Previous Entry Share Next Entry
Верхазовка: очерк истории (1841-1916)
sagitfaizov


Из книги Сагит Фаизов Краткий очерк истории и записи устного народного творчества села Верхазовка. Казань, 2006 (на татарском языке). В названии книги на татарском языке указано второе наименование Верхазовки: Илмин.

Заволжские степи, куда наши ближайшие предки – основатели села Верхазовка пришли весной 1841 г., с давних времен являются регионом, где жили тюркские народности. В эпоху средневековья земли между Нижней Волгой и Яиком (р. Урал) являлись срединной частью степей Дешт-и-Кыпчака, протянувшихся от Алтайских гор до Карпат. Устремлявшиеся друг за другом из глубинной Азии в Европу кочевые народы все проходили через наши степи: гунны в IV веке, печенеги - в X, кыпчаки - в XI, монголо-татары - в XIII. Конечной точкой движения кыпчаков на запад стали Карпаты, и значительная их часть избрала местом своего обитания обширный регион между предгорьями Карпат и рекой Яик. Именование земель между Волгой и Уралом кыпчакскими сохранялось в языковом обиходе тюркских и русского народов до конца XVIII в. Помимо башкирских кытай-кыпчаков, здесь в конце XVIII - начале XIX вв. кочевали казахи Букеевской орды. В эпоху Золотой Орды через наши степи проходило несколько важных дорог. Они соединяли Укекский, Наровчатский, Московский и другие западные улусы Орды с восточными. В прилегающих к Волге степях располагалась летняя ставка хана Батыя.

Видимо, именно в эту эпоху стала ощущаться региональная целостность пространства между Волгой и Яиком. На западе его граница была обозначена не только Волгой, но и горами Сары Тау на ее правом берегу, на востоке – Синими горами (Кук тау) и рекой Яик. На карте, составленной русскими топографами в XVIII веке, это пространство обозначено как область Кытай-кыпчаков. Следует заметить, что Синие горы никакой специфической синей окраски не имеют. Издалека они воспринимаются в синеве – как любые горы, не имеющие яркой неординарной окраски. Это обстоятельство заставляет предполагать, что именование гор «Синими» обусловлено в первую очередь их расположением на восточной границе волго-яикского междуречья и связано с тем правилом цветовой географии тюрок, по которому восток отождествляется с синим цветом, а запад с белым. Соответственно, именование Сары Тау имеет не один, а два источника: белесый цвет обнаженных в сторону Волги горных пород и расположение гор на западной границе между-речья. (Словом «сары» в кыпчакском языке обозначали белый или бледно-желтый {лунный} (1) цвет; зарождение этого и многих других сохранившихся тюркских именований региона относится, вероятно, именно ко времени пребывания здесь кыпчаков.)


Населенными пунктами, откуда наши прапрадедушки и прапрабабушки, а также их отцы и матери переселились в глубинку Заволжья, являются три села Елюзань и село Суляевка Кузнецкого уезда тогдашней Саратовской губернии (ныне Кузнецкий район входит в состав Пензенской губернии). Земли Кузнецкого уезда были тогда крайней южной территорией расселения татар-мишер. Жившие здесь с XVI в. мишеры, они же служилые татары, обороняли южные границы Русского государства от набегов ногайцев, крымских татар и калмыков. В конце XVIII в., судя по переписи, в Верхней Елюзани (Аенбуре) насчитывалось 538 человек мужского пола, в Нижней – 342 мусульманина мужского пола, 9 крещеных татар, в Средней Елюзани – 695 мусульман мужского пола, 76 мурз и 7 крещеных татар.

В начале XIX века наблюдается ухудшение социального положения населения татарских сел уезда. Рост населения и переход значительной части земель в руки русских помещиков обусловили нарастание дефицита земель и отрицательно сказались на налоговой платежеспособности крестьян-татар (2). Накопление значительных сумм недоимок за татарскими семействами уезда (вкупе с другими факторами, о которых будет сказано ниже) заставило правительственное органы подумать о переселении избыточного татарского населения на юго-восточную окраину Саратовской губернии. В 1840 г. проект переселения приобрел конкретные очертания. В сохранившемся до наших дней письме Саратовской палаты государственных имуществ в Министерство государственных имуществ говорилось:
«Палата государственных имуществ, с самого ее открытия озабочиваясь доставлением кузнецким малоземельным и безземельным татарам способа к уплате накопившейся в весьма значительном количестве недоимки, предположила перечислить их в Новоузенский уезд в таком количестве, чтобы оставшимся на прежнем жительстве причиталось бы на каждую душу не менее 4-х десятин* пахотной земли.

