Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Лолита: путешествие без фотоаппарата

Сагит Фаизов

Лолита: путешествие без фотоаппарата



«Ах, быть бы мне пишущей дамой, перед которой она бы позировала голая при голом свете». В. Набоков «Лолита» (из монолога Гумберта, ч. I, гл. 11).


Один из самых больших розыгрышей, предложенных Владимиром Набоковым своим читателям, - маршрут первого путешествия Гумберта Гумберта с Лолитой по Америке. Есть специальное исследование, в котором предпринята попытка составить карту этого путешествия: Lolita, USA. A geographical scrutiny of Vladimir Nabokov's novel Lolita (1955/1958). By Dieter E. Zimmer [1]. В сегодняшней статье будут рассмотрены те характеристики маршрута и отдельные свойства дорожных записей Гумберта, которые остались вне внимания Дитера Циммера, других исследователей, и которые в совокупности подсказывают, что Гумберт и Лолита в августе 1947 г. никуда из Новой Англии не выезжали.

В карте, составленной Д. Циммером, 46 пунктов (объектов) маршрута обозначены – в порядке упоминания их в начале 2-й главки II части романа - в качестве идентифицированных, за исключением одного, в идентификации которого составитель карты особенно сильно сомневается [2]. Во вводной статье к своей карте Д. Циммер пишет, что если соединить все пункты карты прямыми линиями, максимально игнорируя допущенные Гумбертом зигзаги, то получится маршрут протяженностью 13 тысяч миль, и напоминает, что, по оценке Гумберта, он и его юная спутница с августа 1947 г. по август следующего года проехали 27 тысяч миль.
Я прочитал этот абзац статьи Циммера и подумал: а что если последовательно, в очередности упоминания,  соединить линиями все 46 пунктов, идентифицированных и пронумерованных Циммером?
Соединил, но первоначально не прямыми отрезками, а линиями кратчайших дорог между пунктами – благодаря инструментарию google.com/maps – по состоянию дорожной сети на 16 сентября 2015 г. Протяженность этого маршрута составила 20 тысяч миль (более трех четвертей длины экватора). Оставшихся вне учета 7 тысяч миль (11270 км) Гумберту вполне хватило бы не только на дороги, ведущие к 18 условно выявленным, не нумерованным объектам, но и на то, чтобы дважды пересечь США по широте, с востока на запад и обратно (протяженность территории США по параллели 4500 км).
Картина уже состоявшейся навигации синего седана по просторам великого континента от одного океана до другого выявила в Гумберте страстного поклонника капитана Ахава, гонявшегося за Моби Диком по просторам мирового океана и начертавшего самую безумную карту морской навигации из всех возможных, - в конце романа Гумберт настигнет своего Дика (супруга Лолиты зовут Ричард), но не убьет его.

Несколько примеров фатального подчинения Гумберта Моби Дику в пространственной ориентации:

- отправившись в путь из Новой Англии, Гумберт достигает приморского города Чарльстон с тамошним садом магнолий (900 миль в южном направлении), оттуда отправляется на северо-запад и, посетив попутный парк Камберленд, достигает парка Блю Ликс (571 миля от Чарльстона), далее, взяв направление на юго-запад, преодолевает 125 миль и оказывается в Ходженвилле (с «избой Линкольна»), оставив который, он отправляется на юго-восток, чтобы вновь достичь берега океана и, впервые, острова Джекил – «Колонии Миллионеров» (746 миль от Ходженвилла, но 193 мили от Чарльстона, мимо которого Гумберт проехал на расстоянии 90 миль);
- от Айсбергового озера до Мильнеровского Перевала в Колорадо 63 мили;  Гумберту понадобилось отправиться далеко на юг, посетить семь достопримечательных мест, проехать 3348 миль, чтобы доехать от озера до перевала, при этом он дважды, по пути на юг и обратно, пересек город Денвер, находящийся относительно недалеко и от озера, и от перевала; на южном участке этого челночного вояжа Гумберт разделил посещение двух рядом стоящих достопримечательностей еще более абсурдно: от карлсбадских пещер до городка Уайт-Сити, с «мумией девочки», три мили – Гумберт же сделал несколько зигзагов общей протяженностью 1778 миль, чтобы попасть от пещер на экспозицию мумии, но ранее, направляясь от пещер с их «Залом Хрусталей» на восток, он уже проезжал через Уайт-Сити;
- наиболее нелогична поездка Гумберта из Долины Смерти в Калифорнии в городок Лорел, штат Миссисипи (именно вероятность посещения этого города вызывает наибольшие сомнения у Дитера Циммера): путь в Миссисипи составил 1886 миль, путь из Миссисипи в Голливуд, вероятно через Феникс, – 1934 мили.


Но и этот мегазигзаг имел место быть – в парадигме «постмодернистского жонглирования ассоциациями», - от которых, намечая маршрут Гумберта, Набоков, по мнению Дитера Циммера, отдыхал: художественный музей, созданный «неким Роджерсом», был основан в память о Лорене Роджерсе, сыне основателя музея, имя Лорен призвано актуализировать в тексте романа творчество французского художника XVII в. Клода Лоррена и в первую очередь его картину «Похищение Европы» (похитителем Европы, дочери Феникса, был Зевс, принявший облик быка). Сюжет с похищением Европы, помимо привлечения имени Лорен, маркируется еще двумя способами: город Феникс находится на карте на одной линии с городами Лос-Анджелес (Голливуд) и Лорел, мегазигзаг Гумберта «Долина Смерти – Лорел - Голливуд» (точки 29, 30 и 31 на карте Циммера, соединенные прямыми отрезками) вместе с городами Навахо, Рено и Асти (точки 25, 26, 27 и 31, соединенные прямыми отрезками) образует рисунок созвездия Волопаса, находящегося в коррелятивной связи с образом быка; наиболее яркая звезда созвездия Арктур, с земным аналогом – городком Лорел, находится в коррелятивной связи с арктическим туром Гумберта, анонсировавшим возникновение Волопаса и Арктура в ветвях сюжетного древа романа. Мотив белого медведя в воспоминаниях Гумберта об Арктике – припоминание древнегреческого названия Волопаса – «Страж медведицы» [3]. Основная проекция лорреновского «Похищения Европы» - внутренняя, Гумберт отождествляет себя с Зевсом, Лолиту – с Европой. Поиск Лолиты среди возвышенных образов элегического Лоррена не помешал Гумберту увидеть анонс зигзагов их будущего маршрута в ней же: «Ее сквозящее через легкую ткань тело и голые члены образовали короткий зигзаг».

Другие проекции маршрута.

Если точку на карте, обозначающую город Феникс, соединить прямым отрезком с точкой, обозначающей местечко Асти (точка 27), то получится треугольник, соответствующий рисунку созвездия «Феникс» (при условии соединения прямой линией точек 27 и 31, а 31 – с точкой города Феникс, в предшествующих рассуждениях этот отрезок – часть линии соединяющей Лорел и Голливуд).

Точки 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41 и 42, последовательно соединенные прямыми линиями (фрагмент маршрута), образуют рисунок «верхней» части созвездия «Волк».

Точки 43, 44, 45 и 46, последовательно соединенные прямыми линиями (фрагмент маршрута), образуют рисунок, сходный с рисунком созвездия «Южный Крест» («Волк» слева от него), озера Мичиган и Гурон обрамляют сверху земной аналог «Южного Креста» точно так же, как небесный «Южный Крест» обрамляет созвездие «Центавр». Все эти созвездия – Южного Полушария – напоминание о Моби Дике и капитане Ахаве, который преследовал белого кита преимущественно в Южном Полушарии. Перекладина созвездия «Южный Крест» завершает первое путешествие Гумберта и Лолиты.

Точки 11, 12, 13 и 14 , последовательно соединенные прямыми линиями (фрагмент маршрута), образуют букву «Т», при этом в месте смычки, соединяющей вертикаль буквы с горизонтальной чертой, находится точка, обозначающая город Топика.

Точки 17, 19, 20, 21 и 22, последовательно соединенные прямыми линиями (фрагмент маршрута), образуют рисунок томагавка с треугольным ударным элементом; если учесть в составе рисунка отрезок между точками 16 (у Циммера локализована условно) и 21, соединенными линией «Лорел-Долина Смерти», то у томагавка образуется лезвие, близкое по форме к прямоугольному («индийские ритуальные танцы, чисто коммерческого сорта» упоминаются в записках после Мак- Кристала «с семьей», и от томагавка идет прямая 22 – 23, соединяющая низ обуха томагавка с Мильнеровским перевалом, где имел место умоляющий монолог Лолиты, есть и вторая линия 15 – 16 - 17, соединяющая низ обуха с близким к перевалу местом – Айсберговым озером). Дитер Циммер не вполне уверен, что разговор о Мак-Кристале происходил на перевале, но Набоков предлагает объединить перевал и озеро в одну символическую точку с сохранением географического размежевания между ними: линии 23 – 24, 23 - 22 и 15 – 16 образуют симметричный многогранник, то есть кристаллическую структуру, на вершине этого многогранника находится Айсберговое озеро (лед – кристаллическая структура), линия 16 – 17 завершает границы одной из граней большого кристалла и подсказывает, что две другие грани кристалла той же завершенной треугольной формы, в точке 17 находится «Зал Хрусталей». Спрашивается, где должен находиться Мак-Кристал, если на озере уже есть кристалл-ледник, прозванный Айсбергом? На юге в области точек 22 и 17 Набоков повторяет операцию с символическим объединением двух географических объектов в одну или сдвоенную символическую точку (нижняя оконечность мега-кристалла и низ обуха  томагавка).

