Category: путешествия

Верхазовский список участников Великой Отечественной войны



Сагит Фаизов

Список участников Великой Отечественной войны Верхазовки и населенных пунктов на территории Верхазовского сельского совета по состоянию на 28 октября 2019 г.


В нем 437 персон. В списках памятника Верхазовки присутствуют имена 267 персон, из них одна персона, по всей вероятности, указана дважды (то есть наблюдается повторение одного и того же сочетания одинаково написанных фамилии, имени и отчества), найти двух соответствующих персон в доступной мне документации (сайтах Центрального архива МО РФ, в первую очередь) пока не удалось; другая персона включена в список, на мой взгляд, без достаточных оснований. Правила, которых я придерживаюсь при определении общих границ состава списка (контента) и в написании антропонимов (имен,отчеств, фамилий), были изложены при предшествующей публикации списка - здесь, в ЖЖ. В нынешнем формате списка предполагается, как и ранее, что отдельные участники войны указаны дважды или даже трижды (вследствие обозначения фронтовиков в документах, во многих случаях, различно написанными антропонимами или при помощи новых - относительно метрики и иных документов мирного времени - имен, отчеств, фамилий). Провести исчерпывающую идентификацию в таких случаях крайне затруднительно.
Отдельные случаи расхождения списка памятника в Верхазовке с представленным списком.
Из шести Амирхановых-Амерхановых* или семи (с Ахмерхановым) репрезентуемого списка на памятнике нет ни одного.
Из двенадцати  Аминовых репрезентуемого списка на памятнике три или четыре человека (трудность чтения надписи на фотоснимке памятника, см. также пояснение в конце списка).
Из восьми Амировых репрезентуемого списка на памятнике четыре или пять (тот же случай трудности чтения).
Из восьми Гафуровых репрезентуемого списка на памятнике четверо и один Гафуров написан как Гафурович.
Из пяти Каримовых репрезентумого списка на памятнике двое.
Из четверых Баржановых на памятнике один.
Из четырнадцати Салиховых репрезентуемого списка на памятнике семь.
Из семи Азизовых репрезентуемого списка на памятнике четверо.
*В связи с такой формой фамилии как Амерханов поясню, на всякий случай, что имя Амирхан, породившее фамилию, происходит от сочетания слов "әмир" ("эмир" русского языка) и "хан", а слово "әмер" татарского языка означает "приказ", "повеление".



Постер С.Ф. на основе собственного снимка памятника в Верхазовке.




1. Абайдуллин Абдулхак Абдрахманович
2. Абайдуллин Абдулхак Ибрагимович
3. Абайдуллин Адельша Хусаинович 1902-1943
4. Абайдуллин Тагир Мухамеджанович (Махамаджиевич) 1915-1941
5. Абайдуллин Тагир Фахретдинович (Фахриевич) 1903
6. Абдрашитов Умар Насюкович (Мясюкаевич) 1915-1945
7. Абдрашитов Фягим Якубович 1927
8. Абдуллин Жавят Исмаилович 1915-1941
9. Абдуллин Махмут Халилович 1916-1943
10. Абдульмянов Ахмет Ганиевич
11. Абдульмянов Мансур Ганиевич
12. Абдульмянов (Фаизов) Усман Умярович 1899-1944
13. Абдюшев Магсум (Максим) Мутыевич 1914-1942
14. Абжалимов Абдулхай Сафиевич 1903-1943
15. Абжалимов Ахат Сафиевич 1908
16. Абжалимов Искандер Абдулович 1914
17. Абжалимов Исмаил Абдулович
18. Абжалимов Сулейман Аллямович 1925-1944
19. Абжалимов Хаким Салихович 1913
20. Абкаримов Искандер Аллямович
21. Абсалямов Саит Бекерович 1920
22. Абузяров Амир Ирьятович 1912
23. Абузяров Абдулхак (Абдулхай) Аллямович 1911
24. Абузяров Ахат Айсович1916
25. Абузяров Бари Шайхиевич 1919
26. Абузяров Зайнулла Измайлович
27. Абузяров Махмут Айсович 1922
28. Абузяров Махмут Ирьятович 1901-1941
29. Абузяров Ракип С. 1915
30. Абсалямов Кабир Хасянович 1925
31. Абсалямов Махмут
32. Агишев Абдулхай Салахович 1915
33. Агишев Ахмет Атауллович
34. Агишев Махмут Сибгатович
35. Агишев Махмут Салахович
36. Агишев Мухамет Атауллович
37. Агишев Халим Салахович 1913
38. Агишев Хусаин Салахович 1901
39. Агишев Шакир Камалович 1901
40. Азизов Камиль Фахретдинович
41. Азизов Касыйм Фахретдинович 1901
42. Азизов Семен Семенович
43. Азизов Сулейман Зияхович
44. Азизов Тимофей Махмутович 1915
45. Азизов Юсуп Камилович
46. Азизов Сулейман Фахретдинович 1910
47. Азиханов Халим Абкадирович
48. Айзатуллин Шукур Мансурович
49. Айнетдинов Махмут Хусаинович
50. Айнетдинов Саит Хусаинович 1908
51. Айнутдинов Талха Махмутович 1925
52. Айнуллин Насип Сабирович
53. Айнуллина Жаухар Сабировна
54. Аксянов Касым Исмаилович
55. Аксянов Николай Сулейманович
56. Алиев Абдулла Мавлютович 1898
57. Алимбеков Нургали Мухаметович
58. Алимов Абдрахим Абдрахманович 1914
59. Алимов Абдулла Алямович 1901
60. Алимов Абдулла Садыйкович 1925
61. Алимов Абдулхай Загитович 1914 (или 1913)
62. Алимов Абдулхай Хусаинович 1905
63. Алимов Анвар Хабибулович (Хайбулович)
64. Алимов Андрей Алексеевич 1908
65. Алимов Жавят  Абдуллович
66. Алимов Ибрай Алиевич
67. Алимов Искандер Хайбулович (Хайбулатович) 1916
68. Алимов Исмаил Шарафутдинович 1901
69. Алимов Исхак Шарафутдинович 1909
70. Алимов Камиль Сабирович 1916
71. Алимов Карим Абдрахманович 1925
72. Алимов Сагит Загитович 1924
73. Алимов Сагит Хайбулович 1922
74. Алимов Садыйк Хусаинович
75. Алимов Самет Загитович 1910
76. Алимов Тажи Шарафутдинович
77. Алимов Халим Махмутович 1895
78. Алимов Хамит Тажиевич
79. Алимов Шайхи Абдулович
80. Алмаев Адельша Алиевич
81. Алмаев Идрис
82. Алмаев Сабир Идрисович 1912
83. Алмаев Хабуш Юнусович
84. Алмаев Якуб Юнусович
85. Альмяшев Айса Юсупович 1914
86. Альмяшев Муса Юсупович
87. Аминов Али Шахович 1914
88. Аминов Рахим
89. Аминов Искандер Исмаилович
90. Аминов Магсум Юсупович
91. Аминов Зайдулла Юнусович
92. Аминов Загит 1913
93. Аминов Ибрай Саляхович 1913
94. Аминов Магсум Юнусович 1925
95. Аминов Максут
96. Аминов Мансур Юнусович
97. Аминов Мансур Юсупович
98. Аминов Якуб Салахович
99. Амиров Абдулла Якубович 1924-1943
100. Амиров Искандер  Хисматович 1912
101. Амиров Искандер Ахметович
102. Амиров Искандер Хасанович
103. Амиров Магсум Якупович 1911
104. Амиров Махмут Хисматович 1907-1942
105. Амиров Сабир Аллямович 1920
106. Амиров Федор Сергеевич 1924
107. [Амиров] Якуб Хасанович 1906
108. Амирханов (Амерханов) Абдулла 1910
109. Амирханов (Амерханов) Абдулла 1910
110. Амирханов (Ахмерханов) Мансур Шихапович 1917-1945
111. Амирханов (Амерханов) Махмуд
112. Амирханов (Амерханов) Мухамет Шайхиевич 1924
113. Амирханов (Амерханов) Михаил Шахабович
114. Андинов Мустафа Фазылович 1901
115. Арсланов Абдулла Хусаинович1922-1945
116. Арсланов Спартак Гиматьевич 1925-1945
117. Арсланов Хасан Хусаинович 1925
118. Асадулин Исмаил Сафиевич
119. Ахатов Тлеугали (отец Мералиев Ахат)
120. Ахмеров Алеш Абубекерович
121. Ахмеров Абдулла
122. Ахметжанов (Ахмержанов) Исмаил Сулейманович 1925
123. Ахметжанов Гумяр Усманович 1916
124. Ахметжанов Мансур Шахапович
125. Ахсянов Касыйм Исмаилович
126. Ахсянов Махмут Юнусович
127. Ахсянов Махмут Исмаилович
128. Багапов (Богапов) Билял Хусаинович 1921
129. Багапов Жафяр Абдулхалимович
130. Багапов Жафяр Салахович 1925
131. Багапов Ниязитдин Кашафович
132. Багапов Салях Биктимирович
133. Байбиков Абдулла Усманович 1926
134. Байбиков Абдулхай Усманович
135. Байбиков Анатолий Устинович 1912
136. Байбиков Искандер Атауллович 1912
137. Байбиков Искандер Ахметович 1913
138. Байбиков Усман Мубинович
139. Байбиков Хусаин Насибович
140. Байбулатов Зайдулла Абдулович
141. Баржанов Касым Айсович 1920
142. Баржанов Максим Айсович 1922
143. Баржанов Мустаким Мутыевич
144. Баржанов Хусаин Айсович
145. Батраев Абдулла Хусаинович 1914
146. Батраев Алексей Мавлютович
147. Батраев Жават Мутыевич
148. Батраев Камиль Шайхиевич
149. Батраев Мансур Шайхиевич 1915
150. Батраев Махмут Хусаинович
151. Батраев Магсум Хусаинович
152. Батраев Нариман Алямович
153. Батраев Николай Александрович 1924
154. Батраев Сагит Зайнулович
155. Батраев Халил Сибгатович
156. Батраев Халим Шайхиевич 1911
157. Баширов Рахим Хусаинович
158. Бахтеев Сайфетдин Шамсутдинович 1901
159. Бикаев Ахмет Жамалович 1913
160. Бикаев Максут Хусаинович 1926
161. Бикаев Мансур Хасанович 1926
162. Бикаев Михаил Касьянович 1926
163. Бикаев Хусаин Усманович
164. Биккалиев Ураш Дюсенгалиевич 1923
165. Бектемиров Владимир Андреевич
166. Бектемиров Халик Мутыевич
167. Бикмухаметов Мухамет Жамалович 1907
168. Биктимиров Искандер Хасанович 1926
169. Биктимиров Мустяким Хасанович 1912
170. Биктимиров Михаил
171. Биктимиров Саит Хасянович 1925
172. Биктимиров Хасан Айсович 1901
173. Булатов Федор Гаврилович
174. Буренко Иван Антипович
175. Вахитов Нягим Фаттахович 1911
176. Вахитов Фетхулла Фаттахович
177. Вельшин Тауфик Махмутович
178. Гафуров Алим Мухаметович
179. Гафуров Ахмет Мутыевич
180. Гафуров Ахмет Хусаинович
181. Гафуров Махмут Хусаинович
182. Гафуров Мустафа Хусаинович
183. Гафуров Сабир Махмутович
184. Гафуров Сагит Махмутович 1925
185. Гафуров Саит Хусаинович
186. Джамбаев Кван (Куан) Усманович
187. Едиханов Абдулла Мухаметович 1912
188. Жамалов Жафяр Шайхиевич 1919
189. Желовдинов Каван Усманович
190. Жумакаев Мукатай
191. Забиров Абдулла Исмаилович
192. Забиров Ахат (Абдулахат) Зияхович
193. Забиров Сулейм Кабирович
194. Забиров Сулейман Мутыевич
195. Забиров Усман Юсупович
196. Забиров Хасан Азизович
197. Ибрагимов Камиль Адельшович
198. Ибрагимов Карим Адельшович
199. Идрисов Абдулла Атаулович
200. Измайлов Касым Садюкович
201. Измайлов Нургали Садюкович
202. Ильясов Абдрахман Алюкович
203. Ильясов Абдулла Алюкович
204. Ильясов Умар Усманович
205. Ильясов Халим Алюкович
206. Казаков Абдрахман Аллямович
207. Казаков Махмут Аллямович
208. Казаков Сабир Жамалович
209. Казиев Юсуп Хусаинович
210. Кайбулатов Мустафа
211. Калаганов Жумагали Армуканович
212. Камалетдинов Ахмет Алиевич
213. Каримов Исмаил Умярович
214. Каримов Камиль Талипович
215. Каримов Сулейман [Абатович]
216. Каримов Юнис Матвеевич 1916
217. Каримов Юсуп Идрисович
218. Кармакаев Абдулла Камалович
219. Коблов Виктор Степанович
220. Козиев Юсуп Хоязинович
221. Колтунов Мустафа
222. Кулинов Кадыр Кулинович 1918
223. Кульмашов Герман Харисович
224. Курмаев Мустафа
225. Курмаев Ибрай Сафиевич 1904
226. Курмышев Гельман Харисович
227. Летеев Насиб Салахович 1907
228. Мирошников Андрей Макарович 1918
229. Митяев Абдулла Миначевич 1900
230. Митяев Михаил Абрамович 1925
231. Митяев Тагир Илачевич
232. Мулдашев Сагит 1920
233. Муракаев Якуб Илачевич 1914
234. Мусин Али Айсович 1909
235. Муслимов Абдулхай Хайбулович 1916
236. Муслимов Жафяр Шакирович 1926
237. Муслимов Мавлет
238. Муслимов Шакир Халикович 1901
239. Мустафин  Махмут Асфандиярович
240. Мустафин Зайдулла Асфандиярович
241. Мустафьев Махмуд Асфандиярович
242. Мусякаев Ахат Хусаинович 1917
243. Мусякаев Жават Камалович
244. Мусякаев Махмут Хусаинович 1926
245. Мусякаев Махмут Мусафович 1926
246. Мухамеджанов Умар Алюкович 1896
247. Мухаметжанов Ахметсафа Халилович (Халимович) 1918
248. Мухаметжанов Исхак Калюкович
249. Мухаметжанов Абдулла Калюкович
250. Мухаметжанов Абдулла Алюкович
251. Мухаметжанов Искандер Абдулович
252. Мухаметжанов Касыйм Абдулович
253. Мухаметжанов Махмут Хусаинович
254. Мухаметжанов Сагит Абдулович
255. Мухаметжанов Шикур Умярович
256. Мухаметжанов Юсуф Халилович (Кялилович)
257. Мухаммадеев Махмуд Зарифович
258. Мухтаров Назим Набиуллович 1924
259. Нагметов Абдулла
260. Нагметов Атбулат, сын Нагмета Мугамбетова
261. Надыршин Ибрагим Шавалевич
262. Надыршин [Капрел] Ш.
263. Надыршин Хабуш
264. Нажметдинов Касым Сафович 1927
265. Насыров Абдулла Мутыевич
266. Насыров Абдулхак Мутыевич
267. Насыров Ахмет Мутыевич
268. Насыров Нургали Абкадирович 1910
269. Насыров Хусаин Умярович
270. Нигматуллин Абдулхай Султанович
271. Нигматуллин Ариф Якубович 1906
272. Нигматулин Усман Якубович
273. Нигметулин Абдулхай Имадиевич
274. Рамазанов Абдулла Азизович
275. Рамазанов Абдулла Мамбетович
276. Рамазанов Ахмет Азизович 1901
277. Рамазанов Ибрагим Мухаметович
278. Рамазанов Сабир Маулевич
279. Рамазанов Саит Мухаметович 1925
280. Рамазанов Тагир Маулевич 1917
281. Рахимов Жафяр Махмутович
282. Рахимов Мансур Идиатуллович
283. Рахматуллин Абдулла Хамкаевич 1906
284. Рахматуллин Абдулла Хамедулович
285. Рахматуллин Ахмет Насипович 1910
286. Рахматуллин Илья Гирьянович
287. Рахматуллин Карим Утегенович 1924
288. Рахматуллин Максим Абдулович
289. Рахматуллин Мухамет Насипович 1903
290. Рахматуллин Михаил Ильич 1896
291. Рахматуллин Саит Насипович 1915
292. Рахматуллин Юсуп Хайбулович
293. Рахматуллин Усман Ганиевич 1901
294. Резниченко Владимир Васильевич
295. Родина Клавдия Ивановна
296. Романов Тагир М.
297. Рубцов Василий Михайлович
298. Сабитов Ахметгали Хайбулович
299. Сабитов Искандер Хайбулович 1914
300. Сабитов Нургали Хайбулович 1916
301. Сабитов Хусаин Хайбулович
302. Сайфетдинов Абдулхай Шихапович 1922
303. Сайфетдинов Ибрай Шихапович
304. Сайфетдинов Касим (на памятнике Замит) Шихапович 1922
305. Сайфетдинов Халим (на памятнике Сафетдинов Хилим) Шайхиевич 1911
306. Сайфетдинов Хасян Сафаргалиевич
307. Сайфуллин Абдулхалим Салахович (на памятнике Саматович) 1901-1942
308. Сайфуллин Хусаин Салахович
309. Сайфуллин Абдулхак  (Алексей Сафронович)
310. Сайфуллин Абдулхай Аллямович
311. Сайфульмулюков Махмут Абдулхакович 1899
312. Сайфутдинов Жамил Шайхиевич
313. Сайфутдинов Алексей Сафронович
314. Сайфутдинов Хамет Шихапович
315. Сайфутдинов Хасан Сафарович 1896
316. Сайфудинов (Сайфетдинов?) Хасан (Каган) Сафронович 1897 (или 1896); видимо, он же Сайфетдинов Касай 1897 г. р.
317. Салихов Ахмет Гилманович
318. Салихов Ахмет Сибгатович  1917
319. Салихов Гали Вилданович
320. Салихов Жавят Абдулхаевич
321. Салихов Жавят Шайхулович 1925
322. Салихов Камиль Нургалиевич 1926
323. Салихов Мансур Абдрахманович 1923
324. Салихов Махмут Абдрахманович 1914
325. Салихов Мухаммат Абдрахманович 1912
326. Салихов Нургали Айсович 1899
327. Салихов Усман Гильмянович 1904
328. Салихов Фягим Шакирович 1925
329. Салихов Халим Абдрахманович 1919
330. Салихов Юсуф Билялович
331. Саттаров Бари Шарафетдинович
332. Сафаргалиев Усман Азизович 1914
333. Сафаров Абдулла Шарипович 1901
334. Сафаров Абдулхай Миначевич
335. Сафаров Махмут Миначевич
336. Сафаров Ракыйб Алиевич
337. Сафаров Юнус Сираевич 1912
338. Сафаров Сулейман Сыраевич
339. Султанов Хусаин Мусеевич
340. Субханкулов Мутый Мусеевич
341. Субханкулов Хосни Шабаевич
342. С..тиков (Ситтиков? Салтыков?) Алимжан
343. Тансаров Саит Абдулович
344. Тахтаров (Туктаров, Тухтаров) Махмут Умярович 1909
345. Тахтаров  (Туктаров, Тухтаров) Сулейман Умярович 1912
346. Тернов Владимир Иванович
347. Туктаров (на памятнике Туткаров) Абдулхай Ахсянович 1916
348. Туктаров Усман
349. Туктаров Хасян Халилович
350. Туктаров Халил Мусеевич
351. Туктаров Мансур Атауллович
352. Туктаров Михаил Семенович
353. Туктаров Мунир Атауллович 1914
354. Туктаров Искандер Мусеевич
355. Туктаров Шавкат Абдулович
356. Тухватуллин Абдулла Атауллович 1924
357. Тухфатуллин Тагир Ибрагимовыч
358. Умяров Атаулла
359. Умираев (Умяров?) Алексей Иванович
360. Фаизов Али Умярович 1913
361. Фаизов Камиль Хасанович 1925
362. Фаизов Сагит Усманович 1925
363. Файзуллин Хусаин Набиевич
364. Фатхуллин Адельша Калюкович
365. Фатхуллин Рифгать Атауллович 1922
366. Фатхуллин Мостаким Атаулович 1900
367. Фатхуллин Сабир Загитович
368. Фатхуллин Сафа Хасянович 1899
369. Фатхуллин Усман Ахсянович
370. Фатхуллин Фарит Загитович 1909
371. Фатхуллин Шавкет Атаулович 1923
372. Фахретдинов Абдрахман (на памятнике Абдрахманов) Айсович 1910
373. Фахретдинов Жават (Евгений) Усманович
374. Фахретдинов Исмаил Айсович 1918
375. Фахретдинов Мансур Хусаинович
376. Фахретдинов Мухамет Абдулович
377. Фахретдинов Фарит Каюмович 1913
378. Федин Александр Иванович
379. Хабибуллин Абдулла Халилович (или Халимович) 1904
380. Хабибуллин Адельша Абдулхакович
381. Хабибуллин Закир Рятович  (Ирьятович?)
382. Хабибуллин Тагир Хусаинович 1894
383. Хабибуллин Фягим Абдулович 1925
384. Хаиров Шакир Мингазевич
385. Хайров (на памятнике Хайрович) Шахир Абубекирович 1917
386. Хасянов Абдулхак Ирьятович
387. Хасянов Камиль Умярович
388. Хасянов Магсум
389. Хасянов Махмут Умярович
390. Хасянов Саит Умярович
391. Хасянов Халим Умярович
392. Хантимиров Абдулхай Абдрахманович
393. Хантимиров Усман Шарипович
394. Хантимиров Хасян А.
395. Хуббеев Шавкет Шакирович
396. Хусаинов Ахмет  Харрясович 1908
397. Хусаинов Ибрагим Исламович
398. Хусаинов Магсум Харрясович
399. Хусаинов Тагир Харрясович
400. Хусаинов Хаким
401. Чунгуров Султан Азизович 1903
402. Чунгуров Хусаин Азизович 1906
403. Чуриков Иван Федорович 1906
404. Шабаев Абдрахман Билялович 1918
405. Шабаев Абдулла Билялович 1911
406. Шабаев Закир Хасанович
407. Шабаев Исхак Хайруллович 1914
408. Шабаев Махмут Ибрагимович
409. Шабанов Якуб Хусаинович
410. Шамазин Вагиз Мингачевич
411. Шамсетдинов [Мубаракша]
412. Шарипов Абдулла Аллямович
413. Шарипов Абдулла  Зайнукович 1902
414. Шарипов Камил Абдулович
415. Шарипов Шавкет Абдуллович 1925
416. Шарипов Юсуп Зайнюкович 1922
417. [Шарцев Солях Одисович]
418. Шафеев Александр Евгеньевич
419. Шафеев Тагир Камалович
420. Шафеев Махмут Ахметович 1914
421. Юмакулов Зайнулла Абдуллович
422. Юсупов Абдулхай [Ахметович]
423. Юсупов Абдулхай Межитович
424. Юсупов Махмут Усманович 1902
425. Юсупов Сагит [Cафилович]
426. Якупов Рауф Ибрагимович
427. Ямашев Абдрахман Хуснутдинович
428. Яфаров Шайхи Ахметжанович 1907
429. Яхин Абдрахман
430. Яхин Абдулхай Ибрагимович 1907
431. Яхин Жабир Мусеевич 1925
432. Яхин Жамиль Мусеевич
433. Яхин Искандер Мусеевич
434. Яхин Камиль Мусеевич (Камин Мусеевич) 1927
435. Яхин Саит Ибрагимович
436. Яхин Халик Ибрагимович
437. Яхин Хафиз Хусаинович
*Фамилия (а также имя, отчество) фронтовика перенесены из списка на памятнике в Верхазовке (фотоснимок, плита с именами павших, которая начинается с имени Исмаила-абзий Алимова), но из-за отблеска на снимке уверенное прочтение оказалось затруднительным.
Опубликован 29 октября 2019 г.