Испросив на приведение этого положения во исполнение разрешения Его сиятельства господина ми-нистра государственных имуществ, изъясненное палате в предписании первого департамента от 25 ноября 1840 года за № 7198, который изволил найти, что переселение из Кузнецкого в Новоузенский уезд татар, безземельных и имеющих одну наделенную землю, такого числа, чтобы остальным за тем причиталось не менее 5 десятин удобной земли, не терпит никакого отлагательства, тем более, что на татарах, поименованных в представлении 3-х волостей, числится до 246 т[ысяч] податной недоимки, палата поручила Кузнецкому окружному начальнику о всех желающих переселиться в Новоузенский уезд татарах, составить списки и выпуск их в тот уезд произвести партиями под наблюдением и присмотром выборных.
Вследствие этого списки в палату были представлены и татары выпущены в Новоузенский уезд; но при этом самом выпуске возникли беспорядки (в том, что многие семейства дробились, другие присоединялись к партиям, не быв назначены к переселению, иные же, назначенные к этому, с дороги и даже из Новоузенского уезда возвращались самовольно в Кузнецкий уезд).
Все меры к прекращению беспорядков этих остались безуспешны, и палата вынужденною нашлась поручить новоузенскому окружному начальнику безотлагательно составить на месте именные списки всем татарам, переселившимся к нему из Кузнецкого уезда и водворившимся во вновь заведенных им землях деревнях: Пенделке и Верхазовке, - дабы тотчас приступить к переселению их в Новоузенский уезд» (3).
* Десятина («казенная») – 1,09 гектара.



Несмотря на указанные палатой трудности, наши ближайшие предки в течение нескольких лет, оставив лесистые берега реки Елюзань, переселились на берега речки Красненькая*. Однако они не были первыми переселенцами из мишерских сел северо-западных уездов Саратовской губернии в Новоузенский уезд. До них (и до основателей Сафаровки) на берега реки Большой Узень и речки Алтаты переселились первые жители Осинова Гая – из сел Труево, Ст. Зимницы и Ст. Мостяки Хвалынского уезда, первые жители Алтаты – из села Усть-Уза Кузнецкого уезда. Их переселение имело место в конце XVIII в. и составило одну из первых страниц истории многонациональной колонизации саратовского Заволжья. Подключение к процессу колонизации татар, очевидно, имело не только экономические причины. Можно уверенно предполагать, что переселение татар на пограничные рубежи России имело и внешнеполитическую мотивацию и отвечало задаче укрепления позиций русского государства в буферной зоне, уходящей в степь от пограничных крепостей на реках Большой и Малый Узени и Урал. В начале XIX в. под сюзеренитет России перешла перекочевавшая в южный район волго-уральского междуречья казахская Букеевская орда. В этой связи русское правительство имело большую заинтересованность в том, чтобы в зоне непосредственного соседства с Букеевской ордой, помимо русского населения, находилось мусульманское земледельческое население, способное демонстрировать положительный опыт пребывания мусульман под сюзеренитетом и патронажем русского государства. Вряд ли было случайным, что переселение мусульман из Кузнецкого уезда последовало спустя три года после восстания Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова в Букеевской орде (1836-1838 гг.), направленное не только против хана Джиганхира, но и против русской администрации. Вполне вероятно также, что, перемещая мишер на новые пограничные рубежи, русское правительство учитывало их опыт и традиции как недавнего служилого сословия.
Как видно из приведенного выше документа, распоряжение министерства о переселении было издано в ноябре 1840 г. С учетом этого обстоятельства прибытие первой партии выходцев из Елюзаней и Суляевки на берега Красненькой следует датировать весной 1841 г. Трудности, которые пришлось пережить тогда нашим предкам, многим из них казались непереносимыми. Несмотря на существование распоряжения о переселении, помощь им едва ли была оказана. У большинства не было возможности поставить дом до наступления первой на новом месте зимы. Первую зиму большинству (а скорее всего, всем) пришлось перезимовать в землянках. Так, прилепившись к земле, они пережили бураны и морозы, сумели выжить.

Не все решились навсегда связать свое будущее с узеньско-дергачевскими степями. Не меньше, чем материальные трудности, людей тяготило другое – разлука с родными, оставшимися в Елюзанях или Суляевке. Кто-то оставил там отца и мать, кто-то брата или сестру, все тосковали по родным и близким. Тоска и нужда заставляли людей возвращаться в родные места, многие вернулись насовсем. Документы сохранили имена и фамилии тех, кто, побывав на берегах Красненькой, все же не рискнул остаться там навсегда. В Нижнюю Елюзань вернулись Токтар Биккулов и Амир Курмакаев, в Верхнюю Елюзань – Бурмай Ахмеров, в Среднюю Елюзань – Ханбек Максютов, Ахмер Мослимов, Ибрай Ягудин, Биктимир Забиров, Бахтияр Измайлов, Абузяр Баязитов и Амир Мослимов (4).