Поездка Гумберта и Лолиты из Чарльстона на остров Джекил имеет своей первичной проекцией повесть Роберта Льюиса Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», вторичной, но главной – болезнь диссоциативного расстройства идентичности, которой страдала Вивиан Дамор-Блок, «подлинный» автор записок Гумберта Гумберта. Второе напоминание о Стивенсоне Набоков локализовал на противоположной границе североамериканского континента – при посредстве «следа ноги английского писателя Р.Л. Стивенсона на потухшем вулкане».

Детали.

Внимательные читатели, может быть, заметили: Гумберт и Лолита путешествуют без фотоаппарата, все достопримечательности и виды они фиксируют лишь в своей памяти. Набоков же дает понять, что об этой аномалии своих подопечных он не забыл: потеряв Лолиту, Гумберт перелистывает брайсландскую газету, надеясь найти фотографию, относящуюся к вечеру в гостинице «Привал Зачарованных Охотников», и не находит ни своего изображения, ни Лолиты. И не мог найти: на любой фотографии с его присутствием или с присутствием Лолиты возникло бы изображение Вивиан Дамор-Блок, и только ее [4].

Другая странность - из нескольких важных для проникновения в скрытую «диссоциативную» конструкцию романа: проехавший 20 тысяч миль Гумберт ни разу не отмечает в своих записках какой-либо вид с мостом или проезд через мост. Он ничего не написал даже о мостах Сан-Франциско, хотя Золотые ворота и Окленд Бэй Бридж в 1947 г. уже существовали и Гумберт с Лолитой несколько раз проезжали через них. Одно из объяснений замалчивания мостов Гумбертом дано в открытом, или полускрытом, тексте романа:  «На этом цветном снимке изображен был темноволосый молодой муж. Во взгляде его ирландских глаз было что-то изможденное.  Он «моделировал» халат (такого-то «дома») и держал перед собой за оба конца мостоподобный поднос (другой фирмы) с утренним завтраком на две персоны. Надпись была взята из церковного гимна, сочиненного священником Томасом Мореллем: «Вот он идет герой-победитель». Следовало, по-видимому, предположить, что основательно побежденная новобрачная (не показанная на снимке) сидела среди подушек двуспальной постели, готовая принять свой конец подноса, но каким образом ее постельный партнер подлезет сам к ней под этот мост без катастрофы, оставалось неясным» (в памяти Гумберта-Вивиан из-за этого снимка, висевшего над постелью Лолиты рядом с портретом Куильти, видимо, отпечатался образ моста-подноса как символа альковно-брачной катастрофы, что заставило его изгнать мосты из своего воображения). Другая, вероятная, проекция отсутствия мостов в описании путешествия - истинное название вымышленного университетского городка Бердслей: Кембридж, штат Массачусетс, где находится Гарвардский университет (Набоков учился в английском Кембридже) [5].

...Пушкин однажды рассказал о безграничных возможностях воображения художника, создав себе двойника в лице ужасного карлика с длинной бородой – Черномора, который, в свою очередь, создал роскошный сад в Заполярье и навевал Людмиле золотые сны. Двойник двойника Набокова побывал у ворот этого сада и вернулся/вернулась – в больницу, чтобы создать свой ужасный/прекрасный сад, с лилиями и тенью Лолиты.


Cноски и примечания.


  1. http://www.d-e-zimmer.de/LolitaUSA/LoUSpre.htm

2.      В издании: В. Набоков Лолита. СПб., 2013 – издательства Азбука – объекты перечислены на с.197-202.
3.      Cм. ст-ю: https://ru.wikipedia.org/wiki/Волопас_(созвездие) и рисунок созвездия там же.
4.      О Дамор-Блок и других персонажах см.: Сагит Фаизов Лолита и множественность // http://www.proza.ru/2015/09/10/12; Он же Лолита: имена и персонажи // http://www.proza.ru/2015/09/10/1573; см. также в ЖЖ sagitfaizov 
5.Город Бердслей находится в Новой Англии (Гастон работает в университете, расположенном в Н. А.), на карте Циммера Бердслей локализован в Пенсильвании (неправильно локализован и Мильнеровский перевал, он должен быть севернее Айсбергового озера).


Опубликована 19 сентября 2015 г.

Лолита: имена и персонажи

Сагит Фаизов

Лолита: имена и персонажи



Лолита. В англоязычной редакции в первом абзаце романа представлены три варианта написания и прочтения имени: «Lolita», «Lo. Lee. Ta» и «Lo. Li. Ta» (в русской редакции вариант с «Lee» отсутствует).  Конечное числовое значение имени «Лолита»          равно 7, «Lolita» - 9, «Lo. Lее. Ta» - 9 [1]. Числовое равенство форм «Lolita» и «Lo. Lее. Ta» - один из маркеров присутствия в тексте романа вербально-числовой энигматики. Чтение числа 9 – «дев ять».
Русское послоговое написание имени «Ло. Ли. Та» подразумевает чтение его в форме вопроса «Ло ли та?» (первое упоминание нимфетки ее мамой – «моя Ло»). Ло не «та»: она одно из личностных воплощений Вивиан Дамор-Блок, страдающей болезнью диссоциативной идентичности [2]. В одном из эпизодов второго путешествия Лолиты и Гумберта Лолита проговаривает фразу Вивиан: «Я не дама и не люблю молнии».
Очевидна связь имени с греческим «lithos» («камень»): фонетическое и смысловое родство имени и греческого слова подчеркнуто в одном из эпизодов первого дня дневника Гумберта, когда Лолита, сидя на крыльце, кидает камешки в жестянку. Камешки, подбираемые Лолитой между ступнями, - буквы-литеры, указывающие на существование обширной литературной родословной уроженки города Писки (или Письки?). Ступенька лестницы, на которой сидит нимфетка, и ее собственные ступни – актуализация образа строк, образуемых буквами. Еще одно упоминание камня-«литос» присутствует в одном из эпизодов второго путешествия, когда Гумберт надумал познакомиться с Уильти: «Я больно споткнулся о камень - и создалась атмосфера повального веселья». Тут же, в русском тексте, следует и третье особенное упоминание камня: «В особенно крутом месте нам пришлось плестись за громадным грузовиком, давеча обогнавшим нас. Он теперь с ужасными  с т о н а м и  полз вверх по извивам дороги». Трехслоговый состав имени Лолита вместе с «lithos» делают возможным предположение о связи имени с древней китайской считалкой «Камень, ножницы, бумага! Раз, два, три!»; высокая степень случайности победы в этой игре находится в коррелятивной связи с непредсказуемостью очередного вхождения носителя болезни диссоциативной идентичности в ту или воображаемую им личность.
Числовой ряд букв имени 373831, при парной градуировке 37 38 31. Присутствие пар 37 и 38, первая из которых может быть воспринята как обозначение дискретного гнезда обычной температуры человеческого тела 36,6 позволило Набокову использовать – с целью усилить метафорическое происхождение болезни - последнюю пару 31, или единичное 4, для превращения всего ряда из шести чисел в температурную дискретность: когда Лолита заболела, у нее наблюдалась температура 40, 2 (прибавление 4 к 38 приводит к числу 42, эквиваленту 40, 2, но на всякий случай, чтобы его манипуляции с числами стали более понятными, Набоков пишет: «Я знал, что у истеричных нимфочек температура поднимается до фантастических градусов, - даже выше той точки, при которой обыкновенные люди умирают, - намек на температуру 42 градуса»).

Гумберт Гумберт. В английской редакции Humbert Humbert. Обычная этимология имени (фамилии) не вполне ясна. Формант «берт», вероятно, происходит от старо-верхне-немецкого       «beruht» («блестящий») – как в имени «Berthold». Об этой версии напоминает сам Набоков, когда из «кабинки выпорхнул кусочек гладкого серебра — внутренняя обёртка жевательной резинки — и, полетев назад, прилип на миг к нашему переднему стеклу». Гладкое, и блестящее, серебро сопряжено здесь со жвачкой, к которой, по желательной для Набокова версии, восходит формант «Гум» в русском написании имени-фамилии героя. Принесенное ветром напоминание о жвачке как персональном маркере «отца» Лолиты вызвало необыкновенное его раздражение: «Мне пришло в голову, что ежели я действительно схожу с ума, может кончиться тем, что я убью кого-нибудь». Вторая генезисная линия форманта «берт», по версии Набокова, восходит к Берте, древнегерманской Бабе-Яге с гусиной ногой, которая появляется перед людьми в сочельник Крещения (в «двенадцатую ночь») и о которой автор напоминает в одном из любовных излияний героя: «Упрекаю природу только в одном – в том, что я не мог, как хотелось бы, вывернуть мою Лолиту наизнанку и приложить жадные губы к молодой маточке, неизвестному сердцу, перламутровой печени, морскому винограду легких, чете миловидных почек!» (Берта вскрывала животы непослушным детям). Именование Гумбертом себя то мясником, то людоедом – в том же бабе-ягином дискурсе; важно и то, что носитель образа Гумберта – женщина Вивиан Дамор-Блок. Лолите в начале романа 12 лет, «папа» заставляет ее трижды в день вступать с ним в сексуальный контакт (сумма чисел 1 и 2 равна 3) [3].
Удвоение имени Гумберт – один из маркеров вторичности, третичности и т. д. личности самого Гумберта и других персонажей. Здесь же пародия на рекламный слоган: «Гумберт Гумберт» - «Блестящая жвачка, Блестящая жвачка» (отсюда нелюбовь Гумберта к рекламе). Поскольку конечное числовое значение имени «Гумберт» равно 2, то «Гумберт Гумберт» может прочитываться как «дважды два». Полное имя Лолиты «Долорес» также равно 2.