Судакский пляж 17 сентября. Фотоснимки и постеры

Сагит Фаизов

Судакский пляж 17 сентября. Фотоснимки и постеры





Далекий дождь над Партенитом и Алуштой



В ожидании новой волны



Сахарные эмоции с привкусом льда



Дефиле в мантии из пены



Отсеченная пена, или геометрическая волна



Уходящая натура



Явление царицы моря



Уход царицы моря



Молитва рыбака



На берегу



У кромки волн



Вспоминая Александра Дейнеку


Снимки и визуализации (постеры) - С.Ф.

Опубл. 19 сентября 2019 г.

Чайки. Фотоснимки и постеры

Сагит Фаизов

Чайки. Фотоснимки и постеры


Судакский пляж, 17 сентября




Глиссада



Поцелуй в объектив



Простор



Измерение неба


Силуэт



Портрет в рост


Опубл. 18 сент. 2019 г. 

Из крымских снимков в июне

Кутлакский пляж вечером 14 июня. Кутлак - татарское именование села Веселое, находящегося вблизи Судака. Вероятное значение слова "кутлак" - "счастливое", "удачное" (место). За спиной фотографа на горе располагаются развалины крепости Боспорского царства, известной в литературе как Кутлакская крепость. Предполагается, что на берегу моря под крепостью находился порт. За мысом, на дальнем плане, расположены Царская бухта и поселок Новый Свет.
Collapse )

Набоковские Машенька и Ниндзя Ганин

Сагит Фаизов

Набоковские Машенька и Ниндзя Ганин



В «Машеньке», первом романе Владимира Набокова, наблюдается кодировка основных скрытых смыслов произведения при помощи японских лексем и письменности «хирагана», одной из трех систем японского письма, хотя, по меньшей мере, в двух случаях он обращается к системе «кандзи».

Путь кодировки.

Создавая планировку пансиона, в которой живут Ганин и другие персонажи, за исключением Людмилы, Набоков три комнаты располагает слева, другие три напротив слева, между двумя рядами комнат идет узкий коридор, который у столовой круто загибает вправо. Получившаяся схема своим прямым концом, началом коридора и прихожей, выходит к железной дороге, видной из комнат по обеим сторонам коридора, то есть железная дорога проходит перпендикулярно коридору. При этом Ганину мерещится, что поезда, с их грохотом, дымом и землетрясением, проходят через дом. Планировка пансиона, отмеченная подчеркнуто узким коридором и подчеркнуто тонкими стенами между комнатами, повторяет, в сочетании межкомнатных стен и коридора, рисунок двух знаков системы «хирагана» - «ма» и «ки» - и иероглифа «рука» системы «кандзи». Основной элемент всех трех знаков – вертикаль, пересеченная горизонтальными перекладинами (у «ма» и «ки» перекладин две, у иероглифа есть и третья перекладина, но она не пересекает вертикаль, а стыкуется с ней своей серединой, то есть обозначает, в проекции на план пансиона, стену между комнатами 1 и 6 и прихожей) [1]. Линия железной дороги, «проходящая сквозь дом», служит дополнительной подсказкой к распознаванию функции межкомнатных стен, в первой проекции, во-второй, сама по себе может прочитываться как основной элемент трех репрезентуемых знаков японской письменности – в силу того, что на картах двухколейная железная дорога изображается как длинная линия, пересеченная двумя короткими, трехколейная – с тремя поперечными короткими линиями [2].

