Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Как связаны между собой возникновение Верхазовки и поэма А.С. Пушкина “Бахчисарайский фонтан”?


Сагит Фаизов


Как связаны между собой возникновение Верхазовки и поэма А.С. Пушкина “Бахчисарайский фонтан”? К 200-летию начала работы Пушкина над поэмой

В “Летописи жизни и творчества А.С. Пушкина”, составленной М.А. Цявловским, первые строки черновика поэмы, носившей первичное название “Гарем”, относятся к трем месяцам весны 1821 г.
К тому времени была написана и опубликована философская сказка “Руслан и Людмила”, завершена поэма “Кавказский пленник”. Весной 1820 г. за написание неуместных с точки зрения властей сатирических стихов Пушкин был сослан в Кишинев, в  сентябре 1820 г. он побывал в Бахчисарае, где посетил дворец крымских ханов. Тогда же он написал стихотворение «Фонтану Бахчисарайского дворца», в котором впервые упомянул героинь своей будущей поэмы:
“Светило бледное гарема!
И здесь ужель забвенно ты?
Или Мария и Зарема
Одни счастливые мечты?”
Осенью 1823 г. поэма была завершена. 4 ноября поэт пишет из Одессы П.А. Вяземскому в Санкт-Петербург: “Вот тебе, милый и почтенный Асмодей*, последняя моя поэма. Я выбросил то, что цензура выбросила б и без меня, и то, что не хотел выставить перед публикою”. Но прибавляет: “Отгрызывайся за каждый стих и загрызи ее (цензуру. – С.Ф.), если возможно, в мое воспоминание”, - то есть автор все же оставил в тексте такие включения, которые могли заинтересовать цензора.
Сюжет поэмы очень простой: у хана, которого Пушкин называет лишь по родовому прозвищу “Гирей”, появляется захваченная в другой стране наложница, прекрасная Мария, польская княжна, вытеснившая из сердца хана его фаворитку Зарему, хотя и избегала общения с владетелем гарема. Зарема требует от Марии “вернуть” ей хана. В случае отказа Марии она может оказаться убитой своей “соперницей”. Мария через какое-то время умирает, а хан казнит Зарему. Отчего умерла Мария и справедливо ли Гирей казнил Зарему, остается областью догадок.
...“Чью тень, о други, видел я?
Скажите мне: чей образ нежный
Тогда преследовал меня,
Неотразимый, неизбежный?
Марии ль чистая душа
Являлась мне, или Зарема
Носилась, ревностью дыша,
Средь опустелого гарема?”
Чью тень видел поэт во дворце на берегу Чурук-Су и кто тот “образ нежный”, который вдохновил Пушкина на написание поэмы, - эти вопросы многие десятилетия оставались предметом дискуссий литературоведов и в какой-то мере остаются неразрешенными и сегодня. На мой взгляд, в наибольшей степени к их разрешению приблизился Л. Гроссман – в своей статье “У истоков “Бахчисарайского фонтана”” (1960). Гроссману удалось показать, что женщина, рассказавшая поэту легенду о гибели Марии в ханском дворце и сама ставшая предметом неразделенной любви поэта, - Софья Станиславовна Потоцкая, представительница знатного польского рода, владевшего обширными владениями в Крыму.
Гроссман полагал, что в Софье Пушкин видел Марию. Вопрос о прототипе, или параллели-проекции Заремы у него не ставится, хан тоже остается сам по себе (Кырым-Гирей, у Гроссмана - Керим-Гирей). У Пушкина же, как вы только что прочитали: “Марии ль чистая душа являлась мне, или Зарема носилась ревностью дыша”. Могла ли одна и та же женщина напоминать поэту и Марию, и Зарему? Могла, по-моему. Одна и та же земная женщина способна в воображении художника генерировать бесчисленный ряд различных образов. Но у Гроссмана Мария вновь рождается только в Софье, а Зарема лишена нового рождения, равно и хан.
Лишена, несмотря на то, что сам Гроссман рассказывает историю сестер Потоцких, Софьи и Ольги, которая очень близка к истории Марии и Заремы: Софья выходит замуж за генерала Киселева – в августе 1821 г., а сестра ее, поселившаяся в 1822 г. вместе с молодой семьей в Тульчине, родовом поместье Потоцких**, становится любовницей генерала Киселева. Позже, в 1824 г., Ольга вышла замуж за генерала Льва Александровича Нарышкина, родного брата Кирилла Александровича, владельца имения Пады в Саратовской губернии. Никаких убийств не произошло, хотя Киселев едва не был убит на дуэли, но семья его распалась. Катастрофа любви Софьи и ее супруга, отношения которого с поэтом были довольно прохладными, не была секретом для отверженного и отвергаемого Софьей Пушкина***, находившегося в то время относительно недалеко от Тульчина, преимущественно в Кишиневе.
Бракосочетание Льва Нарышкина и Ольги Потоцкой стало внешне благополучной кульминацией драмы Софьи. И финалом в работе Пушкина над поэмой: свадьба Ольги и Льва Нарышкина состоялась 1 ноября 1823 г. в Одессе, а 4 ноября, и тоже из Одессы, завершенная рукопись незавершенной поэмы отправилась в столицу.
