Category: семья

Багаповы. Семья Салима-абзий и Мемдуха-апа



Сагит Фаизов

Багаповы. Семья Салима-абзий и Мемдуха-апа

Многие дни моего детства прошли под шумом циркулярки: в эти дни сосед моей бабушки Алии Халим*-бабай Жалакай** распиливал доски циркулярной пилой, приводимой в движение двигателем мотоцикла. Халим-бабай был в первом ряду мастеровитых людей Верхазовки. Хорошо разбирался в механизмах из металла и в то же время изготавливал прекрасные изделия из дерева. Его вторую супругу Фатиму-апа*** я хорошо помню, она часто заходила к бабушке, ни разу не видел чтобы она хмурилась (на фотоснимке из сегодняшней подборки она хмурая). Во дворе Халима-бабая, кроме его собственных детей, многие дни и месяцы провели его племянники, племянницы, внуки и внучки. Среди них - Салим-абзий и Мансура-апа, дети моей двоюродной тети Халифа-абыстай, носившей прозвище Калюк****. В дни моего детства в этот же двор приезжали Рашит и Анися, дети Жафара-абзий, внуки Халим-бабая, вместе с которыми прошли годы моей учебы в Орошаемове (но я тогда не знал о своем родстве с ними). Редакция – С.Ф.

*Он же Абдулхалим-бабай.
**Жалакай (Җәләкай) - родовое прозвище Багаповых, происходящее от имени отца Халим-бабая - Жалалетдин (Җәләлетдин).
***Первая жена - Зухра-апа, мать Жафара-абзий и Танзиля-апа.
****Халифа-абыстай, ее второе имя Калюк, сестра моего деда Усмана, бабушка Бориса Салимовича Багапова.





Салим-абзий и Мемдуха-апа в их доме. Саратов, 2 октября 2018 г. Фото С.Ф.




Борис Салим олы Багапов, в 2007-2008 гг. министр охоты и лесного хозяйства Саратовской области. В доме его отца и матери. Саратов, 2 октября 2018 г.




Халифа-абыстай, сестра моего деда Усмана Фаизова, с внуками Борисом, Валерием, Марсом. Ершов, 1962. Из семейного архива Салима-абзий и его супруги Мемдуха апа.




Халифа-абыстай на фоне верхазовской степи. Снимок степи, визуализация - С.Ф. Портрет из семейного архива Салима-абзий и его супруги Мемдуха апа.



Багаповы, их друзья и родственники во дворе Халим-бабая, Верхазовка. Крайний слева в последнем ряду Низамитдин-абзий Багапов, левее его Жафар-абзий Багапов, далее его супруга Танзиля-апа, далее супруга Низамитдина-абзий Замзамия-апа. Перед Жафар-абзий стоит, предположительно, Фатима-апа, супруга Халим-бабая. Сидят на корточках Салим-абзий Багапов и Раис-абзий Фаизов, двоюродный брат Салима-абзий, мой двоюродный дядя. За правым краем фотоснимка находится двор моей бабушки Алии, за сараем на заднем плане находятся задворки, где каждую весну я и мои ровесники играли в лапту (в конце 1950-х - начале 1960-х). На диске колеса автомобиля отразились циркулярка Халим-бабая и фотограф, см. ниже снимок диска. Снимок из семейного архива Гульсум Низамитдин кызы Богаповой. Датировать его следует летним* днем (или поздней весной) после 1962 г.: группа стоит возле автомобиля "Москвич-403", который начал выпускаться в декабре 1962 г. *То, что здесь поздняя весна или лето, видно по макушке башни из кизяка, находящейся за сараем (так кизяк сушился в начале лета, обычно весь июнь). Среди этих башен дети играли в прятки, а в самих башнях куры откладывали яйца.




На левой половине диска отразился ременной привод знаменитой циркулярки Халим-бабая, на второй половине - фотограф. Фрагмент снимка, датируемого днем после 31 декабря 1962 г.




Шахматы в Орошаемовском интернате. Слева наблюдает за игрой Рашит Багапов, сын Жафара-абзий. Справа -Витя Галампет. Он, как и Рашит, из совхоза "2-я пятилетка". Орошаемово, 1966-1968. Снимок С.Ф.