Клэр Куильти - Clare Quilty. Антропоним в целом может быть прочитан как «клерк Уильти». И должен быть так прочитан, поскольку у Куильти-Уильти роль в сюжете вспомогательная, он, будучи одной из личностей Вивиан, функциональный и клинический двойник Гумберта Гумберта, в подсознании Вивиан они находятся рядом. Не имеет никакого особенного отношения к словечку «уотерпруф» («водонепроницаемый»), которым, по мнению многих исследователей, его обозначила Лолита. На самом деле, этим словом Лолита обозначила единосущность обоих своих «любовников». Имя, которое скрывается за «уотерпруф», имя древнегреческого полубога и царя Тантала, наказанного за отвратительные свои грехи тем, что стоя по горло в воде в подземном мире, он не мог напиться («водонепроницаемый») и не мог сорвать яблоко с ветки, которая над ним нависала. Обозначение элемента «Тантал» с атомным весом 73 в периодической таблице Д. И. Менделеева – «Та», конструкция, тождественная последнему слогу имен «Лолита» и Шарлотта. Загадочная трансформация цвета автомобиля Куильти: «Серый призрак за нами потемнел, стал гуще, превратился в компактную Доминионную Синь», - сообщает об особенности цветовой палитры металла тантал, в которой блестящий серый цвет наделен синеватым оттенком.
«Дромки», которые якобы курит Куильти [4], находятся в связке с формантом «дром» фамилии Дамор-Блок [5].

Шарлотта Гейз. Семантика фамилии «Haze» («дымчатый») позволила Гумберту называть Лолиту «дымчатой». Конечное числовое значение антропонима Шарлотта (1) Гейз (6) то же, что у имени Лолита, то есть 7. У антропонима «Клэр (6) Куильти (1)» обратное соотношение конечных числовых значений имени и фамилии – один из маркеров множественности личностей

Вивиан Дамор-Блок.
Вивиан Дамор-Блок, она же Vivian Darkbloom. Чтение фамилии «Дамор-Блок» дано в статье «Лолита: множественность». Фамилия «Darkbloom» имеет своей первой проекцией Жанну Д̓’ Арк, которая скрыто упоминается также в начале романа: день 30 мая, объявленный в Нью-Гэмпшире постным днем, - день памяти святой Жанны Д̓’ Арк в католической церкви. Возможно, что Жанна Д̓’ Арк рассматривалась Набоковым как образец личности с позитивным синдромом диссоциативной идентичности [6]. Вторая проекция англоязычного варианта фамилии (вкупе с русско-французским «Блок») Вивиан – «темное цветение» - находится в коррелятивной связке с «подмножеством» («le bloc»), продуцируемым Вивиан. Третья, вероятная, проекция «Darkbloom» - персонаж Блум и мотив неузнавания из романа Джойса «Улисс» (наблюдение К. Проффера [7]).

Список одноклассников Лолиты в Рамздэльской школе.

Всего в классе 40 учеников. Сумма количественных значений одинаковых первых букв фамилий учеников, в русском алфавите, равна 40 (фамилий на «А» - 2, на «Б» - 4 и т. д.; весь ряд: 242615511221413). В этом ряде фрагмент 6.15 указывает время суток, когда Лолита отдалась Гумберту («в четверть седьмого стала в прямом смысле моей любовницей»), образующие этот фрагмент буквы «Г» «Д» «К» имеют числовые значения 3 4 2 – тот же ряд у номера дома Гейзов в Рамздэле, тот же - у номера комнаты в гостинице, в которой Лолита стала любовницей Гумберта. Сумма чисел 3 4 2 равна 9, или «дев ять». Сумма числовых значений первых букв фамилий списка, в русском алфавите, равна 45, или 9. Фрагмент Р С Т У Ф ряда первых букв объединяет буквы с поступательно возрастающим числовым значением (при этом между буквами в их алфавитном расположении нет разрыва) 1 2 3 4 5, сумма числовых значений равна 15, конечное значение равно 6, то есть и здесь прочитывается время 6.15.


Cноски и примечания.

1. О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
2. См. об этом: Сагит Фаизов Лолита и множественность // http://sagitfaizov.livejournal.com/131450.html
3. Чтобы затем совершить «чудо преображения» и умереть (по версии А. Долинина и В. Старка: http://www.litmir.co/br/?b=177055&p=205).
4. Размещение портрета драматурга, не актера, на пачке сигарет – случай маловероятный (описывается параноидальная составляющая диссоциативного расстройства идентичности).
5. См. о присутствии форманта «дром» в фамилии «Дамор-Блок»: Сагит Фаизов Лолита и множественность // http://sagitfaizov.livejournal.com/131450.html
6. В тот же упоминаемый Гумбертом день – 30 мая 1947 г. - в штате Мэриленд, недалеко от Новой Англии, где находился городок с вымышленным названием Рамздэль, потерпел катастрофу самолет «Дуглас», в которой погибли 53 человека, - крупнейшая в то время авиакатастрофа в США. Упоминание постного дня в Нью-Гэмпшире 30 мая и неупоминание этой катастрофы – один из маркеров «аномального» происхождения записок Гумберта Гумберта.
7. Проффер, Карл Ключи к «Лолите» // http://www.litmir.co/br/?b=109475

Созд. 27 августа 2015 г.


 

Из Довлатова. В. Ерофеев, Э. Радзинский и опись

Сагит Фаизов

Из Довлатова. В. Ерофеев, Э. Радзинский и опись

(четвертая статья цикла «Заповедник и заповеди»)



Комментарии к тексту.

«Подружился с ленинградскими экскурсоводами. Уже который год они приезжали в заповедник на лето. Один из них – Володя Митрофанов. Он-то меня и сагитировал. И сам приехал вслед». Володя Митрофанов, обладавший феноменальной памятью и феноменальной эрудицией – великий русский писатель Венедикт Васильевич Ерофеев. (См. о его проекции и проекции Иосифа Бродского в образе Володи Митрофанова: Сагит Фаизов Из Довлатова Аврора, волчица и кино в «Заповеднике» [1]).

«Не менее яркой личностью был Стасик Потоцкий». Стасик, спившаяся литературная посредственность, - литератор и пиесист Эдвард Радзинский: в частности, антропоним Стасик Потоцкий и отчество Радзинского Станиславович имеют имеют одно и то же конечное числовое значение 8; в числовом значении имени Стасик, равном 9, отразились числа 22 и 104, вошедшие в названия второй и третьей пьес Радзинского «Вам 22, старики!» и «104 страницы про любовь». Сходство по признаку посредственности доказательств, на мой взгляд, не требует. Об подхалтуривании Радзинского на ниве истории смотрите: Дмитрий Володихин, Ольга Елисеева, Дмитрий Олейников  История России в мелкий горошек. Москва, 1998 [2].

Другие частности.

«Она была старая и чуткая. Угостила юниора вином «Алабашлы». Шептала ему, заплаканному, пьяному, влюбленному: - Гляди-ка, маленький, а …бкий». В «Алабашлы» виден маленький «обольститель Колобашкин» (пиеса).

«Затем Потоцкий выдумал новый трюк. Он бродил по монастырю. Подстерегал очередную группу возле могилы. Дожидался конца экскурсии. Отзывал старосту и шепотом говорил: «Антр ну! Между нами! Соберите по тридцать копеек. Я укажу вам подлинную могилу Пушкина, которую большевики скрывают от народа!» Затем уводил группу в лес и показывал экскурсантам невзрачный холмик». В области проекции этого эпизода пиеса «Турбаза», действие которой происходит в монастыре, превращенном в турбазу, с «сильным ходом» про путевки на Голгофу и прочими драмоделическими кунштюками. (Могила А. С. Пушкина находится в Святогорском монастыре.)

«Послушай, идея такова. Я знакомлюсь с каким-нибудь фрайером. У него машина, деньги, бля, и прочее. Мы берем одну, заметь, - одну чувиху и едем на пленэр. Там мы вдвоем отмечаемся…» Про попытки Э. Радзинского «воспеть» любовь («104 страницы про любовь» и прочее). Со временем у Радзинского тоже появится машина (и любовь к свободе).

«Трезвым я его видел дважды. В эти парадоксальные дни Михал Иваныч запускал одновременно радио и телевизор. Ложился в брюках, доставал коробку из-под торта «Сказка». И начинал читать открытки, полученные за всю жизнь. Читал и комментировал: «…Здравствуй, папа крестный!.. Ну, здравствуй, здравствуй, выблядок овечий!.. Желаю тебе успехов в работе… Успехов желает, едри твою мать… Остаюсь вечно твой Радик… Вечно твой, вечно твой… Да на хрен ты мне сдался?..»» Михал Иваныч здесь – СМИ (по его инициалам, фамилия его Сорокин), четвертая проекция персонажа. Торт «Сказка» - о главном качестве информации массово-медийных средств в СССР. Радик – Э. Радзинский: существует версия о происхождении фамилии Радзинский от белорусского слова «радзіць» - «родить» [3]; «вечно твой» напоминание о пиесе «Она в отсутствие любви и смерти».

