Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Почему ресторан назывался “Ива плакучая”?


Сагит Фаизов

Почему ресторан назывался “Ива плакучая”?*





У него есть и второе название: “Ива лакучая”. Когда неоновое название ресторана впервые появляется на экране, буква “п” не горит.


Основное название скрывает в себе несколько связанных друг с другом скрытых смыслов, и все они спрятаны при помощи слов из английского.


Ключевое слово дешифровки находится вне названия. Это “дичь”, которую Геша заказал Феде для Сени. В английском языке “дичь” обозначается словом “game”, но у этого слова есть и более известный смысл: “игра”. В сюжете эпизода дичь является элементом игры, интриги, в результате которой Семен Семеныч должен был быть нейтрализован.


Второе по значению слово находится в названии и выглядит как элемент слова “плакучая”. Это слово “pluck” (“плак”) – “щипать”, “ощипывать”. Оно находится в связке с “game”: “pluck game” английского языка “ощипывание дичи”.
Но в этом языке есть слово “willow”, которым обозначаются и щипальная машина, и ива.
В сумме: “Ива плакучая” – щипальная машина для ощипывания дичи. Понятно, что переводчик этой двухэтажной конструкции должен помнить и о третьем этаже: сленге русского языка, в котором “щипать” значит “воровать”, а “щипач” это вор. Если ива не плакучая, а “лакучая”, вору светит удача: “luck”. Последний смысл демонстрируется застольем “шефа” и его друзей, обмывающих проценты с клада, зарытого тем же “шефом” – абсурдная сценка, которая очень дружит со стилистикой театра абсурда, в первую очередь, - с пьесой Сэмюэля Беккета “В ожидании Годо”.



*Продолжение записок о фильме "Бриллиантовая рука".


Иллюстрация.
Л. Гайдай в 1941 г. Постер С.Ф. на основе фотоснимка: Автор: Неизвестен - http://ruskline.ru/monitoring_smi/2013/01/30/leonid_gajdaj_oglashyonnyj_spisok/, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=37443590
На этом портрете Леонид Гайдай выглядит как двойник изобретателя шаропоезда Гедройцера из фильма Геннадия Полоки "А был ли Каротин?" (1989). Верно и обратное утверждение. Шаропоезд был неудачным изобретением, но Гедройцер сугубо положительный персонаж фильма, талантливый инженер. Думаю, что ввод двойника Гайдая в фильм был дружественным жестом Полоки. Есть у Полоки и другие напоминания о фильме Гайдая: дом 22 на Большой Морской (семья Горбунковых живет в доме 21 по Морской), постановщик парада физкультурников включает в свои возгласы "Черт подери!", похожи друг на друга регулировщики транспортного движения.


6.04.2021

Ленин и Керенский в фильме “Бриллиантовая рука”


Сагит Фаизов

Ленин и Керенский в фильме “Бриллиантовая рука”

К ранее обозначенному списку известных политических фигур, присутствующих в фильме Гайдая, следует прибавить В.И. Ленина и А.Ф. Керенского.
Появляются они в эпизоде выпивки в ресторане “Плакучая ива” - в образах персон, имеющих с ними мало сходства: Ленин в образе Горбункова, а Керенский – в образе Ладыженского с Колымы.






Маркеры Ленина и Керенского:
- Ладыженский представляется Геше, говоря: “Ладыженский Евгений Николаевич”, инициалы здесь выстраиваются в порядке, отбразующем первую половину псевдонима “Ленин”;
- Семен Семеныча он принимают за “Володьку”;
- “Володька” – одноклассник Ладыженского, в соответствии с известной легендой, что Ленин и Керенский в одно и то же время учились в Симбирской гимназии и были одноклассниками;
- Фамилия “Володьки” – Трынкин, что является отсылкой к немецкому глаголу „trinken“ («выпивать», «пить») и напоминанием о немецкой составляющей происхождения Ленина; дополнительная отсылка с «Трынкин» - к тому эпизоду фильма «Человек с ружьем», в котором солдат Иван Шадрин бродит по Смольному с чайником в поисках кипятка и Ленин помогает ему в этих поисках;
- Когда Ладыженский изумленно произносит: «Сенька?», - в эпизод врезаются необязательные – в плане обычной логики перемежания эпизодов – кадры с Лёликом-Папановым, спрятавшимся в кустах: напоминание об участии Папанова в фильме «Ленин в Октябре», в котором есть эпизоды и с Керенским (отчасти схожим, в фильме, с Ладыженским); 
- Ленин из этого фильма анонсирован также повязкой на щеке Михаила Ивановича, куратора Семен Семеновича, которая появилась после столкновения в такси, она повторяет повязку на щеке Ленина в фильме;
- После ухода Ладыженского Геша слегка касается руки Семен Семеныча, рука, на которую тот опирался, соскальзывает со стола: напоминание о происхождении псевдонима „Ленин“ от немецкого глагола “anlehnen” - „опираться“ (смысл псевдонима: Ленин – опора российского и мирового пролетариата);
- В фамилии Ладыженский содержится намек на легенду о побеге Керенского из Зимнего дворца перед октябрьским штурмом дворца в женском платье.




...Шуточка от Гайдая в дискурсе “Ленин и Керенский”: когда выяснилось, что Семен Семеныч не Володька Трынкин, Ладыженский говорит: “Вот усы вам и вылитый Володька Трынкин”. Здесь пропущен глагол. Зрителю остается опустить союз “и”. Ладыженский же возникший глагол - множественного числа первого лица - произносит на волжский правобережный манер, без “е” перед последней фонемой. В Широком Буераке, под Саратовом, например, в 1970-х годах еще произносили “понимам” вместе “понимаем”, “думат” вместо “думает” и т.д.
Текст и постер - С.Ф.
Источники фотоснимков.
В постере:
Портрет Ленина; By Mr. Schnellerklärt - Own work, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=101422827
Алмаз: Автор: Chris 73 / Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=2950960
Плакат Виктора Дени, сатира на Керенского:
By Viktor Deni - [1] [2], Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=65731021
5 апр. 2021.

Аптека «Сhikanuk» в Гостином дворе близ Зарядья и другие необычности фильма «Бриллиантовая рука»

Сагит Фаизов


Аптека «Сhikanuk» в Гостином дворе близ Зарядья и другие необычности фильма «Бриллиантовая рука». К 53-летию начала съемок (25 апреля 1968 г.)


Я как-то уже писал, что у аптеки «Сhikanuk», офисе контрабандистов в Баку-Стамбуле,  есть второе название „Kunak ich” или “Кунак ич” (азербайдж.), или “Гость пей” (русск.). Это название прочитывается, если читать вывеску снизу вверх. В самой “аптеке” Семен Семеныч Горбунков ничего не пил, но после аптеки потянулись эпизоды с выпивками непьющего экономиста, два из которых стали реакторами экспрессии в развитии сюжета фильма: выпивка в ресторане “Плакучая ива” и выпивка в гостинице “Атлантика”.
Однако стартовая функция “Кунак ич” по линии выпивок не единственная и не главная. “Кунак ич”, вместе с адресом аптеки – “Фишстрит” – вводит в фильм тему московского района Зарядье, где незадолго до начала съемок фильма была сооружена самая большая в мире гостиницв – “Россия”.
Слово “Фишстрит” прозвучало в напутствии Лёлика-Папанова Геше-Миронову на причале. Понятно, что вообразить существование такой улицы в Стамбуле очень трудно. Ее нужно искать в другом месте и с несколько другим названием: если бы за “Фишстрит” (“Рыбная улица”) скрывался стамбульский "Балык дышарысы" или бакинский “Балык урам”, зритель должен был бы это видеть на экране, но никаких рыбных признаков у улочки с аптекой нет, она вообще без названия (в фильме). На истинный адрес аптеки внимательного зрителя выводит ее полускрытое название. Оно подсказывает, что в адресе должны сочетаться слова “гость” и “рыба”. Такое местечко на карте мира есть. И находится оно  в Москве - в Рыбном переулке, обе стороны которого являются Гостиными дворами, старым и новым.
Так же, как “безымянный” переулок в Стамбуле (или Кичик Гала в Баку), Рыбный переулок узкий и очень короткий. И покатый. Семен Семенович и Геша по Кичик Гала проходят сверху вниз, в переносе на московский переулок – от Ильинки к Варварке, или к Зарядью.