Хадича-апа Зариф кызы Амирова (урожд. Мохаммадиева), мать Мемдуха-апа. Ее отец Зариф-бабай был серебряных дел мастером и носил соответствующее прозвище "Комешче" ("Серебряных дел мастер"), происходил он из Казанской губернии, жил и работал в Верхазовке. Снимок из семейного архива Салима-абзий и его супруги Мемдуха апа.

22 октября 2018 г.

Взаимоотношения женщины и мужчины



Сагит Фаизов

Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. 

Создано при поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, грант 2006-2008 гг. 

 

 

Глава 2    Права, статус и проблемы социального комфорта мусульманок во внеконфессиональных изданиях

 

 

Взаимоотношения женщины и мужчины

 

      Брачно-семейные отношения мусульман привлекали внимание внеконфессиональных СМИ как одна из наиболее интересных тем, но большинство публикаций носили либо новостной характер, либо сюжетный, без каких-либо обобщений и познавательно значимых оценок.     Плодотворная попытка обобщения ближайшей истории взаимоотношений женщины и мужчины в брачно-семейных отношениях сообществ с сильно выраженным патриархатным наследием и несколько запоздалой урбанизацией была предпринята в цитированной выше статье Г. Ахметовой (пост Идеальная женщина). В основной части своей статьи исследовательница попыталась ответить на два емких вопроса: а) происходит ли в условиях городской среды изменение традиционной системы гендерных норм и установок у представителей башкирского этноса? б) если да, насколько этот процесс интенсивен? (На основе социологического исследования населения городов Зауралья Республики Башкортостан.)
      Господство гендерных стереотипов во взаимоотношениях между “слабым” и “сильным” полом, характерное для патриархатных и запаздывающих в темпах урбанизации сообществ, имеет весьма отрицательные последствия не только для женщин, но и для мужчин, подчеркнула публицистка. В сфере частной жизни это проявляется в том, что мужчины вытесняются из домашнего пространства, из повседневной жизни семьи, воспитания детей, тесного эмоционального контакта с членами семьи. В то же время участие в домашних делах только женщины можно рассматривать как проявление к ней бытовой дискриминации. Приготовление пищи, уборка квартиры, стирка, уход за другими членами семьи заполняют все нерабочее время женщины, не оставляя времени для занятий, связанных с ее культурным и духовным развитием.
     Специалисты в области этнологии и психологии указывают, что гендерные стереотипы поведения и мировоззрения являются этнически окрашенными, представляя собой элементы соционормативной культуры этноса. Стереотипы поведения мужчин и женщин весьма показательные в этническом отношении компоненты обыденного сознания и, соответственно, бытовой формы культуры.         
     Башкирки, проживающие в городах Зауралья Республики Башкортостан, являются преимущественно мигрантками из сельской местности. Вовлечение башкирских женщин в общественное производство, процессы индустриализации и урбанизации оказали мощное воздействие на изменение ее положения в семье. Сегодня многие нормы семейной жизни башкир ушли в прошлое: женщина в современной семье обладает большей свободой и независимостью, она приобрела экономическую самостоятельность. Однако трансформация семейной жизни башкир отразилась преимущественно на ее внешних сторонах. Такие ее показатели, как брачный возраст, тип, структура, функции семьи, наличие детей и др. испытали сильное влияние. Но внутренняя жизнь семьи, являющаяся наиболее консервативной стороной человеческого бытия, подверглась меньшим изменениям. Исходя из характера взаимоотношений между супругами, семьи можно разделить на авторитарные, т.е. основанные на патриархальных принципах, где изначально главенство отдается мужу, а жене предписывается подчиняться ему, и эгалитарные, в которых супруги являются равноправными партнерами брачного союза.
Как показывают результаты исследования, наиболее оптимальной моделью взаимоотношений с супругом у городских башкирок является эгалитарная. Как в реальной жизни, так и в идеальной ситуации равноправные взаимоотношения доминируют в ответах башкирских женщин. Однако равноправные взаимоотношения с мужем, по мнению городских башкирок, должны быть внешне оформлены как патриархатные, что является главным условием стабильности семьи. В этом проявляется влияние традиционных гендерных норм и стереотипов поведения.
Исследование показало также, что, несмотря на то, что большинство городских башкирок характеризуют взаимоотношения со своими супругами как равноправные, распределение работы по дому в их семьях вполне традиционно и больше соответствует патриархатной модели взаимоотношений. Женщина занята практически во всех видах домашних работ.     
     Подводя итоги, исследовательница указала,  что во внутрисемейной жизни башкирских женщин доминируют патриархатные установки и традиционное поведение самих женщин. Но, с другой стороны, имеет место и ориентация современных башкирок на новую, эгалитарную модель внутрисемейных отношений.      В то же время проведенное этносоциологическое исследование в городах Зауралья РБ показало, что в условиях города наряду с социальным и культурным ростом башкирских женщин происходит размывание их этнического самосознания, снижается потребность в общении на башкирском языке, в потреблении национальной культуры. Следовательно, необходимо искать оптимальные пути дальнейшего развития башкирской женщины в городе: ее интеграция в урбанизированную среду не должна сопровождаться приношением в жертву своей этничности (1).

