Previous Entry Share Next Entry
Восточные реликты в топонимике московского Кремля
sagitfaizov

 Сагит Фаизов 

В бытующей сегодня топонимике московского Кремля прочитываются, по оценке автора, три топонима восточного происхождения: Кремль, Боровицкая и Кутафья (башни).


ОССОВСКИЙ П.П. ЗОЛОТОЙ КРЕМЛЕВСКИЙ ХОЛМ.


Кремль.
Тезис о восточном происхождении наименования «Кремль» не является новым. «Путеводитель по Московской Оружейной палате» сообщает: «Кремль» название татарское, значащее крепость»(1). Существует ряд письменных источников, подтверждающих бесхитростное суждение старого путеводителя: послания российских самодержцев XVII в. крымским ханам и принцам, мемуары и дневники иностранцев, посещавших Россию в том же столетии. Из посланий сохранились, по меньшей мере, два с завершенным протоколом. (Все послания из Москвы в Крым в XVII в. и ранее писались только по-татарски.) В обоих экземплярах конечный протокол включает в себя формулу, указывающую место написания грамоты: «Шаhаремез Маскауда, падишахана Крымызда» = «В городе Москве, месте пребывания падишаха (царя)»(2). Здесь важно не только то, что резиденция царя обозначена в татарской форме (Крым+суффикс+окончание), но и то, что русская форма его («Кремль») не использована и для обозначения видовой категорийности резиденции. Иначе говоря, Посольский приказ считал татарское название способным заместить русское в синтетическом его значении (крепость+название конкретной крепости), но такая логика должна опираться на памятование происхождения русского названия из категорийного (видового) термина «крым» или «кырым». В противоположность такому мнению можно полагать, что приказ использовал татарскую форму, исходя из соображения ее комфортности для получателя посланий - как в случае с «Маскау», но в XVII в. татарское название Кремля еще бытовало в языке москвичей и, судя по частоте упоминаний его в мемуарах и дневниках иностранцев, форма «Крым-город» (при формальной транслитерации с латинского алфавита - «Крим-город») мало уступала по популярности «Кремлю» (3). О различении иностранцами двух форм именования Кремля свидетельствует замечание голландского мастера Йенса Стрейса, побывавшего в России в 1669 и 1675 гг.: «...Кремля, Крим-город, как некоторые называют» (4). 
Два соображения в пользу восточного происхождения топонима «Кремль» (и российских кремлей вообще) лежат в области истории архитектуры: 1) кремли появляются в Московской Руси не ранее татаро-монгольского завоевания и включения Руси в состав Золотой Орды; 2) важнейшая планировочная особенность российских кремлей (город в городе) аналогична типичной планировке больших городов (и столиц) в средневековой Монголии, Средней и Центральной Азии, Ближнего Востока.

Боровицкая (башня).
Версия М.В. Горбаневского о происхождении микротопонима от диалектизма «боровица» (небольшая сосновая роща) представляется автору заслуживающей внимания в лексикологическом отношении, но она не учитывает, что ко времени колонизации бассейна Москвы-реки славянами (IX - X вв.) Боровицкий холм (мыс) был уже освоен автохтонным угро-финским населением, известны следы их поселения, относящиеся к середине I тысячелетия н. э. Нет никакого основания для того предположения, что мещера, меря или весь оставили на наиболее выгодном оборонительном рубеже их поселения - мысе между Москвой-рекой и Неглинной - девственный лес или рощу. Точно также поступили бы и славяне, поселись они первыми на этом месте.
Автору представляется заслуживающим рассмотрения его версия об иранском происхождении микротопонима. Базисом для образования слова «боровицкая» послужило иранское «баруви» (произносится с ударением на последнем слоге) = «то (тот), что на холме, возвышенное (ый) холмом». Исходное для «баруви» существительное «бару» имеет дополнительные смысловые
значения, не в меньшей степени связанные с особенностями объекта именования, нежели «холм»: «башня», «стена». Вероятность адаптивной трансформации «баруви» в «боровицкая» не требует доказательств.

Кутафья (башня).
Существующие версии происхождения микротопонима малосостоятельны. Башня ничем не напоминает ни «закутавшуюся», ни «неряшливую» женщину (М.В. Горбаневский и другие). Несмотря на относительно небольшую высоту, она и сейчас (после естественного и искусственного подъема грунта вокруг нее) выглядит изящным, пропорционально безупречным архитектурным сооружением. Она и в самом деле ниже всех других башен Кремля, но именно эта ее особенность отразилась в ее названии, происходящем, по мнению автора, от иранского слова «кута» (произносится с ударением на втором слоге) = «низкое», «низкий». Суффикс «фь» и окончание «я» - естественные наращения, прибавившиеся к основе в процессе адаптации.

Каким образом иранские названия были инкорпорированы в языковую практику москвичей? Автор предполагает, что иранские топонимы-реликты указывают на причастность персидских (или таджикских) мастеров к строительству первого каменного Кремля в Москве в эпоху Дмитрия Донского.
Вероятность привлечения группы восточных архитекторов к выполнению московского заказа в то время, когда Русь не была отделена от Золотой Орды и находилась в пределах ее сюзеренитета, очень высока. В связи с такой вероятностью следует говорить не только о возможности приглашения мастеров из Орды и сопредельных с ней мусульманских стран, включая Иран. Обновление Кремля, воссоздание его в камне, безусловно, требовало санкции великого хана. Фортификационное укрепление северо-западных пределов улуса Джучи в 1367 г. перед нарастающей угрозой со стороны Литвы было актуальнейшей задачей как для юного московского князя, так и для великого хана. Беспрецедентное по масштабности каменное строительство требовало больших расходов. Без помощи ханской казны, хотя бы в виде льгот по выплате дани, здесь было не обойтись. Думается, согласие ханского двора выступить перед артелью мастеров гарантом достойной оплаты их труда было не самым важным его вкладом в строительство первого каменного крыма-кремля в пределах Московского улуса.

 Сноски
1. Путеводитель по Московской Оружейной палате. - М. 1872. – С. 5.
2. См. опубл. тексты: Вельяминов-Зернов В.В., Фаизханов Х. Материалы для истории Крымского ханства. - СПб., 1864. - Сс. 356, 866.
3. См.: Иностранцы о древней Москве: (Москва XV - XVII вв.). - М., 1991. - Сс. 238, 239, 240, 244, 251, 257, 258, 262, 267, 335, 336, 370, 389.
4. Иностранцы о древней Москве... С. 370

Ранее текст сообщения был опубликован в сб. Уваровские чтения. V. Муром, 2003. С. 65-66.
Изображение картины Петра Павловича ОССОВСКОГО  ЗОЛОТОЙ КРЕМЛЕВСКИЙ ХОЛМ из:
http://www.shprints.com/shop/index.php?productID=7006

Восточные реликты в топонимике московского Кремля

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account