««- Миша, пора тебе завязывать хотя бы на время». В ответ раздавалось: «- Эт сидор-пидор бозна где… Пятерку утром хва и знато бысь в гадюшник… Аванс мой тыка што на дипоненте… Кого же еньте завязывать?.. Без пользы тыка… И душа не взойде…»» К развернутому ответу Миши примыкает его «образцовая» фраза: «На турбазе опись гаешная бозна халабудит». Основная и, возможно, единственная проекция фраз Михал Иваныча – газета «Новый американец», которой руководил в качестве главного редактора, с тринадцатого номера, С. Довлатов. «Эт сидор-пидор бозна где»: ряд конечных числовых значений слов 3 4 1 2 3. Слово «бозна» прочитывается как 5 (формант «боз») на, и при этом в форманте «на» следует видеть аббревиатуру  НА - «Новый американец», а в числе 5 – кодировку даты «03.1982», или «март 1982 г.», когда газета перестала выходить. Слова «эт (3) сидор (4)» обозначают самого Довлатова, числовое значение имени которого равно 7, но в «эт» (3) допустимо видеть также маркировку количества номеров газеты (111). «Пидор» (1) - кодировка даты начала выхода газеты 8.02.1980, конечное числовое значение ряда равно 1 (символика «пидора» - колесо в пути: число Пи, которое здесь присутствует, символизирует круг, путь обозначен формантом «дор»). В слове «где» с числовым значением 3, возможно, замаскирована топ-тройка газеты: С. Довлатов, А. Генис и П. Вайль. Второе предложение Михал Иваныча в лексеме «гадюшник» напоминает о серьезных проблемах во взаимоотношениях внутри редакции в первый период ее существования. Третье предложение – о долгах редакции по кредитам, которые в конечном счете сгубили газету. Последующие три предложения – о страстной привязанности редакции к своему детищу. В «образцовой» фразе «турбаза» - Нью-Йорк, в слове «опись» с числовым рядом 7882 репрезентованы две даты: (19)78 (эмиграция С. Довлатова из СССР) и (19)82 (прекращение выхода газеты). «Бозна» - «Новый американец», «гаешная», то есть местная – Форест-Хилс? - (газета), «халабудит», по объяснению самого Довлатова, - озорничает, но уместно истолковать ее как сопряжение персидского «хала» («данное время») и русского «будит» и видеть в ней смысл «будит свое время» [4]. По поводу способа Михал Иваныча изъясняться С. Довлатов пишет: «Мишины выступления напоминали звукопись ремизовской школы». На самом деле Довлатов при помощи псковского крестьянина пародирует «простонародно»-архаичную стилистику письма ряда произведений А. И. Солженицына.

Сноски и примечания.

1.       http://www.proza.ru/2014/09/14/1029; http://sagitfaizov.livejournal.com/112997.html
2.       Отзыв о позднем, телевизионном, Радзинском:  «Меня ужасно интересует загадочная личность драматурга и телевещателя Радзинского. Порой по ночам инда спать не могу, все мучаюсь его тайной. В самом деле, вроде бы, как Чубайса, его никто не любит, кроме Евгения Киселева, для которого он "знаменитый писатель". А вот поди ж ты, как ни включишь телевизор, - он всегда красуется на экране со своими россказнями, ужимками, вздохами и томными завываниями. Мне, например, удалось покрасоваться всего раза три, не больше. Правда, приглашали как-то еще, но это было сразу после того, как два известных "сына юриста" устроили на телеэкране русальный день, яростно поливая друг друга пепси. После такого зрелища я не решился пойти туда (http://nash-sovremennik.ru/p.php?y=2001&n=5&id=5 {Вл. Бушин ТАЙНЫ ЭДУАРДА РАДЗИНСКОГО}).
3.       См., например: http://istorya-familii.ru/story.php?name=%D0%A0%D0%B0%D0%B4%D0%B7%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9
4.       Cм. о газете: www.sem40.ru/famous2/m231.shtml; russian-bazaar.com/ru/content/5760.htm; ru.wikipedia.org/wiki/Довлатов,_Сергей_Донатович; www.vestnik.com/issues/2002/0515/koi/orlova.htm

Опубликована 17 сентября 2014 г.

В. Ерофеев Москва - Петушки: скрытый текст. ПСС 55

Сагит Фаизов

В. Ерофеев Москва – Петушки: скрытый текст. ПСС 55*


Железнодорожная – Черная.
«- Давай, давай всю нашу жизнь будем вместе! Я увезу тебя в Лобно, я облеку тебя в пурпур и крученый виссом, я подработаю на телефонных коробках, а ты будешь обонять что-нибудь - лилии, допустим, будешь обонять. Поедем!
А она - молча протянула мне шиш. Я в истоме поднес его к своим ноздрям, вздохнул и заплакал:
- Но почему?.. почему?..
Она мне - второй шиш. Я и его поднес, и зажмурился, и снова заплакал:
- Но почему? - заклинаю - ответь - почему???
Вот тогда-то и она разрыдалась, и обвисла на шее:
- Умалишенный! ты ведь сам знаешь, почему! сам - знаешь, почему, угорелый!»

«Я увезу тебя в Лобно…»: приглашение к продолжению интимных отношений (у форманта «но» именования «Лобно» конечное числовое значение «три», «Лоб» - «лобок»). Две ее шиши: две медали на этикетке Русской водки производства Ликеро-водочного завода Росспиртпрома МПП РСФСР, вероятный ГОСТ 12538-67 [1]. «Угорелый»: она тоже принимает его, Веничку, за водку, определение «угорелый» восходит к водке-полугару, предшественнику современной водки (в России).

«И после того - почти каждую пятницу повторялось все то же: и эти слезы, и эти фиги. Но сегодня - сегодня что-то решится, потому что сегодняшняя пятница - тринадцатая по счету. И все ближе к Петушкам, Царица Небесная!..»

«Тринадцатая по счету» - еще одна смычка между Русской водкой и СССР, конечное значение числа 13 – 4, столько же букв в аббревиатуре СССР [2].

Черное – Купавна.

«- Нет, нет, уже не одинок, уже понят, уже двенадцать недель как понят [3]. Все минувшее миновалось. Вот, помню, когда мне стукнуло двадцать лет, - тогда я был безнадежно одинок. И день рождения был уныл. Пришел ко мне Юрий Петрович, пришла Нина Васильевна, принесли мне бутылку столичной и банку овощных голубцов, - и таким одиноким, таким невозможно одиноким показался я сам себе от этих голубцов, от этой столичной - что, не желая плакать, заплакал...»

Краткое иносказание о посещении В. Ерофеевым города Юрьева-Польского (Владимирской области) и юрьев-польского храма Св. Георгия, выдающегося памятника древнерусской архитектуры, построенного в первой половине XIII в. «Юрий Петрович» аллегория самого храма: «Юрий» - «Георгий», отчество «Петрович» указывает на Георгия «в камне». Нина, в данном случае святая Грузинской православной церкви, подсказывает, что за Юрием следует видеть Св. Георгия, чье имя является символом Грузии. «Васильевна» - напоминание о постройке храма по инициативе и под попечительством князя Святослава Всеволодовича, представителя правящей в Северо-Восточной Руси династии (имя Василий и отчество Васильевна происходят от греческого слова «басилевс» - «царь», «правитель»). «Бутылка столичной» и «голубцы» – вероятное напоминание о белокаменной резьбе Георгиевского собора, включающей в себя множество изображений «личин» и крылатых существ в окружении растительного, «овощного», орнамента. «Не желая плакать, заплакал» - рефлексия Венички на то, в каком запущенном состоянии находился собор в 1958 г. (или в смежные годы). Приблизительно в то же время в Юрьеве-Польском побывал Владимир Солоухин, рассказавший о своих впечатлениях в книге «Владимирские проселки» (1957).

«А когда стукнуло тридцать, минувшей осенью? А когда стукнуло тридцать, - день был уныл, как день двадцатилетия. Пришел ко мне Боря с какой-то полоумной поэтессою, пришли Вадя с Лидой, Ледик с Володей. И принесли мне - что принесли? - две бутылки столичной и две банки фаршированных томатов. И такое отчаяние, такая мука мной овладели от этих томатов, что хотел я заплакать - и уже не мог...»

Здесь в тексте наблюдается смещенный хронотоп: тридцать лет Веничке, с которым автор себя отождествляет, исполнится через 32 дня после поездки в Петушки [4]. «Две бутылки столичной и две банки фаршированных томатов» - полное собрание сочинений В. И. Ленина в 55 томах, увидевшее свет в 1966 г.: две бутылки – по умолчанию по 0,5 и 0,5 литра (символизация числа 55), «столичной» - место издания (Москва). Лексему «томатов» следует прочитывать в трех вариантах: «том матов», «то мат(ов)» и «том ат(ов)», во втором чтении формант «то» с числовым значением 1 дополнительно сообщает количество томов (сумму 5 и 5 равна 10, или 1), в третьем чтении формант «ат» с числовым значением 4 репрезентует дату издания (1966 в конечном выражении 4). Шестеро гостей обозначают цвет обложек томов издания: шестой цвет радужного спектра – синий. Очевидно контрастное сопряжение тем двух «дней рождения».

Сноски и примечания.

*Предшествующие публикации по теме «Москва – Петушки: скрытый текст» см. на proza.ru и в ЖЖ sagitfaizov

1.       См. изображение этикетки: http://vodka-vino-etiketka.blogspot.ru/2010/12/blog-post.html

2.       О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.

3.       12 недель – с 30 июня 1968 г., дня издания 2-го выпуска «Хроники текущих событий». См. об этом: Сагит Фаизов В. Ерофеев Москва – Петушки: скрытый текст. Марат // http://sagitfaizov.livejournal.com/106343.html; http://www.proza.ru/2014/08/05/98

4.       Наиболее вероятная причина смещения хронотопа – в намерении автора получить маркер 8 как сумму 32 и 30 (в конечном выражении) и обозначить таким образом фамилию Ленин с конечным числовым значением, равным 8.

Опубликована вчера.
 

Мустафабад и Пали-Баден Афанасия Никитина





Сагит Фаизов

Мустафабад и Пали-Баден Афанасия Никитина

Афанасий Никитин пишет: «А от Кельбергу поидох до Курули. А в Курули родится ахик, и ту дbлают, и на весь свbтъ откудыва его розвозят. А в Курыли же алмазъников триста, сулях микунbтъ. И ту бых 5 мbсяць , а оттуды поидохъ Калики, и ту же бозаръ велми великъ. А оттуды поидох Конаберга, а от Канаберга поидохъ ших Аладину. А от ших Аладина поидох ка Аминдрие. А от Камендрbя к Нарясу, а от Кынарясу к Сури, а от Сури поидох к Дабили, пристанище великаго моря Индbйскаго» [1].