      Дискурс «Семья и башкирская женщина» был интенсивно артикулирован на заседаниях 2-го Всемирного Конгресса (Куруллтая) башкир в июне 2002 г. На Конгрессе работала специальная секция «Роль женщины в семье и обществе». Ее участницы в интервью корреспонденту журнала «Башкортостан кызы» отметили, статус женщины в семье и обществе по-прежнему остается низким. Многие женщины не понимают своей роли в репродуцировании нации. Много разведенных, одиноких, много детей-сирот и брошенных детей. Сохраняется проблема пьянства и наркомании. Корреспондентка журнала привела несколько высказываний делегаток Конгресса. Фирдаус Хисамитдинова, председатель Общества башкирских женщин: «Сохраняющая башкир семья изменилась, если раньше семья была многодетной, из нескольких поколений, то сейчас в ней муж, жена, 1-2 ребенка. И отсюда многие проблемы». Главный редактор журнала «Башкортостан кызы» поэтесса Йомабике  Ильясова: «Наш народ опирался на традиции, при их помощи регулировал свои взаимоотношения. Не нуждался в регулировании через право, закон, как в Америке или Европе. Но и мы меняемся... Большая ответственность в связи с этим – на женской печати» (2).

      Спустя полгода журнал еще раз напомнил об остром неблагополучии с обеспечением прав женщин на безопасную жизнь. Автор опубликованной в апрельском номере журнала статьи «Все мы нуждаемся в защите» Гульшат Ахматкужина указала на наличие чрезвычайной ситуации с избиениями и убийствами женщин. В значительной мере неблагополучная статистика связана с пьянством мужчин и прогрессирующей вседозволенностью. Мужское превосходство имеет в обществе очень давние корни, мужчина еще в незапамятные времена завоевал себе репутацию добытчика и защитника. Если бы он не злоупотреблял этими функциями, то порядок вещей, когда женщина ищет покровительства мужчины и подчинена ему,  можно было бы признать нормальным. Но свое физическое превосходство мужчина использует для физического принуждения женщины к признанию своего доминирования. Он не может согласиться с тем, что женщина чище его, выше его, богаче в духовном отношении. Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что распределение социальных ролей сегодня меняется не в пользу мужчины, его зарплаты уже не хватает для содержания семьи. Размывается само основание его доминантных прав. Поэтому мужчина нередко стремиться компенсировать утрату роли добытчика унижением жены.  Конфессиональные защитные традиции в нужной степени не срабатывают. Правоохранительные органы в большинстве случаев, когда женщины к ним обращаются за помощью, защищают мужчин. В печати в связи со всем этим много пишут о взаимоотношениях мужчин и женщин, но чаще виновными объявляются тоже  женщины.  Один авторитетный духовный лидер написал, например:  «Если бы женщины, стремясь быть на высоте положения, принимали участие в общественных делах, исполняли обязанности государственного значения, не гонялись за деньгами, то мужчины обеспечивали бы семью и ощущали бы себя хозяином». Автор ответила не названному оппоненту: «Попробуй, заставь работать мужчину, не ощущающего своей ответственности, не осознающего себя в каком-либо качестве и не привычного к работе». Очевидно, что нужен общероссийский закон «О борьбе с притеснением женщин в семье» (3).