Те же, кто остался, сделал такой выбор по собственному желанию. Помимо трудностей и лишений, они нашли в степи благоприятные возможности для хозяйствования и с надеждой смотрели в будущее. Освобождение от недоимок и наделение каждой семьи достаточным количеством пахотной земли и пастбищами послужили хорошей основой для успешного развития крестьянских производительных ячеек (5). Другим стимулом успешного крестьянского хозяйствования стал начавшийся в 1830-х годах рост цен на выращивавшуюся в Заволжье твердую пшеницу «белотурку». Этот фактор благоприятно повлиял на развитие растениеводства как в татарских, так и русских, украинских, немецких селах саратовского Заволжья. Есть основание предполагать, что положительное влияние на становление рыночных и культурных связей волости оказывало существование ежегодной ярмарки в форпосте Глиняный, в нижнем течении рек Малый и Большой Узени – у Самар-Камышских озер. Дорога туда из Самары и Казани, по которой ездили купцы, пролегала либо через саму волость, либо очень близко к территории волости (6).


Как рассказывает один из старейших жителей села Фоат-абый Алимов, на место будущей Верхазовки первыми пришли выходцы из Нижней Елюзани. Поселились они там, где ныне находится центр села. После них переселились жители Суляевки, они осели за изгибом речки Красненькая, между ныне существующим мостиком через речку и МТС. Затем появились жители Верхней Елюзани, осевшие на южном берегу речки. (О месте поселения выходцев из Средней Елюзани узнать что-либо не удалось, не исключено, что большинство их, если не все, вернулось в Кузнецкий уезд.) Из первых переселенцев сегодня лишь двое известны поименно: Абдрашит-бабай, дед Калюк-бабая Абдрашитова (XX в.), и Алим-бабай, родоначальник Алимовых. В 1841 г. им было по 10 лет. Об Алим-бабае известно, что он был знающим, авторитетным человеком, длительное время являлся старшиной Осиново-Гайской волости. Известно также имя его младшего брата – Йосыф, но время рождения Йосыфа (до или после переселения) остается неизвестным. Можно уверенно предполагать, что среди тех, кто основал Верхазовку, были крестьяне Ю. Абузяров, Шугаев, А. Едиханов, Мусяев, И. Юмагулов, Сейфутдинов, чьи фамилии фигурирует в делах Оренбургского мусульманского духовного правления за 1858-1878 гг. Имена и отчества других вероятных основателей фигурируют в метрической книге того же правления за 1875 г.: Мохаммадхан, сын Шахиуллы, Абдулгазиз, сын Абдулхаера, Хайрулла, сын Мохаммадшарифа (супруга Хайруллы - Хаерджамал) и др. Есть большая вероятность того, что в число первых переселенцев входили Салах (отец Махмуда Азизова, 1885 г. р.) и Унгар (отец Сафы Агишева, 1881 г. р.) (7).

С завершением переселения и в силу естественного прироста населения в селе образовались три улицы (из нынешних четырех) и два главных конца. Основанная выходцами из Нижней Елюзани центральная улица получила название «Алгы урам» («Передняя улица»), параллельно ей на той же северной стороне села образовалась «Задняя улица» («Арткы урам»). На южном берегу речки возникла «Улица той стороны» («Теге як урамы»), ее второе название – «Аенбура урамы» («улица Аенбуры»). В 1960-х годах образовалась смежная с «Арткы урам» «Комсомол урамы» («Комсомольская улица»). Восточная половина двух северных улиц получила названия «Штык очы» («конец Штык») и «Ряпай очы» («Ряпаевский конец»), западная половина стала именоваться «Самбурай очы» («конец Самбурай») и «Давыт очы» («Давытов конец»)**. Указанное выше место расположения выходцев из Суляевки стало называться «Суляй очы» («Суляевский конец»). В конце XIX – нач. XX вв. существовала сформировавшаяся параллельно «Суляй очы» на северном берегу Красненькой «Байлар урамы» («Улица богатых»), тянувшаяся до «жулаба», желоба на опорах, по которому вода из Казенного пруда пересекала исток Красненькой и направлялась на плантации.

.

