Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Равыйл Сулейманович

Сагит Фаизов

Равыйл Сулейманович



Равыйл Сулейманович Арсланов, человек который всегда смотрел на землю сквозь облака. И доставал своими ракетами до облаков, когда был на земле. Его фотография, которую вы видите, находится сейчас на той высоте*, на которую поднимались его модельные ракеты в 1966 году. Они поднимались в орошаемовское небо и опускались из-под небес на парашюте. Космос стал для нас тогда осязаемой реальностью. Ребята из модельного кружка Равыйла Сулеймановича, директора школы, делали космос своими руками в школьной мастерской. В нашем классе он уроки не вел, но и вне уроков был примечателен. Не только ракетостроением. Во внеурочное время мог, идя по школьному коридору, что-нибудь насвистывать. Ходил слегка наклонив голову к плечу, как будто прислушивался к чему-то, что находится вне обыденности. Он и в самом деле слышал что-то свое. И много чего из этого успел передать.



*Равыйл Сулейманович изображен в небе над Алтатой*, его родным селом.
Основное изображение происходит из коллективной фотографии, датируемой 1960-ми годами и репрезентованной Иваном-эфенди Есимовым (в ОК). Снимок с видом Алтаты с высоты - работы Тимерхана Мухаметжанова (репр. в ОК). Снимок облаков, редакция снимков, визуализация, текст - С.Ф.

*Дергачевского района Саратовской области.

Опубл. 18 октября 2019 г.

Из фильма о Верхазовке

Сагит Фаизов

Из фильма о Верхазовке



В конце мая в Верхазовке побывала съемочная группа саратовского областного телевидения, работающая над циклом передач "Привет, земляки!" Она посетила основные узлы жизнедеятельности села, встретилась с различными  носителями социального и управленческого креатива, зафиксировала ряд выразительных пейзажей.  Авторы фильма: Любовь Прокопьева и Олег Захаровский.

 Ниже представлены скриншоты отдельных кадров этого, представленного на сайте группы "Верхазовка: вчера и сегодня" фильма, прошедшие редакторскую обработку автора публикации.




Идет урок



Что-то важное



Эльза Гафурова, моя племянница



Интервью



Школа. Ученики почти все



Последняя линейка во дворе старого здания школы. В этом здании я учился два года, во втором, двухэтажном, прошел первый класс. Действие происходит в 1971 г. или несколько позже (зимой 1970-1971 гг., когда я, студент первого курса, побывал в своей школе, она еще располагалась здесь). Первая моя линейка, 1 сентября 1961 г., прошла на этом дворе. Фотоснимок из школьного музея.



Школьный музей. Старинная кровать из верхазовского быта



Старинный двухместный диван из верхазовского быта



Старинная утварь



Старинные предметы хозяйственного обихода и книги, две мои, в середине - книжка о Верхазовке и ее фольклоре, справа - альбом "Тугра и Вселенная" (об орнаментах и текстах грамот крымских ханов, принцев, турецких падишахов и российских самодержцев)



В садике




Интервью с руководителем ансамбля "Агидел" Ильдусом-эфенди Багаповым



Беседа с учителями Батраевыми: Марсом-эфенди и Диной-ханым (сегодня они на пенсии)



На мосту. В детстве я ходил по нему в гости к Ильясовым, моя родная сторона за спиной журналистки



Беседа с главой администрации Шавкетом-эфенди Мухаметжановым




Хазрет Ренат-эфенди привез в мечеть перемечи (беляши) для общего ифтара; в день съемки еще шел пост




Интервью



Вид села



Вид села



Лебедь с детенышем, на речке в пределах села




Опубликовано 9 июня 2019 г.

Газета "Ялкын" о татарских селах Новоузенского (или Дергачевского) уезда. 1920-1921 годы

Сагит Фаизов

Газета "Ялкын" о татарских селах Новоузенского (или Дергачевского) уезда. 1920-1921 годы



Татарская, издававшаяся на мишерском диалекте, газета "Ялкын", известная также под названиями "Ышаныч" и "Идел Буе", в 1918-1932 гг. выходила в Саратове, позже ее редакция переместилась в Астрахань. Ниже публикуются несколько снимков небольших публикаций газеты - с транслитерацией, переводом на русский язык и комментариями.