Дополнительные указания на присутствие японского письма в кодировке: знаки «ма» и «ки» актуализированы в слове «макинтош», или в плаще, который носит Ганин, упоминанием этого макинтоша завершается роман; в разговоре с Подтягиным Ганин признается, что его настоящая фамилия не Ганин, но «фальшивая» фамилия персонажа образована второй половиной слова «хирагана», следовательно, «настоящая» - «Хирин»; Подтягин знакомит Ганина со своим одноклассником Куницыным – фамилия последнего призвана актуализировать стилистику «кунъёми» в чтении иероглифов «кандзи»; обрывок письма Людмилы, процитированный Набоковым, содержит четыре целых и почти в два раза больше  оборванных слов – напоминание о слоговой структуре «хираганы», «женского» письма японской культуры.  Общее указание на японскую кодировку дано в припоминании няни, которая ухаживала за Ганиным в усадьбе и которая любила «прибаутки, японские словечки, оставшиеся у нее от войны четвертого года»; сам Ганин в лучшие дни – «японские акробат». «Война четвертого года» находится в коррелятивной связи с японским обозначением апреля как «четвертого месяца» (комнаты в пансионе пронумерованы листками из апрельского календаря); иероглиф «месяц» (в «кандзи») имеет большое сходство с ящичками в столе, то есть связан с фотографией Машеньки, находящейся в одном из ящичков стола в комнате «1 апреля» [3].

Японские свечи*.

Какие смыслы высвечиваются японскими свечами, привнесенными Набоковым в комнаты русского пансионата в Берлине? Их несколько.
Читатель может догадываться, что старый русский поэт Антон Сергеич Подтягин, по существу, был обворован и убит Ганиным, поскольку паспорт Подтягина потерялся в автобусе, после того, как Ганин брал паспорт в руки и он оказался на сиденье, когда Подтягин платил за проезд, а отъезд Ганина во Францию, без визы, но не без паспорта, последовал на следующий день после пропажи подтягинского документа; возвратившись домой из консульства, вместе с Ганиным, поэт запер за собой дверь. Читатель может догадываться, но иероглиф «рука» в этой ситуации указывает на воровское действие в автобусе, а его числовое значение, равное 8 (и у его древнекитайского названия «шао» тоже 8) объединяет фамилии Ганин (конечное числовое значение 4) и Подтягин (конечное числовое значение 2), умножение 4 на 2 приводит к 8 [4], но потерпевший известен. Знак «ки» с его лексическим значением «может», относящимся к владельцу макинтоша, подтверждает верность подозрений Подтягина (и читателя). У знака «ма» лексическое значение «или» (ответ на подозрения Клары относительно того, мог Ганин взять деньги Алферова или нет),  конечное числовое лексемы «или» равно 1, то же значение у имени «Лев», принадлежащего владельцу макинтоша [5].

Другие актуализации японской письменности.

«Утро к ней не шло: лицо было бледное, опухшее, и желтые волосы стояли дыбом», - о Людмиле в день разрыва Ганина с ней. Стоявшие дыбом волосы находятся в коррелятивной связи с неожиданным характером визита Ганина и графическим образом знака «nu» хираганы, двумя «вздыбленными» линиями над округлостью и завитком, лексический смысл знака – «неожиданный».

Неразличение фонем «ф» и «х» японцами позволяет читать «Алферов» как «Алхеров», и в этом случае первый слог фамилии прочитывается как татарский глагол «ал» («возьми»); в соответствии с таким чтением Ганин ставит стрелку будильника Алферова на 11 часов – вместо нужного Алферову времени половина восьмого, но вначале поставил на 10 (сумма числовых значений «ф» и «е» равна 10, аналогичный показатель у букв «х» и «е» - 11) [6].

Суммы номеров противостоящих друг другу комнат пансиона составят ряд 975. В хронологии Японии это год деревянной свиньи (актуализация этого года дополнительно подсказывается тем, что поэт Подтягин лицом похож на морскую свинку; последние слова романа «деревянная лавка» - в одном предложении с макинтошем [7]). Конечная проекция ряда 975 – написанный в 975 г. стихотворный «Дневник стрекозы» («Кагэро-никки) поэтессы Митицуна-но хаха [8].

Cноски и примечания.

* Японские свечи — технический индикатор в виде ряда свеч, применяемый в графиках, главным образом для отображения изменений биржевых котировок акций, цен на сырьё и т. д. В Японии первоначально при помощи «свеч» строили графики, отображавшие динамику цен на рынке риса. Лексема «рис» находится в коррелятивной связи с псевдонимом Набокова «Сирин».  В романе необходимость свеч подразумевается в эпизоде, с которого начинается произведение Сирина-Набокова, когда Ганин и Алферов оказались в темноте в остановившемся лифте. См. об индикаторах:  https://ru.wikipedia.org/wiki/Японские_свечи


1.       См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Японское_письмо
2.       Cм.: www.whitewater.ru › туризм
3.       О письменном столе в тексте: «Письменный стол покойника, дубовая   громада с   железной чернильницей  в  виде  жабы и с глубоким, как трюм, средним ящиком, оказался в первом номере, где жил Алферов». (Умывальник Клары, которая нравилась Ганину, тоже с ящичками.)
4.       Машенька должна приехать в 8 утра, две восьмерки связаны друг с другом, и эта связь бросает дополнительный свет на мотивацию бегства, или предательства, Ганина. «Три, четыре, пять, шесть, семь, восемь,--  повел  он пальцем по римским цифрам и замер, боком повернув голову, и одним глазом следя за секундной стрелкой», - отсчет Алферова ночью незадолго до приезда Машеньки. О числовых значениях букв см. в Википедии, ст-и «Кириллица», «Греческий алфавит». В текстах мистификационного происхождения буквы функционируют как носители чисел, но ряд букв древнерусского и современного русского алфавита не имеют числового значения. Сумма числовых значений букв слова, задействованного в поле кодировок, составляет первичное числовое значение этого слова (например, 5, 2 и 1 вместе составят 8, в имени Ева, в частности). Последовательное суммирование чисел осуществляется, в большинстве случаев, до получения показателя из одного числа. Сумма чисел первичного значения, если она больше десяти, составляет промежуточное числовое значение слова, если она двузначная (например, 11 или 99), сумма двух чисел промежуточного значения является конечным числовым значением слова, если она не больше десяти (например, 11-2, но 99-18, следующее преобразование приводит к конечному числовому значению, равному 9). Числовые значения словосочетаний, предложений и дат учитываются точно таким же образом. Нули в вербально-числовой энигматике имеют факультативное значение и учитываются только по предписанию контекста. В отдельных случаях числовой ряд букв слова не требует суммирования, как правило, при кодировке числовых данных самостоятельного значения. Например, слово «арка» с числовым рядом 1121 может подразумевать дату 1121-й год. Написание одного и того же слова в старинных текстах или текстах «под старину» может варьироваться в зависимости от того, какое числовое значение следует получить, за счет применения той или иной графемы (графем) одной и той фонемы («и» или «i», «о» или «омега», «е» или «ять», «ф» или «ферт», «кс» или «кси», «пс» или «пси») или нарочитых ошибок.
5.       Русско-латинская кодировка: первые буквы фамилии-имени-отчества Подтягина образуют сочетание ПАС, к которому Ганин приделал латинское «porto» («ношу»), что находится в перекличке с латинским же «asportare» («уносить»), но припоминаемая Набоковым латинская фраза «omnia mea mecum porto» подразумевала ношение с собой сугубо духовных ценностей. «И  Клара с изумленьем заметила, что Ганин улыбается, - и его улыбку понять не могла» (у постели умирающего Подтягина).
6.       О фонемах «ф» и «х» в японской речи см.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Катакана
7.       Вряд ли можно сомневаться, что «деревянная лавка», над которой висит макинтош, противопоставлена здесь «love».
8.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Митицуна-но_хаха; Митицуна-но ха-ха считалась одной из трех красивейших женщин Японии, конечное числовое значение имени «Машенька» равно 9, сумме трех троек.

Опубликована 15 октября 2015 г.










 

Лолита и ее одноклассники

Сагит Фаизов

Лолита и ее одноклассники
из провинции Массачусетс-Бэй



«Когда я был маленьким крокодилом, я никогда не лазил по пожарным лестницам». Э. Успенский «Чебурашка и крокодил Гена».

Приблизительно месяц тому назад я уже обращался к теме одноклассников Лолиты и посвятил этой теме один абзац статьи об именах персонажей романа: «Всего в классе 40 учеников. Сумма количественных значений одинаковых первых букв фамилий учеников, в русском алфавите, равна 40 (фамилий на «А» - 2, на «Б» - 4 и т. д.; весь ряд: 242615511221413). В этом ряде фрагмент 6.15 указывает время суток, когда Лолита отдалась Гумберту («в четверть седьмого стала в прямом смысле моей любовницей»), образующие этот фрагмент буквы «Г» «Д» «К» имеют числовые значения 3 4 2 – тот же ряд у номера дома Гейзов в Рамздэле, тот же - у номера комнаты в гостинице, в которой Лолита стала любовницей Гумберта. Сумма чисел 3 4 2 равна 9, или «дев ять». Сумма числовых значений первых букв фамилий списка, в русском алфавите, равна 45, или 9. Фрагмент Р С Т У Ф ряда первых букв объединяет буквы с поступательно возрастающим числовым значением (при этом между буквами в их алфавитном расположении нет разрыва) 1 2 3 4 5, сумма числовых значений равна 15, конечное значение равно 6, то есть и здесь прочитывается время 6.15» [1].
В сегодняшней статье тема одноклассников будет продолжена – с привлечением к дискурсу «одноклассники и друзья Лолиты» ее одноклассников из Бердслейской школы и четырех персон, не являющихся одноклассниками героини романа.

Сколько одноклассников и друзей у Лолиты?

В списке учеников класса, в котором училась Лолита в Рамздэле, 40 учеников и учениц (вместе с ней), все они указаны по именам и фамилиям. Из одноклассников и одноклассниц Бердслейской школы известны пять учениц, все они указаны по именам и фамилиям; в той же школе учится Алиса Адамс, которую Гумберт посчитал одноклассницей Лолиты; из бердслейского круга общения Лолиты известен также Рой, но у него нет фамилии. Из рамздэльского круга общения известна Елизабет Тальбот, из летнелагерного – Варвара Бэрк и Чарли Хольмс. Всего в романе наделенных именами и фамилиями подростков, включая Лолиту, 49.
В 1947 г. в состав США входили 48 штатов и один федеральный округ (Колумбия), то есть 49  территорий. 49 подростков романа – аллегория 48 штатов и 1 округа США, или США. Отдельных связок между штатами и персонами не наблюдается, лишь Лолита непоследовательно введена в родство с Нью-Йорком: в мотиве яблока, сопровождающем воскресную игру на диване (Нью-Йорк – «Большое Яблоко»).
Параллелизм «территории США - подростки», заявленный Набоковым, позволяет констатировать существование еще одного, помимо мелвиллского, антимилитаристского и масонско-египетского, функционального назначения маршрута несостоявшегося первого путешествия Гумберта и Лолиты – репрезентации исторической юности США – с попутной утилитарной задачей помочь читателю идентифицировать с реальными не названные в открытом тексте штаты, в одном из которых начинается, а в другом заканчивается первое путешествие, и максимально приблизить читателя к идентификации Рамздэля и Бердслея с реальными городами на карте США.

Городок Рамздэль.

Рамздэль находится в штате Мэн, самом восточном штате США, входящем в состав Новой Англии:

- Гумберт, отправляется в «деревушку» в Новой Англии, чтобы провести там «литературное лето, пробавляясь коробом накопившихся заметок и купаясь в ближнем озере», то есть он намерен провести там как бы отпуск, «совершенно совершенное лето»; одно из неофициальных названий штата Мэн «Vacationland» - «Страна Отпусков»;
- у Очкового озера, к которому Гумберт и Шарлотта стали ездить после отправки Лолиты в лагерь, растет сосновый бор; второе неформальное название штата Мэн – «Сосновый штат»; гостиница «Пондероза» («Желтая сосна») и сосновая «изба» второго путешествия Гумберта и Лолиты, которые сопровождают тему бегства Лолиты, маркируют окончание истории, начавшейся в «Сосновом штате»;
- конечное числовое значение фамилии «Гейз» равно 6; провинция, позже штат Массачусетс-Бэй, от которого в 1820 г. отделится штат Мэн, 6-й штат США (в очередности подписания Конституции США).

Вероятный прообраз городка Рамздэль – городок Рамфорд, располагающий или располагавший своей железнодорожной станцией («игрушечный вокзальчик» текста) и находящийся в 36 с половиной милях от города Фармингтона (вымышленный Паркингтон и контора Джона Фарло находятся в 40 милях от Рамздэля, по состоянию дорожной сети в 1947 г.). В тот день, когда Шарлотта отвезла дочь в лагерь, через Паркингтон, мимо дома Гейзов прошла, разговаривая «с солнечной звонкостью», то есть с сосновой звонкостью звука и цвета, «ярковолосая», или рыжая, Мабель Гавель, одноклассница Лолиты – недалеко от Рамфорда, к юго-востоку, находится  «темно-рыжий» город Auburn [2]. Среди одноклассниц Лолиты есть также Маргарита Байрон («Byron») – к северу от Рамфорда здравствует одноименный город Байрон («Byron»).