Село наше известно под четырьмя названиями: Верхазовка (Вергазовка), Илмин, Красненькая (деревня) и Туры. Первое название, как мы видели выше, получило отражение в документе, фиксирующем образование села. Позже оно стало основным официальным названием, отразившимся в литературе также в форме «Вергазовка». Второе является доминирующим в неофициальном языковом обиходе. Третье встречается в официальных документах второй пол. XIX ст. Четвертое практикуется в языковом обиходе казахов и отражает специфику их восприятия села как населенного пункта с прямыми улицами («туры» - «прямой»). Происхождение именований «Верхазовка» и «Илмин» не поддается однозначному объяснению. Относительно смысла и происхождения топонима «Илмин» у меня есть два предположения. Слово «илмин» встречается в хадисах, в словосочетании «да сохранит меня Всевышний Аллах от бесполезных знаний» («знаний» = «илмин»), но трансформация этого слова в топоним мало вероятна. Более вероятно, что топоним берет начало от слов «илмин», «ильмин», «илмен», «илмень», существующих в угро-финских, кыпчакском, башкирском и ногайском языках и имеющих в совокупности четыре значения: (1) озеро, образованное расширением реки, (2) речка или река, (3) место произрастания вязов, (4) благодарный (человек) или благодатный (местечко, климат) (8). Многие известные и малоизвестные топонимы нашей страны связаны с этими словами. В Башкортостане вблизи города Бузулук течет река Илмен, в Астраханской области текут несколько речек-ильменей, в Пензенской области есть село Илмино, в Сибири известна река Ильмин.
Думается, что наш «Илмин» происходит из языкового обихода башкирских кытай-кыпчаков, относивших его либо к речке Красненькая, либо к вязам на ее берегах***.

Относительно происхождения «Верхазовки» у меня есть лишь одно предположение. Очевидная, на первый взгляд, связь этого топонима со словом «верх» представляется маловероятной, несмотря на расположение села в верховьях речки Красненькая*: генезис из «верха» дал бы такие названия, как «Верховка», «Верхнекрасненькая» и подобные, но никак не «Верхазовка». В основе этого названия лежит, на мой взгляд, имя «Вергаз» или фамилия «Вергазов». Существование в краеведческой литературе XIX в. (по истории уральского казачества) топонима «Вергазовка», относимого к нашему селу, я рассматриваю как очень весомый аргумент в пользу такого предположения. Один из организаторов переселения 1840-1841 гг., хорошо известный властям, надо полагать, носил имя «Вергаз» или, скорее, фамилию (отчество) «Вергазов».

После преодоления трудностей первых лет наше село стало интенсивно расти и развиваться. Спустя двадцать лет после переселения его население насчитывало 1618 человек, село состояло из 170 дворов. В нем действовали две мечети (9). Спустя 48 лет после переселения в селе насчитывалось 2910 человек и 308 дворов, действовали 4 мечети и школы при них. Верхазовка располагала 38000 гектарами земли (10). В 1910 г. здесь насчитывалось 3673 жителя и 592 двора. Действовали 5 мечетей и 5 школ при них. Площадь земель осталась прежней (11). По данным статистики, в то время вблизи села уже существовал знаменитый Казенный пруд (12).

Из жизни села в годы Первой мировой войны приведу лишь два факта: возвращение популярного в селе Айши-Калюка с фронта вместе с женой-мадьяркой, на которой он женился, когда был в плену, и участие в войне моего прадеда Умара.


*Область распространения именования "Красненькая" на картах менялась: например, река Турмак, отображенная на репродуцируемой выше карте, на карте Новоузенского уезда 1912 г. указана как Красненькая (по этой версии, Верхазовка находится в верховьях р. Красненькая); выше по течению она на карте 1912 г. обозначена как "м. Старица". Аналогично: река Горькая карты 1912 г., указанная так в области севернее Сафаровки, ныне обозначается, в той же области, как Красная (река, давшая название известному Краснореченскому совхозу советского времени). Примечание от 7 ноября 2016 г. Из материалов Новоузенского земского правления следует, что Новоузенское земство употребляло еще одно название речки - "Дюре", происходящее, видимо, из "дөррә" ("драгоценная", "красивая"), татарского (тюркского) слова арабского происхождения. В степях между Волгой и Уралом встречаются и другие речки с корневым формантом "дюр". Известная, возле Уральска, речка Деркул, возможно, получила свое "дер" от того же "дөррә" ("кул" очевидное "күл" - "озеро", тюркск.). Примечание от 7 ноября 2017 г.

**На этом конце жили в XX в. семьи Фаизовых, есть и другие Фаизовы, родственники, и Сайфуллиных, известны и другие Сайфуллины, родственники, то есть семьи, в которых выросли мои отец и мать; Сайфуллины, семья моего деда Абдулхалима, поселились в 1941 или 1942 г., после их эвакуации из Ясиноватой, под Донецком. Дома двух семей находились наискосок друг от друга через улицу Алгы урам. В 1959-1960 гг. мой отец построил новый дом на том же конце, первый дом будущей Комсомольской улицы. Замечательная ландшафтная особенность этого конца: крайние дома на нем между улицами "Алгы урам" и "Арткы урам" располагались фасадами к речке (вместо обычного расположения домов в селах задней стеной и дворами к речке). Так же располагаются несколько домов бывшего 2-го отделения совхоза "Алтатинский" на изгибе реки Сафаровка. Примечание от 4 ноября 2016 г.