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье, подготовившие к изданию книгу «Хожение за три моря Афанасия Никитина: Литературные памятники», откуда извлечен процитированный фрагмент, комментирует утверждение о Курули или Курыли следующим образом: «Курули — город Каллур, неподалеку от алмазных копей Райчуру, в междуречьи р. Кистны и ее правого притока р. Тунгабхарды. За эту пограничную область, или дуаб (перс. «две воды») не раз велись кровопролитные войны между Бахманидским государством и государством Виджаянагар. Здесь путешественник провел почти полгода. Он называет здесь только город Каллур, в котором он жил, но вполне вероятно, что побывал он и в Райчуру, городе, носящем то же имя, что и сама область, - подробные сведения об алмазных копях Райчуру имеются в другом месте записок Афанасия Никитина. В Каллуре русский путешественник знакомится с работой ювелиров-алмазников, которые занимаются украшением оружия («сулях микунет»). Перевод «шлифуют (алмазы)» неверен (Петрушевский). Здесь, в Каллуре, Афанасий отмечает месторождение сердолика, как и в Камбее» [2].

Мои замечания по поводу комментариев.

В районе алмазных копей Райчуру город Каллур на картах и в литературе обнаружить не удалось, но есть г. Каллуру, а он на картах Индии XX в. располагается в 50 км. к западу от Khammam и еще дальше по той же широте — от Хайдарабада. Курули или Кырули Афанасия Никитина и авторов, его придумавших, это не город, а шахта Коллур близ г. Гунтур (16 градусов 18 минут северной широты, 80 градусов 27 минут восточной долготы) нынешнего штата Андхра-Прадеш, шахта, в которой был обнаружен, по преданию, знаменитый алмаз Кохинор. Довольно ясная подсказка — истинного автора - на этот счет заключена в словах «на весь свет»: «Кох-и-нор» в переводе означает «гора света» (его близнец был назван «море света» - «Дерианур»). От Гулбарги, откуда вышел в путь Афанасий Никитин, до Гунтура — 400 км, до Райчура (и в другом направлении, к юго-востоку, с большим южным склонением) — 300 км. Поэтому вероятность побывки Афанасия в Райчуре очень низка, ему было гораздо проще, если бы ему вдруг не отказало его любопытство, выйти к берегам Бенгальского залива, от Гунтура рукой подать.

Вероятность украшения оружия алмазами в каком бы то ни было Курули тоже очень мала.

А. Д. Желтяков, переводчик, видимо, полагает «сулях микунет» искаженной формой словосочетания «селах мокаббанат» (перс.) [3], хотя смысла «украшать» в этом словосочетании нет («мокаббанат» - «создания», «творения»), а алмазники вовсе не занимаются украшением чего бы то ни было, украшение оружия алмазами — предмет другой профессии. Предпочтительнее полагать, что Афанасий попытался зафиксировать указание на нахождение в недрах земли, в шахте, «салях макнунат» - «скрытых вещей, имеющих благое назначение» («макнунат» фонетически ближе к «микунет», чем «мокаббанат», в примечании Афанасия появляется логичность, и, наконец, маркируется шахта — шахта Коллур).

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о Калики: «Калики — Коилконда, город на пути из Каллура в Гулбаргу» [4]. Местечко Коилконда, действительно, можно отыскать на картах XX в. на пути из г. Райчура в Гулбаргу, но Афанасий нигде не пишет,что он был в Райчуре, к тому же, между «Калики» и «Коилконда» очень мало сходства. Скорее всего, здесь Афанасий в очередной раз шутит и припоминает «калик перехожих» - странников, сам он — образцовый калика перехожий. За Конабергом или Канабергом, по условиям контекста, комментаторы видят Гулбаргу. С этим можно согласиться, но важно, что тот же город Гульбарга несколько раньше Афанасий называет «Келберх» и «Келберг» - очевидная игра «в слова», отмеченная еще С.Н. Трубецким как сквозное качество текста «Хожения» [5].

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о «ших Аладине». За «шихом Аладином» они правомерно видят г. Аланд, но такое отождествление, остроумно проведенное ранее самим Афанасием («шихбъ Алудин пир атыръ, бозаръ Алядинанд») и оставленное без комментариев, предполагает, что г. Аланд носит имя шейха Махдума Аллауддина Ансари (XIV в.), чего не было. Попутно замечу, что Аланд располагается к северо-западу от Гулбарги, а не к северо-востоку (указание комментаторов на странице 154).

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о фразеосочетании «а от ших Аладина поидох ка Аминдрие. А от Камендрbя к Нарясу, а от Кынарясу к Сури»: «Неясно, о каких именно трех городах между Аландом и Дабхолом говорит путешественник. Разночтение первых двух названий, возможно, объясняется присоединением предлога к наименованию города». Последнее очевидно: автор «Хожения» сознательно из Аминдрея вытворяет Камендрея, из Наряса — Кынаряса. Комментаторам все-таки стоило хотя бы в этом случае согласиться с мнением Трубецкого, что текст Афанасия Никитина — «особенно крайний пример того, что формалисты называли «установкой на выражение» и, более того, в форме, близкой к «заумному языку», тому самому материалу, которому были посвящены первоначальные теории формалистов» (J. Titunik о Трубецком) [6]. «Сури», подхватив «су» от «рясу», завершает один из туров заумного фонетико-географического путешествия предтечи русского авангарда, жившего в XVIII в. [7], но в то же время служит вероятным напоминанием о крупнейшем индийском политическом деятеле XVI в. Шер Хане Сури, захватившем в 1530 г. казну династии Лоди в крепости Чунар [8], «действительном» Чюнере «Хожения» (у комментаторов рассматриваемого издания Чюнер отождествляется с Джуннаром, городом, расположенным восточнее Бомбея).

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о Дабиле, упоминавшемся в тексте записок и как Дабыл: «Дабхол, главный порт Бахманидского султаната, в 136 км от Бомбея; плавание от Чаула до Дабхола требовало, по Афанасию Никитину, 6 дней» [9]. Дабил-Дабыл, действительно, может быть признан Дабхолом, но с одним примечанием: в XIII-XV вв. этот город назывался Мустафабад, затем Hamjabad, и путешественник XV в. никак не мог его знать под названиями Дабхол, Дабул, Дабил, Дабыл (и не был он там, и бить никого не мог) [10]. Комментаторы же переместили этот город не только во времени, но и в пространстве, вместе с городом «Умри», реками Годавари, Бхима, Сина и всей срединной частью Индостанского полуострова. Они снабдили свое издание двумя картами, одна на странице 57 — под названием «Путь Афанасия Никитина за три моря», другая на странице 105, в приложении, — под названием «Путешествие Афанасия Никитина по Индии» (составитель второй указан — В. Л. Семенов). Одна карта дополняет другую как тематически, так и графически: срединный район Индии второй карты, где «ходил» Афанасий Никитин, в своей верхней части смыкается с правым нижним углом первой карты, также изображающим индийский маршрут путешественника, и повторяет в более крупном плане и, соответственно, мелком масштабе «индийский» фрагмент первой карты. Однако в графическом взаимодействии двух карт, выполненных без координатной сетки, допущено серьезное противоречие: на первой карте город Чаул и вся линия маршрута Чаул - «Умри» располагаются на той ж параллели, что южная оконечность Катхияварского полуострова (или на линии, отграничивающей Камбейский залив от Аравийского моря), на второй — города Чаул, Пали, «Умри» и Джуннар, оказавшиеся у верхнего края карты, обозначили ту же широту, на которой они находились на первой карте, вслед за ними все другие объекты оказались смещенными к северу на 250 км, но при этом исток реки Годавари оказался на широтах Камбейского залива, истоки рек Бхима и Сина — напротив южной оконечности Катхияварского полуострова.

Виновник «двойственной» визуальной природы двух карт — город «Умри», который коллектив издателей отыскал, вместе с казанским историком Н. И. Воробьевым, в верховьях р. Сина, вытянувшейся на карте Семенова до 250 км при ее действительной длине 55 км [11]. «Город Умри на р. Сина разыскал Н. И. Воробьев в атласе А. Ильина (см. Ильин А. Подробный атлас всех частей света. Спб., 1882)», - пишут комментаторы [12]. Но нет города «Умри» на Сине на атласе Ильина. На карте Индии указанного атласа (л. 49об экземпляра отдела картографии РГБ) возле городка на р. Сине написано «умри», буква «у» строчная, первая буква названия закрашена черной линией железной дороги, наложившейся на эту букву. Замечательно при всем этом, что все мои попытки найти городок на Сине, в название которого входил бы формант «умри», на других картах ни к чему не привели. (Попутно я обнаружил, что в Пали, указанном комментаторами [13], Афанасий проигнорировал популярные горячие источники [14].) Но городок такой в Индии есть, на английской карте южной Индии XX в. он так и называется: «Umri» [15]. На современных индийских картах — «Peth Umri», находится в 220 км к северу от Бидара, в округе Nanded штата Махараштра. Не к этому ли городку от Пали направил Афанасия Никитина поздний мистификатор? Афанасий шел от Чювиля до «Умри» 18 дней, расстояние между двумя городами по прямой — около 500 км. Впрочем, мистификатор тут же предупреждает о необязательности такого рода вычислений: расстояние от Чювиля до Чюнейря (между ними следуют Пали и «Умри») Афанасий преодолел за 24 дня [16], число дней Афанасия находится в коррелятивной связи с количеством гусей-лебедей (24), которых сбивал князь Игорь к в «завтроку, и обbду, и ужинb» в «Слове» Мусина-Пушкина [17], когда «летел» с Дона на Оку, а число 6 (сумма 2 и 4) — с направлением «полета» [18].