Город Бердслей.

Ранее мной было высказано предположение, что Бердслей видимого текста – в действительности Кембридж штата Массачусетс, город, в котором находится Гарвардский университет [3].
Дополнительные аргументы в пользу этого предположения:

- из всех девочек Бердслейской школы Гумберт выделяет двух, их зовут Алиса Адамс и Мона Даль; если антропонимы этих девочек расположить столбцом
Алиса Адамс
Мона Даль,
то при соединении первых букв по перекрестной схеме А-Д-А-М (первая буква – имени Алиса) или по зигзагообразной А-Д-А-М (первая буква – фамилии Адамс) получается одно и то же имя, особо актуализирующее фамилию Адамс; в проекции этой актуализации – Сэмюэл Адамс, представитель провинции Массачусетс-Бэй, подписавший 4 июля 1776 г. Декларацию независимости США; вероятная дополнительная проекция – Джон Адамс, представитель провинции Нью-Гэмпшир, член Комиссии, которой было поручено подготовить текст Декларации [4];
- День Благодарения, скрыто обозначенный Набоковым благодаря встрече Гумберта и Лолиты на Мильнеровском перевале с семейством Мак-Кристала [5], ведет свое происхождение из провинции Массачусетс-Бэй;
- «Милый хозяин встретил меня в турецком будуарчике. "А я все думаю, кто вы такой?", заявил он высоким хриплым голосом, глубоко засунув руки в карманы халата и уставясь в какой-то пункт на северо-восток от моей головы. "Вы случайно не Брюстер?" – Куильти припоминает Уильяма Брюстера, одного из двух руководителей пилигримов, прибывших на корабле «Мейфлауэр» к берегам будущего штата Массачусетс и высадившихся 11 ноября 1620 г.  на скале Плимут; пункт на северо-востоке, куда смотрит Куильти, – Англия, родина пилигримов-колонистов;
- Гумберт приехал в Рамздэль (в штат Мен, или в провинцию Массачусетс-Бэй) в мае, название корабля пилигримов - «Майский цветок» («Мейфлауэр»), и Лолита, соответственно, «майский цветок» (растущий вместе с лилиями); нежелание Гумберта навестить Флориду, «цветущий штат» [6], видимо, объясняется, в первую очередь, тем, что этот штат находится за зоной произрастания боярышника – «мейфлауэр».

Сноски и примечания.

1.       Сагит Фаизов Лолита: имена и персонажи //http://www.proza.ru/2015/09/10/1573; см. также в ЖЖ sagitfaizov
2.       Cм. карту железных дорог штата Мэн 1923 г.:
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/f3/1923_MEC.jpg
3.       Сагит Фаизов Лолита: путешествие без фотоаппарата // http://www.proza.ru/2015/09/19/1508; см.также в ЖЖ sagitfaizov
4.       См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Декларация_независимости_США
5.       Мак-Кристал на вершине кристаллического многогранника  (http://www.proza.ru/2015/09/19/1508) имеет одной из своих задач актуализацию бога сновидений Морфея – через промежуточную проекцию к морфину, который имеет кристаллическую решетку и производится из мака (точно так же, через образ кристалла, морфин актуализируется у Булгакова в романе «Мастер и Маргарита»), у Набокова одна из конечных проекций Мак-Кристала и кристаллического многогранника – Черномор из сказки Пушкина «Руслан и Людмила», Морфей и Пушкин в одном лице; ранее я уже напоминал, что поездка Гумберта на Крайний Север – это визит к воротам волшебного дворца Черномора (http://www.proza.ru/2015/09/19/1508). О мотиве морфина у Булгакова: Сагит Фаизов Слова и буквы мастера: яду мне, яду. Из цикла «Мастер и Маргарита» // http://www.proza.ru/2013/02/12/2116 (см. также в ЖЖ sagitfaizov); о Пушкине – Черноморе и Черноморе – Морфее см.: Сагит Фаизов Руслан и Людмила, Томас Джефферсон и Елизавета I // http://www.proza.ru/2015/04/14/1779 (см. также в ЖЖ sagitfaizov).
6.       Неофициальное название – «Солнечный штат» (о Флориде и других американских штатах см. отдельные статьи в Википедии).
Опубликована 3 октября 2015 г.

Лолита с Осирисом в той самой гостинице

Сагит Фаизов

Лолита с Осирисом в той самой гостинице



Трагедия Герники, испытания атомной бомбы и бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, судьба и миссия Садако Сасаки, о чем шла речь в моей предшествующей статье, – не последний ряд проекций маршрута первого путешествия Гумберта и Лолиты. Есть еще две связанные между собой проекции – масоны США и древнеегипетская мифология.
В этом ряду находятся – в качестве исходных объектов, адресантов проекции: первая близость Гумберта и Лолиты, название гостиницы «Привал Зачарованных Охотников», номер 342, фамилия Гейз, кристаллический многогранник, вершиной которого является Айсберговое озеро (вторая проекция), Каньон-де-Шей в Аризоне, точки, образующие линию 13– 12 – 14 (города Индепенденс, Топика и Абилин), треугольник, образованный линиями 22 – 23 – 24 – 30, треугольник, образованный линиями 20 – 21 – 22 и 30 – 31 (во второй проекции), угол, образованный линиями 31 – 32 – 33 (Голливуд, Калистога, Сан-Франциско), «бородатая Ната», девушка с тремя грудями, зима в южной Аризоне, доллары и пр. [1]

Гостиница.

«То есть ты никогда», продолжала она настаивать (теперь стоя на коленях надо мной), «никогда не делал этого, когда был мальчиком?» Далее Лолита продолжала оставаться сверху – точно в том положении, в каком богиня Исида находилась относительно тела Осириса, когда она, соединив все части тела своего супруга и приделав к этому телу глиняный фаллос, оплодотворилась [2]. Гостиница, в которой происходит соблазнение Гумберта, осенена небесным именем Осириса – Ориона, охотника [3]. Номер, в котором это происходит (342), указывает на вероятное несчастие, которое может случиться с Лолитой и Гумертом, Исидой и Осирисом: в 1342 г. до нашей эры фараон Эхнатон отменил культ Осириса и Исиды, всех других богов, происходящих из разных регионов Египетского царства, включая культ Ра, и учредил религию, в которой властелином мира был объявлен Атон [4]. Позже – Гумберт о Лолите: «И так любить ее, так любить как раз накануне новой эры…» [5]. Актуализация 1342 года будет более выразительно подкреплена фактурой девицы с тремя «грудками», которую Куильти пообещает Гумберту вдобавок к особняку, который он готов был обменять на свою жизнь; девица с тремя титьками - это Нефертити, супруга Эхнатона: конечное числовое значение форманта «Нефер» равно 3. Актуализация созвездия Орион будет подкреплена, не менее выразительно, чем в предыдущем случае, обликом и фамилией хозяйки гостиницы в Эльфинстоне: «искрящееся» ее лицо - кирпичного цвета (того же красного цвета звезда Бетельгейзе из созвездия Ориона, она больше Солнца в 1000 раз, ее яркость неустойчива, максимальная яркость в 105 тысяч раз превышает солнечную, то есть она «искрящаяся»; отсутствие зрачка в одном глазу известного скульптурного портрета Нефертити находится в коррелятивной связи с колебаниями яркости этой звезды, «второго глаза» Ориона) [6]. По поводу фамилии хозяйки гостиницы Гумберт заметил: звучит, как «Гейз», но пишется иначе. У Шарлотты и Лолиты фамилия «Haze», формант «гейзе» в названии звезды пишется как «geuse».

И вне ее.

«Бородатая Ната» из слогана «наши строки прочла бородатая Ната и теперь она стала женою магната» - находится в поле общей актуализации персон, персонажей и символов Древнего Египта, Ната - фараон Хатшепсут (она и другие, менее известные, женщины-фараоны носили накладную бороду), правившая в XV в. до н. э., ее «магнат» – бог, поскольку она «супруга бога Амона» [7].

С Хатшепсут и другими фараонами Египта, с похоронными процедурами, которым подвергались фараоны, связан и зигзаг 31 – 32 - 33, изображение тесла, при помощи которого в Великой Пирамиде открывали рот покойному фараону, чтобы его душа могла выйти из тела и достичь созвездия Орион. Само созвездие на рисунке псевдомаршрута представлено не полностью, а тремя точками 13 – 12 – 14, то есть поясом Ориона.

 Великая Пирамида воплощена в кристальном многограннике (вторая проекция многогранника), который непосредственно соприкасается с линией 13 – 12 -14.

Каньон-де-Шей в Аризоне с «туземными иероглифами» (иероглифами, то есть египетскими знаками, названы рисунки индейцев), обозначенный на карте псевдомаршрута точкой 24, - звезда Сириус, небесное воплощение Исиды, «звездность» этой точки подсказана скрытой отсылкой к «западному» путеводителю серии «ААА» 1947 г., в котором сказано, что Каньон-де-Шей как туристический объект «награжден звездой» [8]. Строго на север от этой точки расположен городок Эванстон (Эльфинстон открытого текста), где Гумберт потеряет Лолиту (исчезновение Лолиты – символизация превращения ее в звезду, ее смерти) [9].
Точка 24, соединенная с точками 16, 17 (она же 22), 23, образует фигуру, состоящую из двух соприкасающихся вершинами горизонтально расположенных треугольников, символ прибывающей и убывающей Луны, или Осириса [10]. В области точки 17 (22) виден дублер этой фигуры меньшего размера, удвоенные Осирис и Исида – символическая аппрезентация фантомного происхождения Гумберта и Лолиты.

 Зиму 1947-1948 гг. или большую ее часть Гумберт и Лолита провели в южной Аризоне (ч. II, гл. 2) [11], то есть с поздней осени, после дня Благодарения (конец ноября) [12] и первого визита в Калифорнию, они путешествовали по южным штатам (на карте они нижние), придерживаясь после посещения города Лорел строго западного направления; весной оказались в Голливуде и оттуда отправились на север, чтобы совершить большой северный (верхний) тур, придерживаясь направления с запада на восток; таким образом, их путь от Лорела в штате Миссисипи до Эвансвилла в Индиане имеет большое и неслучайное сходство с путешествием Осириса по подземному и наземному мирам, когда он каждую осень умирает на Западе, чтобы вернуться – путешествуя в подземном мире – на Восток, воскреснуть и взойти там над миром весной в образе Ориона.
Весеннему восходу Ориона-Сах предшествует восход Сириуса-Исиды – 21 днем раньше [13].

Доллары.

Неоднократно упоминаются в открытом тексте романа. Треугольник со Всевидящим оком, изображенный над пирамидой на банкноте в один доллар, повторен, по своей конфигурации, в треугольнике, образованном линиями 22 - 23 – 24 – 30 (воспринимается как часть обратной стороны кристального многогранника, или кристальной пирамиды). Наугольник, который изображается на всех банкнотах, допустимо видеть в линиях 4 – 5 – 7 (вторая проекция, в первой эти линии образуют часть рукояти томагавка) и 18 – 19 – 20, образующих прямые углы, циркуль, который также изображается на всех банкнотах, допустимо видеть в линиях 29 – 30 – 31 (вторая проекция, в первой эти линии образуют часть созвездия Волопас). Четыре треугольника пирамиды на банкноте в один доллар и семь темных полос под орлом на печати Федеральной Резервной Системы, изображаемой на всех банкнотах, актуализируют число 7, символизирующее Осириса и связанную с ним идею вечной возобновляющейся жизни (та же проекция, но в контаминации Осириса с Исидой, - в обозначении высоты Эльфинстона над уровнем моря в семь тысяч футов, хотя Эванстон, прообраз Эльфинстона, до этой высоты не дотягивает). Существует большая вероятность того, что зеленый цвет позднего доллара призван напоминать о зеленом цвете тела Осириса.

Аламогордо и масоны.

Для чего Набокову понадобилось актуализировать масонскую символику и подпитывающую ее древнеегипетскую историю, мифологию и символику в маршруте первого путешествия? Можно полагать, что сам маршрут, или псевдомаршрут, содержит ответ на этот вопрос. Ядерный полигон в Аламогордо находится внутри треугольника, образованного линиями 20 -21 – 22 – 30 -31, первая атомная бомба и ее испытание назывались «Trinity test» («Тест Троицы»). Треугольник Набокова, в окружении других масонских символов, и журавлик девочки Садако, летящий над этим ядерным треугольником [14], похоже, указывают на когнитивно-смысловое и этическое противоречие между атомными бомбардировками японских городов и образом Троицы, призванным, по замыслу американского истеблишмента (в котором масоны играли исключительно важную роль [15]), обозначить Божественную санкцию на применение ядерного оружия.


Сноски и примечания.