***Думаю, из обихода кытай-кыпчаков происходит и название речки Алтата, притока Большого Узеня. К версии о происхождении названия села Алтата от именования первых мишерских поселенцев «алты ата» («шесть отцов») я отношусь скептически (более вероятно, что на берегах когда-то безымянной реки существовало стойбище, и пастбища, кытай-кыпчакских «алты ата»). Академик П.С. Паллас указывает на многочисленные следы полукочевого хозяйствования в узенских степях (оросительные каналы, жилища), то есть во времена, предшествовавшие появлению там русских казаков и калмыков, мишер этот район великой степи отнюдь не пустовал и использовался этносом, не чуждавшимся земледелия (Путешествие... Часть 3, пол. 2, СПб, 1788 . С.108-109). Вообще для многих краеведов характерно такое мировоззренческое свойство, что история той местности, где находится их город или село, начинается с того хронологического рубежа, на котором в этой местности образовали поселение их предки. Топонимика, вместе с рядом других факторов, кругом и повсюду противостоит такому пониманию и восприятию региональных историй. Дополнения от 5 октября 2016 г. и 29 октября 2017 г.


Сноски и примечания.


Источник копирования карты: http://saratov-oblast.ru/map882099_1_0.htm (карта представлена только в сетевой публикации книги).

