Previous Entry Share Next Entry
Михаил Булгаков и Мишель Нострадамус
sagitfaizov

Сагит Фаизов

Михаил Булгаков и Мишель Нострадамус




Никакие мечтания об аэропланах не помогут, Маргарита Николаевна, а предчувствие нужно уважать.
Из черновых редакций романа.

Ранее в связи с различными эпизодами романа «Мастер и Маргарита» я отмечал их истинную локализацию в будущем времени относительно времени написания романа. Нижеследующие строки — попытка обобщить наблюдения над футурологическими экскурсами произведения и провидческим даром его автора, опираясь, в частности, на сведения из рукописей, предшествовавших окончательной редакции.

Необычные отношения М. Булгакова с временной стороной бытия распространялись и на его восприятие еще не наступивших, будущих событий. Он обладал способностью их предугадывать и в какой-то мере осознавал это. В скрытом тексте романа он оставил несколько образцов своего неординарного по силе провидческого дара. Наиболее точное его предвидение — последние предсмертные слова начальника Главного управления имперской безопасности фашистской Германии Эрнста Кальтенбруннера ««Deutschland, Glück auf!», произнесенные им 16 октября 1946 г. (в романе они обозначены в эпизоде ныряния и плавания Ивана Бездомного в Москва-реке)*. И если это предвидение им, по всей вероятности, в полной мере не осознавалось, то второе, гораздо более сложное по структуре, он довольно рано осознал — предвидение союза СССР и Германии, наступившего в 1939 г., и гибельности этого союза для СССР. Работать над романом писатель начал в 1928 г. В 1932 г. впервые в первой главе целостной рукописи 1932-1934 гг. упоминается «нарзан» (напоминание о злополучных эпизодах революционной биографии М. М. Литвинова, комиссара иностранных дел СССР в 1930-1939 гг.), тогда же Берлиоз получает имя-отчество «Михаил Александрович», обеспечившее коррелятивную связь антропонима персонажа с Литвиновым** (в последующие годы проекция Берлиоза на Литвинова остается доминирующей). Какое событие видел М. Булгаков за гибелью Берлиоза под трамваем при соучастии Воланда в рукописи, возникшей до 1932 г., остается неизвестным***, но в 1932-1933 гг., когда гитлеровцы впервые получили большинство мест в рейхстаге, а Гитлер стал рейхсканцлером (в январе 1933 г.) автор романа уже предвидит отставку М. Литвинова с поста министра иностранных дел СССР 3 мая 1939 г. и поворот СССР к сотрудничеству с гитлеровским режимом****. В 1937 г. Булгаков максимально близко подходит к угадыванию времени отставки М. Литвинова: в редакции романа 1937 г. визит Воланда и связанные с этим визитом события происходят во второй половине мая*****. Свое предвидение гибельности пакта о ненападении между двумя государствами М. Булгаков наиболее ярко обозначил через падение «сиреневого иностранца» (контаминированный образ Сталина и Гитлера) в бочку с керченской сельдью в последней редакции романа, 1939 г.******, но гораздо раньше, в 1933 г., то есть в год торжества гитлеризма, он выбрал днем прибытия Воланда в Москву 22 июня*******. (Нападение гитлеровской Германии на СССР произошло 22 июня 1941 г.; основная проекция Воланда в романе - Эрнст Кёстринг, военный атташе Германии в СССР).

В отрывках первой редакции романа, относящихся к 1928-1931 гг., сохранились такие ориентировочные даты прибытия Воланда в Москву, как 14 июня 1943 г. и 14 июня 1945 г.********. Оба эти дня названы «страшной субботой», но ни тот, ни другой не являются субботой, и, возможно, это есть свидетельство иррационального происхождения дат; по поводу первой из них в своей рабочей тетради М. Булгаков записал, что это конец света, - со ссылкой на Мишеля Нострадамуса (Мишеля назвал «Михаил»)*********. Очевидно, что в круге предощущений М. Булгакова, связанных с надвигающимся нападением Германии на СССР, пульсировали важнейшие даты войны, ее начало и конец. Позже, в 1938 г., отказавшись от 1943 и 1945 годов, как дат, которые могли означать начало бедствия, он зафиксирует в хронологии романа первый мирный год, 1946-й, и предсмертные слова одного из руководителей побежденного рейха.