1.       Здесь используются номера объектов маршрута и картографическая идентификация объектов, предложенная Дитером Е. Циммером. См. его карту и комментарии по адресу http://www.d-e-zimmer.de/LolitaUSA/LoUSpre.htm; см. мои комментарии к идентификации Циммера по адресам http://www.proza.ru/2015/09/19/1508; http://sagitfaizov.livejournal.com/132165.html), рисунок маршрута, составленный мной на основе карты Циммера, см. по адресу https://cloud.mail.ru/public/EfWE/d3RB1jfWC (буквами «А» и «Н» обозначены американские ядерные полигоны, точка 39 идентификации Циммера опущена, поскольку она не может быть точно идентифицирована, точки 17 и 22 объединены, поскольку располагаются очень близко, конечная точка 46 перенесена в пределы Новой Англии, у Циммера маршрут завершается в Пенсильвании, что неправильно; номера точек я не прописывал, чтобы не повредить выразительности задуманного Набоковым псевдомаршрута.
2.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Исида
3.       http://teros.org.ru/content/view/671/154/ (о созвездии Орион в религии древних египтян); https://ru.wikipedia.org/wiki/Орион_(созвездие); см. также карту расположения пирамид в Гизе: http://bestmaps.ru/place/egyptian-pyramids-egypt
4.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Эхнатон; недостающую единицу даты 1342 Набоков спрятал в сумме затрат на «бензин, масло и починки - 1234»( II часть, 3 гл.), что было необязательно: прописывание четырехзначных дат без первого числа отвечает традиции скрытых текстов.
5.       Дискретность «эра» в романе не один раз связывается с именем Лолиты.
6.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Бетельгейзе; см. о Бетельгейзе как о вероятном зрачке одноглазой Нефертити: teros.org.ru/content/view/671/154/; не исключено, что определения «искрящаяся» (улыбка) и «голубые» (глаза) кирпичнолицей ирландки имеют свое проекцией Сириус, самую яркую (двойную) звезду небосвода с ее голубоватым свечением в высоком положении над горизонтом, то есть в образе ирландки объединены Бетельгейзе и Сириус.
7.       https://ru.wikipedia.org/wiki/Хатшепсут
8.       Путеводитель цитируется по тексту Циммера: http://www.d-e-zimmer.de/LolitaUSA/Trip1.htm; на небосводе Сириус и пояс Ориона расположены относительно друг друга точно так же, как «звездный» каньон относительно линии 13 – 12 – 14 псевдомаршрута. См. илл. в издании: http://www.e-reading.club/bookreader.php/147766/Templ_-_Misteriya_Siriusa.html (и др. карты звездного неба).
9.       Д. Циммер, отдавая предпочтение Эванстону в процессе поиска прообраза Эльфинстона, все же сомневается в своем выборе (http://www.d-e-zimmer.de/LolitaUSA/Trip2.htm). Наличие «звезды» к югу от Эльфинстона и энигматическое происхождение 7 тысяч футов над уровнем моря, приписанных Эльфинстону (см. об этом далее) снимают сомнения относительно того, что есть Эльфинстон. Относительно смерти Лолиты-Исиды в Эльфинстоне: обе смерти, Лолиты и Исиды, естественны в своих метафорических областях: Лолита не один раз умирает и, по меньшей мере, однажды воскресает по мере развертывания сюжета романа как фантом Вивиан Дамор-Блок, носительницы заболевания диссоциативного расстройства идентичности (Вивиан способна входить в «образ» Лолиты и выходить из него бесчисленное множество раз; также строятся ее «отношения» с Гумбертом, Куильти, другими персонажами). «Смерть» Исиды – закат Сириуса (Сириус – двойная звезда, сходна этим качеством с Лолитой). Напомню также, что у Лолиты перед ее «исчезновением» наблюдается необыкновенно высокая температура.
10.   См. о Луне в египетской мифологии, в частности: http://www.symbolarium.ru/index.php/%D0%9B%D1%83%D0%BD%D0%B0,_%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0; см. о геометрической символике Луны, в частности: www.gnozis.info/?q=book/export/html/3071
11.   Наиболее вероятное место их длительной зимней остановки – г. Феникс (Финикс), находящийся на линии, связующей Лорел и Голливуд по прямой. Название города восходит к птице Феникс древнеегипетской мифологии.
12.   День Благодарения, к которому приурочены осенние каникулы, приходится в США на последний четверг ноября, в 1947 г. – на 27 число. Соответственно, Мак-Кристала с семейством Гумберт и Лолита могли встретить на Мильнеровском перевале (23) в один из дней, примыкающих к празднику. В сюжете с этой встречей актуализированы президент Рузвельт, установивший праздновать Благодарение в четвертый четверг ноября, и число 7 (4, умноженное на 4, приводит к 16, или к 7, очень ценимой масонами цифре).
13.   Гумберт, вероятно, об этой связке: «Ее недельное жалование, выплачиваемое ей при условии, что она будет исполнять трижды в сутки основные свои обязанности было, в начале Бердслейской эры, двадцать один цент» (ч. II, 7 гл.).
14.   Cм. о девочке Садако Сасаки в скрытом тексте романа: Сагит Фаизов Лолита, Садако и атомные бомбы // www.proza.ru/2015/09/24/1206; см. также в ЖЖ sagitfaizov
15.   Например, президент Франклин Рузвельт (умер в апреле 1945 г.) был масоном, достиг 32-й степени Шотландского Устава и был представителем Великой ложи штата Джорджия при Великой ложе Нью-Йорка (https://ru.wikipedia.org/wiki/Рузвельт,_Франклин). Его вице-президент и позже президент США Гарри Трумэн (срок президентства истек в январе 1953 г.) в 1940 г. был избран великим мастером Великой ложи Миссури, в 1945 г. был возведён в 33 степень (державный верховный генеральный инспектор) Шотландского устава, стал почётным членом верховного совета юрисдикции в Вашингтоне при Верховном совете южной юрисдикции (https://ru.wikipedia.org/wiki/Трумэн,_Гарри). См. также о масонской составляющей эмблем, используемых в американской правоохранительной системе: http://www.anubis-sub.ru/fakti/837-masonskie-simvoly.html (не разделяю взгляды автора представленного текста на масонов. – С.Ф.).


Опубликована 29 сентября 2015 г.

 

Из Довлатова. В. Ерофеев, Э. Радзинский и опись

Сагит Фаизов

Из Довлатова. В. Ерофеев, Э. Радзинский и опись

(четвертая статья цикла «Заповедник и заповеди»)



Комментарии к тексту.

«Подружился с ленинградскими экскурсоводами. Уже который год они приезжали в заповедник на лето. Один из них – Володя Митрофанов. Он-то меня и сагитировал. И сам приехал вслед». Володя Митрофанов, обладавший феноменальной памятью и феноменальной эрудицией – великий русский писатель Венедикт Васильевич Ерофеев. (См. о его проекции и проекции Иосифа Бродского в образе Володи Митрофанова: Сагит Фаизов Из Довлатова Аврора, волчица и кино в «Заповеднике» [1]).

«Не менее яркой личностью был Стасик Потоцкий». Стасик, спившаяся литературная посредственность, - литератор и пиесист Эдвард Радзинский: в частности, антропоним Стасик Потоцкий и отчество Радзинского Станиславович имеют имеют одно и то же конечное числовое значение 8; в числовом значении имени Стасик, равном 9, отразились числа 22 и 104, вошедшие в названия второй и третьей пьес Радзинского «Вам 22, старики!» и «104 страницы про любовь». Сходство по признаку посредственности доказательств, на мой взгляд, не требует. Об подхалтуривании Радзинского на ниве истории смотрите: Дмитрий Володихин, Ольга Елисеева, Дмитрий Олейников  История России в мелкий горошек. Москва, 1998 [2].

Другие частности.

«Она была старая и чуткая. Угостила юниора вином «Алабашлы». Шептала ему, заплаканному, пьяному, влюбленному: - Гляди-ка, маленький, а …бкий». В «Алабашлы» виден маленький «обольститель Колобашкин» (пиеса).

«Затем Потоцкий выдумал новый трюк. Он бродил по монастырю. Подстерегал очередную группу возле могилы. Дожидался конца экскурсии. Отзывал старосту и шепотом говорил: «Антр ну! Между нами! Соберите по тридцать копеек. Я укажу вам подлинную могилу Пушкина, которую большевики скрывают от народа!» Затем уводил группу в лес и показывал экскурсантам невзрачный холмик». В области проекции этого эпизода пиеса «Турбаза», действие которой происходит в монастыре, превращенном в турбазу, с «сильным ходом» про путевки на Голгофу и прочими драмоделическими кунштюками. (Могила А. С. Пушкина находится в Святогорском монастыре.)

«Послушай, идея такова. Я знакомлюсь с каким-нибудь фрайером. У него машина, деньги, бля, и прочее. Мы берем одну, заметь, - одну чувиху и едем на пленэр. Там мы вдвоем отмечаемся…» Про попытки Э. Радзинского «воспеть» любовь («104 страницы про любовь» и прочее). Со временем у Радзинского тоже появится машина (и любовь к свободе).

«Трезвым я его видел дважды. В эти парадоксальные дни Михал Иваныч запускал одновременно радио и телевизор. Ложился в брюках, доставал коробку из-под торта «Сказка». И начинал читать открытки, полученные за всю жизнь. Читал и комментировал: «…Здравствуй, папа крестный!.. Ну, здравствуй, здравствуй, выблядок овечий!.. Желаю тебе успехов в работе… Успехов желает, едри твою мать… Остаюсь вечно твой Радик… Вечно твой, вечно твой… Да на хрен ты мне сдался?..»» Михал Иваныч здесь – СМИ (по его инициалам, фамилия его Сорокин), четвертая проекция персонажа. Торт «Сказка» - о главном качестве информации массово-медийных средств в СССР. Радик – Э. Радзинский: существует версия о происхождении фамилии Радзинский от белорусского слова «радзіць» - «родить» [3]; «вечно твой» напоминание о пиесе «Она в отсутствие любви и смерти».

««- Миша, пора тебе завязывать хотя бы на время». В ответ раздавалось: «- Эт сидор-пидор бозна где… Пятерку утром хва и знато бысь в гадюшник… Аванс мой тыка што на дипоненте… Кого же еньте завязывать?.. Без пользы тыка… И душа не взойде…»» К развернутому ответу Миши примыкает его «образцовая» фраза: «На турбазе опись гаешная бозна халабудит». Основная и, возможно, единственная проекция фраз Михал Иваныча – газета «Новый американец», которой руководил в качестве главного редактора, с тринадцатого номера, С. Довлатов. «Эт сидор-пидор бозна где»: ряд конечных числовых значений слов 3 4 1 2 3. Слово «бозна» прочитывается как 5 (формант «боз») на, и при этом в форманте «на» следует видеть аббревиатуру  НА - «Новый американец», а в числе 5 – кодировку даты «03.1982», или «март 1982 г.», когда газета перестала выходить. Слова «эт (3) сидор (4)» обозначают самого Довлатова, числовое значение имени которого равно 7, но в «эт» (3) допустимо видеть также маркировку количества номеров газеты (111). «Пидор» (1) - кодировка даты начала выхода газеты 8.02.1980, конечное числовое значение ряда равно 1 (символика «пидора» - колесо в пути: число Пи, которое здесь присутствует, символизирует круг, путь обозначен формантом «дор»). В слове «где» с числовым значением 3, возможно, замаскирована топ-тройка газеты: С. Довлатов, А. Генис и П. Вайль. Второе предложение Михал Иваныча в лексеме «гадюшник» напоминает о серьезных проблемах во взаимоотношениях внутри редакции в первый период ее существования. Третье предложение – о долгах редакции по кредитам, которые в конечном счете сгубили газету. Последующие три предложения – о страстной привязанности редакции к своему детищу. В «образцовой» фразе «турбаза» - Нью-Йорк, в слове «опись» с числовым рядом 7882 репрезентованы две даты: (19)78 (эмиграция С. Довлатова из СССР) и (19)82 (прекращение выхода газеты). «Бозна» - «Новый американец», «гаешная», то есть местная – Форест-Хилс? - (газета), «халабудит», по объяснению самого Довлатова, - озорничает, но уместно истолковать ее как сопряжение персидского «хала» («данное время») и русского «будит» и видеть в ней смысл «будит свое время» [4]. По поводу способа Михал Иваныча изъясняться С. Довлатов пишет: «Мишины выступления напоминали звукопись ремизовской школы». На самом деле Довлатов при помощи псковского крестьянина пародирует «простонародно»-архаичную стилистику письма ряда произведений А. И. Солженицына.

Сноски и примечания.

1.       http://www.proza.ru/2014/09/14/1029; http://sagitfaizov.livejournal.com/112997.html
2.       Отзыв о позднем, телевизионном, Радзинском:  «Меня ужасно интересует загадочная личность драматурга и телевещателя Радзинского. Порой по ночам инда спать не могу, все мучаюсь его тайной. В самом деле, вроде бы, как Чубайса, его никто не любит, кроме Евгения Киселева, для которого он "знаменитый писатель". А вот поди ж ты, как ни включишь телевизор, - он всегда красуется на экране со своими россказнями, ужимками, вздохами и томными завываниями. Мне, например, удалось покрасоваться всего раза три, не больше. Правда, приглашали как-то еще, но это было сразу после того, как два известных "сына юриста" устроили на телеэкране русальный день, яростно поливая друг друга пепси. После такого зрелища я не решился пойти туда (http://nash-sovremennik.ru/p.php?y=2001&n=5&id=5 {Вл. Бушин ТАЙНЫ ЭДУАРДА РАДЗИНСКОГО}).
3.       См., например: http://istorya-familii.ru/story.php?name=%D0%A0%D0%B0%D0%B4%D0%B7%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9
4.       Cм. о газете: www.sem40.ru/famous2/m231.shtml; russian-bazaar.com/ru/content/5760.htm; ru.wikipedia.org/wiki/Довлатов,_Сергей_Донатович; www.vestnik.com/issues/2002/0515/koi/orlova.htm

Опубликована 17 сентября 2014 г.