Другие маркеры замещения одного переулка другим. Прощание Лёлика и Геши сопровождается выразительным брежневским поцелуем, в нескольких метрах от целующегося Брежнева-Лёлика стоят и беседуют с гидом двое персон, чрезвычайно похожие на Александра Шелепина, слева, и Владимира Семичастного, справа, влиятельнейших людей в советской партийно-государственной иерархии середины 1960-х годов, в 1967 г. проигравших схватку с Брежневым и утративших свои должности и позиции (поэтому развязный радиожурналист, направляющийся к супругам Горбунковым, кидает на Шелепина презрительно-снисходительный взгляд). Все они, Брежнев, Шелепин и Семичастный, тесно связаны с кварталом учреждений, восточная граница которого, обозначенная зданиями ЦК КПСС, выходит на Старую площадь, а западная – к Рыбному переулку. Южная граница этого квартала проходит по Варварке и граничит с восточной частью Зарядья.
Непосредственно с Зарядьем связано переименование теплохода, на котором путешествуют Геша и Семен Семеныч. Прежнее название “Победа” режиссер перенес на соседний, на причале, теплоход, двойник круизного судна, а “Победа” стала именоваться “Михаил Светлов”. Думаю, что выбор Гайдая объясняется не только его любовью к поэту Светлову, умершему в 1964 г. Мне не удалось выяснить, жил Светлов в Зарядье или нет, но многие близкие ему по происхождению люди жили в Зарядье, еврейском гетто Москвы с 20-х годов 19 в. и до 30-х годов 20 в., до начала строительства высотного здания наркомата тяжелой промышленности, на стилобате которого позже было возведено здание гостиницы ”Россия”. Известная, но отредактированная фраза героини Ноны Мордюковой: “Не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает синагогу”, - маркер темы Зарядья в фильме ( в 1870-х годах в этом районе отмечены две синагоги).
В комментарии к недавней заметке о денежной реформе я писал о присутствии министра финансов СССР А.Г. Зверева в фильме – в образе метрдотеля ресторана “Плакучая ива”. Служебная резиденция А.Г. Зверева находилась на Ильинке (в то время ул. Куйбышева), в нескольких десятках метров от угла Ильинки и Рыбного переулка. Есть в фильме напоминание и о преемнике Зверева – В.Ф. Гарбузове: это арбузная корка, на которой поскользнулся Семен Семеныч. Таким образом, на одном конце “Фишстрит” в 1960-х годах находилось Министерство финансов (ему подчинялся Алмазный фонд СССР), на другом – окончательно сносимое Зарядье, от которого остались только те исторические здания, которые вытянутым строем примыкали к Варварке, – подлинная “бриллиантовая рука” Москвы и фильма*.





Бриллианты этой “руки”, с начала улицы, от Васильевского спуска к Старой площади: храм Варвары Великомученицы, церковь Максима Блаженного, Старый английский двор, Знаменский монастырь и собор иконы Божьей матери, палаты Романовых, храм Великомученика Георгия Победоносца, дом купца Зелика Персиц, дом страхового общества “Якорь” (отсюда, от названия общества, происходит то обстоятельство, что начальные эпизоды фильма имели место быть под якорем “Михаила Светлова”).



Эти бриллианты тоже могли исчезнуть. У Чечулина, строившего гостиницу “Россия”, и его куратора Хрущева, в начале 1960-х возник замысел соединить новую гостиницу с Театральной площадью эстакадой, для строительства которой потребовалось бы снести старый Гостиный двор и все здания по обозначенной размерами Гостиного двора полосе от гостиницы до Театральной площади. Ряд перечисленных выше архитектурных памятников, если бы такой проект был осущестлен, обязательно бы тоже оказался разрушенным. Но общественности удалось переубедить Хрущева**.
О чем этот фильм? О спасенных бриллиантах. И утраченном, вместе с Китайгородской стеной, Зарядье.


*"Фишстрит" и связанные с ним смыслы в свое время были, видимо, прочитаны Эльдаром Рязановым. Известная фраза Жени Лукашина; "Вот это не рыба. Не заливная рыба... Хрену к ней не хватает", - нелогичная: заливная рыба не готовится с хреном, хрен - приправа, используемая за столом. Но хрен Рязанову нужен - в связке с "Фиш". Думаю, что это ответ Гайдаю по поводу появления в одном из эпизодов "Бриллиантовой руки" афишки с объявлением о фильме "Зигзаг удачи" (рязановском). Афишка там самодельная, что читается как намек на "самодельный" уровень работы Рязанова.
**См. об этом: https://a-dedushkin.livejournal.com/1302449.html; сведения о существовании еврейского гетто в Зарядье представлены в ст-е Википедии "Зарядье".
Источники снимков.
Фотоснимок Зарядья накануне строительства высотного здания наркомата тяжелой промышленности: https://a-dedushkin.livejournal.com/1302449.html; синей точкой у верхнего края снимка показано расположение аптеки при проекции на Рыбный переулок (ред. С.Ф.).
Палаты Романовых на Варварке и перспектива улицы: Автор: Неизвестен - http://allrus.info/data/200411/272.jpg, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=8698121
Карта Зарядья: Автор: uploaded to Wikipedia by NVO - the English language Wikipedia (log), Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=3692596; выделенная светло-зеленым цветом полоса, примыкающая к Варварке, - бриллианты Москвы и фильма (выделено С.Ф.). Линия полета отделившейся руки из сна Геши повторяет линию, выделенную на карте, при взгляде на нее со стороны Рыбного переулка. Попутно: настоящая фамилия Геши не Козодоев, а Козлодуев. Лёлик настаивает на варианте "Козлодоев". Этот вариант греет его сердце, он близок тому, который занимает режиссера: в 1966 г. СССР (во главе с Брежневым) и Болгария договорились о строительстве в болгарском городе Козлодуй атомной электростанции. Два реактора этой станции действуют до сих пор.     
03.04.2021

К 60-летию полета Юрия Гагарина в космос и первых съемок фильма «Застава Ильича»

Сагит Фаизов


К 60-летию полета Юрия Гагарина в космос и первых съемок фильма «Застава Ильича» (второе название «Мне двадцать лет»). Юрий Гагарин, Игорь Курчатов, Николай Вавилов и другие в скрытом тексте фильма
"А если он уходит днем, Он все равно от вас уходит. Давай сейчас его вернем, Пока он площадь переходит" (Шпаликов).





Первые съемки фильма состоялись 1 мая 1961 г. и прошли в ходе и в визуальном контексте московской первомайской демонстрации. 30 декабря 1962 г. фильм был принят на студии (им. М. Горького). Но выпуск в прокат затормозился.







В марте 1963 г. на встрече с деятелями культуры Н.С. Хрущев отозвался о фильме резко отрицательно. Марлену Хуциеву, режиссеру-постановщику, пришлось переснять ряд эпизодов. Сценарист Геннадий Шпаликов* отказался от участия в переделке фильма. Новая редакция кинокартины была принята Госкино в апреле 1964 г. под названием «Мне двадцать лет» и только в 1965 г., после смещения Хрущева с его постов, выпущена в прокат. Спустя много лет, в 1988 г., увидела свет версия картины с восстановленными эпизодами первой редакции.







Основная часть претензий к кинокартине с первоначальным  многообещающим и много значащим названием «Застава Ильича» сводилась к тому, что она представила «советскую действительность», «советскую идейную преемственность» и ожидания советского народа, вдохновленного программой строительства коммунизма, в искаженном, непонятном и, по существу, ревизионистском виде. Претензии были справедливыми. Вторая редакция несколько приблизила фильм к эталонным нормам социалистического кинореализма, но вместе с тем сохранила господствовавший в первой редакции мощный тренд критического и ревизионистского осмысления социализма как перспективной модели обустройства человеческого общества.
Значительная часть смысловых узлов и узелков этого тренда присутствовала в фильме не в явном, а в скрытом или полускрытом виде и образовывала собой важнейший смысловой пласт фильма, корректировавший явные смыслы и даже отменявший некоторые из них. Мы не знаем, какие скрытые и полускрытые послания Хуциева и Шпаликова были прочитаны руководством, какие не прочитаны, но можем предполагать, что значительная их часть была прочитана. В пользу этого предположения говорит, например, то обстоятельство, что в прокат даже вторая редакция фильма была запущена только после отстранения Никиты Хрущева от власти: в фильме, в его скрытом тексте, присутствовали насмешки, адресованные лично Хрущеву.
Насмешки, адресованные лично Хрущеву. Они вошли в фильм в первые же дни съемок. Смотрите фильм: когда в объективе кинокамеры появляется портреты Юрия Гагарина, побывавшего в космосе за 18 дней до первомайской демонстрации 1961 г., рядом с этими двумя портретами, над головой Сергея, появляется изображение Никиты Хрущева в круге в образе младенца (перед камерой проходят и другие младенцы в круге, но на Хрущева похож тот, который ближе к Гагарину, и на котором камера останавливается дольше). Несколько позже постановщики припомнили и планетарно мыслящего старого Хрущева: когда оркестр с обычных первомайских музыкальных тем перешел вдруг, после криков «ура», на мелодию песни «Милый мой дедочек». Начинается эта песенка, если помните, словами: «Когда ж помрешь ты, милый мой дедочек?»  Дед отвечает: «Во середу, бабка, во середу, Любка, во середу ты моя, сизая голубка» (дед перечисляет трех своих женщин). Мелодия этой песни, по существу, повторяет мелодию украинского танца «карапет», биография Хрушева тесно связана с Украиной. Сам «карапет» тоже был явлен, промелькнул в толпе демонстрантов тотчас после «милого дедочка». Факультативная справка: 1 мая 1961 г. приходится на понедельник, первая следующая среда  – на 3 мая.






Гагарин. В фильме его зовут Кузьмич. Это мальчик, живущий в той же коммунальной квартире, в которой живут Сергей, его мама м его сестра. Важнейшая проекция на Юрия Гагарина заключается в его условном имени «Кузьмич». Имя «Кузьма» происходит от греческого слова «κόσμος» - «космос» («мир», «мировое пространство»), а «Кузьмич», соответственно, «сын космоса». Когда Сергей и Кузьмич, семилетний мальчишка, поехали в баню, Сергей забывает своего подопечного в трамвае, то есть теряет – напоминание о потере Гагарина при приземлении всеми службами, которые должны были наблюдать за возвращением космонавта (оставленный в трамвае мальчик находится над землей). Кузьмичу же принадлежит слово «документ» в более позднем эпизоде – напоминание о том, что у Гагарина в полете было с собой удостоверение космонавта, которое ему, вероятно, пришлось показать встретившим его на земле первыми Анихайят Тахтаровой и ее внучке Румии.