1920, 12 октября


Перевод и примечания.

«Из уездов.
Новоузенск.
28 августа отправленный из губернии в Новоузенский уезд товарищ К. Амиров, заведующий уездным отделом просвещения Яфаров и руководители ячеек четырех сел вместе со всеобщим собранием учителей* постановили открыть в уезде Народный дом, в селах Осинов Гай, Алтата, Сафаровка коммунистические клубы и сейчас же для фонда нардома… (нераборчиво напечатано) учредили ответственных.
Так же: поскольку в ходе праздника по инициативе артиста Кулалая** был поставлен платный спектакль по пьесе Исхаки «Жизнь с тремя женами», а особенно в силу того, что перед спектаклем собравшиеся были ознакомлены с современным положением и международными отношениями, то на собрании наблюдалось большое воодушевление и прозвучали просьбы почаще устраивать такие вечера».
*Татарских сёл (с 21 июля села Осинов Гай, Алтата, Сафаровка и Верхазовка входили уже в состав нового Дергачевского уезда; возможно, Яфаров руководил отделом просвещения Дергачевского уезда, а собрание проходило в Дергачах).
**А. Кулалай - артист первой татарской театральной труппы "Сайяр", в годы Гражданской войны (1918) распавшейся. Упоминается как артист труппы из шакирдов медресе Ахмат Ишмуратов Кулалаев (и Кулаев) в статье: Москвин, И.Ю. Становление оренбургского татарского театрального движения в дореволюционный период // ИСТОРИЯ И ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ТАТАР ОРЕНБУРЖЬЯ / Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Оренбург, 2011. С.189-198. В комментарии к моей публикации снимка "Уязлардан" в альбоме "Помню Верхазовку" группы "Верхазовка: вчера и сегодня" (ОК) А. Хабибуллин идентифицировал артиста как Ахмата Ишмуратова Кулалая, уроженца с. Алтата (одного из татарских сел на северо-востоке Новоузенского у. - вместе с Верхазовкой, Осиновым Гаем - Узином, Сафаровкой). Заведующий Яфаров был идентифицирован им как уроженец того же села Яфаров Бекер Гарифуллович. См. изображение А. Кулалая в иллюстрации к статье Википедии о труппе "Сайяр" на татарском языке (третий слева во втором ряду): https://tt.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:%D0%A1%D3%99%D0%B9%D1%8F%D1%80-1915.jpg


1921, 17 января


Перевод и примечания.

Первая строка публикации - название рубрики «В вашем селе так же?»
"Сафаровская волость (Дергачевский уезд*).
Хотя в волости ячейка** с мая существует, в Илмине*** ее не было, сейчас появилась, в ней 10 человек. Также появился союз молодежи, записались 12 человек.
При ячейке возник агитпункт, получаемые газеты и журналы распространяются организованно.
Школа для взрослых. В школе, которая открылась в ноябре, сейчас есть 550 учеников. Большинство учеников желают учиться по-русски, поэтому в четырех школах**** обучают только по-русски.
Только, поскольку учащихся***** и учителей не освобождают от трудовой повинности, воодушевление гаснет******".
*С 21 июля 1920 г. по 1923 г. Дергачевский регион существовал отдельно от Новоузенского уезда, в статусе самостоятельного уезда.
**Вероятно, речь идет о ячейке РКПб, существовавшей с мая 1920 г.
***Илмин - неофициальное, но доминирующее в языковой практике жителей села название Верхазовки, родины автора читаемой Вами публикации. Илмин в 1920-1923 гг. входил в состав Сафаровской волости.
****Речь идет о зданиях школ и, скорее всего, школы располагались преимущественно в зданиях действовавших тогда мечетей, которых было пять.
*****В оригинале, татарском тексте, вместо «учащихся» написали «принадлежности». Видимо, это сделал селькор (плохо знакомый с образовательными терминами), а редакция лишь указала на эту ошибку, поставив знак вопроса после сходного с «принадлежностями» слова «причина» (в переводе оно передано лексемой «поскольку»).
******Последнее предложение образцово-платоновское (прописано в стилистике, которая получит образцовое отражение в произведениях Андрея Платонова). Но и в целом машинизированно-лапидарный язык заметки, включающий в себя элементы абсурда (превращение одной школы в больше чем четыре, воодушевление, гаснущее от трудовой повинности) приналежит той новой языковой плазме, из которой сформировалась проза Платонова. Соответственно, тот русский язык, который изучается в больше чем четырех школах, это платоновский язык, но у него был, как видим, татарский аналог, из которого, вероятно, возникла лексема «чевенгур».

