Previous Entry Share Next Entry
Игорь Львиное Сердце. Часть 1
sagitfaizov

Сагит Фаизов

Игорь Львиное Сердце. Часть 1

Даже я могу вспомнить какой-нибудь день, когда историки оставляли пропуски в своих трудах. Я хочу сказать, для тех событий, о которых они ничего не знали.

Эзра Паунд. Проект XXX Песни.

Рассказ о походе Игоря помещен во всех трех списках Повести временных лет, но изложение похода в Радзивилловской и Лаврентьевской списках сильно отличается от изложения в Ипатьевском списке, гораздо более пространном и содержащем много подробностей, которых нет в первых двух списках. Датировка похода тоже различна. По Радзивилловскому и Лаврентьевскому спискам Игорь осуществил свой поход в 6694, то есть в 1186 г., а по Ипатьевскому — в 1185 г. Последняя дата принята в российской историографии и литературоведении как действительная. Основанием для такого выбора стало отождествление солнечного затмения, наблюдавшегося Игорем и его войском, с затмением 1 мая1185 г. Эта точка зрения была принята и Н. А. Морозовым, скрупулезно проанализировавшим астрономическую составляющую ПВЛ [1].

Однако отождествлять затмение 1 мая 1185 г. с тем, которое видели князь Игорь и его войско, необязательно. В 1186 г. тоже имело место солнечное затмение, наблюдавшееся на Руси. Оно произошло 21 апреля. Это частное затмение 125 сароса; в момент его максимальной фазы для бассейна р. Северский Донец, где, по версии видимого текста списков, находилось войско Игоря, в 8 часов 42 мин московского времени Игорь и его спутники видели на востоке прохождение диска Луны по верхнему краю Солнца [2].

Наблюдавшееся ими астрономическое явление «летописец» описывает в следующих словах: «...И в солнци оучинись я месяць, из рог его яко оугль-жаровъ исхожаше. И страшно бе видети человекомъ знамение Божье» (здесь и далее цитируется Радзивилловский список). Наибольшее недоумение у придирчивого читателя в этих двух фразах вызывает существительное «жаров»; поверить, что жар в XII в. обозначали именно так, трудно.

И не нужно. Форма «жаровъ» выполняет здесь две энигматические функции. Посредством суффикса «овъ» она подсказывает, что за формантом «оугль» скрывается имя (Уг), а за формантом «жар» - герцоги Бургундские, на позднем гербе которых благодаря инициативе Филиппа III появилась цепь с кресалом, в виде сцепленных друг с другом букв «Б» (лат. «B»), и кремнем в виде круга, на котором изображены искры, и от которого в две стороны разлетаются языки пламени [3]. Конечная проекция «оугля-жарова» - участник крестового похода английского короля Ричарда I Львиное Сердце герцог Уг Бургундский и собственно поход 1190-1192 гг. (о связи темы крестовых походов с походом князя Игоря см. далее). Другая нелепица фрагмента - отдельно написанная и подчеркнуто обособленная от «оучинись» мягким знаком в конце глагола буква «я». Написанная таким образом буква должна читаться как местоимение, связанное со следующим словом: «я месяц» (конечное правильное чтение: «в солнце учинился я — месяц»). Так креативный автор, во-первых, показывает, что текст написан уже в то время, когда люди понимали происхождение солнечного затмения, - от визуального наползания диска одного небесного тела на диск другого; во-вторых, он намекает на отсутствие преобразования солнца в полумесяц в ходе солнечного затмения 21 апреля 1186 г. Никаких рогов, соответственно, у солнца нет. Под рогами креативный автор подразумевает похожие на рога изображения букв «В» на кремнях орденской цепи и рога агнца, украшающего цепь ордена Золотого руна, - учрежден Филиппом III Бургундским в 1 пол. XV в.