Поездка в «баню» скрывает за «баней» английское слово «ban» - «запрещать» и подразумевает перемещение в ранее запретную для человека зону - космос.
Игорь Курчатов и Николай Вавилов. Первое лицо советской ядерной программы и первое лицо советской генетики воплощены в образах Сергея и Николая, при том, что каждый их этих парней изображает и Курчатова, и  Вавилова, Сергей - преимущественно Курчатова, Николай – преимущественно Вавилова. Вне образов энигматически обозначенных прототипов парни являются одной персоной, что находит выражение не только в их удивительном внешнем сходстве: они способны поддерживать мысленный диалог друг с другом (в эпизоде осенней прогулки по бульвару); биография Николая до возвращения Сергея «из армии» остается совершенно неизвестной, из его семьи только мама однажды мельком появляется во дворе дома. У Курчатова в фильме есть и независимый от Сергея и Николая носитель его образа.





Игорь Курчатов. Он впервые появляется – похожим на себя благодаря, в первую очередь, характерной бороде – в качестве одного из руководителей ТЭЦ, возможно, директора, когда Сергей, «второй» Курчатов, пришел в ТЭЦ, чтобы устроиться на работу. О чем, разговаривали «первый» и «второй» Курчатовы, зритель может только догадываться: слова заглушены производственным шумом: маркер секретности деятельности настоящего Курчатова. Сергей стал работать – с благословения «первого» Курчатова - на энергетическом предприятии и позже поступил учиться в энергетический институт. В доступном зрителю, по слышимости, втором разговоре с Сергеем «первый» Курчатов называет имена девушек, с которыми у Сергея могли быть проблемы: Вера, Валя, Светлана. Первые буквы имен этих девушек образуют аббревиатуру «ВВС» (военно-воздушные силы были важным компонентом деятельности И.В. Курчатова в процессе разработки ядерного оружия). Николай, «третий Курчатов», работает в «лаборатории», специализирующейся на электронике. Его включенность в дискурс «Курчатов» демонстрируется в эпизоде быстрого чередования кадров с работающими, каждый на своем месте, Сергеем, Николаем и Славой и подхватывающими друг у друга слова «Песни о тревожной молодости»: эстафета начинается после беседы Сергея с «первым» Курчатовым, а заканчивается сокрушительными ударами круглой «бабы» (ядра) экскаватора в стены сносимых зданий.
Другие, связанные с Курчатовым, энергетические и ядерные энигматические точки:
- большой шар с опоясывающей его светлой полосой, который несут на первомайской демонстрации Николай и Слава, в равной мере изображает и земной шар, облетаемый Гагариным, и ядро атома, облетаемое электроном;
- в начале фильма, в сцене танцев под радиолу, Сергей спрашивает у парня, выставившего на подоконник радиолу: «Ген, ты сегодня крутишь?», то есть задает необязательный вопрос, актуализируя тему радиоактивности (и Марии Кюри, которая изобрела этот термин), через несколько мгновений одна из девушек, пытающихся разговорить Сергея, бросает фразу: «А он военную тайну соблюдает»;
- в начале фильма: Сергей и Николай выбегают со двора своего дома на пустырь, за которым виднеются опоры ЛЭП (по основной версии авторов фильма, трое друзей живут в центре Москвы);
- после свидания с Наташей Сергей проходит мимо стоящей во дворе запорошенной первым снегом автомашины, ее хозяин очищая ветровое стекло от снега выводит на стекле друг за другом две буквы «J» и «Д», одну латинскую, другую – кириллицы, которые являются первыми буквами слова «Joule» (англ.)  - «Джоуль» (русск.), единицы измерения работы, энергии и теплоты;
- в Москве есть площадь «Застава Ильича», но в фильме она отсутствует и не упоминается; думаю, что за «Ильичем» названия фильма, помимо вероятного Ленина, скрывается Игорь Курчатов, номинируемый здесь – по аналогии с Гагариным-Кузьмичем - как сын пророка Илии, который низводил огонь с небес на землю (ближайший к Земле небесный огонь – Солнце, ядерная печь); таким образом, вторая застава Ильича – застава ядерщиков;
- малоубедительный в верхнем слое потока смыслов сон Николая на балконе в ночь с 1 мая на 2-е убедителен только  в нижнем, энигматическом, слое: «balcony» английского языка имеет одним из своих значений «семейный круг» (то есть Николай и в начале мая, и в другие дни спит не на балконе, а в «семейном кругу»), но балкон Николаю нужен: своим «ко» он маркирует английское  «сore» (произносится как «ко») – «ядро» и позволяет догадаться, что Николай и днем и ночью работает над физическими и ботаническими «ядерными» проблемами (семена Вавилова – те же ядра).
Семена Вавилова – те же ядра. Николай – прочно вошедший в память зрителя и киноведческую литературу бабник. В скрытом тексте его связи с девушками маркируют бесчисленные опыты Николая Ивановича Вавилова в области генетики растений и учреждение им сети опытных селекционных станций во всех земледельческих регионах СССР. В фильме есть и прямая маркировка интереса Николая к растениям: когда зритель, вместе с Сергеем, видит его стоящим на балконе, при втором взгляде, у ног Николая стоят вазоны с цветами, при первом и третьем взгляде Сергея цветов нет. Меняется и дом, в котором они живут (когда Сергей, возвращаясь «из армии» входит в свой двор, перпендикулярный окну его квартиры выступ «г»-образного в плане дома, в котором живет Николай, отсутствует, но «г» образных домов тоже два или три). Путаница с местом проживания героев имеет своим источником не ошибки режиссера, как многие думают, а энигматический прием, имеющий целью подсказать зрителю наличие второго смыслового  пласта в фильме и подчеркнуть пространственную безграничность деятельности скрытых героев.
Основной носитель проекции Вавилова не только бабник, но и остряк, насмешник – в полном соответствии с пониманием имени «Вавила» у толкователей имен.





Как известно, родного брата Николая Вавилова звали Сергей. Друг Николая из фильма тоже Сергей. Именно ему Хуциев и Шпаликов поручили столкнуться лицом к лицу с известными оппонентами Николая Вавилова – Лысенко и Мичуриным. Что произошло в трамвае, когда Сергей и Кузьмич ехали в баню. Гражданин с лицом Лысенко (см. фильм и портрет реального Лысенко) окажется в одном кадре с Сергеем, когда тот будет стоять рядом с сидящими Кузьмичем и Аней. Лысенко внимательно, мрачно и с некоторым удивлением наблюдает за Кузьмичем, мальчиком семи лет, читающим вывески по слогам. Внимательность, мрачность и удивление Лысенко объясняются тем обстоятельством, что сам он научился читать только в тринадцать лет. Мичурин появится в одном кадре с Сергеем после Лысенко. Это тот самый старик, который пришептывая «разрешите, разрешите» будет проходит к выходу и нагрубит Сергею (см. фильм и портрет реального Мичурина). Удивительный был трамвай: в нем ехали Гагарин, Николай и Сергей Вавиловы, Курчатов, Мария Кюри-Склодовская, Лысенко и Мичурин.
Мария Кюри-Склодовская. Основная проекция на нее осуществлена через первую часть имени Марианны Вертинской, играющей роль Ани, возлюбленной Сергея, и, соответственно, через Аню. Аня знакомится с Сергеем, будучи в замужестве, ее муж Олег переводчик, побывал в Гане и Стокгольме. Первый слог слова «переводчик» находится в сходстве с именем Пьер (Пьера Кюри, супруга Марии Кюри), перед появлением Олега в зале музея Аня потрогает каменный саркофаг («Пьер» или «la pierre» - «камень»), тот же саркофаг маркирует пребывание супругов Кюри в ином мире. Гана связана с ганской делегацией в ТЭЦ, с которой несколько неудачно общался Сергей и которую подвел к Сергею «первый» Курчатов, руководитель ТЭЦ, то есть Гана проецируются на ядерную тематику, основоположниками которой были супруги Кюри и Анри Беккерель.  Нобелевскую премию им вручали в Стокгольме.  Таким образом, любовь Сергея к Ане рассказывает о любви Игоря Курчатова к ядерной физике (и о ранней смерти советского физика в феврале 1960 г., вследствие этой любви, тоже).
Екатерина Фурцева, министр культуры СССР в 1960-1974 гг., в период съемки фильма поддерживала М. Хуциева.  Ее контурно намеченный образ отразился в билетерше трамвая Кате, с которой общается Николай. Когда после ссоры с Сергеем Николай возвращается домой, билетерша называет свое имя, это же имя кто-то вывел пальцем на стекле возле места Кати. После того, как Катя объявит следующую остановку, трамвай неожиданно сворачивает в депо. (названное «вагонпарк»). Николай покидает вагон, но прощаясь с девушкой, называет ее «Надя» (она не поправляет его). То есть Катя – это «надежда».
Рама, седьмая аватара Вишну. Это Слава, полное имя которого Станислав, - член группы ядерщиков, но у него есть и своя самостоятельная проекция индийского происхождения. Когда утром 2 мая Сергей приходит на работу, за окном корпуса ТЭЦ опускают с крыши выполненную большими объемными буквами надпись «1 МАЯ». Из цеха эта надпись читается как “RAMI”. Rami – прилагательное от «Rama» (cанскрит) и является эпитетом ночи. Когда Сергей на рассвете 2 мая, до восхода солнца, заходит в свой двор, он застает Славу вращающимся на турнике, в верхней части рамы. Далее выясняется, что Слава в очередной раз поссорился с Люсей, с женой, похожей на индианку, но он до конца фильма останется примерным семьянином – равно, как и Рама в его взаимоотношениях с супругой по имени Сита. Неудачный, на первый взгляд, комплимент Сергея в адрес Люси, что она «возмужала» (начало фильма), в скрытом тексте означает ее пребывание «возле мужа». Макароны, которыми угощает друзей в то же утро Николай, при приготовлении отбрасывались через сито, по умолчанию, - намек на имя «Сита».