Мустафабад и Пали-Баден Афанасия Никитина





Сагит Фаизов

Мустафабад и Пали-Баден Афанасия Никитина

Афанасий Никитин пишет: «А от Кельбергу поидох до Курули. А в Курули родится ахик, и ту дbлают, и на весь свbтъ откудыва его розвозят. А в Курыли же алмазъников триста, сулях микунbтъ. И ту бых 5 мbсяць , а оттуды поидохъ Калики, и ту же бозаръ велми великъ. А оттуды поидох Конаберга, а от Канаберга поидохъ ших Аладину. А от ших Аладина поидох ка Аминдрие. А от Камендрbя к Нарясу, а от Кынарясу к Сури, а от Сури поидох к Дабили, пристанище великаго моря Индbйскаго» [1].

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье, подготовившие к изданию книгу «Хожение за три моря Афанасия Никитина: Литературные памятники», откуда извлечен процитированный фрагмент, комментирует утверждение о Курули или Курыли следующим образом: «Курули — город Каллур, неподалеку от алмазных копей Райчуру, в междуречьи р. Кистны и ее правого притока р. Тунгабхарды. За эту пограничную область, или дуаб (перс. «две воды») не раз велись кровопролитные войны между Бахманидским государством и государством Виджаянагар. Здесь путешественник провел почти полгода. Он называет здесь только город Каллур, в котором он жил, но вполне вероятно, что побывал он и в Райчуру, городе, носящем то же имя, что и сама область, - подробные сведения об алмазных копях Райчуру имеются в другом месте записок Афанасия Никитина. В Каллуре русский путешественник знакомится с работой ювелиров-алмазников, которые занимаются украшением оружия («сулях микунет»). Перевод «шлифуют (алмазы)» неверен (Петрушевский). Здесь, в Каллуре, Афанасий отмечает месторождение сердолика, как и в Камбее» [2].

Мои замечания по поводу комментариев.

В районе алмазных копей Райчуру город Каллур на картах и в литературе обнаружить не удалось, но есть г. Каллуру, а он на картах Индии XX в. располагается в 50 км. к западу от Khammam и еще дальше по той же широте — от Хайдарабада. Курули или Кырули Афанасия Никитина и авторов, его придумавших, это не город, а шахта Коллур близ г. Гунтур (16 градусов 18 минут северной широты, 80 градусов 27 минут восточной долготы) нынешнего штата Андхра-Прадеш, шахта, в которой был обнаружен, по преданию, знаменитый алмаз Кохинор. Довольно ясная подсказка — истинного автора - на этот счет заключена в словах «на весь свет»: «Кох-и-нор» в переводе означает «гора света» (его близнец был назван «море света» - «Дерианур»). От Гулбарги, откуда вышел в путь Афанасий Никитин, до Гунтура — 400 км, до Райчура (и в другом направлении, к юго-востоку, с большим южным склонением) — 300 км. Поэтому вероятность побывки Афанасия в Райчуре очень низка, ему было гораздо проще, если бы ему вдруг не отказало его любопытство, выйти к берегам Бенгальского залива, от Гунтура рукой подать.

Вероятность украшения оружия алмазами в каком бы то ни было Курули тоже очень мала.

А. Д. Желтяков, переводчик, видимо, полагает «сулях микунет» искаженной формой словосочетания «селах мокаббанат» (перс.) [3], хотя смысла «украшать» в этом словосочетании нет («мокаббанат» - «создания», «творения»), а алмазники вовсе не занимаются украшением чего бы то ни было, украшение оружия алмазами — предмет другой профессии. Предпочтительнее полагать, что Афанасий попытался зафиксировать указание на нахождение в недрах земли, в шахте, «салях макнунат» - «скрытых вещей, имеющих благое назначение» («макнунат» фонетически ближе к «микунет», чем «мокаббанат», в примечании Афанасия появляется логичность, и, наконец, маркируется шахта — шахта Коллур).

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о Калики: «Калики — Коилконда, город на пути из Каллура в Гулбаргу» [4]. Местечко Коилконда, действительно, можно отыскать на картах XX в. на пути из г. Райчура в Гулбаргу, но Афанасий нигде не пишет,что он был в Райчуре, к тому же, между «Калики» и «Коилконда» очень мало сходства. Скорее всего, здесь Афанасий в очередной раз шутит и припоминает «калик перехожих» - странников, сам он — образцовый калика перехожий. За Конабергом или Канабергом, по условиям контекста, комментаторы видят Гулбаргу. С этим можно согласиться, но важно, что тот же город Гульбарга несколько раньше Афанасий называет «Келберх» и «Келберг» - очевидная игра «в слова», отмеченная еще С.Н. Трубецким как сквозное качество текста «Хожения» [5].

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о «ших Аладине». За «шихом Аладином» они правомерно видят г. Аланд, но такое отождествление, остроумно проведенное ранее самим Афанасием («шихбъ Алудин пир атыръ, бозаръ Алядинанд») и оставленное без комментариев, предполагает, что г. Аланд носит имя шейха Махдума Аллауддина Ансари (XIV в.), чего не было. Попутно замечу, что Аланд располагается к северо-западу от Гулбарги, а не к северо-востоку (указание комментаторов на странице 154).

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о фразеосочетании «а от ших Аладина поидох ка Аминдрие. А от Камендрbя к Нарясу, а от Кынарясу к Сури»: «Неясно, о каких именно трех городах между Аландом и Дабхолом говорит путешественник. Разночтение первых двух названий, возможно, объясняется присоединением предлога к наименованию города». Последнее очевидно: автор «Хожения» сознательно из Аминдрея вытворяет Камендрея, из Наряса — Кынаряса. Комментаторам все-таки стоило хотя бы в этом случае согласиться с мнением Трубецкого, что текст Афанасия Никитина — «особенно крайний пример того, что формалисты называли «установкой на выражение» и, более того, в форме, близкой к «заумному языку», тому самому материалу, которому были посвящены первоначальные теории формалистов» (J. Titunik о Трубецком) [6]. «Сури», подхватив «су» от «рясу», завершает один из туров заумного фонетико-географического путешествия предтечи русского авангарда, жившего в XVIII в. [7], но в то же время служит вероятным напоминанием о крупнейшем индийском политическом деятеле XVI в. Шер Хане Сури, захватившем в 1530 г. казну династии Лоди в крепости Чунар [8], «действительном» Чюнере «Хожения» (у комментаторов рассматриваемого издания Чюнер отождествляется с Джуннаром, городом, расположенным восточнее Бомбея).

Л. С. Семенов, А. Д. Желтяков и Я. С. Лурье о Дабиле, упоминавшемся в тексте записок и как Дабыл: «Дабхол, главный порт Бахманидского султаната, в 136 км от Бомбея; плавание от Чаула до Дабхола требовало, по Афанасию Никитину, 6 дней» [9]. Дабил-Дабыл, действительно, может быть признан Дабхолом, но с одним примечанием: в XIII-XV вв. этот город назывался Мустафабад, затем Hamjabad, и путешественник XV в. никак не мог его знать под названиями Дабхол, Дабул, Дабил, Дабыл (и не был он там, и бить никого не мог) [10]. Комментаторы же переместили этот город не только во времени, но и в пространстве, вместе с городом «Умри», реками Годавари, Бхима, Сина и всей срединной частью Индостанского полуострова. Они снабдили свое издание двумя картами, одна на странице 57 — под названием «Путь Афанасия Никитина за три моря», другая на странице 105, в приложении, — под названием «Путешествие Афанасия Никитина по Индии» (составитель второй указан — В. Л. Семенов). Одна карта дополняет другую как тематически, так и графически: срединный район Индии второй карты, где «ходил» Афанасий Никитин, в своей верхней части смыкается с правым нижним углом первой карты, также изображающим индийский маршрут путешественника, и повторяет в более крупном плане и, соответственно, мелком масштабе «индийский» фрагмент первой карты. Однако в графическом взаимодействии двух карт, выполненных без координатной сетки, допущено серьезное противоречие: на первой карте город Чаул и вся линия маршрута Чаул - «Умри» располагаются на той ж параллели, что южная оконечность Катхияварского полуострова (или на линии, отграничивающей Камбейский залив от Аравийского моря), на второй — города Чаул, Пали, «Умри» и Джуннар, оказавшиеся у верхнего края карты, обозначили ту же широту, на которой они находились на первой карте, вслед за ними все другие объекты оказались смещенными к северу на 250 км, но при этом исток реки Годавари оказался на широтах Камбейского залива, истоки рек Бхима и Сина — напротив южной оконечности Катхияварского полуострова.

Виновник «двойственной» визуальной природы двух карт — город «Умри», который коллектив издателей отыскал, вместе с казанским историком Н. И. Воробьевым, в верховьях р. Сина, вытянувшейся на карте Семенова до 250 км при ее действительной длине 55 км [11]. «Город Умри на р. Сина разыскал Н. И. Воробьев в атласе А. Ильина (см. Ильин А. Подробный атлас всех частей света. Спб., 1882)», - пишут комментаторы [12]. Но нет города «Умри» на Сине на атласе Ильина. На карте Индии указанного атласа (л. 49об экземпляра отдела картографии РГБ) возле городка на р. Сине написано «умри», буква «у» строчная, первая буква названия закрашена черной линией железной дороги, наложившейся на эту букву. Замечательно при всем этом, что все мои попытки найти городок на Сине, в название которого входил бы формант «умри», на других картах ни к чему не привели. (Попутно я обнаружил, что в Пали, указанном комментаторами [13], Афанасий проигнорировал популярные горячие источники [14].) Но городок такой в Индии есть, на английской карте южной Индии XX в. он так и называется: «Umri» [15]. На современных индийских картах — «Peth Umri», находится в 220 км к северу от Бидара, в округе Nanded штата Махараштра. Не к этому ли городку от Пали направил Афанасия Никитина поздний мистификатор? Афанасий шел от Чювиля до «Умри» 18 дней, расстояние между двумя городами по прямой — около 500 км. Впрочем, мистификатор тут же предупреждает о необязательности такого рода вычислений: расстояние от Чювиля до Чюнейря (между ними следуют Пали и «Умри») Афанасий преодолел за 24 дня [16], число дней Афанасия находится в коррелятивной связи с количеством гусей-лебедей (24), которых сбивал князь Игорь к в «завтроку, и обbду, и ужинb» в «Слове» Мусина-Пушкина [17], когда «летел» с Дона на Оку, а число 6 (сумма 2 и 4) — с направлением «полета» [18].

Сноски и примечания

1. Из Троицкой, или Ермолинской, редакции: Хожение за три моря Афанасия Никитина: Литературные памятники». Ленинград, 1986. С. 30.


  1. Хожение... С. 177. «Ахик» или «акик» - сердолик.


  2. Сходное словосочетание «базы миканетъ» (с. 22), где слово «миканетъ» - слегка измененный вариант того же «микунbтъ», Желтяков перевел как «подражать скоморохам», взяв перевод в квадратные скобки (знак сомнения) (с. 48), хотя здесь «миканетъ» имеет то же значение, что и «микунbтъ» («тайна», «нечто скрытое», «скрытое в земле»), а слово «базы» - анаграмма русского «б, аз» или, точнее, «аз, буки». Чтение фразеосочетания полностью: «А иных учат тайной азбуке» - очевидное указание автора/авторов «Хожения» на наличие в видимом тексте скрытого текста, «тайной азбуки».


  3. Хожение... С. 177.


  4. См. об этом: Хожение... С. 66-67.


  5. Цит. по: Хожение... С. 67.


  6. Наиболее вероятный поздний соавтор «Хожения» - А.И. Мусин-Пушкин (начальный автор — круга Ф.В. Курицына). См. об этом: Сагит Фаизов Екатерина II в «Хожении Афанасия Никитина» // http://sagitfaizov.livejournal.com/89277.html; http://www.proza.ru/2013/11/26/745 Он же Годуновский след в «Хожении Афанасия Никитина» // http://sagitfaizov.livejournal.com/88857.html; http://www.proza.ru/2013/11/18/1961


  7. См. о нем: http://ru.wikipedia.org/wiki/ (ст-я «Шер-шах»). Форт Чунар и город Чунар располагаются к юго-западу от города Варанаси, штат Уттар-Прадеш. Написание названия форта в форме Чюнейр в тексте «Хожения», на мой взгляд, является одним из маркеров поздней, XVIII в., доработки текста памфлета: формант «ей» указывает на присутствие буквы «эй» в английском написании ойконима.


  8. Хожение... С. 161.


  9. Cм. в частности: http://en.wikipedia.org/wiki/Dabhol


  10. Таким нехитрым способом был выровнен начальный маршрут нелогичного путешественника. В противном случае его пришлось бы отправить из Пали на юг, к «Умри», якобы расположенном на Сине, а затем вернуть чуть ли не по пройденной дороге в Джунгар.


  11. Хожение... С. 147.


  12. Поисковая система Google-Карты указывает 9 населенных пунктов Индии с именованием Пали.


  13. Cм. например: http://www.nivalink.com/destination/pali-(maharashtra)


  14. http://www.svali.ru/show_picture.php?cntr=33&type=1&id=2&cd=1


  15. Хожение... С. 20.


  16. А.И. Мусин-Пушкин был либо поздним соавтором или редактором «Слова о полку Игореве», либо автором, создавшим «поэму» в подражание произведениям авторов курицынского круга. См. о нем http://sagitfaizov.livejournal.com/28224.html (ст-я «Князь Игорь и братья Монголфье») и другие мои ст-и о «Слове» в ЖЖ sagitfaizov и на proza.ru.


  17. Cагит Фаизов Гзак и Кончак на заводе Карла Гаскойна. Из заметок на оборотках:


http://sagitfaizov.livejournal.com/33822.html; http://www.proza.ru/2013/11/10/1781

Фаизов Сагит Фяритович Мустафабад и Пали-Баден Афанасия Никитина. Опубликована 1 декабря 2013 г.