...”Я помню столь же милый взгляд
И красоту еще земную,
Все думы сердца к ней летят,
Об ней в изгнании тоскую - ...
[Безумец!] полно! перестань,
Не оживляй тоски напрасной,
Мятежным снам любви несчастной
Заплачена тобою дань -
Опомнись; долго ль, узник томный,
Тебе оковы лобызать
И в свете лирою нескромной
Свое безумство разглашать?”
Безумием было надеяться, что та, к которой “летят все думы сердца”, став старшей женой любовника сестры, уйдет к поэту.
Да, это было безумие. Что не помешало Пушкину обмануть разумных литературоведов: она, ведь, вовсе не Мария, она Зарема, она та, которая владела сердцем хана до появления Марии в гареме.
...“Но тот блаженней, о Зарема,
Кто, мир и негу возлюбя,
Как розу, в тишине гарема
Лелеет, милая, тебя”****.
Отдельные замечания.
В том тексте “Бахчисарайского фонтана”, который увидел свет при жизни Пушкина и который перешел в собрания сочинений поэта, мы не видим ничего, что могло бы смутить цензора в 1823 или 1824 году. Пушкин же, как это следует из его письма Вяземскому, был убежден, что Вяземскому предстоят схватки с цензурой. Это обстоятельство позволяет подозревать, что рукопись, отправленная в столицу 4 ноября, и опубликованный текст различаются между собой.
“Пучина вод”, в которую опускают по приказу Гирея Зарему – это актуализация французского выражения  “мise en abyme” с его буквальным смыслом “поместить в бездну”, но то геральдический термин, обозначающий помещение в центр герба основного его элемента. Здесь, в поэме: указание на то, что Зарема является (и остается) супругой хана, Софья Потоцкая – является и остается супругой Киселева (не перешла к Пушкину). Прием “мise en abyme” использовался Пушкиным и в других произведениях.
“Фонтан слез”, “la fontaine des larmes” бумаг Пушкина. Фонтан, который был сооружен Кырым-Гиреем у гробницы Диляры-бикеч, не является каким-то особенным памятником в контексте мусульманской городской и дворцовой архитектуры. Это обычный пристенный каскадный фонтан, разновидность хорошо известного в Турции “oluklu çeşme” – “фонтана с канавками”. Вода могла стекать с одного уровня на другой по капле (“слезами”), могла течь ручейком. Фонтан, которому Пушкин посвятил свое известное стихотворение и который благодаря Пушкину стал “бахчисарайским”, до 1783 г. находился у гробницы Диляры-бикеч, на краю дворцового комплекса.
Верхазовка. Пушкин никакой связки бахчисарайской истории и Верхазовки не намечал. Она сложилась сама собой. В год смерти Пушкина, то есть в 1837 г., П.Д. Киселев был назначен министром государственных имуществ. И именно он в ноябре 1840 г. санкционировал переселение жителей ряда сел Кузнецкого уезда в Новоузенский уезд и, соответственно, возникновение сел Верхазовка и Сафаровка в 1841 г. Иначе говоря, эти села возникли при инициативном участии героя поэмы “Бахчисарайский фонтан”, скрытого Пушкиным за именем Гирея.
Примечания.
*”Асмодей” – демон искуситель еврейской мифологии, прозвище П.А. Вяземского в литературном обществе “Арзамас”.
** На территории нынешней Винницкой области Украины, в Подолье.
*** В 1821 г. Пушкин побывал у Киселева в Тульчине, предположительно в феврале, то есть до свадьбы Киселева и Потоцкой (“летопись” М.А. Цявловского). Есть ненадежные свидетельства, что поэт побывал в Тульчине и в 1822 г. (там же).
****Из “татарской песни” поэмы. У Гроссмана в названной статье есть образец “героического” сопротивления исследователя проникновению Заремы в Софью (и обратно). Гроссман припомнил, как в черновике “Евгения Онегина” Пушкин написал: “Такие ль мысли мне на ум Навел твой бесконечный шум, Когда безмолвно пред тобою Потоцкую воспоминал...” Затем он указал, что в окончательном тексте “Евгения Онегина” вместо “Потоцкую воспоминал” появилось: “Зарему я воображал”. И заключил: “Вместо возможного стиха «Потоцкую воображал» ставится «воспоминал», что может относиться не к легендарной Марии, а к живой и реальной Софье, т. е. рассказчице предания о фонтане слез, которую Пушкин и вспоминает перед этим памятником безнадежной любви”. Никак Гроссман не мог допустить, чтобы Пушкин перед памятником любви вспоминал Зарему - с ее то коварными замыслами. Попутно: кинжал Заремы - отсылка к стихотворению Пушкина "Кинжал".
Гроссман и Цявловский:
Гроссман, Л.П.  У истоков “Бахчисарайского фонтана” // http://feb-web.ru/feb/pushkin/serial/is3/is3-049-.htm
“Летопись” М.А. Цявловского: http://pushkin-lit.ru/pushkin/bio/cyavlovskij-letopis/index.htm