Неординарная сила провидческого дара М. Булгакова выразительно проявилась в описании им эпизода с визитом Маргариты вечером в пятницу на коммунальную кухню. Несколько лет этот эпизод выглядел как большая бытовая склока, в которую вмешивалась воинственно-веселая Маргарита**********. В 1938 г. эпизод был значительно сокращен, но в него был включен мотив пара, исходящего от одной из кастрюль (в предыдущей редакции пар поднимался над плитой - из-за опрокидывания кастрюли)***********. Так в течение нескольких лет М. Булгаков приближался к описанию кометы, получившей название «Ахмарова-Юрлова», открытой в 1939 г. двумя «примусами» («первенствующими»): на плите во всех вариантах эпизода стоят два горящих примуса. После открытия кометы М. Булгаков, видимо, окончательно осознал, какого рода импульсы заставляли его создавать и переписывать эпизод, и отправил Маргариту в полет (и в 1932 г.) в день открытия кометы, 14 апреля 1939 г. (в редакции 1937 г. событие происходило приблизительно месяцем позже).

Другое естественно-научное предвидение М. Булгакова относится к теории и практике полетов в воздухе. Описывая субботний полет мастера, Маргариты и Азазелло, М. Булгаков в эпизоде с тремя пузырями предсказал образование ударной волны при преодолении самолетом звукового барьера — за восемь лет до открытия этого явления в 1947 г. ************. Эпизод с тремя пузырями появляется в редакции 1938 г.*************.

Булгаков осознавал, что он младший брат Михаила Нострадамуса, но свои видения он скрывал тщательнее, чем раб царя Мидаса свой секрет (об ослиных ушах царя). Он не мог писать — открыто — о дне сегодняшнем, еще меньше он мог рассчитывать на понимание кем-либо своих прозрений. Запоздалые адресаты его тайных посланий — это мы.

Сноски и примечания.

* Сагит Фаизов «Персонажи и персоны мастера: Эрнст Кальтенбруннер» // http://sagitfaizov.livejournal.com/51066.html; проекция на последние слова Кальтенбруннера в описании купания появилась в 1937 г. (Булгаков, Михаил Афанасьевич «Мой бедный, бедный мастер»: Полное собрание редакций и вариантов романа «Мастер и Маргарита»; Составитель В. Лосев. Москва, 2006 {далее: Сб. В. Лосева}. С. 399), элементы описания, относящиеся к Кальтенбруннеру, в редакции 1937 г., очень близки к элементам описания окончательной редакции, но важно, что вместо «световых» зигзагов появились «изломанные» зигзаги: автор подчеркнул таким образом соотнесенность зигзагов с эмблемой СС.

** См. оба элемента в начале гл. «Не разговаривайте с неизвестными» в: Сб. В. Лосева. С. 81.

*** Визит Воланда тогда, при написании 2-й тетради, приходился на март. Заход солнца в эпизоде встречи Берлиоза и Иванушки с Воландом в первом известном описании встречи происходит по календарю, свойственному середине марта: «И был на Патриарших прудах час восьмой. Верхние окна на Бронной, еще секунду назад пылавшие, вдруг почернели и провалились» (Сб. В. Лосева. С. 51). 15 марта 1930 г. (и в другие близкие годы) закат солнца в Москве приходился на 19 часов 31 минуту (таблица в: http://aa.usno.navy.mil/cgi-bin/aa_pap.pl).

**** В той части рукописи 1932-1934 гг., которая была создана к концу 1933 г., присутствовало достаточное количество кодировок прогноза М. Булгакова: помимо отождествления (проекционной связи) Берлиоза с Литвиновым и гибели Берлиоза с отставкой Литвинова, уже была обеспечена проекционная связь Воланда с военным атташе Германии в СССР Эрнстом Кёстрингом, Никанора Ивановича Босого с Молотовым, договора о найме квартиры с советско-германским пактом 1939 г. См. о фиксации этих смыслов в окончательной редакции романа в статьях: Сагит Фаизов Слова и буквы мастера: нарзан (http://sagitfaizov.livejournal.com/73058.html; http://www.proza.ru/2012/12/13/1604); Он же Персонажи и персоны мастера: луна среды (http://sagitfaizov.livejournal.com/58255.html; http://www.proza.ru/2012/10/22/1404); Он же Персонажи и персоны мастера: Берлиоз (http://sagitfaizov.livejournal.com/42232.html); Он же Персонажи и персоны мастера: Эрнст Август Кёстринг (http://sagitfaizov.livejournal.com/52893.html; http://www.proza.ru/2012/10/07/1940). См. текст редакции 1932-1934 гг. в: Сб. В. Лосева. С. 79-205.

