Previous Entry Share Next Entry
Хан Боняк и храбрый портняжка
sagitfaizov
Сагит Фаизов

Хан Боняк и храбрый портняжка


      1107-й год. Четвертый из длинного ряда «временных лет», в годовых статьях которых упоминается хан Боняк [1]. В статье 1107/6615 г. вначале сообщается, что Боняк воевал Заяконе у Переяславля [2]. Затем коротко описывается его второй поход «в то же л(е)то» - к «Любну», понимаемому комментаторами как город Лубны (на р. Сула). Во втором походе Боняк не один, его сопровождают «князь» Шарукан и другие половецкие «князья». У «Любны» их ждут русские князья Святополк, Владимир, Олег, Святослав, Мстислав, Вячеслав и Ярополк. Боевое столкновение половецких и русских войск, имевшее место 12 августа, носило беспрецедентный характер: когда половцы переправлялись через Сулу, русские «кликнуша на них», то есть закричали, и половцы, ужаснувшись, побежали [3]. В ходе погони был убит Таз или Таза, брат Боняка, Асугра и его брата взяли в плен. И была «победа великая».
     Пародийно-ироническое происхождение рассказа о битве на р. Суле очевидно [4]. Но ироническое отношение автора к битве обозначено не только вводом небывальщины в разрешение коллизии военно-стратегического сюжета. Оно обозначено также внедрением в текст скрытых, полускрытых и явственно смешных элементов. Взятый в плен видный половец, чье имя указано в тексте в родительном падеже, то есть как «Асугра» или «Сугра» (с союзом «а» перед ним), - легендарный атлант древнегреческой мифологии Аргус, великан с четырьмя или сотней глаз, имя его прописано в «летописи» как ретроинскрипция. Брат Боняка, чье имя также указано в форме родительного падежа, - Таза, не персона, а прозвище того же Аргуса: тюркское «таза», то есть «здоровенный», выступает здесь эквивалентом слова «атлант». Неожиданные коровы (в оригинале: «товар»), которых Шарукан умудрился вывести из-под удара противника, – напоминание о превращенной в корову нимфе Ио, которую охранял Аргус. Написание имени Шарукана в форме «Шароуканъ» заставляет думать, что за ним скрыт ойконим «Харьков»: если предположить, что формант «шароу» происходит от персидского слова «шору» («начало»), а имя в целом означает «начальная, или первая, кровь» (татарская лексема «кан» - «кровь»), то при замене буквой «х» ойконима «Харьков» буквы «ш» в имени «Шарукан», числовое значение форманта «Хароу» будет равно единице, то есть «Хароукан» - тоже «начальная, или первая, кровь» (шутка креативного автора по поводу «ученых» поисков вымышленного города Шарукань вблизи или на месте Харькова) [5]. Смешные фразеосочетания: «побегоша хватаючи кони» (о половцах). «начаша сещи женущия, а другие руками имати» (в открытом тексте - о русских, скрытый смысл см. ниже).
     Основной персонаж иронических проекций рассказа – один из семи руководителей 1 крестового похода Боэмунд Тарентский (или Тарантский). Семь командующих рыцарскими войсками Раймунд IV, граф Тулузский, Гуго де Вермандуа (брат французского короля Филиппа I), Этьен (Стефан) II, граф Блуа и Шартра, герцог Нормандии Роберт III Куртгёз, граф Фландрии Роберт II, Готфрид Бульонский, герцог Нижней Лотарингии, Боэмунд Тарентский в открытом тексте получили имена семи русских князей. Рассказ о хане Боняке в 1107 г. начинается с неироничного указания на то, что герой рассказа своей биографией связан с Ближним Востоком: «Заяконе» или «Заяконье», которое напрочь отсутствует в топографии окрестностей Переяславля на Днепре, подразумевает земли, расположенные за Конийским султанатом в конце XI – нач. XII вв. при взгляде из Константинополя, второго Рима, города перенявшего славу первого Рима. Именно через территории этого султаната пришлось пробиваться крестоносцам в походе из Константинополя к Иерусалиму в 1096-1099 гг. «Заяконье» рассказа 1107 г. – это Антиохия, владетельным князем которой стал Боэмунд Тарентский в 1098 г., и собственно Святая земля (сам Боняк – аллегория Святой земли [6]). Город Любна – не Лубны, но Иерусалим, город любви, конечное числовое значение именования «Любна» то же, что у именования «Иерусалим» - 9. Половцы, двигаясь к Любну в 6 часов дня «бродиша через Сулу», «Сулу» - ретроинскрипция, то есть на самом деле «половцы» идут через «улус», Конийский султанат. Испуганные «половцы» не могут «поставить стяга» - напоминание о том, что стяга крестоносцев – «Тугоркана» - уже нет [7].
     Из биографии Боэмунда Тарентского креативный автор выбрал в качестве объектов проекции два события: прибытие Боэмунда в Иерусалим в 1099 г. и осаду им города Диррахий (его поздние названия: Дураццо, Дираш) на адриатическом побережье в 1107-1108 гг. [8]
     Иерусалимский сюжет. В биографии Боэмунда он имеет ту особенность, что в осаде города этот норманнский военачальник не участвовал, был занят сохранением за собой уже покоренной Антиохии. Но, закрепившись в Антиохии, он все же прибыл в Иерусалим и заставил рыцарей избрать Иерусалимским патриархом своего ставленника (подчинил Иерусалим криком) [9].
     Дураццкий сюжет. (Именно ойконим Дураццо предопределил смеховую конструкцию видимой коллизии и обилие всякого рода шуток в коротком рассказе.) Покорить Диррахий-Дураццо «сещи женущия» (осада Диррахия стала возможной после женитьбы Боэмунда на Констанции, дочери французского короля Филиппа) даже после длительной осады не удалось [10]. Эта неудача зафиксирована креативным автором в придании Аргусу брата, которого не было в мифах, но креативному автору не названный аргусов брат понадобился, чтобы в плену оказались именно два брата – так он активизировал устойчивое арабское выражение «показать хребет» («побежать с поля боя») в проекции на двух братьев и в конечной проекции на ойконим «Диррахий» («два хребта», греч.). Отсутствие буквы «н» в слове «наши» в фразеосочетании «(н)аши же начаша сещи женущия» не ошибка. Предшествующее «(н)ашим» слов «побегоша» наделено конечным числовым значением, равным 4, то же конечное числовое значение имеет формант «дир» ойконима «Дираш», то есть «аши» не что иное как «Дираши» или «Дираш».
     Дальний объект иронии креативного автора – русские князья, воздержавшиеся, как известно, от походов за пределы Конийского султаната.
     Упоминаемые в тексте «6 час дни» 12 «авгоус» являются умозрительной числовой конструкцией: 6 часов дня XI века есть 12 часов дня позднего времени (в России с XVIII в.), лексема «час» имеет числовой ряд 9 1 2, но число 9 может не учитываться, поскольку прибавление 9 к сумме 1 и 2  не меняет их конечного числового значения, равного 3; лексема «дни» наделена конечным числовым значением, равным 8, август же 8-й месяц январского года, лексема «авгоус» своим конечным числовым значением 1 подсказывает, что здесь нужно держать в поле зрения именно январский год, в котором январь 1-й месяц. Вместе с тем, 12 и 3 перебрасывают мост к празднику Успения Божьей Матери, который наступил через 3 дня после «битвы» - 15 августа и который прошел в киевском Печерском монастыре в присутствии князя Святополка [11].