Сноски и примечания

1. Из Троицкой, или Ермолинской, редакции: Хожение за три моря Афанасия Никитина: Литературные памятники». Ленинград, 1986. С. 30.


  1. Хожение... С. 177. «Ахик» или «акик» - сердолик.


  2. Сходное словосочетание «базы миканетъ» (с. 22), где слово «миканетъ» - слегка измененный вариант того же «микунbтъ», Желтяков перевел как «подражать скоморохам», взяв перевод в квадратные скобки (знак сомнения) (с. 48), хотя здесь «миканетъ» имеет то же значение, что и «микунbтъ» («тайна», «нечто скрытое», «скрытое в земле»), а слово «базы» - анаграмма русского «б, аз» или, точнее, «аз, буки». Чтение фразеосочетания полностью: «А иных учат тайной азбуке» - очевидное указание автора/авторов «Хожения» на наличие в видимом тексте скрытого текста, «тайной азбуки».


  3. Хожение... С. 177.


  4. См. об этом: Хожение... С. 66-67.


  5. Цит. по: Хожение... С. 67.


  6. Наиболее вероятный поздний соавтор «Хожения» - А.И. Мусин-Пушкин (начальный автор — круга Ф.В. Курицына). См. об этом: Сагит Фаизов Екатерина II в «Хожении Афанасия Никитина» // http://sagitfaizov.livejournal.com/89277.html; http://www.proza.ru/2013/11/26/745 Он же Годуновский след в «Хожении Афанасия Никитина» // http://sagitfaizov.livejournal.com/88857.html; http://www.proza.ru/2013/11/18/1961


  7. См. о нем: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (ст-я «Шер-шах»). Форт Чунар и город Чунар располагаются к юго-западу от города Варанаси, штат Уттар-Прадеш. Написание названия форта в форме Чюнейр в тексте «Хожения», на мой взгляд, является одним из маркеров поздней, XVIII в., доработки текста памфлета: формант «ей» указывает на присутствие буквы «эй» в английском написании ойконима.


  8. Хожение... С. 161.


  9. Cм. в частности: http://en.wikipedia.org/wiki/Dabhol


  10. Таким нехитрым способом был выровнен начальный маршрут нелогичного путешественника. В противном случае его пришлось бы отправить из Пали на юг, к «Умри», якобы расположенном на Сине, а затем вернуть чуть ли не по пройденной дороге в Джунгар.


  11. Хожение... С. 147.


  12. Поисковая система Google-Карты указывает 9 населенных пунктов Индии с именованием Пали.


  13. Cм. например: http://www.nivalink.com/destination/pali-(maharashtra)


  14. http://www.svali.ru/show_picture.php?cntr=33&type=1&id=2&cd=1


  15. Хожение... С. 20.


  16. А.И. Мусин-Пушкин был либо поздним соавтором или редактором «Слова о полку Игореве», либо автором, создавшим «поэму» в подражание произведениям авторов курицынского круга. См. о нем http://sagitfaizov.livejournal.com/28224.html (ст-я «Князь Игорь и братья Монголфье») и другие мои ст-и о «Слове» в ЖЖ sagitfaizov и на proza.ru.


  17. Cагит Фаизов Гзак и Кончак на заводе Карла Гаскойна. Из заметок на оборотках:


http://sagitfaizov.livejournal.com/33822.html; http://www.proza.ru/2013/11/10/1781

Фаизов Сагит Фяритович Мустафабад и Пали-Баден Афанасия Никитина. Опубликована 1 декабря 2013 г.

Лампа, накрытая шалью


Сагит Фаизов

Лампа, накрытая шалью




«На каждом столике помещалась лампа, накрытая шалью...» - об интерьере ресторана Грибоедов.

Но зачем нужно было администрации ресторана накрывать лампы шалью, а рассказчику полагать такой кунштюк достопримечательностью заведения? Автор романа предлагает читателю поверить в явную нелепицу, читатель же вправе и не поверить, а поискать за пожароопасным предметом скрытый смысл.

И подумать: может быть, шаль вовсе и не шаль, а звук - «der Schall» (нем.), лампа — светильник, тот который упоминается в притчах Соломоновых? - «Душа человека — светильник Господень»  (Притчи. 20-27). «Накрытая шалью лампа» - не о заупокойной ли молитве говорит автор? О той молитве, которая нужна человеку в день, когда закрывается крышка его гроба? Ведь «ресторан» — место молитв о вечном покое*. Упоминание столиков, на каждом из которых стоит лампа, подсказывает, что под «рестораном» в данном случае подразумеваются Архангельский и Успенский соборы Московского кремля (Дома Грибоедова, ресторан которого располагает двумя залами), где покоятся останки царей российских, рабов Божиих, сидевших на престоле (Архангельский собор) и святителей Русской православной церкви, рабов Божиих, чьи прерогативы также определяются словом «стол» (Успенский собор). Соборы Кремля М. Булгаков противопоставляет Мавзолею, «летнему отделению ресторана», откуда слышна мольба о захоронении.

* См. об этом в экскурсе «Дом Грибоедова в СССР».

Иллюстрация-заставка: коллаж С. Фаизова, в котором использованы фрагмент картины Константина Сомова «Арлекин и дама» и фрагмент фотографии С. Фаизова с пейзажем ноябрьской Волги у Свияжска. Об арлекине и даме. Известно, что они картонные, не «настоящие». Но этим их странность не исчерпывается. На груди у дамы область ниже декольте образует маску старика с седыми усами и бородкой, напротив нее справа располагается черная маска арлекина, которая выглядит как закрытый шлем палача, левая сторона контура шлема образует профиль женщины, смотрящей вправо; наблюдается и встречный контур мужского лица. Средний палец левой руки арлекина согнут невозможным образом: при прямом безымянном пальце (средний и безымянный пальцы человека соединены сухожилием и зависят друг от друга), - но именно на этом пальце лежит левая рука дамы, то есть она причиняет боль кавалеру выворачивая ему палец, тот палец, к которому идет бечевка от маски палача. У арлекина наблюдается серьезный физиологический недостаток, который выглядит как преимущество.

    Слова и буквы мастера: порфировые колонны


    Сагит Фаизов

    Слова и буквы мастера: порфировые колонны. Из цикла «Мастер и Маргарита»


        «Городской зрелищный филиал помещался в облупленном от времени особняке в глубине двора и знаменит был своими порфировыми колоннами в вестибюле» - из хождения Василия Степановича Ласточкина по инстанциям.

        Городской зрелищный филиал располагался в основном здании усадьбы Голицыных-Вяземских-Долгоруких в Малом Знаменском переулке, д. 5. Писатель отнес его к Ваганьковскому переулку, продолжающему линию М. Знаменского переулка за улицей Знаменка. В 1920-1930-х гг. здесь располагался Институт Маркса-Энгельса (с 1931 г. Институт Маркса-Энгельса-Ленина), «городской зрелищный филиал». С этим зданием, помимо Ласточкина, связана персона Павианова.

        Порфировые колонны в вестибюле филиала – темно-розовые корешки 3-го издания Полного собрания сочинений В.И. Ленина.

    Фаизов Сагит Фяритович Слова и буквы мастера: порфировые колонны. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 29 декабря 2012 г.

    Слова и буквы мастера: Колизей


    Сагит Фаизов

    Слова и буквы мастера: Колизей. Из цикла «Мастер и Маргарита»*

    File:Ev. Bernardsky. Pulkovo Observatory in 1855.jpg

        «Ты хочешь сказать, Фока, что судачки можно встретить и в «Колизее»…» - из разговора поэта Амвросия с Фокой, не входящим в писательскую организацию и ресторан Грибоедов.

        «Колизей» с конечным числовым значением, равным 5, - Пулковская (4) обсерватория (1), кон. зн. 5, находящаяся в визуальном родстве с Колизеем круглой формой своих наблюдательных башен. В разговоре Амвросия (Алексея Толстого) и Фоки (физика В.А. Фока) речь идет о «Пулковском деле»**, к которому привлекли и Фока, тогда члена-корреспондента АН СССР. Он был арестован в ночь на 11 февраля 1937 г. Через 4 дня благодаря заступничеству П.Л. Капицы был освобожден.  

        «Но в «Колизее» порция судачков стоит тринадцать рублей пятнадцать копеек, а у нас – пять пятьдесят!» - аппрезентация судебных решений по «Пулковскому делу». Тринадцать рублей – напоминание о 58-й статье УК, по различным пунктам которой были осуждены обвиняемые (сумма чисел 5 и 8 равна 13). Сумма чисел числительных «тринадцать» и «пятнадцать», равная 10, напоминает о 1936 г., когда было начато «дело» (сумма чисел, входящих в дату, равна 10), ряд обвиняемых был осужден по 10 пункту 58-й статьи. Сумма чисел числительных «пять пятьдесят», равная также 10, подсказывает, что расценки по «судачкам» (судам) в стране Оз одинаковые.   «Третьедневочные судачки в «Колизее»»: вероятное указание на рассмотрение «Пулковского» и других аналогичных дел в ускоренном порядке (в три дня), без соблюдения судебных процедур.

        Формальным поводом к фабрикации «Пулковского дела» стали контакты советских астрономов с зарубежными коллегами в связи с приближением солнечного затмения 19 июня 1936 г., лучше всего наблюдавшегося на территории СССР. «Пулковское дело» вполне можно назвать «делом солнечного затмения». Очевидно, что напоминание о «черном квадрате», черном солнце, К. Малевича вечером в среду находится в коррелятивной связи с «Пулковским» процессом***.