Предок Филиппа III присутствует в фрагменте как элемент скрытого, и подлинного, текста Радзивилловской рукописи, сообщающего о походе Ричарда Львиное Сердце в Палестину для нового, после 1099 г., освобождения священного города Иерусалима и напоминающего о крестовых походах вообще. Наиболее очевидное напоминание о восточных походах в рассказе об Игоре связано не с историей новгород-северского князя, а с происшествием в Восточном Средиземноморье, произошедшем век спустя. Это напоминание не заметить очень трудно: в рассказе об Игоре несколько раз, начиная с листа 232об, страница рукописи и текст, следующий ниже рисунка, начинается со слова, в котором отсутствует первая буква. Ниже рисунка на л. 232об первое слово - «екоуце» (пропущена буква «р», выше она тоже отсутствует), первое слово листа 233об «нязи» (пропущена буква «к», в конце предшествующего листа ее нет, далее - так же), первое слово листа 234 «оловцы» (пропущена буква «п»), первое слово под рисунком на том же листе «бьступише» (пропущена буква «о»), первое слово листа 234об «о» (пропущена буква «п»), первое слово под рисунком на том же листе «ни» (пропущена буква «о», долженствующее присутствие местоимения «они» подсказывается контекстом). Весь ряд пропущенных букв: р к п о п о. Ряд числовых значений букв: 128787. Первые четыре цифры этого ряда образуют дату 1287 — год смерти графа Боэмунда VII, владетеля Триполи, одного из последних государств крестоносцев на восточном побережье Средиземного моря. Последние две цифры 8 и 7 — дополнительный маячок-маркер для невнимательного читателя с дополнительной энигматической функцией (о ней ниже). Подтверждение присутствия буквенно-числовой энигматики на левом поле «игоревых» страниц дано в первой строке листа 232об, где первое слово «рь» - перенесенный с листа 232 фрагмент имени «Игорь». Две буквы этого имени «г» и «о» на листе 232 как бы утрачены. Их совокупное числовое значение равно 10, или 1. Но то же числовое значение имеет перенесенная на следующую страницу буква «р» (мягкий знак числового значения не имеет). Совокупное числовое значение имени «Игорь» равно также 1 (19-10-1), то же числовое значение и с теми же промежуточными показателями имеет дата освобождения Иерусалима в конце 11 века — 1099 (19-10-1).

Если поход Игоря является аллюзией какого-либо крестового похода или многих походов, у него должен быть двойник (двойники) среди участников походов в Святую землю. И такой двойник, один, существует. Его первичное обозначение проведено через конечное числовое значение ряда 128787, равное 6 [4]. Именно такое количество лет отделяет поход Игоря от похода Ричарда Львиное Сердце, какую бы дату похода Игоря мы не взяли, 1185 или 1186, и, видимо, двойная датировка походя русского князя в «летописях» имеет своим назначением маркировку двух лет пребывания английского короля на Ближнем Востоке (1191 и 1192). Имя Ричард наделено конечным числовым значением своих букв, равным 6 (сумма ряда 189114), - очевидная коррелятивная связь. Вторичное сопряжение двух личностей проведено автором «летописей» через очень близкие и характерные даты рождения и смерти двух личностей: Ричард родился в 1157 г., Игорь — в 1151, разница между датами равна 6, Ричард умер в 1199, Игорь — в 1201, спустя два года после Ричарда, но конечное числовое значение даты 1199 равно 2. Зависимость дат жизни Игоря от дат жизни Ричарда также очевидна. Менее очевидна и важна, но все-таки значима географическая связь между двумя именами. Имя Ричард принадлежит английскому королю, имя Игорь, помимо скандинавского, имеет и кельтский (английский) генезис, от кельтских имен Iger, Inger и иных. Наиболее выразительная связка в биографиях двух персон или, скорее, персоны и персонажа — авантюрно-драматическая: оба пережили плен, у обоих он наступил вследствие участия в войне.



Другие проекции текста (и рисунков) Радзивилловского списка, рассказывающих о столкновении новгород-северского князя с половцами, на персону Ричарда и его экспедицию на Святую землю.


Начиная повествование об истории Игоря, «летописец» именует его и его родного брата Всеволода, оба они Святославичи, ольговичами: «То же лето здоумаша олговичи внуци...» Дед их, действительно, Олег Святославич, но это тот самый Олег, который в «Слове о полку Игореве» назван Гориславичем, а в Ипатьевской «летописи» после очередной авантюры удостоился реплики: «Это уже в третий раз навел он поганых на русскую землю; много христиан было погублено, а другие взяты в плен и расточены по разным землям». В походе участвует племяннник обоих Святославичей Святослав Ольгович. Соответственно, поход «здоумаша» ольговичи - «внуци» и «ольгович» - сын, не только «внуци», но олеговы «внуци» Святославичи сыны того Святослава, который был «ольгович» сын, а в поход с ними идет тоже «ольгович» сын - Святослав. Имена и отчества находятся в чудовищно плотных рефлексивных связях. Не создано ли этическое, генеалогическое, логическое и антропонимическое неудобство именования участников ольговичами для того, чтобы читатель за словом «олговичи», написанное без мягкого знака, увидел другое - «old»говичи? Дальнейшая раскодировка покажет, что «old»говичи действительно существовали и занимали внимание креативного автора.


