Previous Entry Share Next Entry
Герберштейн, летописи и дембельский гербарий
sagitfaizov
Сагит Фаизов

                                                                                                                                                                                     
Герберштейн, летописи и дембельский гербарий


      Решил перечитать "Записки о Московии" Сигизмунда Герберштейна, австрийского дипломата, дважды побывавшего в Московии в начале XVI в. и опубликовавшего свои записки в 1549 г. Он хорошо известен историкам, его труд пользуется заслуженным их вниманием, многократно издавался на русском языке. Одно из достоинств мемуаров Герберштейна - в обстоятельном изложении автором летописной истории Руси, с которой он ознакомился непосредственно по летописям, или летописи, Герберштейн владел славянскими языками. В связи с этим обстоятельством исследователей чрезвычайно занимал вопрос о том, какую именно летопись или какие летописи читал австрийский дипломат. "Вопрос о характере источника, которым пользовался Герберштейн, давно занимает исследователей, тем не менее четкого разрешения он еще не получил" , - пишет известный поклонник старины Б. Клосс [1]. Меня же этот вопрос совсем не занимает - в силу того, что, по моей версии, весь корпус сохранившихся до наших дней "летописных" текстов начал свою эволюцию во второй половине XV в., в творчестве Ф. В. Курицына и его собратьев по ордену, и вопрос о том, как один текст "летописания" отпочковывался от другого, это вопрос об эволюции манипулирования текстами, то есть десятистепенный, - во всей необыкновенной истории выращивания источников по истории Руси-России вначале кустарным, а затем и мануфактурным способом. И, соответственно, в "летописном" дискурсе записок Герберштейна по-настоящему интересен вопрос о том, что из известной ныне фактографии "летописания" уже было прописано в летописях первой половины XV в. и что еще не прописано и появится позже (проблема, которую, в частности, обошли глухим молчанием комментаторы последнего и вроде бы обстоятельного издания "Записок" на русском языке, увидевшего свет в 1988 г. [2]) Понятно, пересказывать за Герберштейном, что он увидел в "летописях", будет скучно и длинно, поэтому за ответом на вопрос, что было прописано в них к 1526 г.,  то есть ко времени второго приезда австрийского дипломата в Московию, я отсылаю к мемуарам дипломата. Сам же сделаю попытку обозначить, какие из важнейших событий или явлений IX-XV вв., известных нам сегодня по "летописям" он не упомянул. При этом я предполагаю, что неупоминание маркируемых мной событий и явлений обусловлено не невнимательностью дипломата или избранным им масштабом репродуцирования событий - в силу того, что они явно должны были быть упомянуты при том масштабе репродуцирования, которого он придерживался [3], а невнимательность при чтении следует исключить из круга вероятных недостатков дипломата как заведомо невозможное допущение.    

                                                                                                                                                         
      Итак, чего у Герберштейна, читавшего "летопописи" не позже 1526 г., нет?
                                                                                                                                                                                                                  - Нет Кия, Щека, Хорива и их сестры Лыбеди, основателей г. Киева (Рюрик, Синеус и Трувор есть, правда, вместе с отсутствующим ныне в Повести временных лет Гостомыслом; который, видимо, позже был переведен в приложения, - например, в Никоновской "летописи") [4].
- Нет договоров князей Олега и Игоря с Византией (договор Олега 911 г. находятся под сомнением даже у поклонников "летописания"), более поздних - тоже (всего их насчитывается четыре), походы Олега и Игоря против Византии уже упоминаются.
- Нет "Русской Правды" Ярослава Мудрого (и других "Правд"), факт рождения Ярослава Владимировича упоминается; без эпитета "мудрый" [5].
- Нет половцев как длительно действовавшей политической силы у юго-восточных границ Киевской Руси, они упоминаются лишь как основные противники татаро-монгольского войска в битве на р. Калке и в связи с изложением правил крещения (принятия в христианство) иноверных [6].
- Нет битв на на Неве (1240)  и на Чудском озере  (1242), не упоминается в каком-либо качестве и сам  Александр Ярославич (Невский).
- Нет стояния на р. Угре в 1480 г., принесшего освобождение  от ордынской зависимости (при том, что менее значительная        битва того же времени, на р. Ведроше, - упоминается) [7].                                                                                                                                
          Из занимательных упоминаний: шапка Мономаха. Она не просто украшена драгоценными камнями, но "нарядно убрана золотыми бляшками, которые колыхались, извиваясь змейками" (стр. 82 указанного издания). Допустимо полагать, что Герберштейн видел ту самую шапку, которая ныне выставлена в Оружейной палате, и с нее когда-то сняли подвижные золотые бляшки. С не меньшим основанием можно полагать, что он видел другую шапку.

                                                                                                                                                                                                                Сноски и примечания.
                                                                                                                                                                                                                 1) Сигизмунд Герберштейн Записки о Московии. Москва: МГУ. 1988. С. 288.                                                                                  
2) Там же. Комментаторы "летописного" экскурса, помимо Б. Кромма: Г. Мельников, М. Усманов, А. Назаренко, А. Плигузов, А. Хорошкевич.
3) Степень подробности выборки Герберштейна: на изложение биографии князя Святослава Игоревича он потратил 37 строк с 53-54 знаками в строке, без учета пробелов, на изложение междоусобной борьбы между наследниками Святослава - 47 строк, на изложение событий правления Владимира Святославича - 34 строки.
4) См. о скрытых смыслах, связанных с указанными персонажами: Сагит Фаизов Братья Орловы, Потемкин и сестра их Лыбедь // http://www.proza.ru/2014/01/20/56; Он же Рюрiк и другие // http://www.proza.ru/2014/02/17/630; Он же Приглашение к Саросу // http://www.proza.ru/2014/02/15/2502. Те же ст-и можно прочитать в ЖЖ sagitfaizov
5) См. о мистификационном происхождении "Русской Правды": Сагит Фаизов Русская Правда // http://sagitfaizov.livejournal.com/94169.html; http://www.proza.ru/2014/03/13/959.
6) Не упоминается и поход князя Игоря в половецкие пределы, будто бы ставший поводом для создания "Слова о полку Игореве" (этот эпизод мог быть проигнорирован Герберштейном как незначительный).
7) Cм. о скрытых смыслах текста ПВЛ, связанных с битвой при Ведроше и личностью Ивана III, отражении темы стояния на р. Угре в "Сказании о Мамаевом побоище": Сагит Фаизов "Корона сирая, коро дура я": Софья Палеолог и другие в "Повести временных лет" // http://www.proza.ru/2013/11/11/1895; Он же "Сказание о Мамаевом побоище" и сын Аврама Измаил // http://sagitfaizov.livejournal.com/33329.html
Опубликована 22 мая 2014 г.
                                                                             

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account