     Похищение невест и некоторые другие особенности мусульманского бракосочетания и свадьбы отразились в 2001 г. на страницах журнала «Народы Дагестана» в этнографическом  очерке С.М. Курбановой «Дагестанская свадьба пляшет и поет». Характеристику сегодняшних обычаев автор предварила кратким экскурсом в область традиционных представлений горцев о браке. Регулировались эти отношения нормами адата (народных обычаев) и шариата. В прошлом при заключении брака требовалось, чтобы жених и невеста происходили из равных по знатности, влиятельности и могуществу фамилий. Еще в 19 в. даргинцы, аварцы, лакцы придерживались эндогамии, стараясь заключать браки в пределах своего тухума (рода). У аварцев такие  брачные союзы предпочитали заключать между близкими родственниками и однофамильцами. Самым крепким оказывался брак, заключенный между односельчанами. Межаульные браки аварцев и даргинцев были немногочисленными, но такие браки чаще бывали у лезгин. Прерогатива заключения брака принадлежала родителям. Особенно это касалось дочерей. В последнее время эти традиции не везде сохраняются, быстрее размываясь в городах. Но по-прежнему при заключении брака учитывают национальность, село, район. Многоженство у дагестанцев, как и у других северокавказских народов, было довольно редким явлением. Практиковался брак похищением, но, в основном, с согласия девушек. Это случается и теперь, если родители отказываются выдавать дочь за избранного ею жениха. Брак по шариату (магар) и развод (талак) продолжают устойчиво сохраняться в наше время и дополняются гражданским браком и разводом. Интересно отметить, пишет С.М. Курбанова, что взимание калыма для аварцев, даргинцев, лакцев, лезгин в прошлом не было характерным обычаем. В современных условиях адат дачи калыма усиливается и быстро распространяется, что объясняется «улучшением экономического положения людей».
     В настоящее время у дагестанцев бытуют свадьбы двух видов. Первый вид, которого придерживается большинство сельского населения, является традиционным с незначительными инновациями. Во втором виде свадьбы преобладают современные элементы и частично соблюдаются традиционные обряды. Такой тип свадьбы в очень слабой мере отражает этническую специфику народов. Шариатскому заключению брака здесь может предшествовать регистрация в загсе, как правило, пышно обставленная. (Застолье описанных автором трех свадеб включало в свое меню слабые и крепкие спиртные напитки.) (4).
     Тема многоженства, популярная во внеконфессиональных СМИ, почти не получила в них аналитического освещения. Одна из полезных в познавательном плане публикаций была предложена сайтом «Портал-Credo.Ru» в форме интервью с руководителем аппарата Духовного управления мусульман Нижегородской области имамом Дамиром Мухетдиновым под названием «Введение многоженства в России не решит проблем демографии и одиноких женщин» (отражающим оппозицию Д. Мухетдинова и значительного числа его единомышленников противоположному мнению многих имамов)

Портал-Credo.Ru: Проблема ведения многоженства в некоторых традиционно исламских регионах России неожиданно стала чрезвычайно актуальной. <…> Насколько эта норма, по-Вашему, приемлема для российских мусульман?

Дамир Мухетдинов: Позиция Духовного управления мусульман Нижегородской области заключается в том, что брак с одной женщиной является самым богоугодным браком. Мусульманские учёные и руководители, жившие в России, уже давно писали и говорили о том, что на основании Корана и сунн пророка Мухаммеда лучше всего жить с одной женой. Не надо придумывать велосипед. Мужчина способен быть справедливым только к одной жене. Ведь большинство граждан России, исповедующих ислам, обладают достатком среднего уровня. Не каждый мусульманин, исходя из норм шариата, сможет обеспечить свою вторую жену ещё одной отдельной квартирой и ещё одним средством транспорта и, таким образом, справедливо обеспечить всех жён. Если кто-то хочет жить со второй и затем с третьей женой, то это можно осуществить и на основании российского законодательства. И в Чечне будут рождаться дети, исходя из уже действующих норм закона. Мои деды, к примеру, всю жизнь прожили с одной женой, но у них рождалось по семь-восемь здоровых детей.