После сообщения о решении Игоря, его брата и его племянника пойти в половецкую степь «летопись» предлагает беспрецедентно невразумительный текст: «И внидоша во их землю. Половцы, оуслышавши, поидоша, рекуще: «Братья наша избиша и оци наши, а дроузии изымани, а се ныне идоутъ на нас». Послаша по всей земли своей, а сами поидоша к сим и ждаша дроужны своей. А сии к ним идоут, к вежам их. Они же не пустя(т) в вежи, стретоша их. А дроужны не дождавше. И соступишась, и побеже ни бывше половци. И биша я до вежъ». Далее текст приобретает большую логичность: «И множество полона взяша, и женъ, и детей,и стояща на вежах три дни, весялящеся...» Читателю нужно, по меньшей мере, дважды прочитать первый фрагмент, чтобы понять, кто на кого наступает и кто куда бежит. Но и после этого он спросит, почему повествователь неуклонно называет полки Игоря «се», «сим» и «сии», а побежали от них «ни бывше половци», то есть не половцы.

Одно с другим здесь связано: побежали не половцы, потому, что вовсе не о них речь, противником «полков Игоря» является войско султана Египта и Сирии, арабского полководца Саладина, «полки Игоря» - «евсеи» или «евсии» (именование англичан в старину на Руси — из-за их манеры часто произносить «йес»), поэтому они «сии», предложение «послаша по всей земли своей, а сами поидоша к сим и ждаша дроужны своей» сообщает не о половцах и не об арабах, а о «сий»ском войске Ричарда Львиное Сердце, направляющемся в землю библейского Сима («поидоша к сим»), которому, по версии, принятой и прописанной в Повести временных лет, принадлежат, в частности, восточное побережье Средиземного моря и прилегающие области. Есть еще одно обстоятельство, над которым может задуматься читатель. «Сии» идут к вежам, а половцы, имея запас времени, вовсе не думают о том, чтобы отправить свои вежи (кибитки, шатры) вглубь степи, хотя бы на всякий случай, а намереваются не пускать противника в вежи. То есть их вежи неподвижны, и, следовательно, «летописец» использует слово «вежи» в его втором смысле, для обозначения башен, башен города. На второй смысл слова «вежа» указывает и рисунок на листе 234об, где вежа-кибитка находится в оппозиции к веже-башне.


«А дроузии изымани». То есть другие попали в плен. Им противопоставлены не те, которые «избиша», - в силу того, что «избиша» - «избили», а не «избиты», но автор настаивает на противоположном понимании слова, провоцируя ситуацию абсурда. «Дроузии» находятся в оппозиции к «дроужне». Это фонетически родственные слова, поскольку в русском языке «з» легко переходит в «ж» и наоборот («друзья дружат»). Креативный автор подчеркивает положительную оппозиционную связь «друзей» и «дружины», убрав из лексемы «дроужина» букву «и» (при этом формант «дроуж» приобретает акцентированное звучание, а числовое значение «и» равное 8 и выпадающее из слова подсказывает необходимость устранения буквы «д» с числовым значением 4 из обоих слов). Оппозиция усиливается тем обстоятельством, что половецкая «дроуж(и)на» вообще неуместна в реально-историческом контексте: половецкая знать не имела при себе сколь-нибудь многочисленного отряда вооруженных людей, аналога дружин русских князей, а со стороны русских в поход были мобилизованы не одни дружины. Пожалуй, креативный автор подталкивает читателя к прочтению «дроузии» и «дружны» в дискурсе уже заявленной им темы крестовых походов и предлагает видеть в первом слове «rose» английского языка со значениями «роза» и «розовый», а во втором - «rouge» французского языка со значением «красный», слова, которые находятся в положительной оппозиции к друг другу как по звучанию, так и по смыслам. Конечная проекция подразумеваемой англо-французской лингвистической связки — смешанный (англо-французский) состав войска самого Ричарда I и аналогичный (преимущественно англо-французский) состав всего войска крестоносцев, действовавшего в Палестине и прилегающих районах в 1191-1192 гг.

Англо-французскую тему продолжает лексема «весялящеся»: в ней видны форманты «веся» и «ля», которые напоминают о стране - «веси», где в речи обильно артикулируется «la».


