Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Берег любви, прибой. Иллюстрация к стихотворению Ледо Иво "Красные розы"

Сагит Фаизов

Берег любви, прибой. Иллюстрация к стихотворению "Красные розы" бразильского поэта Ледо Иво (1924-2012)





Первый вариант


Я буду дарить ей розы, лишь розы, одни только розы,
красные розы - потому что ничто иное не может восполнить*
нашу любовь: только пурпурные розы, которые мне возвращают
вкус ее исцелованных до крови губ.
Были бы в Рио миллионы роз сегодняшним утром,
все они принадлежали бы ей, даже те, что еще не раскрылись,
но моя розовая мечта так огромна, что и этого бы не хватило.
Хоть другие и дарят любимым букетики цинний,
петуньи, азалии, лилии или иные цветы, приносящие счастье, -
я любимой буду дарить одни только алые розы,
исключительно розы ярчайшего красного цвета.
Женщину можно просто любить, а можно дарить ей розы,
красные розы... Есть различие между любовью и поклоненьем
той, кого любишь - хоть чувства и не нуждаются в розах.
Пусть же каждый влюбленный будет верен своей мечте
и необходимое сочетает с излишним,
пусть он дарит розы, тысячи роз, женщине, которая спросит,
потрясенная бесчисленными цветами:
- Для чего столько роз, для чего столько красных роз?



Второй вариант



*Не знаю, кто переводил, но здесь очевидная ошибка, поскольку глагол "восполнить" русского языка требует указания утраты, утраченного объекта (сам по себе не используется), но по смыслу публикуемого перевода получается, что утрачена любовь. В оригинале же речь идет о "поддержании" ("suprirá";-) "старой любви" ("velho amor";-). Полностью это место: "Nada mais suprirá o nosso velho amor senão rosas purpúreas". Соответственно, никакого "возвращения" в оригинале нет.

Стихотворение публикуется в сокращенном варианте.

Опубл. 21 июня 2019 г.

Лилии и колеса фортуны. Иллюстрация к стихотворению Тристана Дерема и Бенедикта Лившица

Сагит Фаизов

Лилии и колеса фортуны. Иллюстрация к стихотворению Тристана Дерема и Бенедикта Лившица (переводчик), поэтов первой половины 20 века







Мы ждали героинь, уснувших,
В тени крушин зазеленевших,
Иль сладко дремлющих на ложах
Из лилий и из веток рыжих,
И мы воспели б напоследок
Их губы, пыл их лихорадок,
Чтоб, с нашей юностью покончив,
Сказать потомству, как изменчив
Весь облик, как коварны речи
И плачи этих Беатриче.


Иллюстрация С.Ф. на основе собственных фотоснимков.
Опубл. 19 июня 2019 г.

Рисунок-визуализация к стихотворению А. Блока "В густой траве пропадешь с головой"



Рисунок-визуализация к стихотворению А. Блока "В густой траве пропадешь с головой". На основе собственных фотоснимков, главный из которых - вид Орошаемово.




В густой траве пропадешь с головой.
В тихий дом войдешь, не стучась...
Обнимет рукой, оплетет косой
И, статная, скажет: "Здравствуй, князь.
Вот здесь у меня - куст белых роз.
Вот здесь вчера - повилика вилась.
Где был, пропадал? что за весть принес?
Кто любит, не любит, кто гонит нас?"
Как бывало, забудешь, что дни идут,
Как бывало, простишь, кто горд и зол.
И смотришь - тучи вдали встают,
И слушаешь песни далеких сел...
Заплачет сердце по чужой стороне,
Запросится в бой - зовет и манит...
Только скажет: "Прощай. Вернись ко мне" -
И опять за травой колокольчик звенит...*
1907.
• Думаю, что тот эпизод фильма Андрея Тарковского "Зеркало", где доктор из соседнего села зашел на усадьбу Данильцевых (с акцентированным мотивом качающейся травы), происходит из этого стихотворения.

Автор рисунка-визуализации - Сагит Фаизов.

1 сентября 2018 г.

Иллюстрация к стихотворению Александра Блока "Незнакомка"

Сагит Фаизов

Иллюстрация к стихотворению Александра Блока "Незнакомка", преимущественно к строкам "И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу, И очи синие, бездонные Цветут на дальнем берегу".