(1) Слияние «белого» и «желтого» качеств – при доминировании «белого» качества - в слове «сары» некоторых тюркских языков хорошо известно в научной литературе. Например, в казахском языке, происходящем преимущественно из кыпчакского языка, до сих пор белокожего или бледно-смуглого человека называют «сары». Характеризуемое синтетическое качество слова «сары» имеет, на мой взгляд, своим источником и лучшим образцом цвет луны – преимущественно белый, с едва заметным желтым или золотистым оттенком. Наилучшим образом лунное происхождение и качество слова «сары» отразилось в том, как восточные славяне именовали западных кыпчаков. Они называли их «половцы», то есть людьми цвета соломенной шелухи – половы. Однако к цвету кожи половцев это именование не могло иметь какого-либо отношения: как восточные, так и западные кыпчаки были одинаково смуглыми. Нет никаких оснований производить это именование также из особенностей одежды восточных кыпчаков. Наиболее вероятный генезис «половцев» следует видеть в том, что это слово было калькой (переводом) самоназвания западных кыпчаков – «сары». Важно, что калька являлась абсолютно точной: они (соседи ) не «белые» и не «желтые», а цвета соломы. Но тот же синтетический цвет имеет и ночное светило. Слово «сары», относимое половцами к самим себе, несло в себе указание на их западное (лунное) расположение относительно остальной части обширного кыпчакского этноса.
(2) О перераспределении земли в уезде см.: Российский государственный архив древних актов (далее РГАДА). Ф. 1355. Оп. 1. Ед. хр. 72/1328. Лл. 64-70; в Пенделке, откуда осуществлялось переселение в нынешнюю Сафаровку: Лл. 60-63.
(3) Российский государственный исторический архив. Ф. 383. Оп. 9. Д. 7964. Лл. 4-5 об. В научной литературе существует указание многоуважаемой Л.Т. Махмутовой на возникновение нашего села в 1848 г., которое является ошибочным. В датировке возникновения с. Алтата (она указывает 1840 г.) также допущена ошибка (Махмутова Л.Т. Опыт исследования тюркских диалектов: Мишарский диалект татарского языка. М., 1978. С. 12). Читателям будет небезынтересно узнать, что в документах Саратовского государственного областного архива Верхазовка и Алтата вместе упоминаются под 1845 г.: Ф. 256. Оп. 1. 1845. Д. 1 (Дело по представлению Саратовской палаты государственных имуществ о разделении землею дергачевских крестьян с алтатинскими татарами). Л. 3. Из материалов ревизии 1795 г. следует, что к моменту ревизии Алтата и Осинов Гай (Узин) уже существовали (РГАДА. Ф.1355. оп. 1. Ед. хр. 1342. Лл. 57-58). Их население еще малочисленно: в Алтате проживало 120 лиц мужского пола, в Осиновом Гае – 82 (Там же). В течение последующих 12 лет (к 1807 г.) в Алтате численность населения резко возросла - до 2000 человек (РГАДА. Ф. 1354. Д. 432. Ч. 1). Примечание 3.1: в статье «Илмин», на татарском язые, сетевого креатива wikiwand (http://www.wikiwand.com/tt/%D0%98%D0%BB%D0%BC%D0%B8%D0%BD) неизвестный автор сообщает об основании сторожевого поста на месте будущей Верхазовки в 1802 г. - без ссылок на источники, т.е. не указывает, откуда он извлек свои сведения. В цитируемом мной документе (РГИА. Ф.1355. Оп. 1. Ед. хр. 72/1328. Лл. 64-70) существование поста на месте будущей Верхазовки не упоминается. Нуждается в подкреплении архивными источниками и утверждение неизвестного автора о происхождении революционера Хусаина Юмашева из Верхазовки (отец Х.Ю. происходил из Труева, Большого или Малого, Кузнецкого уезда, но труевские выходцы известны как основатели села Осинов Гай). Прим. 3.1 добавлено 8 декабря 2016 г.
(4) Российский государственный исторический архив. Ф. 383. Оп. 9. Д. 7964. Л. 86 об (здесь упоминаются не все известные по документу персоны)
(5) В 1889 г. каждый крестьянский двор Верхазовки имел в своем распоряжении 123 гектара земли. На каждого человека, включая женщин и детей, приходилось 13 гектаров. В 1908 г. Осиново-Гайская волость, в которую входили Осинов Гай, Алтата, Верхазовка и Сафаровка, занимала 205076 гектаров земли, из них в использовании находилось 118407 гектаров. 79,6 % используемой земли составляла пашня,17,3 % - пастбища, 2,8 – сенокосы. В советское время на не используемых татарскими селами волостных землях образовались совхозы. Источники сведений: Список населенных мест Самарской губернии по сведениям 1889 го-да. Самара, 1890. С. 231; Новоузенский уезд в естественно-историческом и хозяйственном отношении: По данным обследования 1908 г. Ч. I. Новоузенск, 1912. Карта и с. 160-161, 233. О составе и размере имущества крепкой крестьянской семьи в Верхазовке свидетельствует, в частности, опись имущества семьи Ильяса Бикбулатова, отразившаяся в иске его дочери Хатыри Ильясовой по поводу смерти отца (1898 г.): во владение Ильяса Бикбулатова входили ветряная мельница, деревянный амбар, крытый тесом, дом глиняный, крытый тесом, всего три двора с постройками; 8 быков, 20 баранов, 3 коровы, 3 телят, 10 лошадей, земли пахотной и непахотной 25 десятин, 12 десятин сеяной ржи, наличного хлеба 1000 пудов (ЦГИА РБ. Ф. 295. Оп. 4. Д. 21820. Л.3).
(6) Живший в Казани немецкий ученый Карл Фукс оставил следующую запись о Глиняном форпосте: «Чтобы обеспечить в открытой степи торговлю с киргизцами, уральские козаки построили за 10 лет перед сим (приблизительно, в 1816 г. – С.Ф.) на желтом Узене, в 300 верстах от Уральска, глиняные хижины; отчего они получили название глиняного кордона. Теперь он состоит из 40 татарских домов с мечетью и 30 принадлежащих русским – всего их 70 хижин, покрытых тростником, который служит вместе и для разведения огня. Мена (обмен) производится здесь в октябре, ноябре и декабре месяцах; для сего съезжаются сюда многие российские и татарские купцы из Уральска, Саратова и Казани» (Карл Фукс о Казани, Казанском крае: Труды, документы, воспоминания исследования. Казань, 2005. С. 77-78).
(7) ЦГИА РБ. Ф.295. Оп. 3. Дд. 4244, 4461, 6403, 8424, 9620; Там же. Оп. 9. Ед. хр. 610 (из метрической книги 1875 г. здесь приведены имена и отчества родителей новорожденных). Источник сведений по двум последним именам: Список жертв политических репрессий Саратовской области (http:/www.memo.ru/memory/saratov/).
(8) Обозначение вяза словом «ильм» известно и в русском языке. Зола вязов («шадрик») употреблялась в мыловаренном производстве. Известен хвалебный отзыв К. Фукса о поволжских вязах как ка-чественном сырье для получения мыла (К. Фукс. Указ. соч. С. 110).
(9) Список населенных пунктов Российской империи: XXXVI: Самарская губерния. СПб., 1864. С. 96. В то время в Новоузенском уезде действовали 15 мечетей. В Дергачах проживало 3780 человек (Там же). В состав Самарской губернии Новоузенский уезд перешел в 1851 г. и оставался в таком подчинении до 1919 г. В 1921 г. Верхазовка вошла в состав Дергачевского уезда. По документам Оренбургского мусульманского духовного правления известно имя муллы, избранного имамом 1-й соборной мечети Верхазовки в 1876 г.: Абубакир Ибраимов сын Вяльшин, происходивший из г. Хвалынска, до него на этой должности служил умерший в 1874 г. Джелалэтдин Ягудин (возможно, первый или один из первых мулл Верхазовки): ЦГИА РБ. Ф. 295. Оп. 4. Д. 10701. Л. 4.
(10) Список населенных мест Самарской губернии по сведениям 1889 года. Самара, 1890. С. 231. В 1889 г. в Алтате проживало 3632 человека, Осиновом Гае – 2267, Сафаровке – 1556. По документам Оренбургского мусульманского духовного правления известно имя муллы, служившего в одной из мечетей Верхазовки в 1880-х годах: Мухамет сын Фатиха Аипов (избран муллой в 1883 г., происходил из Алтаты), под 1882 г. упоминается фамилия Резяпова, служившего в качестве азанче в одной из мечетей Верхазовки, под 1888 г. упоминается муэдзин одной из мечетей Земалетдин Габдулгафаров, подавший прошение об утверждении его имамом в Верхазовке: ЦГИА РБ. Ф. 295. Оп. 4. Дд. 13545. Л. 1: 13178, 15811. В описи 3 того же фонда встречаются фамилии мулл 1880 гг.: Арсланов, Кузяахметов, Темирбулатов, З. Ягудин, азанчеев: Рафиков и Тазитдинов.
(11) Список населенных мест Самарской губернии, составлен в 1910 году. Самара, 1910. С. 360. В 1910 г. в Алтате проживало 5004 человека, Осиновом Гае – 3121, Сафаровке – 2585. По документам Оренбургского мусульманского духовного правления известны имена следующих духовных лиц Верхазовки, служивших в 1890-х годах и в начале XX ст.: Мохаммед (Мухамет) сын Фатиха Аипов, Махмуд сын Абубакира Вяльшин, М. Гатауллин, Абайдулла Темирбулатов, М. Ягудин (имамы), муэдзин Джамалетдин Гафуров (ЦГИА РБ. Ф. 295. Оп. 4. Дд. 1841, 18779, 20025; Оп. 7. Д. 395). Из последнего дела следует также, что старостой села в 1892 г. был Амиров (имя или инициалы неизвестны).
(12) Список населенных мест Самарской губернии, составлен в 1910 году. Самара, 1910. С. 360. По документам Оренбургского мусульманского духовного правления известно имя Магсума сына Абубакира Вяльшина, избранного имамом 5-й соборной мечети Верхазовки в 1910 году (ЦГИА РБ. Ф. 295. Оп. 5. Д. 7875)