        Встреча Амвросия и Фоки у чугунной решетки Грибоедова завершается словами «ги, ги, ги!.. Оревуар, Фока!», которые как бы резюмируют фоковскую тему. Числовая структура звукоподражания «ги, ги, ги» (222) актуализирует образ трехмерного пространства и намекает на математически описанное В. Фоком «пространство Фока». «Оревуар» («au revoir», фр.), - «до свидания» открытого текста, включает в себя грузинское «ау» (местоимение «я») и французское «revoir» («пересмотреть»), то есть это грузино-французская фраза «я пересмотреть». Она напоминает о беседе с В. Фоком наркома внутренних дел Н. Ежова после протеста Л.П. Капицы и санкции Сталина пересмотреть вопрос об участии В. Фока в контрреволюционной деятельности в связи с солнечным затмением. Имя Фока, написанное грузинским алфавитом, может быть прочитано как «пока».

    * Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста московских глав романа  - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова, включая иерусалимские главы.

    ** В ходе фабрикации дела были арестованы сотрудники не только Пулковской обсерватории, но и многих других научных организаций: астрономы, геологи, геофизики, геодезисты, математики ряда научных и учебных заведений Ленинграда, Москвы и других городов, -  однако первая большая группа арестов, произошедшая осенью 1936 года, в начале «Ежовщины», была произведена среди пулковских астрономов, что и объясняет происхождение названия. Дело рассматривалось весной 1937 г., с 20 по 26 мая, выездной сессией ВК ВС СССР в Ленинграде. Против подсудимых были выдвинуты обвинения по пунктам 6, 7, 8, 10 и 11 статьи 58 УК РСФСР (шпионаж, вредительство, террор, антисоветская агитация). Часть обвиняемых (П. М. Каратыгин, П. П. Кузнецов, С. К. Гирин, А. П. Константинов, М. А. Балдин, Ю. Н. Лепешинский) была приговорена к расстрелу, другие — осуждены на 10 лет ИТЛ с конфискацией имущества и поражением в правах на 5 лет и к другим срокам заключения. Осенью 1937 г. был расстрелян директор Пулковской обсерватории Б.П. Герасимович. Аресты, расстрелы и изоляция от общества учёных, связанных с «пулковским делом», продолжались и после суда над основной группой обвиняемых. Сведения извлечены из: ru.wikipedia.org/wiki/Пулковское_дело См. также: Жуков В.Ю. «Пулковское дело» // http://www.ihst.ru/projects/sohist/material/dela/pulkovo.htm

    *** См. об образе солнца вечером среды: Сагит Фаизов Солнце супрематизма на Патриарших // http://sagitfaizov.livejournal.com/64672.html

    Иллюстрация
    Евг. Бернадский Пулковская обсерватория в 1855 г. Ксилография. Источник копирования:
    http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Ev._Bernardsky._Pulkovo_Observatory_in_1855.jpg?uselang=ru

    Фаизов Сагит Фяритович Слова и буквы мастера: Колизей. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 15 декабря 2012 г.

    По дороге


    Сагит Фаизов

    По дороге на край земли. Из цикла «Мастер и Маргарита»*

    Подай, голубчик, прошение международному дню работниц.

                                      Фраза из фильма «Дон Диего и Пелагея». 1927.

    File:Soviet calendar 1931 pocket.jpg

       Полет мастера и Маргарита в свите Воланда к «вечному дому» - один из самых сложных для прочтения эпизодов романа. Система кодировки, поставленная в зависимость от малоизвестного календаря, и метафоры находятся здесь в сложном переплетении, и для правильного прочтения важно различать их. Предлагаю сегодня комментарии к важнейшим узлам скрытого текста, относящимся к дате и маршруту полета, астрономической ситуации, в контексте которой проходил полет, и прощанию мастера с Москвой.

    Дата.

       Основным условием выбора даты-проекции (с 15 апреля на другой день) полета для М. Булгакова было отправить путешественников в «тот же» день, в который Воланд  прибыл в Москву: этот день должен был быть третьим днем недели и обладать тождественными среде 12 апреля числовыми характеристиками.  Вторым условием было, чтобы путешественники, преодолев день и ночь, три четверти окружности земли, в конце пути оказались в «том же» дне недели, который приходился на 12 апреля и в том же астрономическом дне, который они покинули. Для  решения этих невероятных задач  М. Булгакову нужно было сделать немногое: найти подходящие сутки и переместить мастера, Маргариту и Воланда на запад со скоростью, многократно превосходящей скорость солнца, остальное за него сделала советская календарная система, действовавшая в 1931-1940 гг. и не знавшая дней недели, в ней не было ни воскресенья, ни понедельника, ни вторника… только номера дней – с 1 по 6-й; каждый 6-й день был выходным, в каждом месяце выходной приходился на 6, 12, 18, 24 и 30-й числа, третий день приходился на 3, 9, 15, 21 и 27-й числа**. Соответственно, Воланд прибыл в Москву в выходной день, хотя это была среда.

       Наиболее трудным для М. Булгакова при поиске «подходящих» суток было, вероятно, найти такое соседство двух суток, чтобы удаленность мастера и Маргариты от Москвы «на край света» не помешала  им увидеть оттуда Москву и вместе с ней ушедшие сутки -при условии ясно обозначенной локализации путешественников в новых сутках. Ближайшие к 15 апреля такие сутки приходятся на 15 и 16 июля 1939 г. Закат солнца – «сломанное солнце в стекле» (московских окон), увиденное путешественниками из какого-то далека, не называемого в открытом тексте, - приходится 15 июля на 22.05. В каком-то далеке «немедленно» после того, как погасли вечерние московские окна,  путешественники должны встретить рассвет 16 июля. Обусловленные календарем числовые показатели этих суток имеют важные тождественные значения: число 12, преобразуемое в 3, является 6 днем недели, 3 и 6 образуют 9; число 15, преобразуемое в 6, является 3 днем недели, 3 и 6 образуют тоже 9.

        Максимально удаленная от Москвы долгота, на которой в 22 часа 05 минут московского времени начинается рассвет, это 145-й меридиан, проходящий через восточное побережье Сахалина, Папуа – Новую Гвинею, восточные области Австралии. Наиболее точная коррелятивная связь между заходом солнца в Москве и началом рассвета в каком-то далеке приходится на Папуа – Новая Гвинея, где 16 июля первый рассвет, так называемые астрономические сумерки, приходится на  5 часов 17 минут (разница во времени между Москвой и Новой Гвинеей, Портом Морсби, по административной регламентации равна 6 часам, но астрономическая разница может быть принята за 7 часов, карта стандартных часовых поясов мира показывает разницу в 7 часов 30 минут)***. Условиям Новой Гвинеи отвечает и характер местности, на которой приземляются путешественники, - высокогорье.  При допущении разницы во времени между Москвой и Папуа – Новой Гвинеей в 7 часов, мастер и Маргарита встретят рассвет через 12 минут после того, как они бросили последний взгляд на московский закат. Вчерашнего дня.

        Обогнав солнце под плащом Воланда, они пересекли границу перемены дат, которая проходит по Тихому океану к востоку от Папуа – Новая Гвинея. Так путешественники попадают во вчерашний день: они его видят в мерцающих через три четверти Земли образах Москвы и Иерусалима. Вместе с тем они находятся не в воскресении: из третьего (№ 3) дня они попали в четвертый день (№ 4). Воланд, маркируемый числом 4 (кон. числ. зн. его имени) при этом помнит, что этот день – воскресение и бывший выходной, родственный выходному дню № 6 дьявольского советского календаря, когда началась его миссия в Москве. День № 4 он, номер  4-й, считает своим, но неоднократное глухое напоминание о том, что нужно торопиться – «пора!», - звучавшее накануне,  подразумевало, что он должен расстаться с мастером и сгинуть в провале до рассвета Воскресения. Что и произошло.

    Место: горы Бисмарка и берег Миклухо-Маклая

       Пропасть, в которой сгинул Воланд, находится в горах Бисмарка, высоком горном образовании Новой Гвинеи, обрамляющем с юга тот район Папуа-Новой Гвинеи, где за 60-70 лет до появления мастера и его подруги (а они направляются туда****),  жил Н.Н. Миклухо-Маклай, связанный своим происхождением с Украиной, так же, как М.А. Булгаков.  Этот район вместе со страной Папуа обозначен автором романа не только через астрохронологические маркеры. Упоминаемые Маргаритой 12 тысяч лун «за одну луну» - не что иное, маркер расстояния между Москвой и горами Бисмарка по прямой – 11628 км. Папуа – Новая Гвинея до 1914 г. были немецкой колонией, и, соответственно, немец Воланд советует мастеру слушать музыку Шуберта и сидеть над ретортой подобно Фаусту*****.  Ручей, через который переходят мастер и Маргарита, - напоминание о песне Франца Шуберта «Мельник и ручей»******.