Рисунок-визуализация Сагита Фаизова на основе собственного фотоснимка.

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.
Вдали, над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.
И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.
Над озером скрипят уключины,
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный,
Бессмысленно кривится диск.
И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной,
Как я, смирен и оглушен.
А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
«In vino Veritas!» кричат.
И каждый вечер, в час назначенный,
(Иль это только снится мне?)
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.
И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.
И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.
И странной близостью закованный
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.
Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.
И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.
В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.
1906.

26 августа 2018.

Иллюстрация к стихотворению Александра Блока "Ты помнишь? В нашей бухте сонной..."


Сагит Фаизов

Иллюстрация к стихотворению Александра Блока "Ты помнишь? В нашей бухте сонной..."




Ты помнишь? В нашей бухте сонной
Спала зеленая вода,
Когда кильватерной колонной
Вошли военные суда.
Четыре - серых. И вопросы
Нас волновали битый час,
И загорелые матросы
Ходили важно мимо нас.
Мир стал заманчивей и шире,
И вдруг - суда уплыли прочь.
Нам было видно: все четыре
Зарылись в океан и в ночь.
И вновь обычным стало море,
Маяк уныло замигал,
Когда на низком семафоре
Последний отдали сигнал.
Как мало в этой жизни надо
Нам, детям, - и тебе и мне.
Ведь сердце радоваться радо
И самой малой новизне.
Случайно на ноже карманном
Найди пылинку дальних стран -
И мир опять предстанет странным,
Закутанным в цветной туман!
       1911.

Рисунок-визуализация на основе собственного фотоснимка: Сагит Фаизов.

24 августа 2018 г.

Как океан меняет цвет. Иллюстрация к стихотворению Александра Блока

Сагит Фаизов

Иллюстрация к стихотворению Александра Блока







Как океан меняет цвет,
Когда в нагроможденной туче
Вдруг полыхнет мигнувший свет,-
Так сердце под грозой певучей
Меняет строй, боясь вздохнуть,
И кровь бросается в ланиты,
И слезы счастья душат грудь
Перед явленьем Карменситы.
4 марта 1914 года.
Рисунок Сагита Фаизова с частичной визуализацией на основе собственного фотоснимка.


21 августа 2018 г.

Возникновение Луны. Рисунок по мотивам древнеегипетской мифологии и изобразительного искусства


Сагит Фаизов

Возникновение Луны. Рисунок по мотивам древнеегипетской мифологии и изобразительного искусства




Сказало величество этого бога (Ра):
«Позовите мне бога Тота».
И привели его тотчас. Сказало величество этого бога Тоту: «Будь на небе вместо меня, пока я сияю для блаженных в Дуате*. Да будешь ты вместо меня заместителем моим и назовут тебя: Тот, заместитель Ра».

Хвала тебе, великий, родивший богов,
Создавший один себя самого,
Сотворивший обе земли,
Создавший себя силой плоти своей,
Сделал он тело свое сам:
Нет отца, зачавшего образ его,
Нет матери, родившей его,
Нет места, из которого ты вышел.
Была земля во мраке,
И стал свет после того, как ты возник.
Озарил ты Египет лучами своими,
Когда диск твой засиял.
Прозрели люди, когда сверкнул твой правый глаз впервые,
Левый же глаз твой прогнал тьму ночную**.

М.Е. Матье Мифы Древнего Египта. Ленинград, 1940. Первая часть текста - из «Книги Коровы». Вторая часть – «Гимн Амону — Ра» из папируса № 3049 Берлинского Музея.
*Здесь Дуат – подземный мир (представление, утвердившееся во времена Среднего царства 2040 – 1783 гг. д.н.э.). Ранее Дуат локализовался на небе.
**Глаза – солнце и луна, обычные атрибуты Гора, здесь они воспеваются как атрибуты Ра. На рисунке бог Ра изображен как жук-скарабей, катящий шар солнца.