1921, 17 января. О первых спектаклях верхазовского народного театра


Перевод и примечания.

«Спектакль. 15 декабря были поставлены спектакли* по пьесе Фахри** “Птица счастья” и Галиаскара Камала “Соперница”. Перед поднятием занавеса товарищ М. Шариф прочитал лекцию “Как должны действовать сегодня татарские женщины”.
*Отмечается дешевая цена билетов. Платный вход на спектакли может означать, что в их постановке мог участвовать А. Кулалай, который в августе 1920 г. поставил платный спектакль в Новоузенске. После распада труппы в 1918 г. Кулалай, видимо, вынужден был зарабатывать на жизнь постановкой спектаклей в сельских татарских сообществах. Как бы там ни было, возникает серьезное основание для предположения, что верхазовский народный театр ведет свое происхождение от труппы "Сайяр". (Возможно, о связи первых театральных постановок в татарских селах Дергачевского уезда с деятельностью А. Кулалая писал и А. Хабибуллин в своей книге о с. Алтата, опубликованной в 2017 г., но я, к сожалению, с этой книгой не знаком).
**В публикациях этот автор упоминается как "казанский артист Фахри" (не певец Фахри Насретдинов).


1921, 17 января. О спектаклях верхазовского народного театра


Перевод.

«16 декабря в помещении школы для взрослых для учащихся были показаны пьеса «Молодая невестка» и пьеса Ахмерова «Дорогой безграмотности», оставившие хорошее впечатление.
Большой энтузиазм вызвала прочитанная перед поднятием занавеса лекция «Советская власть и борьба с неграмотностью», но было решено прекратить выходы на сцену без должной подготовки». «Мохбир».


1921, 8 марта. О первой беспартийной конференции татарских женщин Саратовской губернии



Перевод и примечания.
«Первая беспартийная конференция татарских женщин Саратовской губернии.
Конференция открылась 13 февраля и продолжалась три дня.
Председатель: Рахматуллина.
Секретарь: Муртазина.
Поветска дня.
1. Сегодняшнее время.
2. Доклад областного женского отдела.
3. Доклады с мест.
4. О конгрессе в Баку*.
5. Участие женщин в государственном строительстве.
6. Права женщин при царизме и советской власти.
7. Проблема организационного объединения.
8. Всероссийский женский съезд**.
9. Неотложные вопросы".
*Вероятно, о первом съезде беспартийных женщин Азербайджана, состоявшемся в феврале 1921 г.
**Возможно, речь идет о всесоюзном съезде работниц и крестьянок. Первый съезд состоялся в 1918 г., второй - в 1927 г.

Опубликована 22 июня 2018 г.

Адрес для писем: faizovy@mail.ru

Воскресенские школьники в Петергофе. Ноябрь 1977 года

Воскресенские
школьники и их учителя
в Петергофе в год 60-летия Октября







Группа школьников Воскресенской средней школы (Саратовского района) в Петергофском парке. В центре - Зинаида Петровна Грачева, завуч школы.




По краю Балтики.




Мокрый учитель в краю Наины - С.Ф.




Холодный Самсон. От петергофской скульптуры, в начале канала, происходят имя, отчество и фамилия Самсона Силыча Большова, героя пьесы А.Н. Островского "Свои люди - сочтемся" (мнение автора фотографий).




Задумчивый Петергоф.




Отчуждение дерева.




Девочка из Воскресенского и лев, убежавший от Самсона.

Автор снимков - Сагит Фаизов.

Для писем: faizovy@mail.ru

Опубликовано 29 августа 2017 г.