Правление Рамы-Рамачандры, новым воплощением которого является советский экскаватощик, продолжалось 11 тысяч лет, и это была эпоха совершенного счастья, мира, благосостояния и справедливости.
В фильме макароны показаны дважды. В первый раз в эпизоде возвращения мамы Сергея домой в день его первой зарплаты. Мама принесла макароны - в коробке, на ней виднелась надпись «макарони», то есть они были украинского производства. И обещали счастье: «макариос» древнегреческого языка – «счастливый».
Экзистенция и одиночество или странности первомайской демонстрации. Шествие колонны, в которой идут Сергей, Николай, Слава с супругой и сыном, начинается у Дома Центросоюза, построенного Ле Корбюзье на Мясницкой улице, колонна по Мясницкой направляется в сторону Лубянской плошади, а там поворачивает на проспект Маркса (нынешний Театральный проезд). Затем та же колонна вновь оказывается на Мясницкой и идет по ней мимо Дома Центросоюза в сторону, противоположную первоначальной, к Садовому кольцу; дойдя до Садового кольца, направляется по нему к высотке на площади Восстания, после чего вновь оказывается на проспекте Маркса. То есть она передвигается по Москве с такой же последовательностью, с которой Моби Дик и преследующий его капитан Ахав бороздили мировой океан. Другая вероятная аналогия для этого маршрута – движения «бабы» экскаватора Славы в процессе работы.




Не меньшие странности характерны в ходе демонстрации для взаимоотношений двух друзей – Сергея и Николая. Когда Сергей решается заговорить с Аней, она приветливо ему отвечает, но не успевает ответить на вопрос о ее имени, поскольку ее зовут друзья, хором скандирующие искомое имя, она убегает. Тут к Сергею подбегает Николай и просит помочь в одном срочном деле, при этом он называет Сергея Николаем, и Сергей, не возражая против своего «нового» имени вместе с «настоящим» Николаем бежит к Славе, которого они уводят за собой, несмотря на недоумение Люси. «Дело» же заключалось в том, чтобы оторвать от Ани того из ее друзей, который наиболее назойливо ее опекал.  Для этого Слава и Николай взялись нести ранее упоминавшийся макет земного шара – атома. С носилками с этим шаром они подбегают к компании Ани, Николай подсовывает свою ручку носилок назойливому ухажеру Ани, а Слава, подключившийся к носильщикам, начинает торопить всю обслугу шара, в составе которой оказался растерявшийся прежний ухажер Ани. Группа с шаром уходит далеко вперед, оставив Аню на попечение Николая. Умилительная была бы сцена, если бы Николай в самом деле существовал. Но его нет, нет лучшего друга Сергея, Сергей общается с самим собой и со Славой, или с седьмой аватарой Вишну. Сцена, в которой Николай предлагает помощь своему другу, называя его Николаем, – сцена одиночества человека в эпоху тотального счастья, одна из сильнейших сцен одиночества в мировом кинематографе. Похоже, проблему экзистенции  впервые в СССР поставили не философы, а кинематографисты. Хождение первомайской колонны то в одну, то в другую сторону возле дома Корбюзье, вероятно, было комсомольским приветом Жан-Полю Сартру и Симоне  де Бовуар.
*Генналий Шпаликов – сын военного инженера Шпаликова, происходившего из села Зирган в Башкортостане. Известно, что инженер Шпаликов при поступлении в Военно-инженерную академию был Шкаликовым. Вероятная первоначальная форма этой фамилии – Ишхаликов или Шейххаликов.



Источники иллюстраций.
Марлен Хуциев, портрет: Di Dmitry Rozhkov - Opera propria, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=65823774
Генналий Шпаликов, в центре, Виктор Некрасов, справа, Виктор Кондырев, портрет: Автор: Kondirev777 - собственная работа, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=97134548
Станция метро Римская у Рогожской Заставы (в 1923-1955 гг. Застава Ильича): By Mikhail (Vokabre) Shcherbakov from Moscow, Russia - Transfer between Rimskaya and Ploshchad Ilyicha stations (Переход между станциями Римская и Площадь Ильича), CC BY-SA 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=23658210
Гагарин в космосе, картина: By Robert Couse-Baker from Sacramento, California - 50 years of human spaceflight (365-101), CC BY 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=92322471
Анихайят Тахтарова с внучкой Румией 12 апреля 1961 г.: http://www.saratovmer.ru/o_saratove/history/gagarin/
Встреча Ю. Гагарина в Энгельсе 12 апреля 1961 г.: http://www.saratovmer.ru/o_saratove/history/gagarin/
И. В. Курчатов:  By Почта России - http://filtorg.ru/, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=20968990
Памятник Н.И. Вавилову в Саратове: Автор: ИринаЯ - File:Памятник Вавилову Н И Саратов.jpg, CC BY-SA 4.0, https://ru.wikipedia.org/w/index.php?curid=8222788
Рама в балете, 1961 год: By TIOSO - Pradjasudira, Rachmadi. 1961. Pentas Ramajana. Kesatuan: Yogyakarta. Page number in title., Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=46903402
Здание Центросоюза постройки Ле Корбюзье: Автор: Ludvig14 - собственная работа, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=57856485
С.Ф.


20.02.2021

К 55-летию со дня начала работы над фильмом “Кавказская пленница”*. Отдельные наблюдения


Сагит Фаизов


К 55-летию со дня начала работы над фильмом “Кавказская пленница”*. Отдельные  наблюдения над эпизодами фильма**.




Писать о том, насколько этот фильм замечателен, думаю, сегодня не обязательно. Замечу только, что мыслью о том, насколько этот фильм необыкновенный, я проникся еще не видя его, по подробнейшему и красочному рассказу моего брата Валита Ильясова, посмотревшего комедию раньше меня в памятном году нашей юности – 1967-м. “Как быть нам, султанам, ясность тут нужна...” – вдохновенно цитировал он тогда.




А я, уже сейчас, думаю, что есть еще неясные моменты в этом неординарном киноопусе.
Например, почему Джабраилу не понравилось слово “волюнтаризм” и что он нашептал на ухо Балбесу по поводу этого слова? Или: для чего нужно было, чтобы купюра, на которую наступил Трус, перекочевала, незамеченной, с левой его туфли на правую?
Думаю, что эти два следующих друг за другом эпизода связаны между собой и с политическими реалиями того времени. “Этот, как его, волюнтаризм” напоминает о смещении Никиты Хрущева с постов Первого секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР в октябре 1964 г. – по обвинению в “волюнтаризме”, а оставшийся нераскрытым шепот Джабраила разъяснял Балбесу существование цензурного запрета “на политику” в кино и вообще в искусстве. Последовавший эпизод с туфлей показывает, как этот запрет можно обойти: эпизод восстанавливает на экране туфлю, которой Никита Хрущев стучал по своему столу в ходе выступления филиппинского представителя Лоренцо Сумулонга на заседании Генеральной Ассамблеи ООН 12 октября 1960 г. То есть на дурашливый, если бы не было скрытых смыслов, вопрос “чья туфля?” должен был последовать ответ: “Хрущева!”. К Хрущеву  отсылают, помимо предшествующего “волюнтаризма”, перекрещивание ног Трусом перед тем, как он пошел к столу (дважды перекрещенные ноги – имитация буквы “Х”, в первой отсылке), позиция Труса, поймавшего туфлю, - у стола, и трусовское местоимение “моё” (про туфлю): напоминание о не признававшейся газетами фонеме “ё” в фамилии бывшего первого секретаря. Незаметная перекочевка ассигнации с одной ноги на другую. вероятно, символизировала “незаметную” девальвацию рубля и предшествовавшую ей “незаметную” инфляцию (в ходе реформы старые рубли обменивались на новые в соотношении 10 к 1).