Рисунок Сагита Фаизова.
Исходное изображение скарабея-Ра: By Original author unknown - Scanned from The Complete Gods and Goddesses of Ancient Egypt by Richard H. Wilkinson, p. 117; artwork from the Book of the Dead of Anhai, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=17699180

Рождение живой материи во Вселенной. По мотивам древнеегипетской мифологии. Рисунок

Сагит Фаизов

Рождение живой материи во Вселенной. По мотивам древнеегипетской мифологии. Рисунок






Книга познания явлений Ра
"Изречения слов Владыки Вселенной, которые изрек он после того, как воссуществовал он: “Я тот, кто воссуществовал как Хепра*, воссуществовал я и воссуществовали существования. Воссуществовали существования все после того, как воссуществовал я. Многие существа вышли из уст моих. Не существовало еще небо и не существовала земля. Не была еще создана почва и змеи в месте этом. Я сотворил их из Нуна**, из небытия”.
Из книги М.Е. Матье Мифы Древнего Египта. Ленинград, 1940.

*Хепра - утренняя ипостась солнечного бога, восход солнца.
**Нун - первичный океан.

Рисунок С.Ф.

11 августа 2018 г.

На небе празелень... Иллюстрация к стихотворению Александра Блока

На небе празелень... Иллюстрация к стихотворению Александра Блока






Рисунок Сагита Фаизова


На небе - празелень, и месяца осколок
Омыт, в лазури спит, и ветер, чуть дыша,
Проходит, и весна, и лед последний колок,
И в сонный входит вихрь смятенная душа...
Что месяца нежней, что зорь закатных выше?
Знай про себя, молчи, друзьям не говори:
В последнем этаже, там, под высокой крышей,
Окно, горящее не от одной зари...
1914

10 августа 2018 г.