Cтаршеклассники села Синенькие возвращаются из Волгограда на теплоходе "Дмитрий Фурманов". 1969 год

Лето 1969 г. Только что вышел в прокат фильм "Бриллиантовая рука". Рекламный плакат "Руки" украшал Саратовский речной вокзал. Синеньские старшеклассники, ровно как Семен Семеныч Горбунков, отправились в круиз. Прошедший без приключений и без аптеки с рекламой "kunakich"*. Траву для зайцев скосили до поездки. Снимки сделаны на палубе теплохода "Дмитрий Фурманов", колесного, сейчас ходит совсем другой "Дмитрий Фурманов",  на обратном пути в Синенькие.

* Вертикально исполненная надпись у двери стамбульско-бакинской аптеки, перед которой надо было сказать "черт подери!". Снизу вверх она читается "kunak ich", в переводе со слегка искаженного турецкого: "Кунак, выпей".





Группа молодых людей, окончивших 9-й класс, или свежий ветер на Волге. Справа налево: Сагит Фаизов, Татьяна Андреева, моя подруга в 9 классе, Сергей Юшков, ее одноклассник из 9 "а" (я учился в 9 "б"), Юрий Литвинцев, тоже из 9 "а", сын директора школы Литвинцевой Веры Васильевны.





Людмила Кузьминская и ее одноклассники Сергей Юшков, Юрий Литвинцев, Вихрев по прозвищу "майор Вихрь" (с именем боюсь ошибиться). Снимок незначительно отредактирован.




Татьяна Андреева.





Валентина Землянухина, справа, с гитарой, и Татьяна Солдаткина. Справа - таинственная девочка, вошедшая в несколько снимков, одна или с подругой.



Таинственная девочка, справа, и ее подруга. Фрагмент фотографии.





Коллективное фото. Думаю, здесь присутствуют не только синеньские. Крайняя слева - Вера Васильевна Литвинцева. В освещенной солнцем группе располагается Людмила Кузьминская, моя подруга в 10 классе, она выше всех в "солнечной" группе . Влево от нее через три персоны стоит Татьяна Андреева, наполовину ее лицо закрыто тенью, она в черных очках. Таинственная девочка находится во втором ряду, в середине группы.






Справа налево: Нина Петровна Краснова, учительница истории, Андреева, пионервожатая, старшая сестра Татьяны Андреевой, Вера Васильевна Литвинцева. Имя учительницы слева я помню ненадежно, она только в 1969 г. приехала в Синенькие, в старших классах не преподавала. На заднем плане - наклонившаяся в окно каюты, - пожалуй, Татьяна Андреева.




Вера Васильевна и другие руководители синеньской группы.




Правобережные холмы, на одном из которых выше по течению располагаются Синенькие. На первом плане облитые солнцем носители полуденных грез из синеньской школы.




На корме. Второй слева (не считая мальчишки), между Сергеем Юшковым и Татьяной Андреевой, автор фотографий.




В центре - сидит - Людмила Кузьминская. Левее ее последовательно: Татьяна Андреева, Валентина Землянухина, Татьяна Солдаткина. На первом плане - Вихрев.




Слева Валентина Землянухина, в центре Людмила Кузьминская.





Людмила Кузьминская и Татьяна Андреева в каюте.




За кормой. Волга, текущая 5 миллионов лет.


Фотоснимки: Сагит Фаизов.

19 апреля 2017 г.

Персонажи и персоны мастера: профессор Кузьмин


Сагит Фаизов


Персонажи и персоны мастера: профессор Кузьмин. Из цикла 
«Мастер и Маргарита»*

  