Верхазовка и Сафаровка - татарские (мишерские) села Дергачевского района Саратовской области.
Иллюстрации.





"Фонтан слез". Автор: Andrew Butko, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=6342464



“Оluklu çeşme” османской эпохи на улице Стамбула. By Giovanni Dall'Orto - Own work, Attribution, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=1962843


Вероятная каменная или керамическая реминисценция "оluklu çeşme" османской эпохи в Стамбуле. By Tatiana Matlina - Own work, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=25712788



14.04.2021

Рождение букв после рождения жизни. Постер

Сагит Фаизов

Рождение букв после рождения жизни. Постер









Постер С.Ф. на основе собственного фотоснимка


14.02.2021

Цветная осень. Иллюстрация к стихотворению Самуила Маршака


Сагит Фаизов

Цветная осень. Иллюстрация к стихотворению Самуила Маршака




Цветная осень - вечер года -
Мне улыбается светло.
Но между мною и природой
Возникло тонкое стекло.
Весь этот мир - как на ладони,
Но мне обратно не идти.
Еще я с Вами, но в вагоне,
Еще я дома, но в пути*.


Фото С.Ф.


*В стихотворении есть малопонятная смысловая связка "Весь этот мир - как на ладони, но мне обратно не идти". Это косвенная отсылка к Талмуду, к тому поучению, что когда человек приходит в мир, он говорит: "Весь мир мой", - а когда уходит, он говорит: "Я ухожу и ничего не беру с собой". В еврейской традиции последнее утверждение образно воплощено в раскрытых ладонях (раскрытой ладони). То есть поэт говорит - в завуалированной форме - о собственном приближении к концу жизни. Об этом же - последние две строчки. Тонкое стекло - та же тема, тема ухода, отстранения. Стихотворение увидело свет в последнем году жизни поэта - в 1964-м. Светлые бутоны отцветающего растения - в иллюстрации - напоминают семисвечник.
Летом 1961 года родители на привокзальной площади в Саратове купили мне большущую иллюстрированную книжку - первую мою книжку на русском языке, из которого я знал тогда не больше двух десятков слов. Там было стихотворение Маршака, которое начиналось словами: "Плывет, плывет кораблик, Кораблик золотой. Везет, везет подарки, Подарки нам с тобой". Первое стихотворение на русском языке, которое я выучил, было вот это, маршаковское.


Вероятная реминисценция у Эльдара Рязанова: "Осень жизни, как и осень года, надо, не скорбя, благословить".
7 сентября 2020 г.

