Previous Entry Share Next Entry
Всеволод Мейерхольд и его андеграунд
sagitfaizov

Сагит Фаизов

Всеволод Мейерхольд и его андеграунд. Из цикла «Мастер и Маргарита»*

   - Ах, это был золотой век, - блестя глазами, шептал рассказчик, - совершенно отдельная квартирка, и еще передняя, и в ней раковина с водой, - почему-то особенно горделиво подчеркнул он, - маленькие оконца над самым тротуарчиком, ведущим от калитки. Напротив, в четырех шагах, под забором, сирень, липа и клен. Аа, ах, ах! Зимою я очень редко видел в оконце чьи-нибудь черные ноги и слышал хруст снега под ними. И в печке у меня вечно пылал огонь! Но внезапно наступила весна, и сквозь мутные стекла увидел я сперва голые, а затем одевающиеся в зелень кусты сирени.

Комментарии к скрытому тексту.

- Ах, это был золотой век: напоминание о балете Д. Шостаковича «Золотой век», поставленном в 1930 г., - анонс даты постановки спектакля «Баня» по пьесе В. Маяковского, осуществленной тоже в 1930 г.

- совершенно отдельная квартирка: аппрезентация театра Вс. Мейерхольда, сопровождаемая указанием на подчиненность театра идеологическим парадигмам сталинского режима (формант «кварт» лексемы «квартирка» с семантикой «четыре» маркирует фамилию Сталин с числовым значением 4, а формант «ирка» объединяет в себе татарскую лексему «ир» («мужчина») и уменьшительный суффикс русского языка «ка»).

- и еще передняя, и в ней раковина с водой: лексема «раковина» со значением «емкость для воды» в сопряжении с «водой» напоминает о спектакле «Баня», та же лексема со значением «сцена летнего театра» аппрезентует театр Вс. Мейерхольда, словосочетание «с водой» в этой области аппрезентации маркирует наличие «воды», не заслуживающих внимания спектаклей, в репертуаре театра Вс. Мейерхольда; лексема «передняя» с конечным числовым 1 – вероятная маркировка персоны Мейерхольда, два полных антропонима которого имеют суммированное конечное числовое значение, равное 1, вербальное подразумеваемое значение лексемы – «передовой (ая)», напоминание об авангардной доминанте в творчестве Вс. Мейерхольда.

- маленькие оконца над самым тротуарчиком, ведущим от калитки: аппрезентация репрессивных жестов власти в отношении театра (запрет на постановку «Самоубийцы» Н. Эрдмана, снятие с репертуара «Бани» по пьесе В. Маяковского и др.) в конце 1920-х и в 1930-е годы. «Маленькие оконца» в рассматриваемой области аппрезентации подразумевают как сами репрессии, так и относительную их мягкость до 1938-1939 гг. (закрытия театра и ареста Вс. Мейерхольда): «оконца» при посредстве форманта «око» актуализируют английскую лексему «eye» («око»), которая звучит как «ай» и является аттракционным замещением восклицания «ай» русского языка - с функцией осуждения («ай-ай») или реакции на болезненное воздействие («ай!»). «Тротуарчик» напоминает о такой технической новинке в театре Вс. Мейерхольда, как движущиеся круговые тротуары сцены, но формант «трот» актуализирует немецкую лексему «trotz» («вопреки») и напоминает об оппозиционности ряда спектаклей театра Вс. Мейерхольда режиму Сталина (суффикс «чик» подсказывает: оппозиционность была, по преимуществу, игрушечной). «Калитка», восходящая к древнерусской лексеме «калита» (кошелек), напоминает о материально-денежной зависимости театра Вс. Мейерхольда от сталинского режима.