    Луна

       Ни полной, ни половинной луны, ни лунной дорожки  в ночь перелета Воробьевы горы – горы Бисмарка  путешественники не могли видеть: луна находилась накануне новолуния, ее тонкий серп возник над Папуа в 5 часов 29 минут, то есть спустя 12 минут после наступления астрономических сумерек.  Новолуние наступило здесь в следующее утро  в 7 часов 3 минуты, и автор романа использовал оба астрономических события  для маркировки дат 15 и 16 июля. Одна линия маркировки проходит через числовое значение не называемой лексемы «новолуние», равное единице:  единице равно конечное числовое значение лексемы «галка» (в тексте «галку», с семантикой «метка» в рассматриваемой проекции), лексемы «аэропланом» (с подразумеваемой семантикой «план полета») и номер комнаты 118, который упомянул Иван Бездомный в разговоре с Прасковьей Федоровной после прощания с мастером и Маргаритой.  Вторая – через числовое значение буквы «с», которая являет себя на небе серпом стареющей луны, равное двум:  в многозначном вопросе Воланда «все счета оплачены?» лексема счета имеет конечное числовое значение 2, и это число связано не только с месяцем в форме буквы «с», но и напрямую с датой 16 июля, которая может быть обозначена как 16-е, 4-й день недели (сумма 16 и 4 равна 20→2).  Лишь отчасти зависимая от астрономии аппрезентация  субботы и воскресенья представлена также в словах Воланда: «По (6) этой (1) дороге (9), мастер (7), по (6) этой (1)», кон. зн. 4, где число 6 лексемы «по» напоминает о 15 июля (15→6), число 1 лексемы «этой» - о предстоящем новолунии, число 9 лексемы «дороге» связывает в одно, в формулу «начало и конец»,  день № 6 и день № 3. Дублированное и в силу этого назидательное словосочетание «по этой» с конечным значением 7 – попытка Воланда заявить себя мастером и покровителем подлинного мастера.

    Галка

        Переход  из времени 15 апреля в 15 июля происходит в момент падения мертвой галки к ногам Маргариты на Воробьевых горах: лексема «галка» должна прочитываться как латинская «Vigilate» (в силу графического тождества буквы V со знаком «галочка»), обладающая значениями «смотреть», «бодрствовать» и «часы». Так же, как в предшествующих эпизодах перехода в иное время (Маргариты) часы оказывались либо поврежденными, перед полетом на купание, либо разбитыми, в момент возвращения Маргариты в обычное время, так и на Воробьевых горах галка-часы останавливаются перед подъемом Воланда и свиты в воздух и в иной отрезок времени.

       Та же галка задает особенную этическую интонацию всему эпизоду путешествия. Слово «vigilate» известно как первый элемент устойчивого словосочетания  «Vigilate et orate» - «Бодрствуйте и молитесь» (Мтф. 26:41) – обращения Иисуса Христа к своим ученикам после Тайной Вечери. (Отсылка к Евангелию от Матфея закодирована в лексеме «галку» {в тексте: «швырнуло галку»}, которая имеет то же конечное числовое значение 4, что и сумма чисел 26:41). Мастер помнит эти слова. До падения галки он, «то поднимающий голову, как бы стараясь перебросить взгляд  через весь город, то вешающий  голову, как будто изучая истоптанную чахлую траву под ногами» не только разговаривал с городом, но и молился; от молитвы к монологу он переходит после свиста Бегемота. Два свиста помощников-фантомов Воланда – не озорство: Воланд пытается мешать молитве мастера, а мастер лишь после падения галки от свиста Коровьева «ухватился за голову и побежал обратно к группе дожидавшихся его спутников». Последовавший вопрос Воланда, все ли счета оплачены, не имеет никакого смысла, если он не относится к тому, что делал мастер над обрывом*******. Воланд спрашивает его не об оплате счетов, а об оплакивании, о молитве и плаче, подобном плачу пророка Иеремии по поводу гибели Иерусалима.

    *Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста московских глав романа  - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова, включая иерусалимские главы.
    ** Календарю, принятому в 1931 г. предшествовал не менее радикальный по своей ментальной разрушительности «цветной» календарь 1929 г., тоже нашедший отражение в скрытом тексте романа. О календарях, придуманных Сталиным на досуге, см.: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (ст-я Советский революционный календарь).
    *** Карта стандартных часовых поясов мира: http://www.200stran.ru/maps_group15_item300.html
    **** В романе о местности, куда мастер и Маргарита попали после исчезновения Воланда, площадки между скал и фальшивой луны Воланда: «…И они шли по песчаной дороге».
    ***** Воланд же, вероятно, направляется в Мюнхен, где 16 июля 1939 г. в Доме немецкого искусства начала работать «Большая выставка немецкого искусства», которую  открывал Гитлер. См. об этом: http://nordblut.livejournal.com/13318.html
    ****** Она заканчивается словами:

    О милый ручеек мой, беспечный светлый друг,
    не ведаешь любви ты, ее не знаешь мук.
    журчи ж беззаботно и песенки ты пой,
    на дне твоем найду я мой вечный покой,
    на дне твоем найду я мой вечный покой
    .
    Перевод: Георгий Виноградов.

    ******* Мастер стоял над «обрывом холма». Здесь представлено напоминание о романе И. А. Гончарова «Обрыв» с его героями Верой и Райским над обрывом.


    Иллюстрация
    Табель-календарь на 1931 г. Источник копирования:

    http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Soviet_calendar_1931_pocket.jpg?uselang=ru

    Фаизов Сагит Фяритович По дороге на край земли. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 7 ноября 2012 г.

    Новый Иерусалим в романе М. Булгакова



    Cагит Фаизов

    Новый Иерусалим в романе М. Булгакова. Из цикла «Мастер и Маргарита»*


    File:Portrait of Patriarx Nikon.jpg

        Помимо Троице-Сергиевой лавры в географии романа М. Булгакова присутствует Ново-Иерусалимский монастырь и упоминается Соловецкий.

        Отдельные признаки присутствия в географии романа Ново-Иерусалимского монастыря представлены мной в статье об иконе «Благословенно воинство Небесного Царя» как одном из символов духовного пространства романа. Отмечу специфические маркеры истринской обители, задействованные в скрытом тексте произведения.

    «Поэт истратил свою ночь…» - о Рюхине, вернувшимся из «дома скорби», куда он отвез Ивана Бездомного (в конце гл. 6). Здесь в форманте «истра» (с конечным числовым значением 6) зафиксировано название реки, на которой находится «дом скорби» - воплощенная в камне икона, изображающая иерусалимский храм Воскресения Господня с гробом Господним. Река без названия упоминается при описании обратного пути Рюхина.

    «Грузовик его стоит, застрявши в колонне других машин у поворота на бульвар…» - о маршруте следования Рюхина: по Тверской (ул. Горького) и пройденным Ленинградскому шоссе, Волоколамскому шоссе, пересекавшему канал Москва-Волга, введенный в строй в 1937 г. (в тексте: «…Земля, исполосованная каналами» и пр.).

    «…Общий балкон, а он тянется вокруг всего этажа, и таким образом, [получил возможность] иногда навестить соседа» - под «общим балконом», о котором говорит мастер, подразумевается крытая галерея, идущая по верху стены монастыря и соединенная ходом с примыкающими к стене зданиями.

    «По (6) ночам (8) будет (7) луна (4). Ах (7), она (4) ушла (8)! Свежеет (4). Ночь (3) валится (1) за (8) полночь (3). Мне (5) пора (8)» - обобщенная вербально-числовая характеристика места пребывания мастера (мастеров) и Ивана Бездомного. Предложение «По ночам будет луна» относится по вербальным свойствам ко второй проекции «клиники Стравинского» (тюрьма), о числовых свойствах - ниже. Связанная с астрономической ситуацией фраза «Ах, она ушла!» охарактеризована в статье «Иван Бездомный перед иконой «Благословенно воинство Небесного Царя»». Конечное числовое значение предложения «Свежеет», равное 4, совпадает с конечным числовым значением названия города (с 1930 г.) и реки Истра. Конечное числовое значение предложения «Ночь валится за полночь», равное 6, маркирует три двучленных имени Святителей, которым посвящена церковь Больничных палат Ново-Иерусалимского монастыря: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Предложение «Мне пора» является маркером даты, репрезентованной конечными числовыми значениями предшествующих предложений: 7146. Дата прописана в системе старого (допетровского) русского календаря. При переводе на современное летоисчисление она указывает на 1637/1638 гг. – время пребывания будущего патриарха Никона, основателя Ново-Иерусалимского монастыря в Анзерском ските Соловецкого монастыря (будущий патриарх жительствовал в ските в 1635-1639 гг.)**. Числовой ряд букв всех предложений, включая «Мне пора», образует число 76 – маркировку даты 1676 (последний год известного «Соловецкого сидения», сопротивления соловецких старцев реформе патриарха Никона). Числовые данные слов первого предложения «По (6) ночам (8) будет (7) луна (4)» отсылают к двум датам истории соловецкого сопротивления по той же схеме, без первых чисел: (16)68 г., началу «сидения», и к (16)74 г., прибытию в район Соловецкого монастыря воеводы Ивана Мещеринова, которому, в конечном счете, удалось подавить восстание***.

        Связь Соловецкого и Ново-Иерусалимского монастырей обозначена и вербально: перед приходом мастера Ивану Бездомному снится сон, в котором он видит «пальму  на слоновой ноге» - напоминание о Соловецком лагере особого назначения (сокр. СЛОН). Пальма – напоминание об Иисусе Христе и символ и дух веры, видимые мастером над угнетаемой церковью. Кот, прошедший мимо слоновой ноги, - Петр I, посетивший Соловки в конце XVII в. (императора Петра в народе многие называли котом – за характерные усы и круглые глаза, частичное отражение этого феномена в изобразительном искусстве – лубок «Кот Казанский»).

    * Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста московских глав романа  - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова, включая иерусалимские главы.
    ** Биографические сведения о патриархе Никоне см.: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (ст-я Никон {патриарх Московский})
    *** О Соловецком сидении см.: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (ст-я Соловецкое восстание)

    Иллюстрация
    Патриарх Никон с братией Ново-Иерусалимского монастыря. XVII век. Источник копирования:
    http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Portrait_of_Patriarx_Nikon.jpg?uselang=ru

    Фаизов Сагит Фяритович Новый Иерусалим в романе М. Булгакова. Из цикла «Мастер и Маргарита». Опубликована 4 ноября 2012 г.