Пушкин, подними рассаду! Из истории памятников


Сагит Фаизов

Пушкин, подними рассаду! Из истории памятников








Стела во Владикавказе, на которой Пушкин показывает дорогу, вероятно что дорогу, Грибоедову, Лермонтову, осетинскому поэту Косте Хетагурову, Льву Толстому и Шаляпину. У ног Пушкина скульптор положил пустивший листья саженец лаврового дерева. Из спутников Пушкина только один Толстой заметил нелепость ситуации и, глядя на саженец, нахмурился. Возможно, вспомнил, что в день открытия опекушинского памятника Пушкину в 1880 году толпа общипала все возложенные к памятнику венки, а недруг Толстого Достоевский ночью, с 18 на 19 июня, принес к памятнику лавровый венок, который достался Достоевскому после произнесения им речи на открытии (18 июня, по ст. стилю)*. Шаляпин, стоящий за Толстым, думает о чем-то своем - вместе с Кустодиевым, у которого, с портрета Шаляпина, скульптор позаимствовал позицию головы и правой руки, сняв с певца шубу. Грибоедов тоже мог бы недоумевать, по другому поводу: если Пушкин показывает ему дорогу, то он в этом не нуждается: на Кавказе Грибоедов бывал, и не раз, раньше Пушкина. Если же скульптор жестом Пушкина утверждает его литературное первенство, то Грибоедов и тут имеет право на претензию: он свое "Горе от ума", а Пушкин свою первую поэму "Руслан и Людмила", писали в одно и то же время.
Куда Пушкин показывает и о чем рассказывает своим спутникам, забыв о будущем лавровом венке, который он и положил у своих ног, собственно, остается неизвестным. По моей версии, он рассказывает о встрече с молодой калмычкой, с которой познакомился в степях, когда в 1829 году направлялся в Эрзерум, через степи и Владикавказ. Похоже, что из двух своих версий этой встречи Пушкин излагает ту, которая представлена в его стихотворении "Калмычке":
                                                                                                                                                                                               
"Друзья! не все ль одно и то же:
Забыться праздною душой
В блестящей зале, в модной ложе,
Или в кибитке кочевой?" и пр.
Другая версия изложена в черновике дневника поэта. Совсем другая. Настойчивые его приглашения к тому, чтобы "забыться", закончились тем, что он получил удар балалайкой по голове (после чая с бараньим жиром, но без лаврушки).

*Третья причина, по которой Толстой мог нахмуриться: стрелки на штанах Пушкина и Лермонтова, они стали практиковаться с конца 19 века.


Предш. репр. снимка: Танзиля-ханым Мавлютова-Кутикова (на снимке она же). 2017. Ред., текст - С.Ф.

Опубл. 1 апреля 2020 г.

Весенние резервы Гитлера. Стихотворение Мусы Джалиля

Сагит Фаизов

Весенние резервы Гитлера. Стихотворение Мусы Джалиля








Единственное стихотворение Джалиля, написанное по-русски. Было опубликовано спустя две недели после того, как он начал работать в редакции газеты 2-й ударной армии, которую с 20 апреля 1942 г., то есть со следующего дня после публикации этого стихотворения, принял под свое командование генерал-лейтенант А.А. Власов. Стихотворение у Джалиля не получилось, что, собственно, он и предвидел, хотя и рискнул заменить в газете погибшего Всеволода Багрицкого, сына более известного Багрицкого. Должность Багрицкого и Джалиля именовалась "поэт", но Джалиль больше не решался сочинять стихи на русском. Писал заметки, но подписанных его именем очень мало. Последняя отмеченная его именем заметка датируется 17 июня. Стихотворение "Весенние резервы Гитлера" повторно было опубликовано Л. Шиловым в статье "Муса Джалиль. Старший политрук Залилов в редакции армейской газеты", дополненной документами (см. сетевую репрезентацию). Снимок стихотворения сделан мной с оригинала газеты.
Документы, репрезентованные Л. Шиловым, проливают дополнительный свет, в частности, на историю пленения Джалиля. См.: Сагит Фаизов Как пишутся мемуары. Шофер Юлин и ответственный секретарь Кузнецов // https://sagitfaizov.livejournal.com/204218.html

25.02.2020

Иллюстрация к четырем строчкам стихотворения робота-процессора "Пушкин. 2.0."*



Сагит Фаизов


Иллюстрация к четырем строчкам стихотворения робота-процессора "Пушкин. 2.0."






На трассах Радости кружит небес скала,
Ревёт плотина чайханою.
Мне зябко и темно, дюраль моя смугла,
Дюраль моя сильна игрою…

Это и другие стихотворения робота-процессора "Пушкин" были репрезентованы на конференции "Поэтический фактор в культуре" одним из создателей процессора поэтом и инженером Павлом Митюшевым. Конференция состоялась в апреле 2013 г. в московском Международном университете.
Постер-иллюстрация создан на основе собственных фотоснимков С.Ф.