Есть в эпизоде с туфлей линия, связанная и с другим партийным вождем - председателем Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Лениным. Купюра, которую пытается похитить Трус, десятирублевка***, введенная Хрущевым в оборот в рамках денежной реформы 1961 г. На одной из ее сторон присутствовал портрет (барельеф) Ленина. Когда Трус наступает, левой туфлей, на ассигнацию, она лежит на полу Лениным вниз, то есть Ленин остается невидимым зрителю. Когда в конце эпизода Трус снимает купюру с подошвы правой туфли, Ленин вновь оказывается невидимым, но приклеившимся к подошве.
О недоразумениях первой встречи Шурика и Нины. Здесь Гайдаю несколько не повезло с солнцем и топографией. Когда Эдик возится с капотом машины, а у Шурика останавливается осел, то Эдик в крупном плане показан освещенным солнцем, а в общем плане, в то же время и вместе с Шуриком, в затененном (облаками) освещении. Когда появляется Нина, Шурик и Эдик видят ее в той стороне, на шоссе, откуда они оба ехали (зритель об этом судит по направлению их взглядов), но зритель ее увидит идущей к Шурику и Эдику со стороны оконечности вытянутой белесой горы, которая, оконечность, ранее находилась за капотом машины, то есть Нина, в восприятии зрителя, шла к своим будущим спасителям со стороны, противоположной их восприятию, и не по шоссе, - или сразу с двух сторон (по одной наискосок, а на шоссе она вышла вовсе не там, где прошла между онемевшими от восхищения Шуриком и Эдиком).
Тень Нины недвусмысленно сообщала о перемене галсов ее движения.


Но для отдельных категорий зрителей в истории этой встречи есть одна ранее остававшаяся малоизвестной или неизвестной позитивного свойства деталь: место, где “пропала искра” у двигателя внутреннего “изгорания” Эдика и загорелась искра любви, находится под горой “Курушлю”, то есть “Место встречи” или “Гора встреч”****. Подозреваю, что Гайдай это знал.
Примечания.
*В январе 1966 г. Леонид Гайдай писал матери, что до 20 января он должен представить руководству “Мосфильма” режиссерский сценарий фильма.
**Не встречавшиеся мне в публикациях о фильме.
***Вторая отсылка знака Х, или римской цифры 10, но цифра 10, изображенная на купюре,  на экране различима.
****Дорога, на которой произошла встреча, соединяет села Куйбышево и Высокое Бахчисарайского района, персонажи знакомятся друг с другом недалеко от Куйбышево (на представленной выше карте, советского времени, искомый участок дороги выделен розово-красным цветом). В нескольких километрах от этого места мне, вместе с однокурсниками, довелось пройти летом 1971 г., мы направлялись в Севастополь. Тогда нам ничего не было известно о пребывании съемочной группы “Кавказской пленницы” у Куйбышево. Сейчас мне помог сориентироваться на местности посвященный съемкам фильма видеосюжет автора MoscowWalks.
Источники изображений.
Изображение 10-рублевой купюры:  By Goznak, engraved by L. Mayorova - own scan note from personal collecion by Vizu, Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=1436472
Автомобиль-кабриолет:  https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=1331094
19.01.2021

"Огней так много золотых на улицах Саратова" и кинематограф. Постер

Сагит Фаизов

"Огней так много золотых на улицах Саратова" и кинематограф. Постер 







Силуэты на экране, крышке от коробочки с сыром "VIOLA", воспроизводят сцену из фильма "Воспоминания о звездной пыли" Вуди Аллена, сцену, в которой Сэнди Бэйтса в его гостиничном номере поджидала незнакомая поклонница. Тень головы девушка - "действительная", силуэт головы Сэнди точно отвечает расположению головы персонажа в кадре. Считается, что эта сцена является напоминанием об аналогичной сцене из фильма Джона Хьюстона "Мудрая кровь" 1979 г., посетительницу в обоих фильмах играет одна и та же актриса - Эми Райт, в сценографии эпизодов обеих картин заметна значительная роль теней и силуэтов. В не меньшей степени эпизод из "Воспоминаний" связан, на мой взгляд и, вероятно, не только на мой, с тем эпизодом из фильма Феллини "Восемь с половиной", в котором происходит первое, в санаторной встрече любовников, свидание Гвидо и Карлы. С особенными тенями, силуэтами, мотивом двери.
Визуализация (работа над постером), текст - С.Ф.
Снимок моста: By Виктория Стрижова - Own work, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=79340550


Опубл. 22.07.2020.


Хуснетдиновы-Багаповы. Два постера

Сагит Фаизов

Хуснетдиновы-Багаповы. Два постера






Эльмира Хуснетдинова-Багапова* и ее семья. 2020. Постер. Семейный портрет был репр. Эльмирой-ханым. Ред., визуализация - С.Ф. Снимок аистов: By marsupium photography - https://www.flickr.com/photos/hagdorned/9392803065/, CC BY-SA 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=57531396






Эльмира Хуснетдинова-Багапова* и Роми Шнайдер. 20-12 века. Постер. Ред., визуализация - С.Ф. Плакат с Р.Ш.: By Helmuth Ellgaard (1913-1980) - Holger.Ellgaard - Familienarchiv Ellgaard, CC BY-SA 3.0

*Связана происхождением с Верхазовкой. Живет в Саратове. Дочь Ильдуса-эфенди и Альфии-ханым Багаповых.

Опубл. 25 июня 2020 г.

Виды Верхазовки из телефильма

Сагит Фаизов

Виды Верхазовки из телефильма*





Вид с моста на задворки центральной части села




Вид от моста на южную половину села




Один из видов





Вид с вышкой связи





Лебедь и птенец



*Скриншоты из телефильма "Привет, земляки! Верхазовка" (Любовь Прокопьева, Олег Захаровский) в  редакции С.Ф.
С фильмом можно ознакомиться: гр. "Верхазовка: вчера и сегодня" (ОК), Ютуб.

Из фильма о Верхазовке

Сагит Фаизов

Из фильма о Верхазовке



В конце мая в Верхазовке побывала съемочная группа саратовского областного телевидения, работающая над циклом передач "Привет, земляки!" Она посетила основные узлы жизнедеятельности села, встретилась с различными  носителями социального и управленческого креатива, зафиксировала ряд выразительных пейзажей.  Авторы фильма: Любовь Прокопьева и Олег Захаровский.

 Ниже представлены скриншоты отдельных кадров этого, представленного на сайте группы "Верхазовка: вчера и сегодня" фильма, прошедшие редакторскую обработку автора публикации.




Идет урок



Что-то важное



Эльза Гафурова, моя племянница



Интервью



Школа. Ученики почти все



Последняя линейка во дворе старого здания школы. В этом здании я учился два года, во втором, двухэтажном, прошел первый класс. Действие происходит в 1971 г. или несколько позже (зимой 1970-1971 гг., когда я, студент первого курса, побывал в своей школе, она еще располагалась здесь). Первая моя линейка, 1 сентября 1961 г., прошла на этом дворе. Фотоснимок из школьного музея.



Школьный музей. Старинная кровать из верхазовского быта



Старинный двухместный диван из верхазовского быта



Старинная утварь



Старинные предметы хозяйственного обихода и книги, две мои, в середине - книжка о Верхазовке и ее фольклоре, справа - альбом "Тугра и Вселенная" (об орнаментах и текстах грамот крымских ханов, принцев, турецких падишахов и российских самодержцев)



В садике




Интервью с руководителем ансамбля "Агидел" Ильдусом-эфенди Багаповым



Беседа с учителями Батраевыми: Марсом-эфенди и Диной-ханым (сегодня они на пенсии)



На мосту. В детстве я ходил по нему в гости к Ильясовым, моя родная сторона за спиной журналистки



Беседа с главой администрации Шавкетом-эфенди Мухаметжановым




Хазрет Ренат-эфенди привез в мечеть перемечи (беляши) для общего ифтара; в день съемки еще шел пост




Интервью



Вид села



Вид села



Лебедь с детенышем, на речке в пределах села




Опубликовано 9 июня 2019 г.

Пнинакотека: отдел знаменитостей Вайнделлского университета

Сагит Фаизов

Пнинакотека: отдел знаменитостей Вайнделлского университета*



В доме Пнина, не подозревающего о своем скором увольнении, собрались на вечеринку: учительница Бетти Блисс, философ Лоренс Клементс, его супруга Джоан, чья профессия осталась неизвестной, орнитолог Тристрам  В. Томас, филолог-германист Гаген, Рой и Маргарет Тейеры, он – специалист по англоязычной поэзии XVIII века, она – библиотекарь.
Очень представительная компания – сама по себе, и беспрецедентно представительная, если учесть, кто еще присутствует в университетской компании: Уильям Шекспир, Август Климт, Эгон Шиле, Поль Гоген, Ив Монтан, Мишель Морган, Елена Блаватская, Электра, богиня любви Венера, монарх по имени Данаида и Владимир Набоков.

Уильям Шекспир.