– Сможет ли всё-таки введение многоженства решить какие-либо проблемы, если фактически у многих мусульман существует по несколько жён?

– Прежде всего, законодательное разрешение многоженства не решит демографических проблем. Легализация двоеженства или троеженства не решит также и проблем одиноких женщин. Даже в исламских государствах, где разрешено иметь по несколько жен, эта проблема существует. Сначала женщина думает о том, что она может стать второй или третьей женой, а потом возникают тяжелые психологические проблемы и травмы из-за того, что муж больше предпочитает другую и т.д.  (5).
 

     Спустя три месяца после публикации интервью с имамом Д. Мухетдиновым читатели журнала «Идел» могли познакомиться с мнением о браке и семье Мусы Бигиева, давнего идейного предшественника имама (в вопросе о моногамии).

     Никах как супружество в рамках общественного бытия является совершенно очевидным божественным знамением, способным свидетельствовать о великом совершенстве ниспосланных с небес законов, - писал М. Бигиев. – Брак или супружество установлены свыше с целью того, чтобы человек находил в нем отдохновение от больших и малых трудностей личной и общественной жизни, и покой от больших   и малых ударов и проблем повседневной жизни. Институт брака воздвигнут на основе любви и взаимного уважения, взаимопомощи и сотрудничества между мужчиной и женщиной. Если человек задумается и порассуждает, то в этом установленном свыше институте брака он увидит и обнаружит как аспекты социальной пользы, так и божественные знамения. Согласно ясным выражениям небесного откровения, выраженного в словах «… и взяли с вас крепкий завет» (Сура «женщины», 21-й аят), никах – это не просто юридический акт, регулирующий межличностные отношения, но скорее некий нерушимый священный завет. В данном аяте завет возлагается на мужчину, но согласие на его заключение отнесено к женщине. Таким образом, после того, как крепкие узы семейных прав были вверены в руки женщин, непреложная и полная ответственность за исполнение обязанностей по созданию условий для семейной жизни была возложена на мужчин. Будучи юридическим актом или договором, никах представляет собой основу совместных прав и обязанностей. Исходя из юридической силы такой формы договора, женщины обеспечиваются всеми правами. Божественная справедливость возложила на плечи мужчин все заботы и труды, какие только есть на земле. И мужчины, занятые на различных работах, легких и тяжелых, решающие множество самых разных проблем, простых и сложных, могут обрести покой и отдохновение лишь в объятиях своих дорогих жен. Возможно, по этой причине в приведенном выше аяте понятие покоя и отдохновения упоминается в связи с мужчинами: «Из его знамений – что Он создал для вас из вас самих жен, чтобы вы находили в них успокоение» (30:21) Поэтому роль и значение женщины в семье весьма и весьма возвышенны. Поскольку вся жизнь и все устремления женщины направлены на удовлетворение нужд и потребностей мужа и детей, этот аят все блага этого подношения оставляет за женщиной. Посвящение всей жизни и здоровья семье – столь великая жертва, что она может быть исполнена только лишь женщинами (6).
     В одно и то же время  с М. Бигиевым (и публикатором его текста А. Хайрутдиновым) и в том же самом номере журнала «Идел» решительную оппозицию как к галантности пишущих мужчин, так и к отсутствию галантности многих других мужчин выступила татарстанский публицист Набира Гиматдинова. Она очень неудачно (смешивая библейскую и кораническую версии) изложила происхождение праотца Адама и праматери Евы/Хавы и историю грехопадения. Но это не помешало ей страстно обвинить мужчин в отсутствии среди них таких, которые были бы достойны выбора женщин: «Вернемся в свою эпоху, пожалуй. Мужчины, названные великим именем человека (в татарском языке слово «адам» обозначает человека, чаще - мужчину. – С.Ф.), достойны ли на самом деле называться наследниками Адама? В основе законов шариата между представителями двух полов обязанности разделены предельно точно: мужчина занимается вопросами материального обеспечения семьи, то есть он кормилец и добытчик для своей жены и детей. А женщина – хранительница очага, после рождения детей – еще и воспитатель. Однако сейчас, как правило, наблюдается противоположное: женщины впрягаются в телегу жизни, подобно лошади, и тянут воз, напрягаясь изо всех сил. Утром выходят из дома вприпрыжку, вечером возвращаются, валясь с ног от усталости. Поближе к газовой плите, разумеется. Ведь семье нужно приготовить поесть. Знаете ли вы какую-нибудь область, в которой не работала бы женщина? Она торгует на базаре и в магазине, водит трамваи и троллейбусы, укладывает асфальт, на стройках таскает раствор, изготавливает детали на заводе, ухаживает за скотом на фермах (и на личном подворье его вскармливает), преподает в школах и высших учебных заведениях, лечит в больницах, творит: пишет книги и научные труды, защищает диссертации. Участвует в спортивных состязаниях. Поет, играет в театре, сочиняет музыку, занимается бизнесом: открывает кафе и рестораны, пробует свои силы в политике. Какими разнообразными  талантами обладает женщина! Но довольно часто она не улыбается от счастья, а старится в одиночестве».       Избыточная и во многом вынужденная повсеместная самореализация женщин, по мнению Н. Гиматдиновой, есть не что иное как феминизм. Но «феминизм – признак конца света» (7).
     Три из семи цитируемых публикаций связаны с Башкортостаном, регионом, где этносоциальные проблемы сравнительно легко становились предметом публичной дискуссии. Отвечая на вопрос об изменениях в условиях городской среды традиционной системы гендерных норм и установок у представителей башкирского этноса, Г Ахметова отметила,  что в городе происходит постепенное освобождение башкирских женщин от патриархатных норм поведения и что урбанизированная среда создает условия для ориентации башкирок на эгалитарную модель взаимоотношений с противоположным полом. Но такая переориентация может означать, указывает Г. Ахматкужина, что распределение социальных ролей  меняется не в пользу мужчины, и он нередко стремится компенсировать утрату роли добытчика унижением жены. И тогда «впряженная в телегу жизни» женщина (Н. Гиматдинова, Татарстан), подпадает под дополнительную репрессию. Тем не менее 75 % замужних женщин зауральских городов Башкортостана могли бы согласиться с М. Бигиевым в том, что «брак или супружество установлены свыше с целью того, чтобы человек находил в нем отдохновение от больших и малых трудностей личной и общественной жизни, и покой от больших   и малых ударов и проблем повседневной жизни».