Далее «летописец» передает речи «весялящихся», в которых он сообщает о намерении полков Игоря идти в землю половцев за Дон до Лукоморья— в противоположность полкам великого князя киевского Святослава, не решившимся на это. Игорь и его люди уверены, что «до конца» изобьют половцев, «а жены бодут победа». Последнее фразеосочетание, загадочное в открытом тексте, в скрытом тексте напоминает о культе «прекрасной дамы» в среде европейского рыцарства и вручении награды победителю первенствующей дамой на рыцарских турнирах. В целом речи «весялящихся» скрытого текста сообщают о намерении Ричарда Львиное Сердце освободить Иерусалим, после неудачных попыток его предшественников: Иерусалим был потерян в 1187 г., поход императора Фридриха I Барбароссы 1190 г. оказался неудачным вследствие гибели императора по пути в Палестину. Верхний рисунок на листе 234 изображает встречу Ричарда I и французского короля Филиппа II в Везеле 4 июля 1190 г. перед отправлением обоих в Святую землю (и отдельные будущие события). Слева от зрителя в центре стоит Ричард, желтым цветом львов на гербе Плантагенетов маркированы его шапка, кошель на боку (намек на продажу им острова Кипр) и подол его одеяния [5]. С ним будто бы здоровается Филипп II, но правую руку Ричарда он пожимает своей левой рукой — намек на неискренность Филиппа во взаимоотношениях с английским королем (Филипп покинул Ближний Восток летом 1191 г., намного раньше Ричарда, рассчитывая захватить владения последнего во Франции). Тема Филиппа отразилась также и в нижнем рисунке на том же листе: в огромной букве «Ф» кириллического алфавита на стене башни на правом краю рисунка. Женщина, стоящая позади Ричарда, в верхнем рисунке, по всей видимости, Беренгария Наваррская, на которой король женился по пути в Палестину, после встречи в Везеле. Женщина, стоящая позади Филиппа, - Изабелла Иерусалимская, королева Иерусалима, супруга Конрада Монферратского, политического союзника французского короля.


«Летописный» рассказ о решающей битве войска Игоря с половецким войском и поражении Игоря на самом деле сообщает о неудачных осадах г. Иерусалима объединенным войском крестоносцев в декабре 1191 и июне 1192 гг. То, что важнейшей боевой задачей войска Игоря изображается получение доступа к воде, подразумевает два скрытых смысла: ведение боевых действий крестоносцами в условиях полупустыни и пустыни и жажда живительной воды христианского вероучения, которую испытывают все христиане — по предречению пророка Исайи: «Жаждущие! идите все к водам, даже и вы, у которых нет серебра» (55:1). Именно Исайю припоминает креативный автор в связи с поражением Игоря, как бы цитируя книгу пророка: «Господи, во печали помяну(х)мъ тя, в печали мало наказание Твое ес нам» (л. 233об), но в Книге Исайи этих фразеосочетаний нет. Вероятно, вольным пересказом мыслей Исайи креативный автор хотел дать понять читателю, что создавал свой текст в то время, когда многие образованные люди полагали, что автор глав 40-55 не перво-Исайя [6]; другая вероятная причина «вольности» - существование нескольких переводов Книги Исайи с древнееврейского. Тема живительной воды реки Иордан присутствует в нижнем рисунке на листе 233. Там навершие древка знамени в виде полумесяца в левой верхней части рисунка наложено на некое изображение. Это фрагмент карты Палестины, изображающий северо-восточный берег Мертвого моря восточнее того места, где в море впадает река Иордан; хорошо видны длинный полуостров и повторяющий характерные очертания полуострова залив восточнее полуострова. Наложение полумесяца на этот район означает и символизирует принадлежность этого региона в конце XII в. государству Саладина. Для того, чтобы читатель мог понять, что главное содержание рисунка сообщение о реке (Иордан) и что в рисунке скрыта карта, художник изгибами знамени показал излучину Москва-реки, которая огибает нынешний район Лужников и Пироговку, от Кремлевской набережной до Дорогомилова [7].