- Напротив, в четырех шагах, под забором, сирень, липа и клен. Аа, ах, ах! Словосочетание «сирень, липа и клен» - аппрезентация творческого метода Вс. Мейерхольда («биомеханики» в сочетании с эксцентрикой и техническими новшествами) в сопряжении с идеей наблюдаемого (М. Булгаковым) сочетания передового творческого метода с лояльностью к сталинскому режиму. Лексема «сирень» здесь актуализирует английскую лексему «lilac» («сирень», «сиреневый»), звучащую как «лайлек»; лексема «липа» выполняет здесь преимущественно функциональную роль: первый ее слог «ли» присоединяется к «лайлек» в качестве постфикса татарского языка со значением, тождественным постфиксу «ев» лексемы «сиреневый», и маркирует лексему «lilac» как прилагательное (сиреневый цвет в романе - признак Сталина и его власти), слог «па» является аттракционным замещением слова «па» со значением «движение в танце» и в сопряжении с трехчленной структурой словосочетания «сирень, липа и клен» репрезентует танец «па де труа» («танец для троих») с двумя конечными областями аппрезентации: значительная роль танца в творческом методе Вс. Мейерхольда и, вероятно, существование персонифицированного треугольника «Мейерхольд, Зинаида Райх и Сталин». Лексема «клен» актуализирует немецкую параллель этого слова – «der Ahorn», что подчеркнуто двумя «ах» следующего предложения, - и через нее немецкое выражение «mit Ach und Krach» («едва-едва», «с грехом пополам») –  аппрезентация парадигмы существования театра до его закрытия. Подразумеваемое чтение рассматриваемого словосочетания: «лайлекли па де труа с грехом пополам», или «сиреневый па де труа с грехом пополам». Восклицание или стон «аа» в начале следующего предложения находится в очевидной коррелятивной связи с обозначенной совокупностью смыслов, рожденных тремя деревьями «под забором». Последнее словосочетание заставляет читателя задуматься о высоте забора: клен в Москве способен вырасти выше пятиэтажного дома. Тот же клен может рассматриваться как вероятная реминисценция причитания красавицы Пидорки из повести Н.В. Гоголя «Вечер накануне Ивана Купала»: «Темная, темная моя будет хата: из кленового дерева, и вместо трубы крест будет стоять на крыше».

- Зимою я очень редко видел в оконце чьи-нибудь черные ноги и слышал хруст снега под ними: аппрезентация дискретности (от случая к случаю) репрессий против Вс. Мейерхольда до 1938 г. (на «весну» приходится уничтожение театра - сообщение следующего предложения). «Черные ноги» и «хруст снега» - метафоры репрессий, «хруст снега» находится в коррелятивной связи со словами Коровьева по поводу смерти Берлиоза «правая нога – хрусть, пополам!.. левая – хрусть, пополам!..», обращенными к Поплавскому. «Снег» - вероятная реминисценция бумажного снега, который сыпали на голову гоголевскому Акакию Акакиевичу его молодые коллеги.

- И в печке у меня вечно пылал огонь: аппрезентация вечно горящей печи, адского огня. Вероятная дополнительная аппрезентационная область – пудель-огонь из «Фауста» Гете: «Забавный пудель. И притом – огонь. | Живой такой, понятливый и бойкий, | Поноску знает, может делать стойку. | Оброните вы что-нибудь, – найдет. | За брошенною палкой в пруд нырнет». Вероятность соотнесения Вс. Мейерхольда с пуделем-огнем (Мефистофелем) усилена в романе тем обстоятельством, что тело Майгеля, второго воплощения Мейерхольда в романе, было найдено обгоревшим.

- Но внезапно наступила весна, и сквозь мутные стекла увидел я сперва голые, а затем одевающиеся в зелень кусты сирени: аппрезентация статьи Керженцева «Чужой театр», опубликованной в декабре 1937 г. и послужившей сигналом к закрытию театра ГосТиМ 7 января 1938 г., и самого закрытия театра. «Мутные (3) стекла (7)», кон. зн. 1, - статья Керженцева: антропоним Керженцев (7) Платон (9) Михайлович (3) имеет то же конечное значение. «Одевающиеся (7) в (2) зелень (7) кусты (2) сирени (2)», кон. зн. 2, - дата закрытия ГосТиМ: 7.01.1938 имеет то же конечное числовое значение. В вербальной аппрезентации: «зелень» и зеленый цвет в романе маркируют предательство, сирень и сиреневый цвет – Сталина и его власть. Дополнительная смысловая аппрезентация зеленого цвета «весны», вероятно, представлена в строчках Гете из «Западно-восточного дивана»: « Коль скажу я, что для зренья | Лучший цвет - зеленый цвет, |  Не пугай, что нет спасенья |  От каких-то страшных бед» (стихотворение «Рискуя»).

* Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста московских глав романа  - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова, включая иерусалимские главы.

Фаизов Сагит Фяритович Всеволод Мейерхольд и его андеграунд. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 28 октября 2012 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account