?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Завтрак мастера и Маргариты
sagitfaizov

Сагит Фаизов

Завтрак мастера и Маргариты



«Она приходила, и первым долгом надевала фартук, и в узкой передней, где находилась та самая раковина, которой гордился почему-то бедный больной, на деревянном столе зажигала керосинку, и готовила завтрак, и накрывала его в первой комнате на овальном столе».

То же предложение при чтении скрытого текста: «Она приходила и умудрялась, занимаясь любовью с бедным больным, подкладывать ему свинью, что вообще было в ее стиле».

Ключевая подсказка к раскрытию скрытого текста заключена в отсылке к фрагменту пьесы В. Маяковского «Баня»* с двумя репликами влиятельного бюрократа Ивана Ивановича и репортера Моментальникова, посетившими театр:
                       
«Иван Иванович: С товарищеским приветом! Кстати, как фамилия  этой артисточки, третья сбоку?  Очень  красивое  и  нежное...  дарование...  Надо открыть   широкую кампанию, а можно даже и узкую, ну так... я и она. Я  позвоню  по  телефону. Или пускай она позвонит.
               
Моментальников: Эчеленца, прикажите! Стыд природный невелик. Только адрес, адрес нам дадите, - стелефоним в тот же миг».

Реплика Ивана Ивановича поясняет, какого рода «узкая передняя» является местом приготовления «завтрака». Реплика Моментальникова относится ко второму упоминанию узкой передней в романе в ее первичном смысле, но фразеосочетание «стыд природный невелик» подтверждает связь между словами Ивана Ивановича об «узкой кампании» и словами мастера об «узкой передней». Второе упоминание узкой передней в романе: «Ты хоть запахнись, - крикнул ей вслед мастер. - Плевала я на это, - ответила Маргарита уже из коридорчика». Голая Маргарита, встречающая Азазелло, отвечает мастеру из коридорчика, то есть из узкой передней; смысловое тождество между утверждениями «стыд природный невелик» и «плевала я на это» очевидно).


Другие энигматические мосты


Фразеосочетание «и готовила завтрак» заключает в себе отсылку к лексике немецкого языка, к словам «die Sau» (cвинья-самка) и «tragen» (давать {плоды, урожай}, в то же время вероятен смысл «подкладывать», поскольку в глаголе присутствует смысл «поддерживать собой»: «дающая» (известный плод) и «поддерживающая собой» в то же время, когда «поддерживает собой», подкладывает свинью.

«На овальном столе»: для правильного чтения слова «овальном» следует вычленить числовое значение форманта «ов», равное «девяти» и благодаря этому актуализирующее выражение «дев ять» (или «деву ять»), и учесть, что формант «ал» (в татарском языке глагол «возьми») дублирует русский глагол «ять»; формант «ном», суффикс и окончание, выполняет здесь сугубо служебную, грамматическую, функцию. За словом «стол» спрятана его украинская параллель «стiл» с обратной проекцией к лексике русского языка, слову «стиль»; предлог «на» в силу его функциональной зависимости от последующих слов замещается предлогом «в». В конечном варианте расшифрованного предложения словосочетание «дев ят(ном)» опущено, поскольку его смысл подсказывается контекстом.

«В первой комнате»: в слове «комнате» присутствует немецкий глагол «komm» (иди) и русский «нате» (допустимо прибавление к «нате» последующего «на»); словосочетание «в первой» вместе с предшествующими словами «и накрывала» - атрибут открытого текста.

«Зажигала керосинку» - отсылка к реплике Ивана Ивановича Широнкина из пьесы «Мандат» Н. Эрдмана: «Виноват-с, я человек холостой и сожительниц, как вот у других, у меня нету, а если я с керосинкой живу, так ведь есть каждому человеку надо». (Старшая Гулячкина ему отвечает: «Прошу вас о том, с кем вы живете, здесь не рассказывать – у меня дочь девушка».**)

«На деревянном столе»: деревянный и овальный столы открытого текста находятся в дружественной неполной оппозиции друг к другу, поскольку сопоставлены по несоизмеряемым качествам (маркировка наличия энигматизированных смыслов во фрагменте). В скрытом тексте столы одинаковы: в «деревянном столе» прилагательное является отсылкой к «древцам» и «древию» эпизода вечери на Оке «Повести о Петре и Февронии»***.

«Надевала фартук»: под фартуком подразумевается передник, соответственно, речь идет не о надевании фартука, а о раздевании — в соответствии со смыслами, подсказываемыми «узкой передней», «раковиной» и прочим****.

*Пьеса была поставлена в театре Вс. Мейерхольда 16 марта 1930 г. (вторая премьера).
** О другой отсылке к цитируемому фрагменту пьесы Эрдмана см. в экскурсе «Мандат Маргариты» // http://sagitfaizov.livejournal.com/71336.html
*** См.: Сагит Фаизов Пикник Петра и Февронии на берегу Оки // http://sagitfaizov.livejournal.com/29994.html (М. Булгаков читал и хорошо знал истинные {cкрытые} тексты древнерусской литературы.)
**** От идентификации персон автор расшифровки воздерживается.

Иллюстрация-заставка: коллаж С. Фаизова, в котором использованы фрагмент картины Константина Сомова «Арлекин и дама» и фрагмент фотографии С. Фаизова с пейзажем ноябрьской Волги у Свияжска. Об арлекине и даме. Известно, что они картонные, не «настоящие». Но этим их странность не исчерпывается. На груди у дамы область ниже декольте образует маску старика с седыми усами и бородкой, напротив нее справа располагается черная маска арлекина, которая выглядит как закрытый шлем палача, левая сторона контура шлема образует профиль женщины, смотрящей вправо; наблюдается и встречный контур мужского лица. Средний палец левой руки арлекина согнут невозможным образом: при прямом безымянном пальце (средний и безымянный пальцы человека соединены сухожилием и зависят друг от друга), - но именно на этом пальце лежит левая рука дамы, то есть она причиняет боль кавалеру выворачивая ему палец, тот палец, к которому идет бечевка от маски палача. У арлекина наблюдается серьезный физиологический недостаток, который выглядит как преимущество.

Опубликована 28 мая 2013 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.