Рассказывая о поражении Игоря, «летописец» Радзивилловского (и Лаврентьевского) списка забывает отметить пленение новгород-северского князя; то, что князь оказался в плену, выясняется лишь при упоминании его побега. Объясняется этот казус тем обстоятельством, что, сражаясь с Саладином, Ричард I избежал плена, хотя и мог быть плененным в одном из сражений, но по пути домой он очутился в плену у императора Генриха VI, то есть плен последовал после его сражений с «половцами». Сообщению об освобождении Игоря из плена предшествует краткий рассказ о выступлении русских князей под руководством великого князя Святослава на выручку Игоря под Канев. От Канева, отказавшись преследовать половцев, князья «разидошас в страны своя». Последнее фразеосочетание подчеркивает, что за великим князем Святославом Всеволодовичем скрывается германский император Генрих VI, под сюзеренитетом которого находились короли ряда стран и которого в качестве сюзерена признал, находясь в плену, Ричард Львиное Сердце. (В начале повествования об Игоре образ Святослава Всеволодовича находится в контаминации с императором Фридрихом Барбароссой.) Но для Ричарда германский император не «old», поскольку Ричард начинал свое правление, будучи независимым от германского императора. «Old» Ричарда и его вассалов — римский папа, главный вдохновитель крестовых походов, в отношении него Ричард и его вассалы - «old»говичи.


Внезапно оборвавшийся поход под Канев — визит Генриха VI в Мессину в 1197 г., откуда он намеревался отбыть в поход против «половцев» в область Каны Галилейской, но внезапная его смерть помешала этому.


Следующий далее небольшой рассказ о взятии половцами всех городов по Суле и осаде Переяславля, начинающийся с восьмерки даты 1287 г. (буквы «п») и продолженный с числа 7 той же даты (буквы «о») сообщает об отвоевании арабами и родственниками половцев мамлюками (египетскими половцами) всех городов на восточном побережье Средиземного моря (в гидрониме «Сула» первый слог «су», «вода» тюркских языков, актуализирует тему моря, морского побережья). Трижды прободенный копьем князь Владимир Глебович, которого спасли жители Переяславля, — Боэмунд VII: «копье» подразумевает здесь копирование, или умножение, если три (слова «трижды») умножить на три, получится 9. То же конечное числовое значение имеет дата 1287-й год. Спасти князя Владимира Глебовича горожанам все-же не удалось.

Следующая статья будет посвящена изложению истории Ричарда в Ипатьевском списке ПВЛ.

Сноски и примечания.

1. Cм. гл. II следующего издания: www.doverchiv.narod.ru › Н.А.Морозов › «Христос». 8 книга


  1. Программа http://xjubier.free.fr/en/site_pages/eclipses.html, использованная мной для получения сведений о затмениях, позволяет видеть небесное светило в момент затмения с любой выбранной точки земли в любой фазе затмения (охватывает она астрономические события за пять тысяч лет). На тот же 1186 г. приходится еще одно солнечное затмение, не наблюдавшееся в Европе, но принадлежало оно 92 саросу, тому самому, которым отмечен 862-й год; но 1186-й год не входит в число пограничных, или узловых, затмений семилетнего «исторического» цикла этого сароса.


  2. Cм. ст-и о герцогах Бургундских и Ордене Золотого Руна в Википедии или иные публикации.


  3. Без дополнительных 8 и 7 числовое значение ряда было бы равно 9.


  4. Cм. ст-ю о Плантагенетах в Википедии.


  5. См. об этом в труде А.П. Лопухина Толковая Библия. Книга пророка Исайи // http://www.klikovo.ru/db/book/msg/702 и ст-е Википедии о Книге пророка Исайи.


  6. Примечателен и стрелок на правом краю рисунка. Он как бы стреляет из лука, но на самом деле двумя руками держит «стрелу», которая представляет собой трубообразное тело, завершающееся конусообразным утолщением. Более всего псевдострела похожа на телескопы XVII-XVIII вв., многие из которых отмечены расширением от окуляра к верхней линзе и заканчивались утолщением на верхнем конце. Лук, который висит сам по себе, пересекая линию «стрелы», обеспечивает сходство телескопа с «посохом Якова», предшественником телескопа в наблюдении за небесными телами. Телескоп, вероятно, введен креативным автором для дополнительной датировки списка. Не исключена связь изображения телескопа с цитированием пророка Исайи: первые предположения о существовании второ-Исайи (и, следовательно, перво-Исайи) появились в XVII в.


Электронная фотокопия Радзивилловской летописи: http://radzivilovskaya-letopis.ru//index.php?id=478

Фаизов Сагит Фяритович Игорь Львиное Сердце. Опубликована 26 февраля 2014 г.


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account