Муса Джалиль в Саратовской области. Перевод статьи Камила Абдразакова 1976 года




Муса Джалиль в Саратовской области
Начало тридцатых годов. Годы, когда на селе наблюдалось особенное обострение классовой борьбы (1). Колхозы только что организовались, колхозам нужна техника, на селе не хватает кадров, умеющих обращаться с техникой. Короче, колхозы всесторонне нуждались в помощи. Вот в это время, весной 1933 года, на машинно-тракторную станцию (2) в Верхазовке (Илмине) из Москвы, из редакции газеты «Коммунист» прибыл  Муса Джалиль – в составе передвижной редакции (3).
Муса Джалиль, будучи ответственным редактором, за короткое время наладил работу. В колхозах, объединенных верхазовской машинно-тракторной станцией (4), он мобилизует селькоров из комсомольцев, колхозников старшего поколения и представителей интеллигенции, начинает, опираясь на их помощь, борьбу за подъем дисциплины, укрепление хозяйства сел (5).
Талантливый организатор и журналист, он проводит большую работу также по активизации культурно-массовой работы. При его участии проходят литературные вечера, концерты. Общественную работу Мусы Джалиля и сейчас в селах не забыли, вспоминают с благодарностью.
Персональный пенсионер, член КПСС с 1925 года, один из активистов колхозного движения в Дергачевском районе Галлям Хидиятович Батраев, вспоминая те дни, говорит:
«Я нашего любимого поэта Мусу Джалиля впервые встретил весной 1933 года в Илмине. Он приехал с передвижной редакцией из Москвы. Я в то время работал директором сортоиспытательной станции на орошаемом участке (ныне совхоз «Алтатинский»). Муса Джалиль показал себя опытным организатором, хорошим журналистом, способным партийным работником. Одновременно с выпуском газеты собрал художественную самодеятельность и расширил ее возможности.  Сам он хорошо играл на мандолине. В газете часто печатал свои стихи и в них хвалил передовиков, высмеивал лентяев, критиковал недостатки в организации работ. Часто выступал перед колхозниками с лекциями и докладами (6). Завоевал большой авторитет перед колхозниками».
Сафа Хусаинович Гайнетдинов, в 1929-1935 гг. бригадир, а затем механизатор, сейчас пенсионер вспоминает:
«Весной 1933 года, перед посевной, указали колхозному правлению из района прислать подводы. В том году весна была ранней, дорога была непроезжей. Но все-таки отправили подводы. Передвижная редакция вот при таких грязях перед вечерними сумерками прибыла. Ночью меня вызвали в правление колхоза. Редакции понадобился крепкий парень для приведения в действие типографского станка, да наборщик понадобился (7). Наборщиком поставили из нашей бригады Мостакыйма Фатхуллина. Не прошло и трех суток, как первая газета была напечатана. И затем она регулярно через день стала выходить.
Почти в каждом номере была рубрика “Равняйтесь на передовиков”. В этой рубрике передовики поощрялись,  лентяи высмеивались, недостатки попадали под огонь критики (8). Мы изумлялись тому, как Муса за очень короткое время успел так хорошо с колхозными делами ознакомиться. Не прошла и неделя, как приехала передвижная редакция, а Муса уже стал нам советовать создать в колхозе комсомольско-молодежные звенья. Создали. Они стали хорошо работать. Из молодежи хочется выделить таких активных работниц, как Зухра Ахлиулла кызы Саттарова, Асьма Рахматулла кызы Байбикова (9), Джамиля Гыйлажи кызы Фатхуллина (10), Амина Байбикова, Нафиса Сиражи кызы Амирова, Амина Набиулла кызы Файзуллина, Таскира  Сафиулла кызы Батраева. Обычно газета утром уже была напечатанной. Муса, взяв новые номера, со мной направлялся на полевой стан и там громко читал номер колхозникам. Да, это был трудолюбивый поэт, сильный и стремительный, как весенние воды».
Джамиля Фатхуллина (Азизова. – С.Ф.), в свое время трудившаяся в комсомольско-молодежном звене, отчетливо помнит те годы. “Когда получили известие, что из района едет передвижная редакция, правление колхоза попросило моего мужа Йосыфа Азизова встретить редакцию. С тремя парами волов, двумя верблюдами муж уехал в Дергачи. Муса Джалиль и его спутник Габделбари (фамилию подзабыла{11}) у нас остановились. Редакцию и типографию расположили в школе. Более всего нас восхищала и удивляла способность Мусы не зная усталости интенсивно работать. Передвигался и на лошади, и на верблюде, и пешком. А после захода солнца до полуночи обрабатывал материалы”.
Товарищ Наима Алимова (12) в то время работала в Илмине учительницей. “Я многому научилась у Мусы Джалиля в деле культуры и просвещения в селе”, - говорит она, - Когда весенняя посевная закончилась, в один из дождливых вечеров Муса зашел в читальный зал. Там много молодежи было. Мы попросили его прочитать стихи. Он прочитал только что написанное стихотворение “Лэйсан” (13).
Рассеиваясь как дым,
Туча надвигается.
Золото пшеницы уже в земле полей,
И страстное сердце колхозника
Бьется оттого.