Великий английский драматург появился на вечеринке вместе с профессором Тристрамом В. Томасом, которого Пнин воспринимает как Томаса Вина, но не может решить, полагать его «Wynn»ом или «Vin»ом, считать его одним человеком или двумя разными людьми. Накануне вечеринки он признал в нем Вина: «Vin! This is Vin!», - и пригласил на вечеринку как Вина, но, когда Вин оказался в его доме, он нашел, что орнитолог напоминает ему Эрика Винда («Eric Wind»), супруга Лизы и отца Виктора, короля Эдуарда VIII и герцога Виндзорского скрытого текста романа [1]. Обозначившийся таким образом выбор между «Vin» и «Wind» подсказывает, что Пнин ранее отдавал предпочтение «Vin» перед «Wynn» из-за буквы «i» с ее точкой. Секрет такого предпочтения раскрыт автором в эпизоде, когда «один  из студентов Пнина, Чарльз Макбет («"Сумасшедший, сколько можно судить по его опусам", - обыкновенно говаривал Пнин»), с готовностью перевез багаж Пнина в патологически лиловом автомобиле, у  которого слева  не хватало крыла»: отсутствие левого крыла у автомобиля, у которого, разумеется, есть шины, указывает на наличие «крыла» над правой «шиной», или на букву «шин» еврейского алфавита, графема которой сходна с буквой «w», а номинируемая графему точка находится сверху справа (точка слева над той же графемой номинирует букву «син»). Сообщение о перевозке дополнено упоминанием ресторана «Яйцо и мы», «яйцо» которого находится в коррелятивной связи с «ово» («яйцо») лилового цвета и подчеркивает неслучайность упоминания крыла, «птичьей» детали лилового автомобиля (у левого крыла есть еще одна проекция, см. ниже) [2]. Таким образом, загадочный «Winn» превращается в «Шин», или в «Ш» (первоначальный антропоним «Winn»а - «Тристрам В. Томас», в котором предшественник «Шин» обозначен одной буквой), но кто та персона, в антропониме которой присутствует буквы-фонемы  «W» и «Ш» в качестве ключевых и которая связана с Виндзорским замком? Это Уильям Шекспир, автор «Виндзорских насмешниц». Орнитологическая профессия Тристрама В. Томаса ведет свое происхождение от похожей на ястреба птицы с копьем на щитке родового герба Шекспиров; шекспировского происхождения и то обстоятельство, что в Доме гуманитарных наук кампуса размещались «Орнитология» и «Антропология» («орнитолог» Шекспир был в первую очередь человековедом). Фамилия «Томас», присвоенная Шекспиру, происходит из двух источников: в первом она в качестве имени принадлежит сэру Томасу Люси из Charlecot (Чарлькот, от этого «кота» происходит Чарльз Макбет, вторая генетическая линия ведет к трагедии «Макбет», где кот – персонаж [3]), у которого юный Шекспир якобы похитил оленя, а затем сбежал в Лондон, опасаясь преследования Люси; во втором – она, тоже в качестве имени, принадлежит Томасу Мору, о котором рассказывала существовавшая только в кабинетной рукописи пьеса, где 147 строк принадлежат Шекспиру (единственная сохранившаяся рукопись Шекспира) [4]. Имя Тристрам восходит к интеллектуальному роману Лоренса Стерна «Тристрам Шенди» (от самого Стерна его имя перешло к Лоренсу Клементсу романа Набокова) [5]. Поэма Шекспира «Феникс и голубка» скрыто актуализируется в реплике Пнина о голубке, в которой он абсурдно объявил дружественными голубой и голубиный, «columbine», цвета, но упомянул в этой связи миссис «Файр» (Mrs «Fire», то есть  миссис «огонь»): мифологическая птица Феникс отождествляется с огнем (у «Файр» есть еще одна проекция, см. ниже).

Август Климт.

Великий австрийский художник находится в личностном единстве с Лоренсом Г. Клементсом [6], философом, который специализируется на «философии жеста» - Климт не любил философствовать, но неординарное понимание жеста и соматической выразительности столь же важные составляющие его живописного стиля, как и отказ от глубины пространства и дробящаяся «самоцветная» палитра.  Очевидно сходство фамилий «Климт» и «Клементс». «Кто на сей раз?», - спрашивает Клементс, - «оглядываясь по пути наверх,  в уединение кабинета, и не снимая с перил весноватой пухлой руки», - «весноватая рука» философа напоминает читателю о журнале «Ver Sacrum» («Весна Священная»), который издавался с 1897 г. группой австрийских авангардных художников, называвшейся «Венский сецессион» («Венская оппозиция»), Август Климт был президентом «сецессиона». Неоднократно упоминаемые в романе фриз, изображающий передачу свитков знаний от великих умов человечества президенту университета, и Фриз-Холл, и однократно упоминаемый первый университетский президент Альфеус Фриз – всё это не что иное как иронические реминисценции «Бетховенского фриза» Климта, написанного для 14-й выставки «сецессиона», и триптиха «Философия» - «Медицина» - «Юриспруденция», который должен был украсить потолок большого зала Венского университета на Рингштрассе. О триптихе напоминает и фамилия профессорши мисс Херринг из Кремона, формант «хер» подсказывает, что триптих не был принят университетским руководством вследствие его «безнравственнности», а также то, из-за чего он не был принят. Особенная связка между Клементсом и Климтом – «поразительное сходство» их обоих с каноником, изображенным на иконе Яна ван Эйка «Богоматерь каноника ван дер Пале» (1436), что отмечается в сюжете вечеринки у Пнина вначале от лица повествователя (он говорит о сходстве между Клементсом и каноником) [7], а затем косвенно актуализируется в мини-сюжете с альбомом «Фламандские шедевры» (в котором Клементс находит своего двойника).
«Пнин уже сидел на  стуле  близ  кафедры, стоя  за  которой, Джудит Клайд  --  блондинка без возраста, в искусственных аквамариновых шелках, с большими плоскими щеками в красивых леденцово-розовых пятнах и с яркими глазами, купавшимися за  пенсне без оправы в безумной синеве, представляла докладчика», - Набоков описывает картину Климта «Обнаженная истина». «Аквамариновые шелка» - шелков на «Истине» нет, через «аквамарин» Набоков напоминает о картине Сандро Боттичелли «Рождение Венеры», которая отчасти цитируется в «Истине» («шелка» читаются как «щелка», не единичный такой случай в текстах Набокова). «Пенсне» ("pince-nez"): формант «пен» требует транслитерации в «pen» и подразумевает надпись к картине, из Шиллера: «Если ты не можешь твоими делами и твоим искусством понравиться всем, понравься немногим. Нравиться многим — зло».

Эгон Шиле и Венера.

Самый эротичный художник всех времен и народов воплощен в романе в образе Джоан Клементс. Ее единая с Лоренсом фамилия актуализирует то обстоятельство в жизни очень недолго жившего Шиле, что он был учеником Климта, пользовался его поддержкой и входил в группу «Венский сецессион». На вечеринке: «Джоан -- темно-синие глаза, длинные ресницы, короткая стрижка – надела старое черное шелковое платье, более элегантное, чем всё, до чего смогли бы додуматься иные преподавательские  жены; приятно было смотреть, как  добрый, старый  и лысый Тим Пнин слегка  наклоняется, чтобы  коснуться губами легкой кисти Джоан, которую только одна она  из всех вайнделлских дам умела поднять на  высоту, потребную  русскому джентльмену для  поцелуя». Какое платье должно быть более элегантным, чем всё, до чего смогли бы додуматься иные преподавательские жены, - если оно старое шелковое? И черное. Никакое. Набоков описывает автопортрет Эгона Шиле «с черной вазой и растопыренными пальцами». Верх вазы находится в контаминации с головой художника и почти неразличим, низ вазы – черный свитер, изображенный как пятно, то есть вазы на картине нет. Соответственно, на Джоан нет никакого платья и вообще никакой одежды, и все, что можно видеть, - «более элегантное, чем все, до чего смогли бы додуматься иные преподавательские жены». Рука ее на той же высоте, что и рука Шиле, – на груди.  (Соматика и жест автопортрета Шиле имеют своим источником Венеру с картины Сандро Боттичелли «Рождение Венеры»; рука Шиле, левая, лежит на его груди точно так же, как у Венеры правая, так же растопырены пальцы; у обоих персонажей тот же наклон головы, «ваза» Афродиты – раковина, на которой она стоит; вероятно, поручив Джоан изображать Шиле, Набоков попросту вернул портрету Шиле его оригинал.) Если обнаженная Джоан – вторичная рефлексия боттичеллиевской Венеры, то, получается, что ваза Виктора, которую Пнин получил в день вечеринки, это трехмерное замещение раковины, на которой приближается к берегу страстей богиня любви кватроченто. Ее, вазы Виктора, аквамариновый цвет – цвет моря, из которого родилась рыжая богиня. У Джоан в ее биографии есть Пенделтон, и это вовсе не учебное заведение, псевдоименование Pendelton состоит из «пены» русского языка и «дельты» греческого, той «дельты», которую боттичеллиевская Венера прикрывает косой, и той, которая видна под ее ногами как мыс раковины «ребристая сердцевидка» [8]. Число 30, сопровождающее Pendelton, не 1930-й год, как принято считать, а энигматическое обозначение глагола «тереть», который у Набокова подразумевает, помимо тривиального акта, высокую любовь, например, в одном из последних абзацев романа «Дар» [9].
С Джоан и Шиле, и еще тремя художниками, связана аномальная любовь Пнина к стиральной машине Джоан, выразительно описанная Набоковым: «Он страстно влюбился в стиральную машину Джоан. И несмотря на запрещение к ней подходить,  его  снова  и  снова ловили  на  нарушенье  запрета. Позабыв  о приличиях и осторожности,  он скармливал  ей все,  что  попадалось под руку: свой  носовой   платок,   кухонные   полотенца,  груды  трусов   и  рубашек, контрабандой притаскиваемых им из своей комнаты, -- все это единственно ради счастья  следить  сквозь  иллюминатор  за тем, что походило на  бесконечную чехарду заболевших вертячкой дельфинов. Как-то в воскресенье, обнаружив, что он дома один, он не устоял и из чисто  научной  любознательности  скормил могучей машине  чету  заляпанных глиной  и  зеленью  парусиновых  туфель  на резиновой подошве; туфли  ступали  с  пугающим  аритмическим  звуком,  точно армия,  переходящая  мост, и  вернулись  назад без подошв, и Джоан вышла  из расположенной за  буфетной маленькой  гостиной и печально сказала: "Тимофей, опять?"».  Стремительно вращающееся в барабане стиральной машины белье и вибрация машины – очень точная метафора вибрирующей линии картин Шиле, экспрессивной подвижности бесчисленного множества локальных плоскостей, внутри которых и благодаря которым живет в его картинах то, что называется, не только в бульварных романах, лихорадкой любви. «Парусиновые туфли на резиновой подошве» происходят из дуновения Зефира на картине Боттичелли и лексемы «зина» («прелюбодеяние») арабского языка («резина» - рецидивное прелюбодеяние); очевидно противопоставление «паруса» Зефира подошве из «резины». «Пугающий аритмический звук, точно армия переходящая мост» - актуализация картины швейцарского художника Фердинанда Ходлера «Выступление студентов Иенского университета в 1813 г.» (1908) и написанной под ее влиянием картины Александра Дейнеки «Оборона Петрограда» (1927).
Джоан сама по себе – любовница Пнина. «Он страстно влюбился в стиральную машину Джоан», - о любовной связи между Пниным и Джоан. Не первое такое указание. Завязка тайного романа обозначена обменом репликами между любовниками по поводу обогревателя: ««Мы вам добудем электрическую печку, - тихо сказала Джоан, предлагая Пнину оливки. «А что она печет?» - подозрительно спросил Пнин. «Там видно будет. Есть еще жалобы?»» (перевод С. Ильина).
В оригинале: «We'll get you an electric heater», - Joan told Pnin confidentially, as she offered him some olives. «What make heater?» - asked Pnin suspiciously. «That remains to be seen. Any other complaints?» Джоан обращается к Пнину конфиденциально, вопрос ее, после мнимо загадочного «там видно будет»: «Любые другие жалобы?» (Печка ничего не печет, она обогреватель.) Оливы, которыми Джоан угощает Пнина, - намек на венок из оливковых ветвей, украшающих Палладу, укротительницу и соблазнительницу Кентавра, из картины Сандро Боттичелли «Паллада и Кентавр».