     Кузьмин  (3),  профессор (2). Его ближайший прототип профессор хирург Василий Кузьмин, живший в особняке почти напротив дома Булгакова на Садовой.  Основная подразумеваемая персона - Оксман (3) Юлиан (8) Григорьевич (2), кон. зн. 4, литературовед, исследователь творчества А.С. Пушкина, заместитель директора Института русской литературы, арестованный по ложному доносу в ноябре 1936 г. и осужденный к 5 годам исправительно-трудовых лагерей в 1937 г. В эпизоде приема буфетчика Сокова профессором Кузьминым Оксман разговаривает сам с собой, прототип-проекция Сокова – тоже Оксман. Фото выпускников университета на стене кабинета, который был разбит нахальным воробьем, изображало выпускников Оксфордского  университета. Через полускрытое в фонемной перекличке фокстрота (воробья) с лексемой «Оксфорд» автор напоминает об Оксфордском университете и Oxonian, студентах и выпускниках этого университета. Однако этим напоминанием Булгаков отсылает читателя не к оксфордскому прошлому Оксмана (студентом Оксфордского университета он не был), а к фамилии Оксман, в котором формант «окс» имеет значение 2, равный числовому значению слова «профессор». 

* Публикуемое наблюдение базируется на чтении скрытого текста московских глав романа  - расшифровке вербально-числовой энигматики, охватывающей весь видимый текст произведения М. Булгакова, включая иерусалимские главы.

Иллюстрация
Оксман Ю.Г. Портрет. Фото. Источник копирования: 
http://www.sarrest.ru/tourism/ns/ni10.html



Фаизов Сагит Фяритович Персонажи и персоны мастера: профессор Кузьмин. Из цикла  «Мастер и Маргарита». Опубликована 10 октября 2012 г.

Галактионов Иван Васильевич






     Иван Васильевич - самое яркое мое впечатление от университета в сентябре 1970 г., первом месяце моего университетского курса (в сентябре или октябре, наша учеба началась с выезда "на картошку"). Красивый, поджарый, в идеально сидящем на нем темном, кажется, черном костюме, с постоянно вспыхивающей на его лице иронической улыбкой, правильной, несколько старомодно, "по-профессорски" выстроенной речью он долго отождествлялся мной с университетом, был для меня образом университета. Позже антропологическая визуальность университета обогатилась другими лицами - в то время истфак СГУ объединял неповторимо блистательную плеяду первоклассных ученых - но Иван Васильевич в моей памяти и в моем восприятии оставался в сердцевине коллективного портрета лучших наших учителей.



     Я не слышал его лекций, на нашем курсе он вел семинары, а лекции читал Леонард Адамович Дербов. Семинары же его составили образовательную школу, не менее важную в нашем вхождении в ауру университета, чем блистательные лекции Леонарда Адамовича. Каждый семинар Ивана Васильевича был многоголосым спектаклем, в котором доминировали его голос, его мысль, его дирижерская воля, подчинявшая его и наши импровизации четко выверенному сценарию созданного его воображением академического театра, неподражаемого и неповторимого. Не было ни одной существенной мысли в



наших докладах и оппонентских речах, которую бы он не заметил, ни одной оплошности, которой бы он не поправил - но не лапидарной и только лишь фиксирующей оценкой, а всегда - приглашением к рассуждению, к новому анализу источника, к новому размышлению над точкой зрения того или иного автора. Подбадриваемые феерией его иронических замечаний и спичей, мы учились думать, учились вглядываться в многообразие смыслов, учились, в частности, и пониманию того, что есть вопросы, на которые нет ответа.

     ...Спустя десять лет Иван Васильевич курировал мою работу над диссертацией, но я, по существу, сдавал ему экзамен по методологии исследования, привитой им в мое сознание за два семестра 1970/1971 учебного года.


Источник копирования первой фотографии: http://95.sgu.ru/default.php?id=724#img
Источник второй фотографии: http://istfak-90.narod.ru/prepody/prep/magicgallery/7.htm (справа - Игорь Данилович Парфенов, руководитель кафедры новой и новейшей истории зарубежных стран, в частности, в 1976 г., когда я защищал на этой кафедре дипломную работу).
Третья фотография, 1973 г., тоже из http://istfak-90.narod.ru

Сагит Фаизов

Образование мусульманки


 

Фаизов Сагит Фяритович

Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование.

Создано при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, грант 2006-2008 гг.