Рисунки автора текста.


Фәиз, Сәит Фәрит улы Илмин тарихының сүрәте һәм авыз иҗаты. Казан, 2006.


Приложение.

Историческая справка.


Село Верхняя Елюзань Городищенский район Пензенской области.
ВЕРХНЯЯ ЕЛЮЗАНЬ (Аймбура, Алазан), татарско-мишарское село, центр сельсовета, в 34 км от Городища. На 1.1.2004 – 819 хозяйств, 3248 жителей. Основано служилыми «четвертными» татарами, поселившимися по даче 1684 года на речке Елюзани. В 1699 году они «припустили... на помесную свою землю в свою округу и в межи на речку Илюзани на вершины по обе стороны мурз и татар, Дасая мурзу Сафарова сына Агишева с товарыщи» и просили великого государя пожаловать их землей по 25 четвертей в каждом из трех полей. Местное название села – Аймбура (от татарского «богатые закрома»). Однако гидроним Елюзань (другие его варианты: Клетлезян, Илюзань, Люзань, Алязань), левый приток Кадады, мордовский, от алязань калмо – «нижнеузинская могила»*. Впоследствии слово калмо было утрачено. Алязань восходит к мордовскому термину ало «нижняя» и Уза (название реки) и мордовское окончание прилагательного нь: «Нижнеузинское». Смягчение согласных внутри гидронима связано с сингармонизмом татарского языка. Однако Елюзань не впадает в Узу, хотя ее верховья и расположены на узинско-кададинском водоразделе. Скорее всего, узинская тематика в кададинском бассейне связана со старыми, времен Волжской Булгарии, дорогами, соединявшими чаадаевские, липовские городища и Никольское селище на реке Труев прямым путем вдоль левого берега Елюзани с большими узинскими городами буртасов – Неклюдовским и Армиевским.
В 1886 на 260 хозяйств 52 грамотных мужчин, 19 женщин, 96 мальчиков и 39 девочек учились в школе; 360 рабочих лошадей, 149 коров, 813 овец; 37 батраков, 19 торговцев шкурами и мелким товаром, 13 пастухов. В селе было 2 мечети и 2 водяных мельницы. В 1911 – в Дубровской волости, 367 дворов, 2 мечети, при них две школы. В 1955 – центральная усадьба колхоза «Алга». В начале 21 века – АО «Алга», созданное на базе отделения совхоза «Елюзанский», специализация – животноводство, производство зерна, овощеводство. Имеются: амбулатория, средняя школа, дом культуры, 2 библиотеки, 4 магазина, отд. связи. Мечеть – памятник архитектуры начала 19 века.
Численность населения: в 1748 – около 648, 1762 – 791, 1795 – около 1076, 1859 – 1091, 1886 – 1620, 1897 – 1852, 1911 – 1810, 1930 – 3109, 1939 – 2493, 1959 – 2436, 1970 – 3180, 1979 – 3367, 1989 – 2963, 1998 – 3210 жителей.
Источник: Полубояров Михаил Сергеевич, 2007-2011 гг. http://www.suslony.ru; http://www.gorodische.tk/gorodishchenskij-rajon/veluzan.html