Поль Гоген.

Находится в контаминации с профессором Гагеном, выбрав для своего второго «я» подходящую фамилию. На вечеринке у Клементсов, после переселения Пнина в их квартиру «доктор Гаген, приятный прямоугольный старик, тоже  заметил  Пнина и радостно его приветствовал, и в следующую  минуту Пнина,  заменив  ему  стакан  хайболом,  уже  представляли профессору Энтвислу». «Приятный прямоугольный» старик – актуализация киноэкрана и кино в целом, образ прочитывается в сопряжении с хайболом. «Хайбол» - в одном из значений «скорый поезд», вместе с «приятным прямоугольным» стариком напоминает о фильме братьев Люмьер «Прибытие поезда в Ла-Сьота» 1895 г., с которого начинается история кинематографа; конечная проекция – пребывание Гогена в 1888 г. в Арле в гостях у Ван Гога (Арль находится приблизительно в 100 км от Ла-Сьоте, оба города входят в состав провинции Прованс). Отсылка к городам Ла-Сьота и Арль дополнена Набоковым мотивом саквояжа в сопряжении с мотивом «Колыбельной» Ван Гога: «Виктор с саквояжем пошел за ним. На площадке висела репродукция «La Berceus» Ван Гога, и Виктор мимоходом насмешливо кивнул ей» (саквояж маркирует «Прибытие поезда», он, вместе с зонтиком, крупным планом показан в последних кадрах фильма; Набоков же для исключения ошибочного прочтения мизансцены «Виктор с саквояжем» вводит в эпизод дождь за окном, «падавший на душистые ветки в обрамленной черноте раскрытого окна», - и вновь возникает энигматизированный образ киноэкрана). Над картиной «La Berceus» Ван Гог работал в то время, когда Гоген гостил в Арле [10].
С Гогеном связан и тот эпизод поездки Пнина в поместье Кукольникова, когда волосаторукий служитель, который «поразительно походил на доктора Гагена», сказал Пнину: «Повернете  на север да так и берите к  северу на каждом перекрестке, там,  правда, просек многовато, в лесу, но вы  берите все  время к северу  и доберетесь до "Кукова" ровно за двенадцать минут». Капитан Джеймс Кук, во всех трех экспедициях побывавший на Таити, лучшей, вместе с Маркизскими островами, мастерской Гогена, при третьем (12 равны 3) посещении Таити взял курс от острова на север и путешествовал в северных областях Тихого океана, совершив при этом краткий выход в область Северного Ледовитого океана (в Чукотское море, пролив между Аляской и Чукоткой он обозначил именем русского капитана и исследователя Беринга) [11].

Ив Монтан и Мишель Морган.

В 1955 г. во Франции режиссер Клод Атан-Лара снял фильм «Ночная Маргарита» («Marguerite de la nuit»), сюжет которого являлся частной реминисценцией трагедии Гете «Фауст». В главных ролях снимались Мишель Морган (Маргарита) и Ив Монтан (Леон). Основное сообщение о фильме закодировано в англоязычной ретроинскрипции форманта «erit» французского написания имени Маргарита, что предписывается фамилией супругов Thayer, находящейся в фонетическом родстве с «tire». Одно из значений этого глагола «утомляться», в тексте – о конце вечера: «Джоан  поднялась  и  накрыла  узкой ладонью  стакан,  который  собрался наполнить Пнин. Миссис Тейер посмотрела на часики, после - на мужа. Мягкий зевок растянул Лоренсов рот». О фамилии Морган и имени Маргарита: «Рой Тейер слабо помаргивал, глядя  вдоль  серого пористого носа в свой пунш», - у разговаривающей с ним Джоан «появилось  соблазнительное обыкновение перемаргивать». У Маргариты в фильме белая сумочка, в ходе вечеринки белая сумочка объявится в руках Роя Тейера, искавшего сумочку своей жены, позже выяснится, что он подобрал сумочку Бетти. Когда Томас говорит, на вечеринке, что считал «columbine» цветком, он имеет ввиду отель «Золотая голубка» в Сен-Поль-де-Ванс, на вывеске которого голубка изображена похожей на цветок и в котором в декабре 1951 г. состоялась свадьба Ива Монтана и Симоны Синьоре. Другая птица, полевой жаворонок, о котором Пнин к встрече с Тристрамом В. Томасом  на вечеринке подготовил сообщение, также связана с биографией Ива Монтана, его возлюбленная Эдит Пиаф была известна как «французский воробушек», жаворонки относятся к отряду воробьиных. У автомобиля, на котором Чарльз Макбет перевез вещи Пнина к Клементсам, не хватало левого крыла – персонаж Ивана Монтана в фильме «Ночная Маргарита» говорит: «Нет, чепуха. Помято левое крыло, только и всего» (речь идет об автомобиле). У миссис Тейер в начале вечеринки алела левая сторона шеи, под серьгой в виде синей пятиконечной звезды, – алый и синий цвета в смешении порождают серый цвет, Маргарита в течение всего фильма носит в волосах и на одежде серебристую брошь – пятиконечную звезду, булавкой этой броши она в конце фильма прокалывает себе руку, кровь с руки капает на договор с Леоном-Мефистофелем, так она подписывает договор (аналогичный договору Фауста). Фамилия «Thayer» в произношении Пнина («Fire») напоминает о той сцене фильма, когда Маргарита пытается сжечь договор Жоржа с Леоном-Мефистофелем, и лист договора, вспыхнув ярким пламенем и сгорев, восстанавливается в прежнем виде.

Елена Блаватская.