Геннадий Барабтарло и Севастьян Найт

Сагит Фаизов

Геннадий Барабтарло и Севастьян Найт, политический детектив и метафикциональная проза на кукурузном поле Набокова

Эти заметки написаны в связи с публикацией в России романа Владимира Набокова «Истинная жизнь Севастьяна Найта» в переводе Геннадия Барабтарло и являются ироническими комментариями к аналитическому послесловию переводчика или, как сказано в аннотации издательства («Азбука-Классика»), «обстоятельному заключительному очерку». Основной предмет анализа Барабтарло — «тайные ходы и повествовательные наслоения». Из персонажей в центре внимания переводчика находится рассказчик, или повествователь, главный персонаж. Который, по мнению переводчика, отнюдь не очевиден и которого внимательному читателю следует отыскать в сложном лабиринте «кукурузного поля» (метафора переводчика) и тогда получить «разгадку главной тайны жизни» Севастьяна.

Все бы ничего, и с эпистемологией нужно разобраться, и с онтологией*, и с персонажами. Только разбираться нужно с большим вниманием к указателям в лабиринте, и пусть это будет лабиринт на кукурузном поле, неважно. Вот перед нами персонажи, главные и неглавные. Оставим главных на потом, тем более, что переводчик с ними почти разобрался (так он думает, во всяком случае). Отдельные «тайные ходы» будут вскрыты в процессе ознакомления с персонажами. «Повествовательные наслоения» я не рассматриваю, но рассчитываю что мои комментарии могут быть использованы при последующих размышлениях над архитектоникой романа**.

Из неглавных персонажей предлагаю в первую очередь и при первом приближении рассмотреть персону (и персонаж) коммерсанта Зильбермана, по поводу которого Барабтарло отмечает его двойничество относительно персонажа собственного текста повествователя, брата Севастьяна Найта, и персонажа из повести Найта «Обратная сторона Луны», попутно приписав повествователю, будто он не видит родства г. Силлера из повести с Зильберманом; скорее, повествователь это видит, у него Зильберман, предостерегающий повествователя от поисков любовницы Найта, говорит: «Дгругую стогрону луны нельзя видеть». Понятно, что в этих словах повествователь лишь намекает на видимое им сходство случайного попутчика с персонажем его брата, но разве повествователь не имеет права на намеки? Он и вправду не очень проницателен, но в другом: некий чудаковатый коммивояжер из евреев, случайно оказавшийся с ним в одном купе, берется отыскать полный список постояльцев отеля в Блауберге, в котором семь лет назад брат повествователя встретился с роковой женщиной (самому повествователю не удалось получить регистрационную книгу заведения), отыскал этот список в течение нескольких дней, отдал повествователю, отказавшись от вознаграждения, в пятницу, в день смерти брата, а повествователь, извлекши из списка вместе с Зильберманом четыре имени, за которыми могла скрываться роковая соблазнительница брата, пустился отыскивать обладательниц этих имен, не поленившись съездить из Страсбурга в Берлин. При этом нахально вторгающийся в дома неизвестных женщин для расспросов по очень деликатной теме повествователь, человек очень энергичный и предприимчивый, почему-то запросто поверил, что перед ним в лице Зильбермана объявился бывший частный детектив, у которого «все отельегры» как на ладони. Его не смутил отказ Зильбермана от вознаграждения, подарок, полученный им от случайного попутчика («записьменная» книжка стоимостью в пятьдесят франков) вызвал некоторое смущение, но не стал поводом для критических размышлений. (Внимательный читатель должен насторожиться относительно коммивояжера уже оттого, что тот подсел к повествователю на следующей станции после Блауберга с его гостиницей, где повествователь столкнулся с суровым приемом.) К неизвестно откуда взявшейся фигуре коммивояжера еще предстоит вернуться, но сейчас следует заглянуть в список Зильбермана.

Итак, четыре женщины, одна из которых, вероятно и более чем вероятно, была любовницей покойного Севастьяна Найта. В поле зрения Барабтарло присутствуют только две женщины: Нина Речная и мадам Лесерф, отсутствующая в списке, но оказавшаяся той же Речной. Елена Гринштейн, Елена Граун и Лидия Богемская оказались втуне, поскольку они, по мнению Барабтарло (и повествователя), не были связаны с С. Найтом (повествователь первоначально существование такой связи предполагал). Но зато в поле зрения Барабтарло (и повествователя с его реминисценцией из Чехова в последней главе) оказалась чеховская Нина Заречная, заново воплотившаяся в Нине Речной. По моему суждению: якобы воплотившаяся в Нине Речной. В. Набоков тут, пожалуй, обманул своего переводчика. Нина Речная происходит совсем от других персонажей российской литературы и персон российской действительности. И изображает не только мадам Лесерф, но еще и всех трех женщин из списка Зильбермана. Четвертая из женщин, Нина Речная, в своем собственном обличье в романе вообще отсутствует, две ее характеристики принадлежат людям, противоположно ангажированным: ее «бывшему» мужу и мадам Лесерф.

И вот как В. Набоков маркирует розыгрыши, устроенные Речной энергичному, но глуповатому повествователю***. Первая из списка, к кому отправляется брат писателя, Елена Гринштейн. Придя к ней (выехав для этого из Страсбурга в Берлин), начинающий писатель попадает на похороны, умер деверь Елены, «молодой и грациозной, с небольшим припудренным лицом и продолговатыми мягкими глазами, которые, казалось, были вытянуты к вискам» (последняя деталь — намек В. Набокова на косметическое обеспечение вытянутости глаз); волосы у нее темные. Убитая горем Елена тем не менее сочла возможным поговорить с неожиданным посетителем, припомнила его отца, убитого на дуэли, порекомендовала встретиться с Розановыми, один из которых был гимназическим товарищем Севастьяна. Первая из списка оказала сильнейшее впечатление на В.: «...Она и не могла быть женщиной, доставившей Севастьяну столько страданий. Такие, как она, не разбивают жизни, они ее создают. Вон как уверенно она заправляла домом, который разрывался от горя, да еще нашла в себе силы уделить внимание каким-то фантастическим делам совершенно постороннего и лишнего здесь человека». Внимательный к словесной одежде явлений начинающий писатель отмечает по поводу фамилии Елены, что она хоть и еврейская, но утрата у-умляута после «р», то есть трансформация прежних Грюнштейн в Гринштейн, свидетельствует о ее русских корнях. Будь повествователь еще внимательнее, он бы заметил, что в немецком языке, из которого происходят обе фамилии, есть слово «grin» со значениями «ухмыляться», «усмехаться» и «оскал». Набоков же на тот случай, если внимательный читатель это припомнит, отмечает, что в «смежной комнате, где еще другие люди сидели и расхаживали, кто-то начал не то смеяться, не то взахлеб рыдать».

Следующая женщина, с которой должен был бы встретиться повествователь, - Нина Речная. Он не застал ее дома и не мог застать: с супругом Пал Палычем Речным, живущим по адресу из списка Зильбермана, она давно рассталась (если хотите верить Пал Палычу, повествователь и комментатор Барабтарло поверили). «Нынешняя» супруга Пал Палыча Варвара Митрофановна вот-вот должна прийти, но она неинтересна повествователю. Не дождался он ее, и напрасно: мог бы встретиться с той же Речной, с которой уже разговаривал в Берлине, в новом ее образе. Задерживалась она, надо полагать, приехав из Берлина, по костюмно-гримерным обстоятельствам. Почему я так решительно сужу о сохранившейся связи супругов Речных? По фразе о способности гостя и двоюродного брата Пал Палыча с фамилией Черный написать свое имя вверх ногами обычным почерком, произнесенной вначале Пал Палычем, а затем мадам Лесерф. Для того, чтобы мадам могла «разоблачиться», и превратиться в Речную, будто бы находившуюся когда-то в адюльтерной связи с деверем, вторым в ходе поисков повествователя, она должна была припомнить уже известное повествователю качество деверя. Но ей важно было также напомнить незадачливому искателю о его невнимательности или глупости: ведь тема деверя сопровождала и первый его визит и первую из четырех женщин. Как повествователь, так и читатель, могли также заметить, что слово «деверь» может быть прочитано как «де, верь» (анаграмма, которых Барабтарло разобрал множество). На всякий случай во второй визит повествователя Набоков вводит тему смеха, дополнительный маркер связи между Гринштейн и Речными: Пал Палыч смеясь встречает повествователя и далее не раз заливается смехом в ходе беседы с ним. Есть у Набокова еще одна специфическая маркировка тождества первой Речной и второй Речной — через косвенное обозначение связи второй Речной с Севастьяном: Варвара Митрофановна выехала в Париж из Севастополя, имя Севастьян в его латинской версии происхождения указывает на жителя города Севастия, в греческой версии Севастополь — город «sebastos» или «sevastos» («священный», «высокочтимый», греч.), то есть тоже родственный Севастьяну.

Третья женщина, к которой стремится искатель, - Елена Граун. Вместо нее на сцену выходит ее подруга — мадам Лесерф, «маленькая, щуплая, бледнолицая молодая женщина с гладко зачесанными черными волосами <...> милая, спокойная, с плавными движениями особа», ее телосложение — то же, что у Елены Гринштейн, волосы именуются не только черными, но и темными (при описании второго визита к ней). Ее обаяние оказалось столь сильным, что повествователь почти влюбился в нее. Встретиться с самой Граун ему не удалось: «разоблачение» мадам Лесерф, дополненное «разоблачением» человека из ее окружения (был француз, оказался русским) сделало, в понимании повествователя, ненужной беседу с Граун. Тут «подлинно немецкая фамилия» Граун, как и «не вполне немецкая» Гринштейн ранее, подвела биографа брата: семантически связанная со словом «grau» она актуализирует в энигматическом инструментарии автора романа оба значения «grau»: «серый» и «седой», - и маркирует связь Граун (а также стоящей за ней Речной) с коммерсантом Зильберманом, у которого ботинки были «покрыты старыми короткими гетрами мышиного цвета», и — через смысл «седой» - с одной реально существовавшей персоной, о которой будет сказано ниже.

Четвертой знакомой повествователя должна была стать живущая в Париже Лидия Богемская, но не стала. В дверях ее квартиры повествователя встретила «пожилая толстушка с ярко-оранжевыми волосами, уложенными волной, с багряными маслаками и темным пушком над крашеной губой», то была сама мадам Лидия Богемская. Повествователь тут же ретировался, вызвав, надо полагать, бурное веселье устроителей этого розыгрыша, воображающих себя богемой. Правильное понимание ситуации подсказывается Набоковым через диалог биографа с консьержем: «Я спросил своего собеседника, полагает ли он, что она русского происхождения. Он это подтвердил. «Пригожая, темноволосая?» - я пользовался старым приемом Шерлока Холмса. «Так точно», - отвечал он, несколько сбив меня с толку (правильный ответ был бы «нет, что вы, она безобразная блондинка».) «Правильный ответ» здесь — шутка Набокова. Консьерж обрисовал «Лидию Богемскую» такой, какой она была.

Завершив свои поиски, повествователь испытывает удовлетворение, близкое к полному: он отыскал возлюбленную своего брата, злонамеренную и пустую женщину, не читающую никаких книжек и бесконечно далекую от духовного космоса Севастьяна Найта. Нечто подобное, видимое, испытывал и комментатор действий повествователя Барабтарло, начисто позабывший о проблеме сосуществования четырех женщин в гостинице г. Блауберг, которая не исчезает, а, напротив, возникает тотчас после «разоблачения» Лесерф и превращения ее в Речную. Если Лесерф это Речная и Граун, как воспринимал расклад фигур, повествователь, то он должен был себя спросить, как Речной, которая уехала из гостиницы на день раньше Севастьяна, если верить списку Зильбермана, удавалось выдавать себя за Граун, уехавшей из гостиницы на пять дней раньше Севастьяна? Если Лесерф это Речная, Граун, Гринштейн и Богемская, что и было на самом деле, то как Речной удавалось в течение ряда дней выдавать себя то за Граун и Гринштейн, то за Граун и Богемскую (Гринштейн и Богемская жили в разные дни)? Удалось ли супруге Пал Палыча обмануть Севастьяна Найта так же, как она обманула его брата? Вряд ли. И не только потому, что Севастьян был проницательнее своего брата. Сами условия гостиницы-пансионата с ее обслуживающим персоналом, уборкой номеров, совместным столованием, подчинением общего ритма жизни режиму лечебных процедур делали невозможным сколь-нибудь длительный розыгрыш с перевоплощением одного человека в двух других. Следовательно, список услужливого коммерсанта, носящего серые гетры, был подделкой и вопрос о сосуществовании четырех женщин, по существу, является вопросом о том, кем был Зильберман и зачем ему понадобилось составлять ложный список и — вместе с супругами Речными — разыгрывать не лишенного литературного таланта, но недалекого биографа?

Для ответа на этот вопрос комментаторам следует отказаться от того представления о романе, что он был одним из этажей красивейшей башни В. Набокова из слоновой кости. Как известно, Набоков, писатель преимущественно кабинетный и «башенный», время от времени выходил из своей башни и жестко высказывался по актуальным вопросам политического свойства****. В случае с романом о Севастьяне Найте писатель, оставаясь в башне, выпускает в свет из ее затененных окон бумажных голубей, крылья которых испещрены напоминаниями об ужасах времени.