* Трудно принять излагаемую версию происхождения названия реки: именование реки "могилой" имеет очень малую вероятность (в Новосибирской области есть есть село Юрт-Ора - "село на могилах", оно расположено в местности, где расположены могильные курганы, но то село, населенный пункт; важно также, что в паре "гидроним" - "ойконим", названия рек, как правило, появляются раньше и репродуцируются в названиях населенных пунктов). Термин "мордовский" к лексике в рассматриваемом случае вовсе не применим: мордовского языка нет, есть языки "эрзя" и "мокша". Рассуждая об "Аймбура" (в языковой практике верхазовцев "Аенбура") нужно учитывать, что у него есть фонемно-смысловая оппозиция - "Самбурай" (старое название Нижней Елюзани). Изъяснение топонимики пензенского региона вообще требует первоочередного обращения, помимо финно-угорской, к ирано-буртасской и старо-тюркской (половецкой) лексике. С.Ф.


Историческая справка.

Село Нижняя Елюзань Городищенский район Пензенской области.
НИЖНЯЯ ЕЛЮЗАНЬ (Алазан), татарско-мордовско-русское село, центр сельсовета, в 23 км от районного центра, в устье речки Елюзань и на левом берегу Кадады. На 1.1.2004 – 727 хозяйств, 2410 жителей. Основано на землях, отказанных «четвертным» «мурзинским» (служилым) татарам в 1684 и 1688 годах в порядке земельного жалования за охрану пензенско-сызранской дороги и пограничную службу. Показано под этим названием в 1700 году. Названо по местоположению на реке Елюзань относительно сел Верхняя и Средняя Елюзань. Входило в состав Узинского стана Пензенского уезда. В 1747 – 303 ревизских души татар, приписанных к Адмиралтейству для корабельных работ и 69 новокрещенцев – мордовских мурз, 62 ревизских души, также приписанных к Адмиралтейству (ф. 350, оп.2, е.хр. 2572, л.554-559; там же, е.хр. 2545, лл. 764 об.-779 об.). В тот же период часть крестьян принадлежала помещикам: вахмистру Ивану Ивановичу Тоузакову (15 ревизских душ), вдове Прасковье Петровне Кудашевой (10), гвардии капралу Алексею Андреевичу Чептыгову (1), князю Якову Давыдовичу Чегодаеву (34), всего 60 ревизских душ (РГАДА, ф.350, оп.2, е.хр.2543, лл. 419-422).
С 1780 года в Кузнецком уезде Саратовской губернии. В 1795 деревня Нижняя Елюзань общего владения премьер-майора, князя Михаила Никитича Чегодаева и казенных крестьян, помещичьих 48 дворов, 145 ревизских душ, казенных крестьян 204 двора, 468 ревизских душ (РГВИА, ф.ВУА, д. 19014, Кузн. у., №100). В 1877 – в Чаадаевской волости, 212 дворов, 2 мечети, водяная мельница. В 1911 – показано два крестьянских общества: первое – крестьян, вышедших на дарственный надел от помещика князя Чегодаева (34 двора) и бывших государственных (315 дворов татар, мордвы и русских), 2 мечети, при них 2 татарские школы. В 1955 – Чаадаевского сельсовета, в 3 км от него, центральная усадьба колхоза «За коммунизм». В 1980-е – центральная усадьба совхоза «Кададинского».
Родина Героя Советского Союза, гвардии старшего сержанта, командир отделения разведывательной роты Тагира Калюковича Кержнева (род. в 1922), совершившего подвиг в боях при форсировании реки Одер, участника Парада Победы в 1945 году.
Численность населения: в 1747 – около 860, 1762 – 725, 1795 – около 1226, 1859 – 994, 1877 – 1284, 1897 – 1677, 1911 – 2137, 1930 – 2610, 1939 – 1899, 1959 – 1989, 1970 – 2464, 1979 – 2582, 1989 – 2456, 1996 – 2388 жителей.
Источник: Полубояров Михаил Сергеевич, 2007-2011 гг. http://www.suslony.ru;

Справку о Средней Елюзани см. в приложении к ст-е: Верхазовка: очерк истории (1917 - 1980-е) :http://sagitfaizov.livejournal.com/6081.html; там же см. карту Саратовской губернии 1823 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account