У Блаватской, известной пропагандистки эзотерики, «избранницы великого духовного начала», в романе три воплощения: основное – Бетти Блисс, «полная, материнской складки девушка» (у нее есть и вторая проекция, см. ниже), факультативные – «старая  цветная служанка, которая приходила по пятницам  убирать в доме», и жена художника Комарова, которую зовут Серафима.
Блаватская по материнской линии происходила от Долгоруких [12]. Об этом в одном из романтических поступков Пнина: «В блеске своих новых зубов он, после одного  семинара,  когда удалились все  остальные,  зашел  так  далеко,  что держал, легонько похлопывая, ее  полную руку в своей, пока и сидели рядком и обсуждали тургеневское  стихотворение в прозе "Как хороши, как свежи  были розы". Она еле закончила чтение, вздохи распирали ей грудь, плененная ладонь трепетала. "Тургеневу, -  сказал Пнин, полагая ладонь обратно на стол, приходилось  по  прихоти  некрасивой,  но обожаемой  им  певицы Полин  Виардо изображать идиота в  шарадах  и  tableaux vivants». «Зашел так далеко» относительно «ее полной руки» - актуализация образа Юрия Долгорукого, одного из великих киевско-владимирских князей, далекого предка Блаватской.
О буддийской составляющей «теософии» Блаватской: «Пнин показал этот фильм группе студентов, -- и Бетти Блисс <…> объявила, что Тимофей  Павлович выглядит  совершенно как Будда из восточного фильма, который она смотрела на Азиатском отделении».
О «сердечных» приключениях Блаватской: «Лет десять назад у нее был  любовник - красивый прохвост, который бросил ее ради одной  шлюшки; потом  у нее приключился  затяжной,  безнадежно запутанный роман - более чеховский,  нежели достоевский -  с калекой, ныне женатом  на  своей  сиделке,  дешевой  красотке». «Более чеховский» - намек на сходство искательницы «вечной истины», дважды, по меньшей мере, обвиненной в мошенничестве, с «попрыгуньей» из одноименного рассказа А. П. Чехова (так же, как «попрыгунья», Блаватская увлекалась рисованием).
Фамилия Бетти – «Bliss», эта лексема означает «блаженство» «счастье» «нега», то есть воплощает важнейшую установку «Тайной доктрины» Блаватской, имманентно направленной на очищение душ, облегчение страданий и достижение моральных идеалов (в изложении автора «доктрины»).
«Дездемона, старая цветная служанка, которая приходила по пятницам  убирать в доме, и с которой, было  время, сам Господь ежедневно обменивался сплетнями ("Дездемона, -- говорил мне Господь, - этот мужчина,  Джордж, он нехороший"), углядела как-то  Пнина,  когда он в  одних только шортах, солнечных очках и сверкающем  на широкой  груди  православном кресте нежился в  неземном сиреневом свете солнечной лампы, и уверяла  с тех пор,  что он – святой». «Дездемона, говорил мне Господь» - о притязаниях  Блаватской на то, чтобы ее считали посланницей Божьей (она о себе: «Не мой это труд, но пославшего меня»). «Этот мужчина, Джордж, он нехороший» - о контактах Блаватской с масонами («нехороший Джордж» - Джордж Вашингтон, первый президент США, масон) и недолгом замужестве за Михаилом Бетанелли, грузином. «Уверяла с тех пор, что он - святой» - иронический отзыв Набокова об индийских и тибетских учителях Блаватской, православной (в 1880 г. стала буддисткой).
«Он и Серафима -  его крупная и веселая москвичка-жена, носившая тибетский  талисман на свисавшей к вместительному мягкому животу длинной  серебряной цепочке, - время от  времени  закатывали русские вечера» - о русском происхождении Блаватской и о том, кем она могла бы стать, если бы не морочила себе и другим голову «тайными доктринами».

Электра.

Электрический «heater», упоминаемый в конфиденциальном разговоре Джоан и Пнина и о назначении которого Пнин спрашивает с подозрением, в американском разговорном языке имеет значение «пистолет». По поводу назначения «heater» Джоан роняет: «Там видно будет». В этом эпизоде Джоан воплощается еще в одну, после Венеры, мифологическую персону – Электру, одну из Данаид [13]. Разговор между Клементсами о вероятном вселении к ним Пнина (Лоренс активно протестовал) завершается упоминанием курса Лоренса «Эволюция смыслов» - ЭС, в английском тексте этот ЭС обозначен аббревиатурой EOS («First I have that damned EOS examination to prepare»), но подразумеваемый здесь Эос – богиня утренней зари у древних греков, имя которой находится в смысловом сопряжении с утренней росой, символом краткосрочности жизни (не только у греков). У Пушкина:

«Когда ж восток озолотится
Во тьме денницей молодой,
И белый тополь озарится,
Покрытый утренней росой,
Подайте гроздь Анакреона;
Он был учителем моим;
И я сойду путем одним
На грустный берег Ахерона...»
Мое завещание. Друзьям.1815.

О первой встрече Джоан и Пнина: «Полчаса спустя,  Джоан,  взглянув поверх  помертвелых  кактусов  в  окно стекленой  веранды,  увидала  мужчину  в  макинтоше и  без шляпы, с головой, похожей  на  отполированный  медный  шар [14],  оптимистически  жмущего звонок  у парадной  двери прекрасного кирпичного  дома соседей». «Помертвелые кактусы» напоминают о самом большом мексиканском кактусе «Эхинокактус ингенс», который в обрядах индейцев служил алтарем и столом для человеческих жертвоприношений [15]. После вечеринки: «Идем, мой флуоресцирующий труп, пора ехать,- сказала Джоан».

Данаида монарх.

Джоан-Данаида и Пнин вместе изображают бабочку «Данаида монарх» (лат. Danaus plexippus) [16]. У Джоан на вечеринке черное шелковое платье, которое вовсе не является платьем, у Пнина коричневое лицо и, надо полагать, тело (он облучается «солнечной лампой»). Для окраски бабочки «Данаида монарх» характерны коричневый цвет основной поверхности ее крыльев и черная, с белыми крапинками, их окантовка. Спаривание этих бабочек, имеющих большую популяцию в Северной Америке, происходит весной, в тексте: «Он учинил нечто непоправимое со своим новым нагревателем и мрачно заявил, что это пустяки, все равно скоро весна».

*Продолжение темы «Пнин». Предшествующие ст-и: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел черепов и космических шлемов // www.proza.ru/2015/12/15/578; Он же Пнинакотека: отдел английских тропических шляп // http://www.proza.ru/2015/12/16/2247; Он же Пнинакотека: отдел шляп Бонапарта и Александра // http://www.proza.ru/2015/12/18/1950; Он же Пнинакотека: отдел картузов и фесок // http://www.proza.ru/2015/12/21/2126; см. также в ЖЖ sagitfaizov


Сноски и примечания.

1.       См.: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел английских тропических шляп // http://www.proza.ru/2015/12/16/2247; см. также в ЖЖ sagitfaizov
2.       У названия «Яйцо и мы» тоже есть своя вторая проекция, оно пародирует название науки «Оология» (наука о яйце и яйцеклетке), предлагая читать «Оология» как «Оолог и я», то есть «Яйцевед и я». Напротив ресторана «Яйцо и мы» его конкуренты вполне могли бы открыть ресторан «Яйцевед и я»; второе название более глубокомысленно – вследствие существования термина «яйцеголовые».
3.       Макбетовский кот отмечен в комментариях С. Ильина и А. Люксембурга к переводу романа «Пнин» С. Ильина (1993).
4.       См.: http://www.w-shakespeare.ru/library/pervie-izdaniya-shekspira35.html (А. Аникст Первые издания Шекспира). Поскольку число 147 в конечном значении равно 3, то вполне возможно, что «Тристрам» имеет русскоязычное происхождение и объединяет в себе числительное «три» в сопряжении с первыми буквами слова «строка». Эта версия происхождения «Тристрама» не отменяет ту, которая связана с произведением Стерна (две-три проекции слов и словосочетаний открытого текста – обычный энигматический прием Набокова и других авторов, создававших скрытые тексты).
5.       C. Ильин и А. Люксембург полагают, что имя Тристрам восходит к литературному имени Тристан, а Томас – к труверу XII в., носившему это имя и написавшему роман о Тристане и Изольде, но Набоков дважды в романе шутит по поводу «невозможной изоляции» (то есть версии об Изольде и Тристане), предугадывая возникновение предлагаемого Ильиным и Люксембургом чтения антропонима «орнитолога». Шенди ими не забыт: «Грех не вспомнить и Тристрама Шенди».
6.       Cовсем необязательно, как это делает С. Ильин, передавать срединный инициал антропонима «Laurence G. Clements», через «Дж.», буква «G» может принадлежать имени «Gustav» (она в рассматриваемом случае и принадлежит имени Густав).
7.       Cм. фотопортрет Климта в ст-е: https://en.wikipedia.org/wiki/Gustav_Klimt; в сети представлены и другие фотопортреты художника; ср. с представленными в сети репродукциями иконы Яна ван Эйка.
8.       Упаковка вазы иллюстрирует принцип и прием «мизанабим», который последовательно применяется Набоковым в его романах: «Она пришла в коробке внутри другой коробки, которая лежала в третьей, и была упакована в массе обильной мягкой стружки и бумаги, разлетевшейся по кухне как буря карнавального серпантина». Поскольку ваза Виктора подразумевает раковину Венеры Боттичелли и отсутствующую вазу на автопортрете Эгона Шиле, то читатель наблюдает здесь случай удвоенного «мизанабима» (ваза, у которой три вещественности, или субъектности, упакована в три коробки).
9.       См.: Сагит Фаизов Солнцедар Набокова и Рубинштейн Иды // http://www.proza.ru/2015/11/21/152; см. таже в ЖЖ sagitfaizov
10.   См. об этом: http://xn----7sbfga1dj.xn--p1ai/arles63.html
11.   Cм. о Куке: https://ru.wikipedia.org/wiki/Кук,_Джеймс
12.   См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Блаватская,_Елена_Петровна

  1. godsbay.ru/hellas/elektra.html; https://ru.wikipedia.org/wiki/Данаиды

14.   «Отполированный медный шар» - актуализация образа Тома Сойера, который подарил Бекки Тэтчер свою главную драгоценность, медную шишку от тагана, когда нужно было утешить ее, расплакавшуюся, узнав о прежней дружбе Тома с Эми. И если Пнин – Том Сойер, то Бетти, на которой Пнин подумывал жениться, - Бекки (но Джоан, у которой припрятан пистолет, - тоже Бекки, или Эми). Тема детских книг – сквозная в романе.
15.   См.: https://ru.wikiquote.org/Кактус
16.   См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Данаида_монарх

По поводу присутствия В. Набокова в образе Пнина см. ст-ю: Сагит Фаизов Пнинакотека: отдел черепов и космических шлемов // www.proza.ru/2015/12/15/578; см. также в ЖЖ sagitfaizov (моей задачей в опубликованных статьях цикла «Пнинакотека» было, в частности, вычленить из Пнина не Набоковых).

Продолжение следует.

Опубликована 29 декабря 2015 г.