в бисер в ордене Федора Васильевича Курицына
Опубликована 7 января 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/Фаизов С.Ф. Князь Игорь и братья Монголфье. Из записок на оборотках. Опубликована 4 января 2012 г. // http://sagitfaizov.livejournal.com/.

[3] См. о нем: http://ru.wikipedia.org/wiki/Гаскойн, Карл Карлович

Иллюстрации

Георгий Пожедаев Эскиз костюма к опере Ал-ра Бородина "Князь Игорь". Источник копирования: artvalue.com
Сэксон, Джеймс. Портрет Чарльза Гаскойна. Источник копирования:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Гаскойна



Фаизов С.Ф. Гзак и Кончак на заводе Карла Гаскойна. Из заметок на оборотках. Опубликована 17 апреля 2012 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.