Вдохновенное чтение, глубокий смысл слов и соответствие реальным событиям оставили глубокий след в сердцах собравшихся. Муса часто читал свои стихи колхозникам. До сих  в памяти у меня, как он однажды читал стихотворение «Вор». Произведение заканчивается следующими словами. (Далее следует текст известного агитационного стихотворения. – С.Ф.)
Стихотворение «На весенней дороге» вызвало особенный интерес у колхозников, поскольку оно отражало конкретное положение дел в колхозах Дергачевского района… (14).
Многие стихи Мусы Джалиля стали в этих селах песнями, молодежь их с любовью поет. Только вот что вызывает сожаление: выпущенные передвижной редакцией газеты нигде не сохранились, даже в Москве в библиотеке имени В.И. Ленина (15). Поэтому стихи Мусы Джалиля, опубликованные на страницах многотиражки, нам неизвестны».
Илминские колхозники с большим почтением берегут память поэта-героя и хотели бы увековечить его память – в мемориальной доске и присвоить имя Мусы Джалиля новой школе. Воплощением этого святого желания в жизнь Саратовская областная партийная организация и руководство советских организаций, и саратовское отделение Союза писателей оказали бы помощь колхозникам.
К слову, скажу вот еще что. Критик Гази Кашшаф написал в предисловии к изданию “Избранных произведений” Мусы Джалиля: «Дергачевский райком партии в июле отправляет его в Сталинград» (I том, 48). Здесь небольшая неточность. В то время краевой комитет партии находился не в Сталинграде, а в Саратове (16).
Вот такие слова я хотел сказать о герое-поэте Мусе Джалиле.
Камил Абдразаков*
Казан утлары, 1976, 2.
Примечания.
*Камил Абдразаков представлен редакцией как уроженец Верхазовки. Возможно, в 1-й пол. 20 в. в Верхазовке проживали Абдразаковы, носители фамилии, характерной все же для соседнего в Верхазовкой села Осинов Гай.
1. “Обострение классовой борьбы” на рубеже 1920-1030-х гг. – пропагандистский штамп. См. о ситуации в селах саратовского Заволжья в начале 1930-х годов в моих примечаниях к статье М. Дж.: Муса Джалиль В дни испытаний. 1 часть // https://sagitfaizov.livejournal.com/161129.html; Муса Джалиль В дни испытаний. 2 часть // https://sagitfaizov.livejournal.com/161652.html
2. М. Дж. был принят и обустроен верхазовским колхозом “Кызыл Маяк”.
3. В русскоязычной литературе редакция М.Дж. именуется выездной.
4. М. Дж. писал и совхозе “Алтатинский”, имевшем свою собственную техническую базу.
5. “Борьба за подъем дисциплины, укрепление хозяйства сел» не были главными задачами М. Дж. См. о доминирующих темах и смыслах агитаторской миссии М. Дж. в моих комментариях к упомянутой его статье.
6. Единственный профессиональный автор и редактор выходившей трижды в неделю многотиражки, куратор селькоров и стенных газет, разносчик тиража, он же автор статей в “большой” прессе  не мог часто выступать с докладами и лекциями. Маловероятно, чтобы М. Дж. вообще этим занимался.
7. Понадобился помощник наборщика, наборщик – Габделбари (Абделбари) Шарипов – приехал с М. Дж. Ошибка информатора в этом сюжете исключена.
8. Эта фраза Гайнетдинова, в Верхазовке известного как Айнетдинов, дословно копирует фразу из рассказа Батраева – признак некорректного редактирования рассказов информаторов.
9. Асьма Байбикова – близкая подруга М. Дж. в Верхазовке. Именно к ней, не называя ее (в Москве М. Дж. ждали супруга и ребенок), поэт обращался в стихотворении “Письмо с Волги” (“Иделдән хат”).
10. Джамиля Илач кызы Азизова, урожденная Фатхуллина, родная сестра моей бабушки Джамалии Илач кызы Фаизовой (Фатхуллиной), то есть моя абыстай. В доме Азизовых (Юсуп Камил олы и Джамиля Илач кызы) поэт жил все дни своей 111-дневной командировки).  В середине 1960-х годов абыстай около недели присматривала за нами, детьми, когда наши родители уехали в гости в и разговорах со мной, старшим, вспоминала, в частности, М. Дж. Ничего “комсомольско-звеньевого” в ее воспоминаниях не было. Она отмечала его деликатность, нежелание обременять ее просьбами бытового свойства. В конце своего пребывания у Азизовых поэт обещал абыстай описать ее в своих стихах, что и случилось (образ Джамили в поэме “Солнце и директор”).
11. Шарипов (см. книгу Р. Мустафина о Джалиле, Казань, 1986, с. 145).
12. Наима-апа Сабир кызы Алимова – моя первая учительница (1960-1963 гг.).
13. “Весенний дождь” – одно из лучших стихотворений М. Дж.
14. Насыщенное тонкими и точными образами описание весенней степи, выразительная ритмика сочетаются здесь, к сожалению, с агитацией за сверхраннюю посевную, авантюрную агротехническую кампанию (сеяли по грязи, когда на полях еще лежали плющи не растаявшего льда), к осуществлению которой принуждали тогда колхозников руководящие инстанции; гениальный поэт был очень послушным агитатором.
15. Не удалось найти что-либо в РГБ и сейчас. К этой проблеме примыкает другая – отсутствие полного собрания сочинений Мусы Джалиля, памятники есть, полного собрания нет.
16. Ошибается все-таки Абдразаков, центром края в 1933 г. являлся Сталинград.
Перевод и комментарии - Сагит Фаизов.
1 июля 2018 г.