***** В этой редакции мастер говорит Бездомному в клинике: «И вот я пятый месяц здесь» (РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 7. Ед. хр. 8. Л. 388), не раз упоминается май (Сб. В. Лосева. С. 412, 444, 463, 464).

****** См.: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: сиреневый иностранец (http://sagitfaizov.livejournal.com/70103.html; http://www.proza.ru/2012/12/08/1113). Эпизод с падением «сиреневого иностранца» (тогда молчаливого) в бочку впервые появляется в 1934 г. (РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 6. Ед. хр. 8. Л. 589).

******* РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 6. Ед. хр. 6. Л. 324 (22 июня — первичная запись, позже М. Булгаков вписал апрель без указания числа; первичная запись сделана 6 октября 1933 г.). В сб. В. Лосева разметки глав романа 1933 г., в которую входит эта запись, нет.

******** РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 6. Ед. хр. 3. Л. 2; Ед. хр. 4. Л. 2. Текст с упоминанием 14 июня 1945 г. (ед. хр. 4, л. 2) в сб. В. Лосева пропущен.

********* См. об этой записи в комментариях В. Лосева: Сб. В. Лосева. Стр 949. Вероятно, М. Булгаков имел ввиду катрен: "Закройте, закройте Восток, двери Востока, | Ибо с Запада движется чёрная тень.| Кости открытой гробницы угрожают миру заразой, | Пройдёт два года, и откатится эта чума", - который допустимо проецировать на два года войны, Сталинградскую битву и битву на Курской дуге).

********** См. ред. 1937 г.: РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 7. Ед. хр. 10. Лл. 674-676.

*********** См. упоминание «кастрюли с какой-то снедью, от которой валил пар» в 1938 г.: РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 8. Ед. хр. 3. Л. 298. См. также об эпизоде на коммунальной кухне в окончательной редакции романа, сохранившей цитированное выше упоминание кастрюли: Сагит Фаизов Персонажи и персоны мастера: примусы (http://sagitfaizov.livejournal.com/63841.html; http://www.proza.ru/2012/11/20/16). В сб. В. Лосева редакция 1938 г. пропущена (вместо нее был предложен «условно-канонический текст», термин Б. Соколова; таким образом, издание не является полным собранием редакций романа, см. выше название издания).

************ См. ст-ю: Сагит Фаизов Три пузыря в зеркале баллистики и теории полетов (http://sagitfaizov.livejournal.com/71448.html; http://www.proza.ru/2012/12/11/1547). Во время написания этой статьи, в декабре 2012 г., я еще не решался признать фиксации будущих явлений и событий, отразившиеся в скрытом тексте романа, проявлением провидческого дара М. Булгакова и считал более вероятным, что передо мной поздние (сделанные после смерти М. Булгакова) включения в текст.

************* РГБ. Рукописный отдел. Ф. 562. К. 8. Ед. хр. 3. Л. 480.

    Иллюстрация-заставка: коллаж С. Фаизова, в котором использованы фрагмент картины Константина Сомова «Арлекин и дама» и фрагмент фотографии С. Фаизова с пейзажем ноябрьской Волги у Свияжска. Об арлекине и даме. Известно, что они картонные, не «настоящие». Но этим их странность не исчерпывается. На груди у дамы область ниже декольте образует маску старика с седыми усами и бородкой, напротив нее справа располагается черная маска арлекина, которая выглядит как закрытый шлем палача, левая сторона контура шлема образует профиль женщины, смотрящей вправо; наблюдается и встречный контур мужского лица. Средний палец левой руки арлекина согнут невозможным образом: при прямом безымянном пальце (средний и безымянный пальцы человека соединены сухожилием и зависят друг от друга), - но именно на этом пальце лежит левая рука дамы, то есть она причиняет боль кавалеру выворачивая ему палец, тот палец, к которому идет бечевка от маски палача. У арлекина наблюдается серьезный физиологический недостаток, который выглядит как преимущество.

    Фаизов Сагит Фяритович Михаил Булгаков и Мишель Нострадамус. Опубликована 25 октября 2013 г.


    Comments Disabled:

    Comments have been disabled for this post.

    ?

    Log in

    No account? Create an account