 

Сноски и примечания

1.  Г. Ахметова Г. Указ. соч. // http://www.rbtl.ru/vatandash_www/04_02/189.htm (ж.

Ватандаш 2002 № 2).

2. Как живешь, башкирская женщина? // Башкортостан кызы. № 10. 2002. С. 8.

3. Гульшат Ахматкужина Все мы нуждаемся в защите // Башкортостан кызы. 2003. №4. С. 8-10. Проблема домашнего насилия в республике продолжала оставаться острой, и журнал вернулся к ней два года спустя в небольшой ст-е Флориды Исанбаевой Не бей меня! // Башкортостан кызы. 2005. №10. С. 7.

4. Курбанова С.М. Дагестанская свадьба поет и пляшет // Народы Дагестана. 2001. № 6. С. 60-63.

5. Лункин Р. Введение многоженства в России не решит проблем демографии и одиноких женщин: интервью с руководителем аппарата Духовного управления мусульман Нижегородской области Дамиром Мухетдиновым // Портал-Credo.Ru (20.01.2006). Характерно, что в краткой статье А. Губайдуллиной «Любовь и семья в исламе» (Башкортостан кызы. 2005. №3. С.7) образцовая мусульманская семья характеризуется как моногамная, многоженство не упоминается.

6. Цит. по: Хайрутдинов А. Муса Бигиев о браке, любви и сексе // Идел. 2006. № 4. С. 54-57.

7. Набира Гиматдинова Кто ты, женщина? (Размышления в связи с празднованием Международного женского дня) // Идель. 2006. № 4. С.44-48.   

 

Фаизов Сагит Фяритович Права и статус мусульманки в российском обществе начала 21 в. (по материалам периодики и книжных изданий). Монографическое исследование. Ранее не публиковалось. Выше представлен четвертый (последний) параграф 2-й главы.