Красный парус у кутлакского берега


Сагит Фаизов

Красный парус у кутлакского берега



— Не знаю, сколько пройдет лет, — только в Каперне расцветет одна сказка, памятная надолго. Ты будешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус. Сияющая громада алых парусов белого корабля двинется, рассекая волны, прямо к тебе. Тихо будет плыть этот чудесный корабль, без криков и выстрелов; на берегу много соберется народу, удивляясь и ахая; и ты будешь стоять там. Корабль подойдет величественно к самому берегу под звуки прекрасной музыки; нарядная, в коврах, в золоте и цветах, поплывет от него быстрая лодка. — «Зачем вы приехали? Кого вы ищете?» — спросят люди на берегу. Тогда ты увидишь храброго красивого принца; он будет стоять и протягивать к тебе руки. — «Здравствуй, Ассоль! — скажет он. — Далеко-далеко отсюда я увидел тебя во сне и приехал, чтобы увезти тебя навсегда в свое царство. Ты будешь там жить со мной в розовой глубокой долине.
Александр Грин  Алые паруса



































Источник копирования исходного изображения бабочки:  By gailhampshire from Cradley, Malvern, U.K - P1190170, CC BY 2.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=50557202


Фотоснимки (за исключением бабочки) и визуализация - С.Ф.


Опубл. 19 июля 2019 г. Место съемки: кутлакский (веселовский) залив, Крым. Дата: июль, различные дни.

Борис Слуцкий. "Будет праздноваться всем коллективом"



Борис Слуцкий. "Будет праздноваться всем коллективом"*



После эпохи посмертных реабилитаций
пришла эпоха прижизненных чествований,
особенно для художников:
работают на свежем воздухе
и хорошо сохраняются.
В семидесятилетии
есть нечто обнадеживающее.
Восьмидесятилетие
празднуется, как гарантия
несокрушимости здоровья
не юбиляра, а твоего.
Девяностолетие
вызывает раздражение:
мол, берет не по чину.
Зато столетие,
у кого бы оно ни наступило,
будет праздноваться всем коллективом.


*Стихотворение не имеет названия, из писем, репрезентовано П. Гореликом в 1997 г. (http://magazines.russ.ru/arion/1997/3/stihi.html).  7 мая 2019 г. исполнилось 100 лет со дня рождения поэта.



Памятник Слуцкому в виде балбала на Пятницком кладбище в Москве. Снимок С.Ф. 2 июля 2019 г.


Опубл. 3 июля 2019 г.

Азмаз. Иллюстрация к стихотворению Федерико Гарсиа Лорки


Сагит Фаизов

Азмаз. Иллюстрация к стихотворению Федерико Гарсиа Лорки








 Острая звезда-алмаз,
глубину небес пронзая,
вылетела птицей света
из неволи мирозданья.
Из огромного гнезда,
где она томилась пленной,
устремляется, не зная,
что прикована к вселенной.
Охотники неземные
охотятся на планеты -
на лебедей серебристых
в водах молчанья и света.
Я возвращаюсь домой.
Во мне трепещут со стоном
голубки - мои тревоги.
А на краю небосклона
спускается день-бадья
в колодезь ночей бездонный!
1921


Иллюстрация: визуализация С.Ф. на основе собственного снимка (поселка Садовка Дергачевского района Саратовской области).


Опубл. 28 июня 2019 г.

Наводнение в Летнем саду. Иллюстрация к стихотворению Анны Ахматовой

Сагит Фаизов


Наводнение в Летнем саду. Иллюстрация к стихотворению Анны Ахматовой






Летний сад


Я к розам хочу, в тот единственный сад,
Где лучшая в мире стоит из оград,
Где статуи помнят меня молодой,
А я их под невскою помню водой*.
В душистой тиши между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.
И лебедь, как прежде, плывёт сквозь века,
Любуясь красой своего двойника.
И замертво спят сотни тысяч шагов**
Врагов и друзей, друзей и врагов.
А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.
Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви.
И всё перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.
9 июля 1959 года

*Скрытая гипербола, выше колен статуи никогда не заливало. И в сентябре 1924 г., это наводнение припоминает поэтесса, вода поднялась над почвой сада не больше, чем на 110 см.
**Контаминация образов Летнего сада и Марсова поля.

Автор исходного фотоснимка сада: By Fisss at English Wikipedia - Transferred from en.wikipedia to Commons by Pline using CommonsHelper., Public Domain, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4162815

Визуализация и фотоснимок лебедя - С.Ф.