 

Глава 1    Доминирующие идейные установки относительно прав, статуса и социального комфорта мусульманок в конфессиональных СМИ

 

Образование мусульманки

 

     Подходы к проблематике образования и тематические приоритеты в мусульманских СМИ различались в соответствии с региональными или внутренне детерминированными особенностями изданий. Различия в подходах наблюдались по двум направлениям: место и значение духовного образования в сравнении со светским и смысл образования. При этом издания, контролируемые духовными управлениями, мало рассказывали о зарубежном образовательном опыте и отечественном светском образовании. Независимые от управлений издания, напротив, в той или иной степени пропагандировали зарубежный опыт и знакомили читателей с отечественным опытом совмещения конфессионального и светского образования в индивидуальных жизненных практиках. Эти издания (в первую очередь сайт «ислам.ру») размещали специальные публикации, посвященные образованию, что крайне редко наблюдалось в изданиях духовных управлений (если не считать новостные сообщения и краткие поучения общего характера).
     Один из образцов обращения к образовательному тематическому ресурсу – исторический очерк известной исследовательницы из Татарстана Гульнар Балтановой, размещенный в ж. «Минарет» и называвшийся «Великие женщины раннего ислама» (1). Образовательные характеристики первых известных мусульманок заняли наибольшее место среди всех характеристик героинь очерка. Супруга  посланника Всевышнего Айша, вошла в историю ислама как знаток его догматов, толкователь Корана и шариата, знаток истории, генеалогии и поэзии арабов, стала одним из самых верных передатчиков хадисов. Племянница Айши, тоже Айша, дочь Талхаха,  прекрасно знала историю арабов, хронологию событий ислама и астрономию, была замечательным оратором. В начале исламской истории жены Посланника, жены и дочери халифов, шейхов, богословов заводили свои домашние школы, где обучали студентов истории, основам шариата, поэзии, грамматике. Эта традиция, по мнению Г. Балтановой, стала одной из доминирующих в истории мусульманской цивилизации и имеет большое побудительное значение для современной мусульманской женщины.
     Рассказывавшие о зарубежном образовательном опыте публикации сайта «ислам.ру», представленные посетителям сайта в 2004 и 2005 гг. оказались родственными по духу предшественницами статьи Г. Балтановой: они сообщали о более успешном освоении мусульманскими женщинами образовательного пространства в сравнении с мужчинами-мусульманами и в сравнении с общими показателями образования развитых стран в гендерном срезе.   Дженнифер Эхрлич из «The Christian Science Monitor»в ст атье  «Европейские мусульманки опережают своих единоверцев-мужчин» (2) сообщала, что  многих молодых мусульманок Европы отличает образование, целеустремленность, владение несколькими иностранными языками. Зачастую они опережают своих единоверцев-мужчин в процессе интеграции в европейское общество, поисках работы и даже на политическом поприще. Этот успех дает надежду на то, что новым поколениям мусульманок удастся разорвать порочный круг безработицы и нищеты, господствующих в настоящее время среди проживающих в Европе иммигрантов из исламского мира. Однако беспокоит то, что мужчины-мусульмане не могут похвастаться аналогичными достижениями. Кристиан Тиммерман из Исследовательского центра равных возможностей Университета Антверпена: «Разница между мальчиками и девочками проявляется еще в семье. В турецкой и марокканской диаспорах Бельгии мальчики обычно пользуются большей свободой и могут идти туда, куда захотят. Девочки же вынуждены сидеть дома, и в результате они посвящают больше времени учебе. Тем самым, как ни парадоксально, закладывается фундамент их будущей независимости». Хотя девочки-мусульманки также подвергаются давлению со стороны коренных европейцев (из-за этнокультурных различий).
     При помощи Корей Хаббас из США (Iviews) (3)  сайт информировал русскоязычную умму о том, что  мусульманки уверенно продолжают осваивать сферу науки, и среди выпускников высших учебных заведений в некоторых из стран исламского мира, по данным ЮНЕСКО, их уже больше, чем мужчин. В этой связи на Международном конгрессе «Ученые-мусульманки за лучшее будущее» в 2000 г. в Марокко было подчеркнуто, что «...целостное следование принципам ислама и совершенствование знаний в области науки может быть достигнуто независимо от пола». Поэтому ученые-мусульманки сегодня становятся лидерами в своей области знания, завоевывают награды, получают патенты и вносят большой вклад в познание мира человеком. Уже сегодня даже Соединенные Штаты отстают от шести мусульманских стран по проценту женщин, защитивших дипломы по научным специальностям. Среди них - Бахрейн, Бруней, Кыргызстан, Ливан, Катар и Турция. Марокко же опережает США по проценту женщин среди выпускников-инженеров.