Сноски и примечания

1. Первый год упоминания – 1096, последний – 1167.
2. В ст-е использован текст Ипатьевской "летописи" украинской репрезентации (сохранившей специфические буквы оригинала): http://litopys.org.ua/ipatlet/ipat11.htm#r1096
3. В Радзивилловском и Лаврентьевском списках ПВЛ сюжет «битвы» излагается точно также. В целом тексты годовой статьи очень близки.
4. Но в литературе на это событие взгляд очень серьезный. Образец: «В августе 1107 года Святополк Изяславич Киевский собрал князей и отправился в ответный поход на половцев, неожиданно напал на походный стан ханов и разбил половецкое войско. Летописец отмечал, что была тогда «победа великая» // ru.wikipedia.org/wiki/Шарукан . Очевидна связь разработанного креативным автором сюжета со сказкой братьев Гримм «Храбрый портняжка» (1812 г.), в которой «храбрый» герой, убив семь мух, провозгласил: «Единым махом семерых убиваю!», - а затем напугал своими криками, и победил, слуг короля.
5. См. об этих поисках: ru.wikipedia.org/wiki/Шарукань
6. См. об этом: Сагит Фаизов Хан Боняк и римская волчица // http://www.proza.ru/2014/05/05/1587; http://sagitfaizov.livejournal.com/2014/05/05/; Он же  Тугоркан в руках хана Боняка // http://www.proza.ru/2014/05/26/535; http://sagitfaizov.livejournal.com/98461.html; Он же Хан Боняк и просветители // https://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl; sagitfaizov.livejournal.com/98591.html . Фразеосочетание «побегоша хватаючи кони» подсказывает, что в «Заяконе» допустимо видеть также «зайцев-коней».
7. См. о Тугоркане: Сагит Фаизов  Тугоркан в руках хана Боняка // http://www.proza.ru/2014/05/26/535; http://sagitfaizov.livejournal.com/98461.html
8. См. об эволюции именований города: ru.wikipedia.org/wiki/Дуррес
9. См.: ru.wikipedia.org/wiki/Боэмунд_I_(князь_Антиохии)
10. Об осаде Диррахия: Там же.
11. Креативный автор пишет по поводу участия Святополка в заутрене Успения: «И братя целоваша и с радостию великою, яко врази наши побежьдни быша». И здесь Святополк (Раймунд IV?) оказывается в этически малоприемлимой ситуации, поскольку «самою великолепною и самою главною особенностью (празднования Успения. – С.Ф.) было совершение заутрени, подобной заутрени Великой субботы, которая почти вся состоит из погребальнаго пения над плащаницею.  Теми же самыми подробностями и с тем же самым знаменованием сопровождалась и утреня Успеньева дня» (Иерей Анатолий Трепачко УСПЕНЬЕВ ДЕНЬ НА РУСИ, ПО ИСТОРИЧЕСКИМ СПРАВКАМ И ЦЕРКОВНО-УСТАВНЫМ  ПРЕДАНИЯМ // http://assumptionarticles.homestead.com/files/uspenierussian.htm).
Опубликована 31 мая 2014 г.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account