Голубь, на одном из крыльев которого нарисован забавный человечек в котелке, двойник Чарли Чаплина, милый-милый Зильберман, «готовый безкорыстно услужить, предупредить, предохранить» (Барабтарло), сообщает, что за маской Чарли Чаплина и Зильбермана скрывается изобретательный и хладнокровный агент сталинского ОГПУ Яков Исаакович Серебрянский (то есть Зильберман), организовавший в 1930 г. похищение председателя РОВС генерала А. П. Кутепова в Париже, генеральную репетицию похищения другого председателя РОВС генерала Е. К. Миллера (Кутепова довезти до границы СССР не удалось, он умер от сердечного приступа, Миллера доставили в Москву); похищение А. И. Кутепова обозначено в словах Зильбермана «генегральных репетиций смерти», смерть обоих генералов — в слове «гробинзонада». Позже повествователь окажется у ямы, вырытой таинственным садовником в саду усадьбы Лесерф под Парижем, и он припомнит «недавнее убийство, при котором убийца закопал свою жертву в таком же вот саду», здесь Набоков напоминает о тайной могиле генерала Кутепова в саду частного дома под Парижем. Сам Кутепов, его портрет, упоминается в описании визита повествователя к супругам Речным. Имя супруги Миллера София появится во фразе «Соня придет через полчаса», прозвучавшей во время визита повествователя к Елене Гринштейн. Выбор именно этого имени для напоминания о генерале объясняется тем, что София Петровна была довольно известным человеком, внучкой Натальи Николаевны Пушкиной. Девичья фамилия Софьи Петровны (Шипова) будет обозначена в эпизоде, когда биограф уколол свою и мадам Лесерф руку об кольцо Лесерф с острым камнем; при втором визите мадам скажет: «Помните о моем сапфире». Название места рождения генерала Миллера «Череповец» находится в фонетической смычке с девичьей фамилией Нины Речной — Туровец.

Второй голубь из башни, с портретом Нины Речной, в примечаниях к этому портрету свидетельствует о трех реально существовавших женщинах, которые скрываются за маской или масками Нины: певице Надежде Плевицкой, сотруднице ОГПУ Полине Натановне Беленькой и артистке Марии Андреевой. Первичная подчеркнуто адресная проекция от образа Нины к Плевицкой дана Набоковым в словах повествователя о Речной после встречи с Пал Палычем: «Возможно ли, чтобы ею и вправду оказалась первая жена этого пустоплюя» (Эдмунд Плевицкий был первым мужем певицы). На Плевицкую указывает также фамилия Елены Гринштейн (в начале карьеры певица находилась в штате балетной труппы Штейна). Основной порочащий Плевицкую поступок певицы: участие в похищении генерала Миллера (в 1930-х гг. она являлась сотрудницей НКВД вместе со своим мужем Скоблиным), - отразился в номинировании голоса Елены Граун как «контральто», словом, которое следует прочитывать как «против старика» или «против старого» («альто» в этой энигматической конструкции подразумевает немецкое слово «alt» {«старый»}, генералу в момент похищения было неполных 70 лет). Преклонный возраст самой Плевицкой в момент похищения (1879 г. р.) отразился во втором значении слова «grau» («седая»), присутствующего в фамилии «Граун». Вероятно, прежде всего к Плевицкой, вышедшей из крестьянской семьи, имеет отношение фамилия Лесерф («le serf» французского языка означает «крепостной» или «крепостная»). Третья встреча биографа и Лесерф на запущенной усадьбе под Парижем маркирует не только место вероятного захоронения Кутепова, но и нелегальный псевдоним Плевицкой - «Фермерша». Скоблин маркирован автором через неуместное «de» перед фамилией Речной: одно из значений «de» во французском языке «скоба». Известен памфлет В. Набокова, негативно характеризующий певицу и ее второго мужа*****.

Полина Беленькая, она же Серебрянская, участвовавшая в похищении генерала Кутепова, сатирически выведена в образе Лидии Богемской. Энигматическое обозначение фамилии «Беленькая» проведено Набоковым в слове «белка» сказки Черного: «В некотором царстве жил-был автомобильный гонщик (генерала Кутепова похитили, втолкнув в автомобиль на улице. - С.Ф.), у которого была маленькая белка...» Вероятно, что в первую очередь Полину Беленькую маркирует черный бульдог мадам Лесерф. Барабтарло правильно заметил, что черных бульдогов не бывает, но Набоков это знал,поэтому он вывел мадам Лесерф к брату Севастьяна не с собакой, а в сопровождении черного револьвера системы «бульдог» (специфического оружия небольшого размера с коротким стволом). Другие действительные героини романа (Плевицкая и Андреева) тоже могли иметь при себе это оружие.

Мария Андреева, выбранная для участия в трагическом двойном театре романа, видимо, заинтересовала В. Набокова как современница Нины Заречной и предтеча Нины Речной, блестящей актрисы, подчинившей свой талант «делу партии». Похоже также, что именно Мария Андреева стала для В. Набокова матрицей, с которой он скопировал истинный облик Нины Речной, не увиденный, однако, ни повествователем, ни читателем. Маркировка Андреевой проведена через прохладобоязнь мадам Лесерф, выразившейся в чересчур, не по сезону натопленных комнатах парижской квартиры фон Граун, где жила Лесерф, и замерзании Лесерф в усадебном доме, откуда она и биограф ушли гулять, поскольку «на дворе как будто теплее, чем в этом злополучном доме» (так мадам Лесерф боролась с холодом, а В. Набоков напомнил о Савве Морозове, умершем после того, как завещал Андреевой, своей возлюбленной, изрядную сумму денег, большая часть которой в конечном счете досталась большевистской партии). Дополнительное напоминание о Морозове слышится в нелогичной и неуместной, сказанной вне связи с предшествующими словами фразе Лесерф на прогулке: «Летом здесь растут розы - прямо здесь, в этой грязи, — но меня сюда летом больше калачом не заманишь» (в английском розы — roses, во французском та же графическая форма). Очевидно сходство биографий Морозова и Найта: оба учились в Кембридже, у обоих наблюдалось обострение психиатрического заболевания накануне смерти, оба в последние годы перед смертью были влюблены в актрис (или в одну и ту же актрису). Вопрос мадам Лесерф к повествователю, не покончил ли его брат с собой, застрелившись, происходит из желания В. Набокова максимально сблизить эти две биографии (С. Морозов застрелился или был застрелен).

Тайна, которую Севастьян Найт мог сообщить брату, не имеет никакого отношения ни к метафизике, ни к «частоте колебаний души» (слова повествователя), ни к «кривизне пространства и тока времени» (слова Барабтарло). Она из стандартного индийского фильма: у Севастьяна Найта есть сын, и ему, Найту, важно успеть сказать об этом брату. И, напротив, Нине Речной (вместе с Гринштейн, Граун, Лесерф), агенту НКВД, которая по причинам неизвестным (все-таки любила, видимо) решилась родить сына от человека, с которым ей не по пути, и ее куратору Зильберману важно скрыть отцовство Севастьяна Найта. Причины такого выбора Набоков не объясняет, но если читатель разгадал «великую тайну», к которой стремился незадачливый брат и дядя, и род деятельности людей, оберегавших эту тайну, то он уверенно может предположить, что брат и дядя мог стать серьезной помехой в специфической деятельности Речных, Зильбермана и Черного. На решительные намерения этой группы указывает и револьвер в кармашке Лесерф, и яма, увиденная повествователем в саду, и предупреждения Зильбермана повествователю относительно опасности его поисков, явные и скрытые******. От расправы группы с биографом последнего спасла только его глупость: задай он Речной хоть один вопрос, связанный с Зильберманом, смерть его была бы неминуема. Впрочем, В. Набоков дает понять, что она его может настигнуть: указание на этот счет скрыто в отождествлении двух братьев в конце повествования повествователя.

Сын Найта — тот самый мальчик, который очень любил модели автомобилей и при первой же встрече с дядей решил подарить ему собственный рисунок авто. Фотографию этого мальчика, малыша с щенком, повествователь видел на стене в комнате Севастьяна. Наиболее ясный намек относительно происхождения мальчика представлен Набоковым в отлетевшей голове шахматного коня*******, которого держал в руках развеселый Речной, открывая дверь повествователю. Голова этого коня находится на небе в виде созвездия, называемого Малый Конь или Голова Коня. Когда-то дочь Хирона Гиппа забеременела, и чтобы она могла скрыть беременность от отца, Посейдон превратил ее в лошадь и перенес на небо. Не помню, кто был виноват в беременности Гиппы. В сходном случае из первой половины XX в. кавалер (а Knight не только шахматный конь (Барабтарло шахматный дискурс Найтовой биографии рассмотрел в подробностях), но и «кавалер», наездник) указан по очевидным двум приметам: Найт - «конь», но не просто конь, а черный, подобный ночи (формант «night» фамилии «Knight»). Таким образом, дядя Черный, взявший с собой ребенка на прогулку, вместо того, чтобы пить коньяк с Речным и повествователем, - антипод Севастьяна Найта (этот признак усилен в нем его «гениальностью»), он Черный с черным знаком.

«...Теперь я нахожу поэтическую отраду в очевидном и обыкновенном, в том, чего я почему-то не замечал всю свою жизнь», - писал Найт из Сен-Дамье******** женщине, которую надеялся всегда видеть рядом. «Очевидное и обыкновенное» - это сын, любимая женщина, семья. Но что-то помешало Найту продолжить говорить об этом. В. Набоков пытается подсказать что. Со слов «они правда слышали голоса» в письме начинается монолог человека, у которого наступило помрачение рассудка. «Они слышали голоса в Дом чету?, но теперь им предстоит сгореть на костре». Барабтарло правильно расшифровал «Дом чету» как Domremy, название родной деревни Жанны ДАрк, но это только промежуточный этап расшифровки. Автор записал «Дом чету» в двух словах, когда же и мы запишем название деревни в двух словах (Dom remy), то увидим, что второе слово является ретроинскрипцией русского слова «умер». Дом умер, умерла поэтическая отрада очевидного и обыкновенного. Предшествующие «Дом чету» слова подтверждают такое чтение: голоса в «Domremy»-«Doм чету» и в помутненное сознание Севастьяна Найта пришли из Дома мертвых Ф. М. Достоевского, из следующего фрагмента «Записок»:


     «Арестанты слышали, как он кричал однажды  ночью  во  сне:  "Держи  его,
держи! Голову-то ему руби, голову, голову!.. " Арестанты почти все говорили ночью и бредили.  Ругательства,  воровские слова, ножи, топоры чаще всего приходили им  в  бреду  на  язык.  "Мы  народ битый, - говорили они, - у нас нутро отбитое, оттого и кричим по ночам"».
 
     Ранее читатель видел, как голова коня отделилась от коня.
       






* Г. Барабтарло: «Брайан Макгэйл помещает Набокова на грани между модернистическим романом», для коего характерна «эпистемологическая доминанта» и «постмодернистическим романом», в котором он наблюдает доминанту онтологическую (Барабтарло, Г. Тайна Найта // Владимир Набоков Истинная жизнь Севастьяна Найта. Спб., 2013. С. 256).

** Лишь по поводу последней главы считаю нужным заметить, что она, на мой взгляд, не что иное, как пародия В. Набокова на «наипошлейшие пошлости, спрыснутые «модерном», с подливой из Фрейда или «потока сознания», или еще чего-нибудь в этом роде», о которых писал Севастьян Найт предполагаемому издателю своей книги (Владимир Набоков Истинная жизнь... С. 77).

*** Американский литературный обозреватель П.М. Джек отметил глупость повествователя еще в 1942 г. См. об этом: http://www.xliby.ru/literaturovedenie/klassik_bez_retushi/p3.php (в обзоре рецензий).

    **** См. об этом, в частности: http://www.philol.msu.ru/~tlit/texts/nm_tvlg.htm

    ***** Там же.

    ****** Отказ Зильбермана от вознаграждения с выдачей повествователю своего вознаграждения в два франка в пятницу, в день смерти Севастьяна, в 6 вечера сам по себе был полускрытой угрозой: число пятницы, равное 5, и число 6 вместе образуют 11 с конечным числовым значением 2, столько же франков получил повествователь. Но важны и рассуждения коммивояжера, в которых он удивительным образом (для собеседника) приравнял 20 к 2, разъяснив (для читателя) таким образом одно из правил числовой энигматики: нуль без особой нужды не учитывается, он факультативен. Так Набоков, который время от время использовал в дополнение к вербальной числовую энигматику (не только в «Истинной жизни», здесь же, в «Истинной жизни», не один раз) сопрягает 2 и 0 и дает понять читателю существование вероятности превращения обоих братьев, или второго брата, в «ничто». Замечу также: назначенный Зильберманом час встречи с биографом, скорее всего, является часом смерти Севастьяна Найта.

    ******* Фото малыша с щенком на стене соседствует со снимком, на котором китайцу отрубают голову.

    ******** Думаю, при помощи выдуманного названия Сен-Дамье В. Набоков напоминает читателю о святом Дамьене Молокайском и через него о лепрозории на Гавайях, где отец Дамьен во второй пол. XIX в. выполнял свою духовную и гуманитарную миссию. Набоков таким образом выстраивает некую оппозицию Мертвому дому Ф.М. Достоевского, упоминаемому в последнем письме Севастьяна (см. об этом в конце статьи), и показывает, насколько необычными, напряженно-трагическими были переживания Севастьяна в Сен-Дамьене. Тема лепрозория высвечивается также в мотиве отсутствия руки у Севастьяна и множества маленьких ручонок, выпавших из его перчатки, во сне его брата. Созвездие Конь (Пегас), астрономический символ Севастьяна, — экваториальное и наблюдается на Гавайях.

    Фаизов Сагит Фяритович
    Геннадий Барабтарло и Севастьян Найт, политический детектив и метафикциональная проза на кукурузном поле Набокова. Опубликована 28.08.2013.