     Однако автор признает, что женщины в мусульманских странах сегодня все еще часто сталкиваются со сложностями на пути к образованию - такими же, которые стоят перед представителями и представительницами других конфессий. В первую очередь, такая ситуация предопределена бедностью, политической нестабильностью, авторитаризмом и зависимостью от иностранных держав. И все же, несмотря ни на что, сегодня в Тунисе – стране, 98% населения которой – мусульмане, - число женщин среди учащихся высших учебных заведений на 5% превышает число мужчин. В Малайзии женщины составляют 55% учащихся высших учебных заведений, в Ливане – 54%, в Иордании и Ливии – 51%. Бахрейн намного перегнал США по доле женщин среди лиц, получающих высшее образование.
     Социолог Муктедар Хан предложил свой, гораздо более драматичный взгляд на проблему доступности образования для мусульманок. В наблюдаемых ныне исторических процессах, писал он в упоминавшейся статье, мусульманки оказываются в самом центре схватки между империализмом современности и непримиримостью традиций.
     В частности «Талибан» постоянно стремился лишить афганских женщин образования, являющегося самой сутью эмансипации. С другой стороны, в Турции для защиты гражданского общества от так называемого «религиозного дурмана», секуляристы полицейскими дубинками выгоняют мусульманок из школ и университетов. Во Франции, той стране, где родилось современное понимание свободы в ходе великой революции, там, откуда приходит новая мода на одежду для всего мира, политики не дают девушкам в хиджабе учиться из-за претензий к покрою их платков. Так на Западе и Востоке, в светском или религиозном обществах, все силы твердо намерены препятствовать подлинной эмансипации мусульманок (4).
     Препятствия к образованию могут и не иметь политической подоплеки. Трудность совмещения семейной жизни и получения образования приходится переживать многим зарубежным мусульманкам как в поликонфессиональных, так и в моноконфессиональных сообществах. Южноафриканская студентка Биби Айша Уадвалла и сайт «ислам.ру» советуют молодым людям, получающим образование и решившим связать свои судьбы, заключать брачный контракт с тем, чтобы совместную жизнь начать позже. Брак таких мужа и жены не является полным, но они имеют законную возможность, с точки зрения шариата, проводить время друг с другом и совмещать учебу с семейной жизнью (5).
     Существование столь же драматичных коллизий в жизни российских мусульманок, когда они вынуждены выбирать между образованием и отказом от него в пользу приватной жизни в семье подсказывает письмо молодой мусульманки Т.Р., опубликованное дагестанской газетой «Ас-салам» в мае 2007 г. Т.Р. окончила среднюю школу с очень хорошими показателями, среди текущих оценок у нее не было даже четверок. Но ее отец не разрешает ей поступать в какое-либо учебное заведение, полагая, что знания основ веры и обязанностей женщины по дому дочери вполне достаточно для дальнейшей жизни. Девушка пишет: «Объясните мне, разве ислам и стремление к знаниям не совместимы? Или надо изучать лишь исламские науки, а светские - мусульманкам, и, правда, не нужны и в дальнейшем не понадобятся?» (6). Прямых ответов на это письмо не последовало, несмотря на обращение редакции к читателям поделиться своими мнениями. Косвенным ответом самой редакции стало, видимо, интервью со студентками Северо-Кавказского исламского университета, которые рассказали о своих мотивах поступления в университет (основные – поиск идентичности и ощущение призвания) и удовлетворении, испытываемом ими от обучения (7). Ранее, в ноябре 2006 г., газета «Ас-салам», обращаясь к читательницам, писала об особом значении для мусульманки религиозного образования: «Ни один из нас не должен забывать, что вместе с обязанностями, возложенными на нас в связи с профессиональной деятельностью, мы должны выполнять и свой долг перед Всевышним Аллахом, так как следует зарабатывать не только для этой жизни, но и для вечной» (8).  
     Господствующим видом образования для российских мусульманок в 2001-2007 гг. продолжало оставаться светское, параллельно во все большей степени распространялось обучение основам исламских наук, арабскому языку и исламских культурологических дисциплин (9). Получение российскими мусульманками качественного светского и качественного конфессионального образования расценивалось в СМИ как идеальный образовательный путь. Но все более ощущалось наличие двух проблем на этом пути: а) существование ограничений со стороны родителей, в одних случаях к получению конфессионального образования, в других – к получению светского образования, б) неясность или отсутствие профессиональных перспектив для девушек и женщин, получающих конфессиональное образование в медресе и вузах (10). Ограничение конфессиональной образованности задачами личностного совершенствования и подготовкой к семейной жизни и воспитанию детей, ограниченность или отсутствие профессионального назначения конфессионального образования – таковы основные симптомы неблагополучия в складывавшейся образовательной системе, адресованной мусульманкам.
     Энергичные инвективы Муктадер Хана по поводу двойных стандартов государств мусульманского «юга» и христианского «севера» в области образования не имели прямого отношения к России, но содействовали пониманию универсальности патриархатных систем и узнаванию эволюционных зигзагов привычных либеральных доктрин в эпоху глобализма и преодоления глобализма.

 

Сноски и примечания

 

1.       Балтанова Г. Великие женщины раннего ислама Минарет: Российский журнал исламской доктрины. 2005. № 4. С. 12-19.

2.        Эхрлич Дж. (The Christian Science Monitor)

2.Европейские мусульманки опережают своих единоверцев-мужчин // http://www.islam.ru/woman/shool/ (10.06.2004).

3.       Корей Хаббас (Iviews) Мусульманки в науке:  http://www.islam.ru/woman/musscin/

(30.09.2005).

4.       Муктедар Хан Положение современной мусульманки. Как мы можем его исправить? //

Международный форум исламского диалога «IslamXXI» и

http://www.islam.ru/woman/somop/ (25.08.2006).

5.       http://www.islam.ru/woman/meviza/ (13.09.2006).

6.       Ас-салам. 2007. № 9. С.10. Параллельная точка зрения другой девушки (Gashik Naila), отразившаяся на одном из интернет-форумов: «Я считаю, что женщина должна иметь возможность помимо духовного получить и светское образование, иметь выбор, а также иметь возможность работать» (http://www.mtss.ru: форум Gashik Naila 02 января 05 Дуслар).

7.       http://www.assalam.ru/arhiv/11_musulmanka.shtml.

8.       М. Баканова Женщина и образование // http://www.assalam.ru/arhiv/11_musulmanka.shtml.

        9. Об интересе девушек и женщин к религиозному образованию и их мотивационных установках, численном доминировании женщин в медресе и на курсах при московских мечетях см., в частности: Сабирова Г. Как остаться мусульманкой: опыт разных поколений // Устная история и биография: Женский взгляд. Москва, 2004. С.  3, 7-8.  Некоторые сведения о количестве учащихся девушек: в 2002 г. на дневном отделении  медресе «Мухаммадия» в Казани обучались ок. 100 девушек (из 217 учащихся), в 2007 г. в медресе при Соборной мечети г. Москвы обучались более 100 девушек (из 250 учащихся), в медресе г. Стерлитамака обучались ок. 30 девушек, в Российском  исламском университете – ок. 40 девушек, в Алметьевское медресе (Татарстан) приняты на 1 курс. 33 девушки и 43 юноши. В январе 2007 г. в пос. Уруссу (Татарстан) состоялось открытие медресе для девушек (на 40 человек). Г. Сабирова отмечает, что женщины составляют основную часть учебной аудитории медресе Москвы (Сабирова Г. Указ соч. С. 13).

        10. Авторы опираются здесь на личные наблюдения за выпускницами и учащимися медресе и вузов Казани, Москвы и Нижнего Новгорода. 

 

Фаизов Сагит Фяритович Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. Ранее не публиковалось. Выше представлен третий параграф 1-й главы.